Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Часть первая (Французская эпопея)
Отправить другу

Глава 7. Зимне - весенняя кампания (cентябрь 1952 г. - май 1953 г.)

В сентябре 1952 года дожди, принесенные юго-западным муссоном, пошли на убыль, сигнализируя о том, что в Индокитае наступает новый сезон войны. Пора было начинать “зимне-весеннюю кампанию” 1952 — 1953 гг. Главные силы Вьетминя, насчитывавшие тогда от 110 000 до 125 000 человек, имели в своем составе шесть пехотных дивизий (325-я дивизия была сформирована в Аннаме в конце 1951 года), четыре отдельных пехотных полка и пять-шесть отдельных пехотных батальонов. К 1952 году “китайские товарищи” поставили вьетнамским коммунистам такое количество пулеметов и минометов, что те смогли обеспечить ими все свои части. Для оказания поддержки пехоте Зиап сформировал седьмую дивизию, 351-ю тяжелую (то есть дивизию тяжелого вооружения), состоявшую из двух артиллерийских полков, одного инженерно-саперного полка и нескольких легких зенитных частей. В распоряжении артиллерийских полков находились 120-миллиметровые минометы и 105-миллиметровые гаубицы, части ПВО были вооружены 20-миллиметровыми и 40-миллиметровыми зенитными пушками. Функции поддержки частей Главных сил исполняли 60 000 — 75 000 бойцов Региональных сил, а также от 120 000 до 200 000 ополченцев и партизан, в большинстве своем плохо вооруженных, необученных и неорганизованных<1>.

В середине 1952 года Французский экспедиционный корпус (включая контингенты ВВС и ВМС) насчитывал 90 000 человек. Из них примерно 50 000 составляли французы. Остальные — бойцы Иностранного легиона, североафриканцы и находившиеся на французской службе вьетнамцы<2>. Все эти части были хорошо обучены и экипированы, ими руководили опытные командиры, в частности на уровнях от капрала до подполковника. Для обеспечения поддержки экспедиционного корпуса создавалась Национальная вьетнамская армия численностью в 100 000 человек. Однако не оказывала ощутимой помощи французским войскам из-за плохо налаженной системы комплектования, постоянного дезертирства, нехватки командных кадров, а также вследствие борьбы, которую американцы и вьетнамское правительство, с одной стороны, и французы — с другой, вели за контроль над этими туземными частями. Таким образом, в сентябре 1952 года сопоставление реальных сил, которыми располагали стороны, дает основание сделать вывод, что в предстоящем наступлении Зиап мог выставить в поле практически все 120 000 человек, тогда как у французов для ведения активных действий имелось около 50 000 солдат и офицеров. Остальным приходилось защищать оборонительные рубежи линии де Латтра или гоняться за неуловимыми партизанами у себя в тылу.

У французов теперь был новый командующий, генерал Рауль Салан — весьма примечательная фигура. Интересен он не столько своими заслугами на поприще войны в Индокитае, сколько личными качествами и той ролью, которую позднее сыграл как лидер военного мятежа против де Голля во Франции. Этот генерал имел большое количество наград, причем среди его многочисленных медалей был и американский Крест за отличную службу, полученный за “беспримерный героизм”, когда в последние дни Второй мировой войны Салан командовал 14-й дивизией, той самой, которую де Латтр возглавлял в 1940-м{48}. Салан не был новичком в Индокитае. Еще молодым капитаном он служил в отдаленном районе Лаоса, где выучился бегло говорить на лаотянском языке. Он вернулся в Индокитай в начале 1946 года как командующий французскими войсками на Дальнем Востоке и покинул этот пост в начале 1947-го, чтобы вновь оказаться здесь в 1950 году в должности заместителя де Латтра. Когда последний, терзаемый неизлечимой болезнью, вернулся во Францию, верховным комиссаром и главнокомандующим французскими силами в Индокитае стал Салан.

За свою любовь к культуре и обычаям Востока, а также за атмосферу таинственности, которой он окружал свою деятельность, Салан получил во французской армии прозвище Мандарин. Де Голль отзывался о нем так: “Было в этом способном, умном и в чем-то даже приятном человеке нечто непонятное, неуловимое и непостижимое”<3>. Если забыть о личных качествах Салана, в операциях, которые он проводил в Индокитае в 1952 году, не было ничего не понятного или не постижимого, исход их был вполне предсказуем и малоутешителен.

На протяжении всего сезона дождей — с мая по сентябрь 1952 года — Зиап усиленно трудился над выработкой стратегического курса, который помог бы ему одолеть французов. В первую очередь вьетнамский главнокомандующий внимательно проанализировал итоги предыдущих кампаний, взвесил все слабые и сильные стороны — как свои, так и противника. Сильными сторонами французов являлись: (1) оборонительная мощь линии де Латтра, (2) способность перебрасывать подкрепления на любой участок периметра этой линии и, наконец, (3) поддержка авиации, военно-морского флота, дипассо и артиллерии, в тех случаях, когда позволяли расстояние, местность и погода. Теперь Зиап точно знал, чего ему не следует делать — он не должен атаковать французские укрепленные позиции вдоль линии де Латтра.

К счастью для Зиапа, у французов хватало слабых мест. Во-первых, сражение при Хоа-Бине показало, что на сколько-нибудь заметном удалении от линии де Латтра войска Французского экспедиционного корпуса становятся весьма уязвимыми. В условиях активного противодействия со стороны вьетминьцев, плохих дорог, неудобной местности и густых джунглей французам, испытывавшим недостаток в транспортной авиации, было очень трудно наладить бесперебойное снабжение своих сухопутных сил наземным или речным путем. Во-вторых, из политических соображений французам приходится оказывать помощь дружественным народностям (таким, как тайцы и муонги), религиозным группам (например, католикам под Нам-Динем) и той части старой французской Индокитайской империи (Лаосу), власти которой сохранили тесные политические связи с Францией. В-третьих, у французов было меньше солдат, которых они могли бы использовать для наступательных операций, чем у Вьетминя. В-четвертых, французская авиация привязана к взлетно-посадочным площадкам, расположенным в Тонкинской дельте, а потому чем дальше от “подковы” находятся французы, тем меньшую помощь могут оказать им их самолеты. Таким образом, сама ситуация подталкивала Зиапа к тому, чтобы нанести удар по тайцам, католикам и Лаосу. Так и только так коммунисты могли заставить противника отдалиться на максимальное расстояние от линии де Латтра. Там их главное преимущество, авиация, окажется не таким эффективным, причем как в чисто тактическом смысле, так и с точки зрения организации снабжения.

Намереваясь воплотить в жизнь свою стратегическую концепцию, Зиап избрал ближайшей целью зимне-весенней кампании 1952 — 1953 гг. французские посты, расположенные цепью вдоль хребта Фан-Си-Пан, между реками Красной и Черной, и прикрывавшие долину Черной реки. Самым важным опорным пунктом среди них был Нгья-Ло, племенной центр тайцев, который Зиап неудачно атаковал в 1951 году, на хребте имелось также несколько маленьких фортов, гарнизоны которых состояли из вьетнамцев, возглавляемых французскими офицерами. К юго-западу от Черной реки в руках французов находилась цепь более мощных фортов, начинавшаяся с Лай-Чау на северо-западе и тянувшаяся на юго-восток через Сон-Ла и На-Сан до Мок-Чау. Выбор этих объектов был мудрым. Крупное наступление в данном направлении могло угрожать не только тайцам, но и Лаосу. Чтобы отреагировать на него, французам пришлось бы отправиться в горные джунгли и отдалиться на значительное расстояние от своих баз в дельте. Все в этом плане благоприятствовало Вьетминю и работало против французов.

Как и большинство других полководцев, Зиап имел тенденцию прибегать к тактическим приемам, приносившим ему успех ранее. Он решил начать с Нгья-Ло, действуя при этом так же, как в 1950-м, когда атаковал Донг-Ке. 11 октября он развернул три штурмовых дивизии и перешел Красную реку к северу от Йен-Бая на участке шириной в шестьдесят пять километров. В центре находилась “Железная дивизия” (308-я), удар которой был нацелен на Нгья-Ло. На правом (западном) фланге 312-я дивизия наступала на небольшой пост Гиа-Хой, расположенный в пятнадцати километрах к северо-западу от Нгья-Ло. Целью действовавшей на левом (восточном) фланге 316-й дивизии являлся Ван-Ен. 148-й отдельный полк выдвигался к северу от основного направления наступления по широкой дуге вдоль оси Тан-Уэн — Дьен-Бьен-Фу. По одному полку от 308-й и 316-й дивизий Зиап оставил для прикрытия переправы и в качестве резервов. Мудрость такого решения вскоре оказалась более чем очевидной.

В начале октября французы отдавали себе отчет в том, что Зиап что-то замышляет, но, поскольку войска Вьетминя передвигались в ночное время, нельзя было определить ни силы, ни направления удара. Они узнали об этом 15 октября, когда полк из состава 312-й дивизии окружил маленький французский гарнизон в Гиа-Хой. Салан понял, какой опасности подвергаются части в горных фортах, и 16 октября произвел выброску 6-го колониального парашютного батальона в Ту-Ле, в двадцати пяти километрах к северо-западу от Гиа-Хой и в сорока к северо-западу от Нгья-Ло. Задачей его было прикрыть отступление французов к долине Черной реки. В 17.00 17 октября на Нгья-Ло обрушился шквал минометного огня. После интенсивной подготовки бросилась на штурм пехота Вьетминя. Сопротивление защитников форта было подавлено в течение часа, хотя отдельные перестрелки шли всю ночь. Французы потеряли в Нгья-Ло 700 человек, но что еще важнее, они лишились ключевой позиции в данной зоне. Линия постов в междуречье перестала существовать. Под прикрытием парашютистов все французские отряды спасались бегством в форты на Черной реке. 6-й колониальный парашютный батальон сражался с присущей ему отвагой и мастерством. Это позволило выиграть время, однако ничто не могло сдержать натиска превосходящих сил Вьетминя, и храбрый батальон был практически уничтожен. К началу ноября колонны Зиапа достигли Черной реки, но трудности со снабжением замедлили продвижение дивизий Вьетминя к фортам на ее западном берегу. Только в середине ноября коммунисты вышли на линию Лай-Чау — Сон-Ла — На-Сан — Мок-Чау. Поскольку все припасы были на исходе, Зиап отважился только на один последний удар. Его войска обошли французские укрепленные позиции, не тронув их, и подавили сопротивление маленького гарнизона Дьен-Бьен-Фу.

Французы отреагировали на удачный выпад Зиапа тем, что, во-первых, усилили гарнизоны Лай-Чау, На-Сана и Мок-Чау и. во-вторых, начали операцию “LORRAINE”>{49} — наступление на базы снабжения Зиапа во Вьет-Баке. Для ее осуществления были привлечены все имеющиеся подвижные силы, насчитывавшие около 30 000 человек и состоявшие из четырех мобильных групп (как правило, каждая такая группа включала три пехотных батальона, один артиллерийский дивизион и подразделения поддержки), одной парашютной группы, а также отдельных бронетанковых и артиллерийских частей. В целом вся эта группировка равнялась по численности примерно двум полноценным дивизиям.

Операция “LORRAINE” представлялась верным делом тем, кто планировал ее за картой в штабе. По мнению разработчиков, реализация их замысла не оставляла Зиапу ни одного шанса на победу и заставляла выбирать между “плохим” и “очень плохим”. Если он не прекратит наступление и не уведет три своих дивизии с Черной реки для прикрытия баз во Вьет-Баке, французы не только получат возможность лишить атакующие соединения Вьетминя источников снабжения, но и смогут разрушить всю тыловую систему противника. Если Зиап отведет свои дивизии для защиты Вьет-Бака, тогда натиск вьетминьцев на форты у Черной реки прекратится и угроза Лаосу будет ликвидирована. При этом Зиап в любом случае проигрывает. Однако по прихоти судьбы на войне, выбирающей своим орудием против опытных и удачливых полководцев еще более умных и расчетливых воителей, даже самые безупречные планы порой приводят не к верным победам, а к сокрушительным поражениям. Замысел операции “LORRAINE” отличался значительной сложностью. Одним мобильным силам предстояло перейти Красную реку около Трунг-Ха, вблизи от места ее слияния с Черной рекой, и двинуться на северо-запад к Фу-То. После того как эта группировка создаст береговой плацдарм, вслед за ней из Вьет-Три выступит вторая колонна, соединение которой с первой предполагалось осуществить около Фу-То. Затем вместе обе колонны будут наступать на Фу-Доан, известный центр снабжения Вьетминя. Когда они достигнут Фу-Доана, парашютная группа в составе трех батальонов должна десантироваться на противоположном от города берегу Прозрачной реки, где на помощь к ней подтянутся динассо. Этим военным судам предстояло перевезти парашютистов через реку, эвакуировать раненых и воспрепятствовать бегству противника по воде. После взятия Фу-Доана объединенным силам предстояло или вернуться к исходным позициям на линии де Латтра, или же развивать успех, атакуя объекты, расположенные далее к западу и северу.

29 октября французы начали операцию с форсирования Красной реки около Трунг-Ха. Они выдвинулись в северо-западном направлении, почти не встречая сопротивления, и к 4 ноября создали три довольно крупных плацдарма на северном берегу реки. В тот же день из Вьет-Три вышла вторая колонна и устремилась к Фу-То по шоссе № 2. Однако ее продвижение замедлилось из-за плохой погоды, скверного состояния дороги и отсутствия исправных мостов, а также из-за противодействия со стороны 176-го полка 316-й дивизии (той самой части, которую Зиап, выдвигаясь к Черной реке, оставил у себя в тылу). В результате обе колонны достигли сборного пункта у Фу-То не ранее 7 ноября.

Зиап почти сразу понял, куда тянутся щупальца французского контрнаступления. Он знал, что колонна противника велика, неповоротлива и привязана к дорогам, что многочисленность войск и вытекающие из этого проблемы с их тыловым обеспечением ограничивают глубину наносимого ими удара. Зиап рассудил, что французы вряд ли смогут добраться до Тай-Нгуена и Йен-Бая, двух жизненно важных баз Вьетминя. Он мог без серьезного ущерба для боеспособности своих соединений позволить себе лишиться поставок из менее крупных центров снабжения, но только не из двух вышеупомянутых мест<4>. К тому же существовали политические соображения в пользу того, чтобы не уходить из земли тайцев. Зиап намеревался тем или иным способом сделать этот народ союзником коммунистов, а заодно хотел очистить от французского присутствия территорию, с которой он в дальнейшем собирался разворачивать операции против Лаоса<5>.

Взвесив все “за” и “против”, Зиап решил не отказываться от своих планов перед лицом угрозы со стороны противника, рассудив, что для противодействия атаке Салана будет достаточно двух резервных полков. Соответственно, он приказал командирам этих полков любыми средствами не допустить того, чтобы французы добрались до Йен-Бая или Тай-Нгуена. Зиап сказал им прямо, что на помощь с его стороны им надеяться нечего<6>.

9 ноября французские мобильные группы выступили из сборного пункта в направлении Фу-Доана. В этот же день воздушно-десантные силы, погруженные на транспортные С-47 и гражданские самолеты, поднялись с аэродромов неподалеку от Ханоя, а в 10.30 первые подразделения парашютистов приземлились в зоне выброски на противоположном от цели берегу реки. Никакого противодействия они не встретили, и к 15.00 был высажен уже весь личный состав парашютных батальонов. Как раз в этот момент рядом с местом высадки десанта причалило первое судно из состава динассо, которое немедленно начало перевозку парашютистов на другой берег к Фу-Доану. Примерно в 17.00 прибыли головные танки из состава наземных мобильных сил. Как ни удивительно, хитроумная схема работала, несмотря на то что требовала высочайшим образом скоординированных действий трех различных родов войск и нескольких отдельных командований. Тому, что все получалось, поражались сами французы, поскольку планировщики безбожно нарушили святое правило войны — не мудри. Его можно иногда проигнорировать, если операцией руководит штаб профессионалов, частями командуют опытные офицеры и, кроме всего прочего, необычайно везет. В этот раз у французов имелись в наличии все три вышеуказанных условия.

Тщательный осмотр всех домов в Фу-Доане не особенно порадовал — добыча оказалась скромной. Французам досталось 1400 винтовок, 100 автоматов, двадцать два пулемета, восемь минометов и 200 тонн боеприпасов. В близлежащих зарослях молодой французский офицер обнаружил два советских грузовика и один американский джип. Все эти трофеи были приемлемы в качестве начального приза, но не в качестве итогового результата операции, в которой участвовало 30 000 человек.

Не зная, что же лучше, попытаться захватить еще где-нибудь более солидный арсенал или же атаковать Зиапа на Черной реке, Салан решил двинуть силы, задействованные в операции, дальше на северо-запад. 13 ноября он отправил смешанную группу танков, пехоты и артиллерии — всего четыре или пять батальонов — по шоссе № 157 в направлении пересечения с шоссе № 13А. Одновременно другой отряд был послан им по шоссе № 2 к Туйен-Куангу с тем только, чтобы блокировать дорогу примерно в двадцати километрах от Фу-Доана. Колонна, двигавшаяся по шоссе № 157, почти не встречала преград. Она смела на своем пути несколько блокпостов противника, понеся лишь самые незначительные потери от огня вражеских снайперов.

Ключевой момент в операции “LORRAINE” наступил, когда ближе к вечеру 13 ноября головные подразделения тактических сил достигли пересечения шоссе № 157 с дорогой № 1 ЗА, ведущей к Йен-Баю, одному из двух главных тыловых центров войск Вьетминя. Французский командующий отправил смешанный батальон, состоявший из пехоты и танков, на юго-запад от шоссе № 13А, чтобы захватить вражеский блокпост. Остальная часть группировки продолжала продвигаться на северо-запад. Это имело решающее значение.

То, что делали французы на перекрестке дорог, одна из которых вела к Йен-Баю, было очень важно для всей операции. Если они действительно хотели заставить Зиапа уйти с Черной реки, им следовало наступать на Йен-Бай, в противном случае становилось ясно, что весь их маневр — всего лишь демонстрация. Таким образом, когда французы проследовали мимо Йен-Бая, они как бы дали понять всем — и друзьям и врагам, — что, вне зависимости от того, каковы были изначальные цели операции “LORRAINE”, с этого момента она есть не что иное, как всего лишь пустой трюк.

На войне можно найти подходящие причины для объяснения малодушных поступков, и у Салана имелись свои разумные причины для того, чтобы обойти Йен-Бай стороной. Захват его оказался бы нелегким делом. Населенный пункт располагался в каких-нибудь двадцати километрах от перекрестка шоссе № 157 и № 13А. Местность там была довольно ровная, но на пути у наступающих войск вырастали естественные препятствия в виде невысокой горной гряды, пролегавшей между рекой Чау и Красной рекой. Город и подступы к нему защищал 176-й полк 316-й дивизии — воинская часть Главных сил, доказавшая свою боеспособность. Взять Йен-Бай наскоком не представлялось возможным, вероятно, такая задача была бы вообще не под силу тактическим силам французов на шоссе № 157. Для овладения этой базой снабжения Салану потребовалось бы послать в район Йен-Бая больше войск, а вот именно этого-то он делать и не собирался. Он не стремился увязнуть в сражениях, а, напротив, хотел выйти из грязи, не запачкавшись. Было уже ясно, что в целом операция “LORRAINE” провалилась. Зиап не увел войск с Черной реки, а французы не сумели (и уже не смогли бы) нанести сокрушительного или даже чувствительного удара по узлам снабжения Вьетминя. С другой стороны, учитывая, какое количество войск участвовало в операции и на каком расстоянии от рубежей линии де Латтра они действовали, возможности тыла Салана находились на пределе. Зиап сохранил свои силы и возможность начать крупное наступление. Салан понимал, что войска нужно срочно возвращать в дельту или же перебрасывать их в землю тайцев для отражения атаки коммунистов. Он не мог дать им увязнуть в кровопролитных боях за Йен-Бай.

На следующий день (14 ноября) задействованные в операции силы достигли населенного пункта Фу-Йен-Бинь, расположенного в тридцати с небольшим километрах к северо-западу от Фу-Доана и примерно в восьмидесяти километрах от линии де Латтра. Данный маневр ничего не дал французам. В тот же самый день они получили от Салана приказ остановить продвижение и вернуться в дельту.

Французы хорошо знали, что отступление всегда более опасно, чем наступление, и потому надеялись осуществить отход как можно быстрее. Они тронулись в обратный путь 15 ноября и не встречали трудностей до тех пор, пока не достигли Чан-Муонга. Деревушка эта расположена в узкой лощине длиной километра четыре, пролегающей между двумя поросшими джунглями холмами. Эта местность идеально подходила для устройства засады, и 17 ноября коммунисты использовали Чан-Муонг соответствующим образом. Роль засадной части была возложена на 36-й полк 308-й дивизии, являвшийся, наверное, самым лучшим полком Главных сил Вьетминя. Пехоту поддерживали артиллерия и минометы, размещенные на господствующих высотах. Некоторые орудия вьетнамцы установили так, чтобы вести огонь по дороге прямой наводкой.

Передовые подразделения французской колонны уже почти достигли южной оконечности лощины, когда бойцы Вьетминя атаковали их из засады. Уничтожив несколько грузовиков и один танк и, таким образом, заблокировав дорогу, пехотинцы Зиапа со всех сторон бросились на французов, стрелявших по ним с грузовиков и из придорожных канав. Началась ожесточенная схватка. За автоматами и винтовками в ход пошли гранаты, штыки и ножи. Сначала положением владели вьетминьцы, французы же несли потери в живой силе и технике. Однако потом они пришли в себя и контратаковали, а с появлением в полдень авиации смогли сбросить вьетнамцев с дороги. К 14.00 французским командирам удалось привести свои части в порядок и составить план по зачистке местности. В 15.30 легионеры и BMI (Bataillon de Marche Indochinois— Индокитайский маршевый батальон) начали прочесывание холмов по обеим сторонам дороги. Легионеры, которым достался более легкий участок (с западной стороны), продвигались быстро. А вот на долю BMI — закаленной в боях профессиональной части, состоявшей из европейцев, камбоджийцев и вьетнамцев, — выпала трудная работа. То и дело батальон залегал под шквальным минометным и пулеметным огнем. В 16.30 по цепям BMI разнеслось: “Штыки примкнуть!”, после чего в кустах раздались холодящие звуки металла — это бойцы маршевого батальона быстро и без лишней суеты выполняли приказ. Прозвучало грозное стаккато рожка, и батальон (или, вернее, то, что от него осталось) разом поднялся и, стреляя на бегу, бросился в штыковую атаку. Не выдержав этого зрелища, коммунисты скрылись в джунглях. Вражеская засада была сломлена. Бой у деревни Чан-Муонг явился самым крупным за все время отступления французов к линии де Латтра, хотя бойцы Вьетминя продолжали “кусать” ретирующуюся колонну на всем пути до Вьет-Три.

Операция “LORRAINE” обошлась французам примерно в 1200 человек, и это была высокая цена за сравнительно небольшое количество захваченного оружия. Центры снабжения Вьетминя не пострадали, Зиап не отменил наступления на Черной реке, отказавшись играть отведенную ему Саланом роль в “беспроигрышной” операции “LORRAINE”. На землях тайцев оставались основные силы трех дивизий Вьетминя, готовые к выполнению возложенных на них задач.

* * *

В середине ноября, когда всем стало уже совершенно очевидно, что операция “LORRAINE” зашла в тупик, Зиап приступил ко второй стадии кампании против французских постов на Черной реке. В конце ноября 316-я дивизия быстрой атакой захватила Мок-Чау. 23 ноября Зиап подтянул 308-ю дивизию к На-Сану, уверенный, что решительный штурм позволит ему взять этот пункт. К его удивлению, атака, проведенная силами одного полка 308-й, была отражена, причем вьетнамцы понесли серьезные потери. Тем не менее коммунисты не ослабляли нажима. Аванпосты несколько раз переходили из рук в руки, и ожесточенный бой шел прямо посреди заграждений из колючей проволоки. Наконец Зиап отступил, “потирая расквашенный нос” и пытаясь понять, что же произошло. Неделю спустя, в ночь на 30 ноября, он повторил попытку, но уже силами другого полка. И этот штурм был отбит с большим уроном для вьет-миньцев. Зиап, забывший кровавые уроки первой половины 1951-го, упорно гнал своих людей на убой. В ночь с 1 на 2 декабря он бросил на защитников На-Сана уже два полка (вероятно, то, что оставалось от 308-й дивизии, плюс полк из состава 316-й). И снова результат для коммунистов оказался малоутешительным. Французы отбили атаку, а на земле перед укреплениями осталась лежать тысяча убитых бойцов Вьетминя. Теперь, когда суммарные потери атакующих составляли уже 7000 человек убитыми и ранеными, Зиап наконец отступился от На-Сана.

Зиап недоумевал. Ему казалось, все уже наладилось. Что же случилось? О'Бэллинс уверяет, что все дело было в ошибке разведчиков, которые и ввели в заблуждение главнокомандующего<7>. Он ожидал, что гарнизон На-Сана состоит из пяти недоукомплектованных батальонов и насчитывает примерно 2000 человек. Но его полкам пришлось иметь дело с десятью полноценными, по всем правилам закрепившимися на позициях батальонами{50}, располагавшими поддержкой артиллерии и штурмовой авиации. При таком раскладе сил у бойцов Зиапа не было шансов. Их командир забыл, что в местах с враждебным населением — а на территории вокруг На-Сана проживали в основном тайцы — гораздо труднее добывать верные сведения о противнике.

После неудачи под На-Саном Зиап вернулся к уже оправдавшей себя тактике выманивания французов в удобные для него районы. В начале декабря войска коммунистов, обойдя сильно укрепленные посты Сон-Ла и На-Сан, направились в Лаос, где быстро смяли череду маленьких фортов, расположенных вдоль вьетнамско-лаосской границы. Главной целью Зиап избрал Сам-Нёа, ключевой населенный пункт на северо-востоке Лаоса, столицу провинции Хоуа-Фан. Несмотря на практически полное отсутствие сопротивления, цели своей Зиап не достиг — ахиллесова пята вооруженных сил Вьетминя, система тылового обеспечения, вновь подвела командующего. На сей раз виноватыми оказались непокорные тайцы. Носильщиков, которых Зиап привел с собой из равнинного Вьетнама, не хватало, и коммунисты попробовали превратить в “кули” местных жителей. Те, однако, либо разбегались при приближении вьетнамцев, либо, если скрыться вовремя не удавалось, соглашались на роль носильщиков, но при первой же представившейся возможности бросали грузы и растворялись в густых джунглях. В результате нехватка продовольствия вынудила Зиапа в конце декабря вернуться на север Вьетнама. Несмотря на мизерные результаты, у него все же были поводы для оптимизма. Поход позволил ему кое-чему научиться, а до прихода муссона все еще оставалось четыре или пять месяцев. Хотя Зиапу пришлось отказаться от похода в Лаос весной 1953-го, он имел возможность вернуться к этой затее осенью.

С декабря по апрель Зиап оставался на землях тайцев, занимаясь приведением в порядок трех штурмовых дивизий (308-й, 312-й и 316-й). Однако все это вовсе не означало, что в других местах французы получили передышку. В декабре 1952 года 320-я дивизия атаковала главный населенный пункт католиков, Фат-Дьем, в самой южной оконечности Тонкинской дельты. Французы быстро послали туда подкрепления и отбили штурм (см. карту на с. 140<оригинала>). Более серьезными оказались наступательные действия Вьетминя в новом регионе — Центральном Аннаме. В январе 1953 года два отдельных полка Главных сил, 84-й и 95-й, нанесли удар по форту Ан-Ке, а также по городам Контум и Плейку, находящимся дальше к западу (карта на с. 217). Впервые французы обнаружили, что части Главных сил Вьетминя способны создать угрозу Центральному Вьетнаму и, что еще хуже, посредством захвата Контума и Плейку отрезать сообщение с южной частью страны, осуществлявшееся по шоссе № 19. Эти атаки удалось отбить, но лишь ценой больших усилий и благодаря переброске в угрожаемые пункты трех парашютных батальонов. В целом период с января по март 1953 года выдался одним из самых спокойных за всю историю войны между французами и Вьетминем. Коммунисты пошаливали па дорогах в тылу линии де Латтра, французы гонялись за ними по всей Тонкинской дельте и зачищали район за районом, чтобы вскоре после своего ухода обнаружить там вновь просочившегося противника. Конечно, люди продолжали получать ранения и погибать, однако серьезных изменений положения не происходило.

С приближением апреля у Салана и его штаба появилась надежда, что до прихода муссона Зиап уже не станет разворачивать широкомасштабных военных действий. Французам требовалось время на формирование и подготовку Национальной вьетнамской армии и на то, чтобы оправиться после потерь, понесенных экспедиционным корпусом на землях тайцев и в ходе операции “LORRAINE”. Однако у Зиапа были свои планы. Неудача под На-Саном убедила его в том, что расстояние в 150 — 200 км, отделявшее район злополучного форта от летных полей под Ханоем, все же не очень велико для авиации противника и следует перенести свою активность еще дальше от Тонкинской дельты. Стало быть, надо штурмовать форт Лай-Чау, что в 300 с лишним километрах от Ханоя, или же начинать широкомасштабное наступление на еще более удаленный Лаос. Зиап выбрал последнее.

Для этого имелся ряд вполне резонных соображений. Вторгнувшись в соседнюю страну, он мог оказать поддержку находившейся еще в зачаточном состоянии коммунистической организации Лаоса. Кроме того, такая акция взбаламутит политиков в Париже, когда они увидят, что война не только не идет к концу, но еще больше разгорается и, что самое страшное, охватывает самую лояльную колонию в Индокитае. В то же время рейд в Лаос не был сопряжен для вьетнамцев с большим риском. Главному командованию противника оказалось бы непросто перебросить подкрепления в помощь незначительным французским силам, дислоцированным в данном регионе. Между тем приближавшийся сезон дождей помог бы вьет-миньцам безопасно отступить. Кроме того, вторжение коммунистов в Лаос могло вызвать большой политический резонанс. Оно должно было произвести впечатление на французов, лаосцев и вьетнамцев, заставив их обратить внимание не на то обстоятельство, что Зиапу не удалось пока добиться победы в крупном сражении, а на угрозу, которую он создал Лаосу. Наконец, эта операция предоставляла Зиапу и его войскам возможность набраться опыта — научиться организовывать и проводить дальние рейды.

Единственным изъяном оставались трудности со снабжением. Зиап не забыл, что остановило продвижение его армии на Черной реке в декабре 1952-го. Предстоящая операция по вторжению в Лаос требовала немедленного улучшения работы тыла. Задачка из новой “контрольной работы” содержала в себе, по меньшей мере, три вопроса, на которые надлежало дать правильные ответы. Чтобы сократить расстояние, которое придется преодолевать носильщикам, Зиап в январе приступил к созданию передовой базы в Мок-Чау. Он вступил в секретные сношения с лаосскими коммунистами и попросил их скрытно подготовить запасы продовольствия на направлении будущего наступления. Что было еще важнее, главнокомандующий войсками Вьетминя решил набрать нужное количество “кули” не на тайских землях, а в других районах Вьетнама. Он отказался использовать в качестве носильщиков непокорных и ненадежных тайцев, поскольку те могли предупредить французов о вторжении в Лаос.

Согласно плану Зиапа, вторжение осуществлялось силами сразу трех дивизий, развернутых на одной линии. Фланговые дивизии при этом должны были следовать на расстоянии поддержки от центральной дивизии. В зависимости от сложившейся ситуации, любая из этих дивизий или все они вместе могли повернуть фронт вправо или влево. 316-й дивизии, находившейся на левом (восточном) фланге, предстояло наступать от Мок-Чау напрямик к Сам-Нёа. Центральная 308-я дивизия должна была, оставив один полк для сковы-вания гарнизона На-Сана, следовать вниз по реке Намсуонг в направлении расположенной на ее западном берегу королевской столицы Луанг-Прабанг. На этот же город была нацелена и правофланговая 312-я дивизия, наступавшая с исходной позиции в окрестностях Дьен-Бьен-Фу вниз по реке Намху. Как 316-я дивизия на востоке, так и 308-я в центре могли без труда выдвинуться в направлении равнины Плэн-де-Жарр, где находилась главная база французов{51}. В другом варианте одна или обе вышеназванные дивизии могли обойти этот военный лагерь и проследовать дальше на юго-запад к Вьентьяну, административной столице Лаоса.

Зиап начал вторжение 9 апреля 1953 года. Когда на следую щий день стало ясно, что 316-я дивизия двигается на Сам-Нёа, Салан принял решение перебросить туда подкрепление по воздуху. Однако окруженное господствующими высотами летное поле у Сам-Нёа отличалось очень короткой посадочной полосой, а потому Салан отказался от своего намерения и оставил город без защиты. 12 апреля Салан отдал приказ гарнизону отойти в Сиенг-Куанг. Промедление обошлось французам в три батальона, защищавших Сам-Нёа. Они покинули населенный пункт на следующий день и пешком двинулись в путь, преследуемые по пятам 316-й дивизией. 14 апреля вьетминьцы нагнали арьергард — батальон лаосских парашютистов под командованием французских офицеров. Первую атаку парашютисты отразили, но 15 апреля 316-я дивизия выдвинулась вдоль колонны противника и 16-го числа ударила по ней на всей ее протяженности. Строй французских сил распался, каждая группа пыталась оторваться и пробиться в Сиенг-Куанг самостоятельно. Из 2500 солдат и офицеров смогли достигнуть цели только 235 человек.

На западном фланге 312-я дивизия выступила из Дьен-Бьен-Фу 9 апреля к истоку реки Намху и к деревне Муонг-Куа, гарнизон которой насчитывал около 300 человек, преимущественно лаосцев. Части Вьетминя подошли к этому населенному пункту 11 апреля и спустя два дня начали штурм. Защитники храбро отразили атаку, и коммунисты, понеся незначительные потери, отошли. 14 апреля Зиап приказал командиру 312-й отделить отряд для обложения деревни, а самому с остальными силами двигаться вниз по реке Намху в направлении Луанг-Прабанга.

В центре “Железная” 308-я дивизия (без одного полка) 9 апреля выступила из окрестностей На-Сана на юго-запад в направлении долины реки Намсуонг. Из всех трех штурмовых дивизий 308-й достался самый легкий участок — она не встретила почти никакого сопротивления. 13 апреля, в тот самый день, когда 312-я штурмовала Муонг-Куа, а 316-я достигла Сам-Нёа, 308-я дивизия вошла в долину и двинулась в южном направлении к Луанг-Прабангу. 18 апреля 308-я и 312-я дивизии на короткое время соединились у Пак-Тена, примерно в семидесяти километрах к северо-востоку от королевской столицы. Далее 312-я продолжила наступление на Луанг-Прабанг, а 308-я устремилась на юг к Вьентьяну. На тот момент 316-я дивизия на восточном фланге находилась в сорока — пятидесяти километрах к северу от Сиенг-Куанга и следовала к нему быстрым маршем.

19 апреля Салан, озабоченный наступлением 308-й на Вьентьян, принял разумное решение оставить Сиенг-Куанг и перевести его гарнизон, состоявший из пяти батальонов, в укрепленный лагерь в Плэн-де-Жарр. Благодаря предпринятому Саланом шагу, французы получили возможность за счет вылазок из лагеря перерезать линии коммуникаций 308-й дивизии на ее пути к Вьентьяну. Оставшись в Си-енг-Куанге, батальоны были бы лишены такой возможности.

В соответствии с этой реакцией Салана Зиап осуществил первый крупный ход в рамках начавшейся кампании. Он приказал 312-й дивизии (за исключением сил сдерживания у Муонг-Куа) наступать на Луанг-Прабанг, а 308-й дивизии — двинуться на юг и обложить с запада французскую базу в Плэн-де-Жарр. 316-й предстояло подступить к лагерю врага с востока. К 23 апреля войска Вьетминя достигли Плэн-де-Жарр и к 26 апреля завершили окружение французского лагеря. Теперь оставался один путь для снабжения осажденного гарнизона — по воздуху, что требовало от авиации французов максимально напряженной работы.

Тем временем 312-я дивизия, наступавшая на Луанг-Прабанг, столкнулась с трудностями. Во-первых, она не получила необходимых предметов снабжения, во-вторых, сбилась с пути, так что к королевской столице подошла не ранее 28 апреля. Если бы она передвигалась с той же скоростью, что и другие две дивизии, у нее появился бы шанс занять Луанг-Прабанг. Французы сначала предполагали оставить город без боя, но король Сисаванг Вонг не пожелал покинуть свою столицу, и французам пришлось изменить намерения. Между 28 и 30 апреля в Луанг-Прабанг были переброшены воздушным путем три батальона марокканцев и легионеров, усиленных артиллерией, а также доставлены колючая проволока и другие материалы, необходимые для организации обороны. 30 апреля 312-я дивизия окружила Луанг-Прабанг вместе с засевшими в нем марокканцами, легионерами и королем Лаоса. Таким образом, на конец апреля Зиапу удалось блокировать крупный гарнизон противника в лагере в Плэн-де-Жарр, обложить Луанг-Прабанг и изолировать небольшую группу защитников Муонг-Куа. В результате коммунисты полностью переиграли противника. Северная часть Лаоса оказалась под полным контролем Зиапа.

Однако столь быстрое триумфальное шествие войск создало для Зиапа проблемы с тыловым обеспечением. Углубившись в Лаос, он не мог набирать носильщиков среди лаосцев, испытывавших отвращение к тяжелому физическому труду и еще в большей степени — чувство ненависти к вьетнамцам. Ко всему прочему приближался юго-западный муссон, во время которого снабжение войск могло и совсем прекратиться, а здоровье бойцов, застигнутых сезоном дождей в полевых условиях, — ухудшиться. 7 мая 312-я и 316-я дивизии начали отоходить в направлении Вьетнама. В Лаосе, с целью проведения диверсий, вербовки проводников и агентов среди местного населения и создания запасов продовольствия, остались только части 308-й дивизии. Закончился еще один сезон войны. В мае 1953 года на место генерала Салана назначили генерала Анри Наварра. Салан же, отбыв на родину, получил за “достижения” в Индокитае четвертую генеральскую звезду, как в свое время Валлюи и Карпантье.

То, как Зиап спланировал и провел “зимне-весеннюю” кампанию 1952 — 1953 гг., свидетельствовало о том, что он становился зрелым полководцем. Он наконец усвоил первый принцип стратегии — использовать собственную силу против слабых мест неприятеля, одновременно сводя на нет усилия противника и не подставляя под его удар своих слабых мест. Выманивание французов с сильной позиции в Тонкинской дельте за счет угрозы их союзникам ставило врагов Зиапа перед выбором. Французам приходилось либо с большой опасностью для себя защищать союзников и принадлежащую им территорию, либо позволить себе потерять и то и другое без борьбы.

Изучение кампании 1952 — 1953 гг. дает возможность отметить рост Зиапа как стратега. Прежде всего, строя планы боевых действий на военный сезон 1952 — 1953 гг., он заглядывал вперед, прикидывая, что предстоит осуществить в 1953 — 1954гг. и даже позднее. Цель операций, проводимых им в 1952 — 1953 гг. — захвата Нгья-Ло, наступления на Черной реке, вторжения в Лаос, — состояла в том, чтобы отторгнуть от французов их сторонников, тайцев и лаосцев, и использовать их земли в качестве плацдарма для предстоящих кампаний — кампаний на истощение сил противника. В обеих операциях по вторжению в Лаос чувствуется выдержка стратега, нацеленного на долгосрочную перспективу, чего совершенно не ощущалось в Зиапе прежде. А ведь именно то, что Зиап нашел силы сказать себе: “А я подожду”, именно “непрямой подход”, избранный им в борьбе с противником, в наибольшей степени всполошил французов и стал косвенной причиной их окончательного поражения при Дьен-Бьен-Фу.

В кампании 1952 — 1953 гг. стратегии Зиапа оказалась свойственна определенная утонченность — его атаки на Фат-Дьем и в Анна-ме в декабре 1952-го и январе 1953-го. При этом Зиап не преследовал цели захватить города, которые атаковали его бойцы. Угрозой Фат-Дьему и Ан-Ке, созданной как раз накануне широкомасштабного вторжения в соседнюю страну, он как бы предупреждал французов, что они не могут воспользоваться всеми имеющимися у них резервами для отражения его наступления на Лаос. И они правильно поняли адресованное им “послание”. Вне зависимости от масштабов вторжения, у французов отсутствовала возможность сосредоточить все силы в Лаосе, поскольку противник сохранил способность в любой момент атаковать на каком угодно другом участке их обороны. Из всех имевшихся в распоряжении Салана двадцати пяти или даже тридцати батальонов он не мог направить для защиты Лаоса более половины. Так или иначе, французский командующий не посмел оголить оборонительные рубежи в дельте и в других критических точках, лишив себя резервов.

Отвлекающие атаки коммунистов обладали для них еще одной, дополнительной ценностью, поскольку служили чем-то вроде “упреждающих маневров”, еще сильнее сковывавших инициативу неприятеля. Наступления на Фат-Дьем и Ан-Ке оказались вполне успешными “упреждающими маневрами”. Теперь-то уже известно, что 30 декабря 1952-го, сразу же после атаки на Фат-Дьем и до нападения вьетминьцев на Ан-Ке, Салан издал директиву № 40. Ею предписывался захват Дьен-Бьен-Фу 10 января 1953-го, что должно было стать перавым шагом на пути к восстановлению французского контроля над территорией тайцев<8>. Атака Зиапа на Ан-Ке сорвала планы противника. Силы, которые в ином случае отправились бы на овладение Дьен-Бьен-Фу, пришлось посылать в Аннам.

И наконец, по тому, как строил свою стратегию Зиап в 1952 — 1953 гг., становится понятно: он осознал, до какой степени изменилось в его пользу “соотношение сил”, убедился, что долгожданная третья фаза революционно-освободительной войны наступила и пора переходить к Всеобщему контрнаступлению. Французы утратили инициативу. Они еще сохранили способность осуществлять вылазки из-за периметра линии де Латтра, но теперь, в 1952-м, любые операции с внешней стороны укрепленного рубежа оказывались сопряженными для них с большой опасностью. Поражение французов стало лишь вопросом времени. В ретроспективе любая ситуация всегда понятнее и проще, гораздо труднее разобраться в том, что происходит здесь и сейчас. Поскольку Зиапу удалось сделать это, он вполне заслуживает права считаться зрелым командующим.

Однако задачи полководца не ограничиваются одной лишь выработкой стратегии и составлением планов. Нужно уметь воплощать свои идеи в жизнь — то есть быть еще и тактиком. Одним из признаков хорошего тактика является умение передвигаться быстро и появляться в нужном месте неожиданно, постоянно опережая противника, не давая ему возможности грамотно выстраивать оборону и наносить ответные удары. И как тактик Зиап во время кампании 1952 — 1953 гг. вполне заслужил отличной оценки. Скрытностью и стремительностью его части обескураживали командование неприятеля. В октябре Салан потерял Нгья-Ло, ключевой населенный пункт между Красной и Черной рекой, поскольку не успевал адекватно среагировать на действия коммунистов. В конце октября в жертву стремлению французского военного руководства замедлить продвижение войск Зиапа на Черной реке был принесен 6-й колониальный парашютный батальон. В декабре, во время марша на Лаос, равно как и на обратном пути, вьетминьцы почти не встретили сопротивления, поскольку французы постоянно опаздывали. То, с какой скоростью продвигались войска Зиапа во время второго вторжения в Лаос, заслуживает всяческих похвал. Полки Вьетминя преодолевали в день по тридцать — тридцать пять километров по извилистым горным тропам Лаоса, и это с учетом примитивной и неуклюжей организации тыла, при которой для снабжения войск приходилось использовать 200 000 “кули”. Интересно, что, когда 300 защитников Муонг-Куа оказали неожиданное сопротивление 312-й дивизии, Зиап, в лучших традициях Джорджа Паттона, оставил у форта группу сдерживания, приказав остальным частям дивизии незамедлительно продолжать марш на Луанг-Прабанг.

Быстрота передвижения сил Зиапа внесла сумятицу в действия французского командования, которое не успевало контролировать быстро менявшуюся ситуацию и принимать сообразные меры для ее исправления. Как мы помним, сначала Салан собирался оборонять Сам-Нёа и только потом, явно с опозданием, приказал гарнизону отступать. Затем он намеревался защищать Сиенг-Куанг и лишь в самый последний момент отказался от своего плана и отвел батальоны на базу в Плэн-де-Жарр. Такую же нерешительность проявили французы в Луанг-Прабанге. Вторжение в Лаос представляло собой настоящий блицкриг, правда на индокитайский манер. Здесь не было тысяч танков и сотен самолетов штурмовой авиации — только тысячи неутомимо шагавших вперед пехотинцев, за которыми следовали десятки тысяч носильщиков, сгорбившихся под тяжестью поклажи.

Другим аспектом Лаосской операции, показывающим в Зиапе качества умелого тактика, является продемонстрированная им гибкость, умение грамотно расположить свои войска, а затем управлять ими, корректируя их действия в зависимости от изменения ситуации. Благодаря этому Зиап получил возможность нацелить удар 312-й дивизии на Луанг-Прабанг, 316-й — на Сам-Нёа, а 308-ю направить либо на базу в Плэн-де-Жарр, либо — в зависимости от реакции противника и от результатов первых боев — на Вьентьян. “Железная дивизия”, 308-я, была в этом плане “гибкой” дивизией, которую можно было использовать как для атаки на объекты на центральном направлении наступления, так и для оказания помощи подкреплениями двум фланговым дивизиям. Зиап принял окончательное решение о том, как следует распорядиться силами 308-й дивизии, только тогда, когда 19 апреля французский гарнизон Сиенг-Куанга передислоцировался в лагерь на Плэн-де-Жарр. Салан пошел на такой шаг ввиду угрозы, которую создавала 308-я Вьентьяну. Только тут Зиап сделал завершающий тактический ход. Он увидел, что 312-я дивизия, за исключением отряда, оставленного для блокирования Муонг-Куа, может окружить и связать действия трех французских батальонов в Луанг-Прабанге, хотя последних и поддерживали многочисленные лаосские части. С другой стороны, осада гарнизона базы в Плэн-де-Жарр, состоявшего из десяти — двенадцати батальонов, потребовала бы привлечения в дополнение к 316-й также частей 308-й дивизии. В результате основные силы французов в Лаосе оказались заперты превосходящими их войсками Вьетминя в двух точках, в Луанг-Прабанге и в укрепленном лагере на Плэн-де-Жарр.

Ничуть не хуже вел себя Зиап как полководец и во время операции “LORRAINE”. Прекрасно работавшая в дельте разведка коммунистов помогла Зиапу предусмотреть, каким будет шаг противника в ответ на выдвижение трех ударных дивизий Вьетминя к Черной реке. Таким образом, он ожидал вылазки французов во Вьет-Бак. Чтобы враг не мог захватить Йен-Бай и Тай-Нгуен, Зиап оставил в тылу два полка, приказав им любой ценой не допустить прорыва противника в главные центры снабжения сил Вьетминя. Таким образом, когда началась операция “LORRAINE”, Зиапу не пришлось отводить своих войск с Черной реки. Благодаря донесениям разведки (или же просто вследствие точного расчета) Зиап сумел предвидеть, что французы не станут пробиваться в жизненно важные для коммунистов районы и что все действия противника направлены на то, чтобы заставить дивизии Вьетминя уйти с Черной реки. Зиап хорошо понимал, что тыловые службы французов не смогут оказывать длительную поддержку своим боевым частям, сражавшимся на более или менее значительном удалении от рубежей линии де Латтра. Зиап рассуждал так: даже если французы и доберутся до Йен-Бая, что произойдет вовсе не обязательно, с ходу взять его им не удастся, а на ведение планомерной осады не хватит боеприпасов, продовольствия и всего остального. Разгадав намерения противника, Зиап позволил ему беспрепятственно достигнуть Фу-Ен-Биня и проделать часть пути назад, до Чан-Муонга.

Принимая во внимание то, с каким блеском Зиап провел кампанию в Лаосе, и то, как верно он повел себя в ходе операции “LORRAINE”, поневоле задаешься вопросом: “Как он мог допустить столь серьезный просчет с На-Саном?” Проще всего списать промах на ошибку разведки. Однако на этот счет можно отнести лишь первый штурм, который чуть не привел к победе. Данное соображение в какой-то мере объясняет то, что был предпринят второй приступ. Но что же заставило Зиапа бросить своих бойцов в третью, явно самоубийственную для них атаку? О'Бэллинс мотивирует решение о третьем штурме На-Сана упрямством Зиапа, не желавшего принимать очевидного<9>, но и это объяснение представляется слишком упрощенным, особенно на фоне кампании в Лаосе и операции “LORRAINE”. Зиап не выглядит человеком, посылающим людей на убой только потому, что у него “взыграла кровь”.

Сам Зиап никогда не говорил о том, какие соображения руководили им во время битвы за На-Сан, но распознать их не так уж сложно. Он остро нуждался не столько в На-Сане, сколько в контроле над районом, в котором этот французский форт занимал доминирующую позицию. Без На-Сана Зиап не мог создать надежную тыловую базу, что осложнило бы предстоящее наступление на противника в Лаосе. Как показали события, ему удалось организовать обеспечение сил вторжения с базы в Мок-Чау, однако проблемы со снабжением все же возникли. С позиции стратегии стремление Зиапа взять На-Сан любой ценой можно оправдать, но с тактической точки зрения это была ошибка.

Когда дожди, принесенные муссоном в мае 1953-го, положили конец очередному боевому сезону, французское командование занялось оценкой сложившейся ситуации. Как и обычно, по результатам предыдущих восьми месяцев оно сделало как верные, так и неверные выводы. Французы не питали иллюзий относительно намерений Зиапа и понимали, что минувшая кампания лишь прелюдия к новому вторжению в Лаос. Для предотвращения нежелательных последствий они считали важным сделать две вещи. Первое — создать на пути Вьетминя в Лаос крупную базу. Второе — сформировать из имеющихся под рукой французских войск мобильные силы, способные во всех отношениях противостоять подвижным войскам Вьетминя. Это подразумевало увеличение численности и повышение боеспособности Национальной вьетнамской армии, так как ее усиление позволяло высвободить для ведения активных операций больше французских частей.

Среди мер, принятых французами на основе выводов, сделанных по итогам боев сезона 1952 — 1953 гг., оказались и такие, которые привели в конечном итоге к фатальным последствиям. Опыт обороны На-Сана, а также — правда, в меньшей степени — события, развернувшиеся вокруг Луанг-Прабанга и базы на Плэн-де-Жарр, способствовали принятию решения о создании на вражеской территории большого укрепленного лагеря, неприступного для противника. Снабжение гарнизона всем необходимым предполагалось организовать по воздуху. Они рассудили так: желая разом покончить с крупным вражеским контингентом, Зиап, как это случилось при На-Сане, нападет на базу. Вот тут-то и состоится большая битва, в которой Зиап погубит свои штурмовые дивизии в атаках против французской укрепленной позиции. Именно это решение в конечном счете привело к сражению при Дьен-Бьен-Фу и поражению французов в Индокитае.



1. Buttinger, Dragon Embattled, 1:759.
2. O'Ballance, Indo-China War, note, p. 174.
3. Alistair Home, A Savage War of Peace, Algeria 1954-1962 (New York: Viking Press, 1977), p. 180.
4. Fall, Street, p. 78.
5. O'Ballance, Indo-China War, p. 182.
6. Fall, Street, p. 79.
7. O'Ballance, Indo-China War, p. 185.
8. O'Neill, Giap, p. 122.
9. O'Ballance, Indo-China War, p. 185.


Автор: Дэвидсон Филипп Б.
Просмотров: 576

Комментарии к статье (0)

Другие статьи по теме:

Глава 2. Французская кампания (1946 г. - 1947 г.)


Глава 3. Французская кампания (1948 г. - 1949 г.)
Глава 4. Первая наступательная кампания Зиапа. (1950 г.)
Глава 5. Жан де Латтр де Тассиньи
Глава 6. Всеобщее контрнаступление Вьетминя (январь 1951 г. - май 1952 г.)
Глава 8. Предыстория событий при Дьен-Бьен-Фу (21 мая - 20 ноября 1953 г.)
Глава 9. Дьен-Бьен-Фу. Период подготовки к сражению (20 ноября 1953 г. - 13 марта 1954 г.)
Об авторе

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.
e-mail друга: Ваше имя:


< 2018 Сегодня < Июл >
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама