Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Период дымного пороха (1835 г. - 1885 г.)
Отправить другу

Вторая Англо - афганская война (1878 г. - 1880 г.)

Вторая англо-афганская война началась в конце 1878 вторжением англичан на территорию Афганистана одновременно по трем направлениям: через Хайберский и Боланский проходы и Куррам. Продвижение англичан на север было остановлено в конце 1879 у Хайберского прохода. Завершилась война заключением 26 мая 1879 Гандамакского договора, согласно которому Хайберский проход и округа Куррам, Пишин и Сиби отошли к Великобритании, получившей также право контролировать внешнюю политику Афганистана.

Предыстория войны

Международное положение Афганистана в 70-х годах XIX в. определялось соперничеством Англии и царской России на Среднем Востоке. К границам Афганистана с юга вплотную приблизилась колониальная империя Англии, захватившей часть населенных афганцами земель правобережья Инда. С севера подходила граница владений царской России в Средней Азии.

В 1862-м вице-король Индии лорд Каннинг объявил по отношению к афганским горцам "политику мясника и палача", суть которой состояла в организации кровавых карательных экспедиций.

В конце 60-х — начале 70-х годов английская доктрина «закрытой границы» на северо-западе Индии сменилась «наступательной политикой». Это означало повторное провозглашение экспансионизма в этом регионе официальным курсом политики Англии. Что неудивительно, ибо страна активно и последовательно развивала свою империю, а ее экономика вступила в стадию бурного роста, напрямую связанного с укреплением колониального могущества.

С приходом к власти кабинета Дизразли (1874 г.) приготовления Великобритании к предстоявшей войне с Афганистаном усилились. Готовя аннексию, правящие круги Англии активно работали с общественным мнением как внутри страны, так и в Европе. В пропагандистской компании стала активно муссироваться тема «угрозы» вторжения русских войск в Индию.

Тогдашний министр иностранных дел России Горчаков предложил считать Афганистан «нейтральной зоной» между владениями царской России в Средней Азии и Британской Индией. При этом предусматривалось, что независимость Афганистана будет гарантирована Россией и Англией. Однако правительство Великобритании, готовившее нападение на Афганистан, дать такую гарантию отказалось. В 1873 г, царское правительство отказалось от своего прежнего предложения о нейтрализации Афганистана и официально заверило англичан, что оно «рассматривает Афганистан вне сферы русского влияния». По заключенному между Россией и Англией соглашению северной границей Афганистана была признана река Амударья.

Тем не менее, дипломатическая игра в этом регионе продолжалась. Афганские властители активно подавали знаки, что рассчитывают на укрепление дружбы с Россией и недовольны британским давлением. Кульминация наступила весной 1878 года. Царское правительство направило в Кабул дипломатическую миссию во главе с генералом Столетовым, встреченную там с большими почестями. В свою очередь английское правительство потребовало принять в Кабуле британское посольство, на что владетель Афганистана Шер Али-хан ответил отказом. Англия использовала факт приема русской миссии в Кабуле и отказ принять британскую миссию в качестве удобного предлога для начала войны. В ноябре 1878 г. английская армия вторглась в Афганистан.

Опять теже грабли

Планом британского командования предусматривалось быстрое продвижение на Кабул с расчетом окончить войну взятием столицы. К середине января 1879 г. войска генерала Броуна, двигавшиеся через Хайберский проход, овладели Джелалабадом. На юге английские войска вступили в г. Кандагар, заняв также ряд местностей в Кандагарской области.

Заняв Кандагар и Джелалабад, завоеватели выступили на Кабул. Они действовали и штыком и золотом, подкупая сановников и военачальников. Среди афганской знати возник заговор, участники которого решили добиваться прихода к власти одного из сыновей Шер Али-хана — Якуба, претендента, угодного англичанам. Оставив в руках Якуба столицу, Шер Али-хан 13 декабря 1878 г. с членами русской миссии, остававшимися еще в Афганистане, выехал в Мазари-Шариф. Эмир не терял надежду апелляцией к международному общественному мнению добиться прекращения неспровоцированной агрессии Англии и намеревался отправиться в Петербург для созыва международного конгресса по афганскому вопросу. Но вскоре после прибытия в Мазари-Шариф Шер Али-хан тяжело заболел и 20 февраля 1879 года скончался. Русская миссия выехала из Афганистана.

Уже в начале 1879 года выяснилось, что намеченный британским командованием план быстрого окончания войны оказался невыполненным; положение вторгшихся в Афганистан войск было весьма непростым. Однако эмир Якуб, пытавшийся закрепиться с помощью англичан на троне, распорядился прекратить сопротивление. 22 мая 1879 г. его с большой пышностью принимали в лагере генерала Броуна. Эмир оказался сговорчивым и 26 мая 1879 г. заключил с английским уполномоченным Луи Каваньяри очень тяжелый для Афганистана Гандамакский мирный договор. В силу условий этого договора Афганистан фактически терял независимость. В Кабуле для контроля над деятельностью эмира и над расходованием назначенной ему ежегодной английской субсидии должен был постоянно находиться английский резидент со своей вооруженной охраной. Якуб признал за Англией «права на управление» районами Сиби, Пишин, Куррам, а также на контроль над Хайберским и Мичнийским горными проходами. Глава консервативного правительства Великобритании Дизраэли заявил, что Гандамакский договор «обеспечил научную и отвечающую требованиям границу для ... Индийской империи».

Английским резидентом в Афганистане был назначен Луи Каваньяри, прибывший 24 июля в Кабул. Он повел себя как в завоеванной стране, бесцеремонно вмешиваясь в дела управления. Среди народов Афганистана, в армии с каждым днем усиливалось возмущение иностранцами и шедшим у них на поводу эмиром. В сентябре 1879 г. в Кабуле вспыхнуло восстание, поднятое афганскими солдатами. К ним присоединились горожане. Повстанцы атаковали здание английского резидентства и перебили всех находившихся в нем людей. Происшедшие в столице события всколыхнули всю страну. Наряду с афганцами против завоевателей выступили таджики и другие народы. Во многих местностях создавались добровольческие отряды.

Завоеватели, которые после Гандамакского договора отвели почти все свои военные силы в Индию, удерживались только в Кандагаре. Усиленные подкреплениями из метрополии и Южной Африки, они предприняли новый поход на Кабул. Возглавил поход генерал Роберте. Эмир Якуб, сдавшийся англичанам в плен, приказал гарнизону Кабула сложить оружие. Но солдаты отказались выполнить этот приказ. После упорных боев англичане в октябре 1879 г. овладели столицей и начали жестокую расправу над ее защитниками и городским насе¬лением. Многие жители Кабула были арестованы и казнены. Месть завоевателей обрушилась не только на жителей столицы, но и на сам город. Сильно пострадала цитадель Бала-Хисар с примыкавшими к ней жилыми кварталами. Тяжелый удар был нанесен культурным начинаниям Шер Али-хана. Погибло, в частности, оборудование созданной при нем литографии, после чего развитие афганской прессы надолго затормозилось (она, смогла возродиться только в начале XX в.).

Эмир Якуб был обвинен англичанами в непринятии действенных мер помощи Каваньяри. В октябре 1879 г. генерал Роберте специальной прокламацией оповестил жителей Афганистана об отречении Якуба от престола. Низложив эмира, английские власти отправили его под конвоем в Индию. Однако население Афганистана по-прежнему давало отпор попыткам оккупантов взять в свои руки управление страной. Правда, при помощи денег английским властям удалось привлечь на свою сторону некоторых феодалов. Но назначенных британцами должностных лиц для управления отдельными округами из числа местных князей народ встречал с непримиримой враждебностью. Некоторые из таких администраторов вскоре были убиты, другие поспешили убежать под защиту английских штыков.

Активное участие в освободительной борьбе приняли ополчения афганских племен и таджики Кохистана. Они нашли себе умелого руководителя в лице афганского генерала Мухаммад Джан-хана Вардака. Осенью 1879 г. он прибыл в район Газни, склонив предварительно к участию в предстоявших военных действиях ополчения племени вардак. В это время к «священной войне» против англичан призывал и мулла Дин Мухаммад, который вместе с Мухаммад Джан-ханом и муллой Абдул Гафуром Лангари собирал ополчения племен, стекавшихся в Газнийскую область.

В конце ноября повстанческие отряды из Газни и других районов повели наступление на Кабул. Генералу Робертсу не удалось воспрепятствовать соединению этих отрядов. Решающие бои между отрядами повстанцев и войсками Робертса развернулись за высоту Кох-и Асмаи и завершились победой афганцев на подступах к Кабулу. Генерал Роберте с войсками вынужден был укрыться в шерпурском укрепленном лагере. 15 декабря 1879 г. отряды повстанцев вошли в Кабул. Волна народного гнева была направлена и против сардаров — приспешников англичан. Кабульские дома этих сардаров были сожжены и разграблены. Освобождение столицы было результатом не только доблести воинов, собравшихся из различных частей страны под знамена Мухаммад Джан-хана Вардака, Гулам Хайдар-хана Чархи и других вождей народных ополчений, но и активного участия местного населения — горожан Кабула и жителей окрестных районов.

Дальнейшие действия афганцев против войск Робертса были неудачными. Неблагоприятное соотношение сил в связи с подходом вражеских подкреплений побудило через некоторое время Мухаммад Джан-хана отступить. Он направился в долину Майдана (в районе Газни). В январе 1880 г. англичане вновь заняли Бала-Хисар, разрушенную цитадель Кабула.

В конце 1879 — начале 1880 г., несмотря на захват Кабула, положение завоевателей в Афганистане было непрочным. Не прекращалась народная партизанская война. Британские правящие круги, в конце концов, убедились в провале своих планов превратить Афганистан в колонию силой оружия. Намечая вывод оккупационных войск, они стали искать пути к возможно более выгодному окончанию затянувшейся войны, стоившей много денег и не сулившей благоприятных перспектив. Некоторые руководители английской политики стали склоняться к тому, чтобы, посадив на трон покорного эмира и оставив в отдельных пунктах Афганистана свои гарнизоны, превратить его в зависимое государство. Наряду с этими планами создавались проекты расчленения страны на несколько зависимых от Англии владений.

Низложив Якуба, английские завоеватели увидели, насколько трудно управлять оккупированной, но непокоренной страной, и вспомнили об Абдуррахман-хане – одном из легитимных претендентов на местный трон. Вернувшись на родину в конце 1879 г., он своими действиями и сам напомнил англичанам о своем существовании. На первых этапах англо-афганской войны царское правительство не разрешало Абдуррахман-хану выехать в Афганистан. Будучи заинтересованным в неудачах в этой войне своего соперника — Англии, оно считало, что появление в Афганистане опасного для Шер Али-хана, а затем для Якуба претендента на трон может, внести разлад в силы сопротивления, ослабить афганцев, боровшихся против завоевателей. Однако к осени 1879 г. в результате изменения обстановки в Афганистане соответственно изменилось и отношение царских властей к вопросу об отъезде Абдуррахман-хана, и ему было разрешено выехать на родину.

Оккупировав страну, англичане распространили свой контроль лишь на часть ее территории. В соседний со среднеазиатскими владениями России Афганский Туркестан им проникнуть еще не удалось. Царское правительство предпочитало иметь по соседству со своими владениями в Средней Азии не английскую колонию, а самостоятельное афганское государство. Способствуя выходу на политическую арену нового претендента, оно рассчитывало на то, что, если Абдуррахман-хану удастся утвердиться только в Афганском Туркестане, он создаст здесь независимое владение. В случае же если он станет эмиром всего Афганистана, царские власти надеялись приобрести в его лице дружественного соседа. Чтобы не давать английской дипломатии вывода обвинить Россию во вмешательстве в афганские дела, они позволили Абдуррахман-хану лишь беспрепятственно «бежать» из Ташкента.

После вступления в пределы Бадахшана Абдуррахман-хан повел политику ласкового обхождения с еще не подчинившимися ему представителями местной знати, которых он старался получше принимать, хорошо угощать и всячески задабривать. Следствием обхаживания влиятельных и нужных ему людей стало повышение личного престижа Абдуррахмана.

Главным соперником Абдуррахман-хана в борьбе за власть в северной части страны выступал Гулам Хайдар-хан Вардак, афганский генерал, получивший от эмира Якуба в 1879 г. пост наместника в Чар-вилайете и утвердившийся в Мазари-Шарифе и других городах на левобережье Амударьи. Гулам Хайдар-хан замышлял стать правителем всей северной части Афганистана и вступил в контакт с бухарским эмиром Музаффаром с целью обеспечить себе его поддержку.

Генерал Гулам Хайдар-хан Вардак направил крупные силы из подчиненных ему регулярных войск в Каттаган, намереваясь распространить свою власть на эту провинцию и на соседний с ней Бадахшан. Однако посланные им афганские войска признали своим главой Абдуррахман-хана и присоединились к нему. Это сразу изменило в пользу Абдуррахман-хана обстановку в северных провинциях. Гулам Хайдар-хан бежал в Бухару, где впоследствии был убит.

Утвердившись в Ханабаде, Талукане и Кундузе, Абдуррахман-хан, продолжая вести осторожную и выжидательную политику, стараясь избегать шагов, которые могли бы привести его к столкновению с Англией, начал путем переписки переговоры с приехавшим в Кабул из Индии английским политическим представителем Л. Гриффином.

Руководители британской политики разрабатывали в это время проекты расчленения Афганистана на «самостоятельные владения» под протекторатом Англии. Одним из главных звеньев плана руководителей английской политики было найти подходящего претендента из афганской знати на пустовавший эмирский престол в Кабуле. На состоявшемся в столице Афганистана 13 апреля дурбаре Л. Гриффин объявил, что английские войска очистят страну, как только вожди Афганистана придут между собой к соглашению о выборе эмира, дружественно расположенного к британскому правительству; при этом оговаривалось, что из Кандагарской области будет образовано «самостоятельное государство».

Большое влияние на английскую политику в отношении Афганистана оказывало положение в Индии. Конец 70-х — начало 80-х годов XIX в. были переломным периодом во внутренней истории этой крупнейшей британской колонии. В эти годы резко обострилосьнедовольство колониальным режимом среди различных слоев населения Индии. Английские власти стремились вести войну в Афганистане за счет народов Индии, возлагая на население этой колонии дополнительное налоговое бремя. В Индии стали широко распространяться слухи о неудачах англичан, о неминуемости столкновения Англии с Россией, в случае которого народная молва предсказывала победу России. А в поражении англичан многие индийцы видели средство избавления от колониального ига.

Именно в это время, весной 1880 г., одновременное наступление на Кабул отрядов Абдуррахман-хана с севера и газнийских ополчений с юга могло поставить войска генерала Робертса в самое критическое положение. В Кабул был направлен с семитысячным отрядом генерал Дональд Стюарт из Кандагара.

Несмотря на это, уже в начале лета 1880 г. общая обстановка в стране стала весьма угрожающей для оккупантов. Им не удавалось обеспечивать контроль над коммуникациями. Из Афганистана в Индию стали поступать сведения о сборе в Газнийской области афганских ополчений численностью до 20 тыс. человек. В такой обстановке английское правительство сочло самым приемлемым для себя путем выхода из тупика возведение на престол Абдуррахман-хана. Руководители британской политики рассчитывали, что Абдуррахман-хан пойдет на существенные уступки. Эти расчеты, в конце концов, оправдались, хотя переговоры и были длительными.

14 июня 1880 г. англичане послали Абдуррахман-хану свои ультимативные условия, а 16 июня в Кабуле было получено известие, что Абдуррахман-хан идет к столице во главе двухтысячного отряда с 12 орудиями. Страна в целом оказалась на стороне вчерашнего эмигранта; афганская традиция указывает общую численность поддерживавших его воинов в 3 лакха (300 тыс.) человек. 26 июня в Кабуле был получен ответ Абдуррахман-хана, в котором заявлялось, что он должен владеть полностью территорией, находившейся в прошлом под властью его деда Дост Мухаммад-хана. Формально в этом ответе был обойдён вопрос о Кандагаре, хотя требования Абдуррахман-хана на владение этой провинцией ранее были высказаны вполне определенно. Вице-король Рипон, несмотря на советы со стороны подчиненных прекратить переговоры, не принял поспешного решения. Обстановка побуждала английскую дипломатию пойти на признание Абдуррахман-хана эмиром. При содействии Л. Гриффина на сторону Абдуррахман-хана перешел мулла Мушк-и Алам, пользовавшийся большим авторитетом в стране и влиянием на других руководителей «национальной партии», находившихся во главе собранных в районе Газни ополчений.

Соглашаясь принять престол и столицу от англичан, Абдуррахман-хан постарался сгладить, насколько это было возможно, то невыгодное впечатление, которое произвел этот шаг на население Афганистана. 20 июля провозгласил себя эмиром в Чарикаре. 22 июля состоялся дурбар в Кабуле, на котором собравшимся представителям афганской знати было объявлено, что королева-Виктория признает Абдуррахман-хана эмиром Кабула и что английские войска вскоре будут выведены из его владений. Англичане передали ему столицу, оказали помощь вооружением и снаряжением, а в дальнейшем стали выплачивать крупную ежегодную субсидию.

В ходе переговоров Абдуррахман-хану удалось добиться согласия Англии на отмену предусмотренного Гандамакским договором требования о пребывании в Афганистане постоянного английского резидента с вооруженной охраной. Вместо этого в Кабуле должен был находиться агент из индийских мусульман для связи Абдуррахман-хана с английскими властями в Индии. Однако обязательство Абдуррахман-хана вести дипломатические переговоры с другими государствами только через вице-короля Индии ставило внешнюю политику Афганистана под английский контроль. В целом условия, на которых Абдуррахман-хан вступил в соглашение с англичанами, были очень тяжелыми для Афганистана.

Эмир обязался обеспечить безопасное отступление английских оккупационных войск. Это развязало британскому командованию руки и дало ему возможность использовать наличные силы для операций в Кандагарской области. Английское правительство, намереваясь отторгнуть от афганского государства Кандагарскую область, выделило ее в «независимое владение» во главе со своим ставленником сардаром Шер Али-ханом Кандахари.

В то время как переговоры Абдуррахман-хана с англичанами о признании его эмиром уже вступали в завершающую фазу, правивший в Герате Аюб-хан предпринял поход на Кандагар с целью изгнать оккупантов из Афганистана. Располагая находившимися в Герате регулярными полками афганской армии и несколькими артиллерийскими батареями, Аюб-хан мог бы с большей вероятностью рассчитывать на успех, выступив против Абдуррахман-хана, когда тот только что появился в Афганском Туркестане и еще не успел собрать большое войско. Однако в силу ряда причин Аюб-хан не мог претендовать на власть в Афганистане целиком, предоставив Абдуррахман-хану действовать беспрепятственно. Зато рассчитывал укрепить свои позиции, выбив англичан из Кандагара.

В ответ на просьбу кандагарского «правителя» о срочной помощи его войскам, расположенным в районе Гиришка, англичане отправили туда бригаду под командованием генерала Бэрроуза из состава оккупационных войск, находившихся в Кандагаре. Руководители английской политики опасались, что Аюб-хан в случае пассивных действий английских войск в Кандагаре сможет предпринять наступление на Газни. Такая возможность рассматривалась британскими властями в Индии как угроза полного краха их планов в Афганистане.

При приближении Аюб-хана солдаты войск кандагарского «правителя» стали переходить на его сторону. Кроме того, войско Аюб-хана пополнилось многочисленными добровольцами из местного населения. В результате военная и политическая обстановка в Кандагарской области резко изменилась не в пользу англичан. 27 июля 1880 г. произошла битва около селения Майванд (в 55 км от Кандагара), в которой афганцы, сражавшиеся под командованием Аюб-хана, одержали решительную победу, разгромив бригаду регулярных войск противника. Однако затем английскому командованию при вынужденном содействии Абдуррахман-хана удалось быстро и беспрепятственно перебросить в Кандагарскую область свежие силы из-под Кабула. Располагая теперь перевесом в численности и в вооружении, англичане нанесли поражение Аюб-хану и вынудили его отступить в Герат.

В то же время результаты Майвандского сражения стали определяющими для судеб Кандагара, похоронив вынашивавшиеся руководителями британской колониальной политики планы отторжения этого города от Афганистана. Убедившись в непримиримом отношении населения Кандагара к оккупантам, они сочли за благо уйти из города, а через некоторое время (в апреле 1881 г.) полностью вывели еще остававшиеся там войска в Индию. Английские завоеватели вынуждены были признать, что все их усилия, направленные на превращение Афганистана в колонию, были напрасны. Лишь соглашение с Абдуррахман-ханом дало им возможность более или менее удовлетворительно закончить бесперспективную войну.

Вывод: Годы второй англо-афганской войны вместили в себя многое — и захват Англией южного Афганистана и подписание тяжелого для страны Гандамакского договора, превращавшего Афганистан по сути дела в британскую колонию и антианглийское восстание в Кабуле, и историческую победу афганцев над английскими войсками в битве при Майванде — неподалеку от Кандагара, и возвращение в страну из России Абдуррахман-хана, и передачу ему власти, и уход англичан из страны.

Когда сведения о начале войны достигли России, то ее правительство, используя дипломатические каналы, пыталось остановить продвижение английских войск. Однако эти меры не увенчались успехами. Афганский эмир Шер Али-хан, зарекомендовавший себя как друг России, продолжал рассчитывать на содействие со стороны Александра Второго. Передав власть в Кабуле своему сыну, он с оставшимися все еще в Кабуле членами русской миссии Столетова выехал в Санкт-Петербург, где намеревался созвать международную конференцию по Афганистану, которая должна была осудить британское вторжение в эту страну. Однако на севере Афганистана он тяжело заболел и умер.

Незадолго до ухода английской армии из Афганистана туда из России прибыл упоминавшийся нами выше Абдуррахман-хан, которому за короткий промежуток времени удалось установить свой контроль над северными районами Афганистана, не оккупированными Англией. Он вступил в контакт с английскими представителями. После переговоров и ряда встреч, проведенных с ним, Англия, учитывая его происхождение (он был внуком эмира Дост Мухаммад-хана и происходил из правящей династии), влиятельность, а также свои военно-политические неудачи в стране, приняла решение вывести свои войска и передать Абдуррахман-хану власть в Афганистане.

Не останавливаясь на внутренней политике Абдуррахман-хана, правившего вплоть до 1901 г., отмечу то, что его правление прошло под знаком:

- подчинения отдельных, отколовшихся в ходе второй англо-афганской войны, районов (Кандагарская и Гератская области);

- завоевательных походов (захват Хазараджата и Кафиристана), подавления бунтов и восстаний (мятеж Исхак-хана, вооруженное выступление гильзайских и ряда других племен);

- шагов по усилению личной власти эмира и афганского государства;

- ряда военных, административных и отчасти экономических преобразований.

В результате второй англо-афганской войны окончательно оформился статус Афганистана на последующие семьдесят лет как страны буфера. Эта формально независимое государство разделяло колониальную Британскую Индии от азиатских владений Российской империи. Таким образом, обе великие державы получали достаточно весомые гарантии безопасности в этом стратегическом для обоих стран регионе Евразии.

Благодаря взвешенному курсу в отношениях с великими державами, проводимому Абдуррахман-ханом в качестве правителя, Афганистану удалось избежать больших внешнеполитических обострений. Хотя периодически обстановка как на англо-афганской, так и русско-афганской границах складывалась драматически. Эмир, в основном, не отступал от англо-афганских договоренностей, превративших эту страну в закрытое государство, поддерживавшее отношения только с Англией. Однако дипломатическая игра в этом регионе по-прежнему была активной.

Показать источник
Автор: КОВАЛЕВ Анатолий Владимирович
Просмотров: 6636

Комментарии к статье (1)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.
e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Дек
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама