Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Сухопутные войска
Отправить другу

Танк Т-70. Верткий и проходимый, тихий на ходу

Уже в октябре 1941 года стало ясно, что новый легкий танк Т-60, серийный выпуск которого начался месяцем раньше, почти бесполезен на поле боя. Его броня свободно пробивалась всеми противотанковыми средствами вермахта, а собственное вооружение было слишком слабым, чтобы бороться с танками врага. Усилить же и то, и другое без кардинального изменения конструкции не представлялось возможным. Двигатель и коробка передач и без того работали в перенапряженном режиме. Рост же массы боевой машины, неизбежный при усилении бронирования и вооружения, просто привел бы к выходу этих агрегатов из строя. Требовалось иное решение.

В сентябре 1941 года КБ завода № 37, на тот момент головного по выпуску Т-60, предложило вариант его модернизации, получивший индекс Т-45. По сути дела это был все тот же Т-60, но с новой башней, в которой установлена 45-мм пушка. На этой машине предполагалось использовать новый двигатель ЗИС-60 мощностью 100 л. с., что позволило бы увеличить толщину лобовой брони танка до 35-45 мм. Однако освоить производство двигателя завод имени Сталина (ЗИС) не смог в связи с эвакуацией из Москвы на Урал, в город Миасс. Не спасла положение и попытка установить на танк двигатель ЗИС-16 мощностью 86 л. с. С его освоением также не все шло гладко, а время не ждало.

Дан приказ заводу в Горьком

Параллельно с заводом № 37 работы по созданию нового легкого танка развернулись на Горьковском автозаводе. В таком развитии событий не было ничего необычного - это предприятие уже имело опыт производства бронетанковой техники, занимаясь серийным выпуском танкеток Т-27 и малых плавающих танков Т-37А в 30-е годы. Здесь же был спроектирован и изготовлен ряд опытных образцов бронетанковой техники. В сентябре 1941 года завод получил задание по организации массового выпуска легкого танка Т-60, для чего на ГАЗе было выделено в отдельное структурное подразделение танковое производство и создано танковое КБ. В первых числах сентября главный конструктор завода № 37 Н. А. Астров перегнал своим ходом из Москвы в Горький опытный образец танка Т-60, который должен был использоваться на ГАЗе в качестве эталона. Сам Астров также был оставлен на ГАЗе для помощи в организации производства танков.

Именно Астров и представил в ГАБТУ Красной армии проект создания на базе Т-60 нового легкого танка с усиленными броней и вооружением. В качестве силовой установки на этой машине предполагалось использовать спарку автомобильных двигателей. Опытные образцы спаренных силовых агрегатов, получивших индекс ГАЗ-203, были изготовлены к концу ноября. Проектирование же нового танка в КБ ГАЗа началось в конце октября 1941 года. Оно велось очень быстро с использованием принятого в автомобилестроении приема, непривычного для конструкторов танков. Общие виды боевой машины вычерчивались в натуральную величину на специальных алюминиевых пластинах размером 7x3 м, окрашенных белой эмалью и разбитых на квадраты размером 200x200 мм. Для уменьшения площади чертежа и повышения его точности на главный вид - продольный разрез были наложены план, а также полные и частичные поперечные разрезы. Чертежи выполнялись максимально подробными и включали все узлы и детали внутреннего и внешнего оборудования машины. Эти чертежи в дальнейшем служили основой для контроля при сборке опытного образца и даже всей первой серии машин. Главным их преимуществом была высокая точность.

В конце декабря 1941 года для танка, получившего заводское обозначение ГАЗ-70, сварили бронекорпус и отлили башню конструкции В. Дедкова. Наряду с литой был разработан и вариант сварной башни. Сборка танка началась в январе 1942 года и по ряду причин шла довольно медленно. Завершить ее удалось только 14 февраля, после чего танк отправили в Москву, где он был показан представителям ГАБТУ. У военных новая машина большого энтузиазма не вызвала. По бронезащите танк лишь незначительно превосходил Т-60, а номинально возросшая благодаря установке 45-мм пушки мощь вооружения нивелировалась расположением в башне одного человека - на все руки мастера - командира, наводчика и заряжающего. Однако Астров пообещал в кратчайший срок устранить недостатки. Довольно быстро удалось нарастить броню, доведя толщину нижнего лобового листа корпуса до 45 мм, а верхнего - до 35 мм. В итоге постановлением ГКО от 6 марта 1942 года новая боевая машина была принята на вооружение РККА под индексом Т-70. Спустя два дня увидело свет и постановление ГКО о производстве танка, согласно которому к его выпуску с апреля привлекались заводы № 37 и № 38. Однако действительность не позволила этим планам осуществиться полностью. Так, например, новый танк требовал вдвое больше двигателей, чем Т-60. Не удалось наладить производство литой башни и ГАЗу пришлось в спешном порядке обеспечивать другие заводы документацией на сварную башню. В итоге апрельский план по выпуску Т-70 выполнил только ГАЗ, собравший 50 машин. Завод № 38 в Кирове сумел изготовить только семь танков, а на заводе № 37 их сборку не удалось наладить ни к апрелю, ни в дальнейшем.

Компоновка новой машины принципиально не отличалась от таковой у танка Т-60. Механик-водитель располагался в носовой части корпуса у левого борта. Во вращающейся башне, также смещенной к левому борту, размещался командир танка. В средней части корпуса вдоль правого борта на общей раме были установлены два спаренных последовательно двигателя, составлявших единый силовой агрегат. Трансмиссия и ведущие колеса располагались впереди.

Корпус танка сваривался из катаных бронелистов толщиной 6, 10, 15, 25, 35 и 45 мм. Сварные швы усиливались клепкой. Лобовые и кормовые листы корпуса имели рациональные углы наклона. В верхнем лобовом листе корпуса находился люк механика-водителя, в крышке которого у танков первых выпусков имелась смотровая щель с триплексом, а затем устанавливался поворотный перископический прибор наблюдения.

Сварная граненая башня, изготавливавшаяся из броневых листов толщиной 35 мм, устанавливалась на шариковой опоре в средней части корпуса и имела форму усеченной пирамиды. Сварные стыки стенок башни были усилены броневыми угольниками. Лобовая часть имела литую качающуюся маску с амбразурами под установку пушки, пулемета и прицела. В крыше башни был сделан входной люк командира танка. В броневой крышке люка устанавливался перископический зеркальный прибор наблюдения, обеспечивавший командиру круговой обзор. Кроме того, в крышке имелся лючок для флажковой сигнализации.

Вооружение, двигатели, ходовая

На танке Т-70 устанавливались 45-мм танковая пушка образца 1938 года и слева от нее - спаренный пулемет ДТ. Для удобства работы командира танка орудие было смещено вправо от продольной оси башни. Длина ствола пушки составляла 46 калибров, высота линии огня - 1540 мм. Углы наводки спаренной установки по вертикали составляли от - 6о до + 20°. Для стрельбы применялись прицелы: телескопический ТМФП и механический - в качестве резервного. Прицельная дальность стрельбы составляла 3600 м, максимальная - 4800 м. При использовании механического прицела была возможна только стрельба прямой наводкой на дистанции не свыше 1000 м. Скорострельность орудия составляла 12 выстр/мин. Шестеренчатый механизм поворота башни устанавливался слева от командира, а винтовой подъемный механизм спаренной установки - справа. Спусковой механизм пушки был ножным, спуск пушки осуществлялся нажатием на правую педаль, а пулемета - на левую. В боекомплект входили 90 выстрелов с бронебойными и осколочными снарядами для пушки и 945 патронов к пулемету ДТ.

Силовая установка ГАЗ-203 состояла из двух четырехтактных 6-цилиндровых карбюраторных двигателей ГАЗ-202 суммарной мощностью 140 л. с. Коленчатые валы двигателей соединялись муфтой с упругими втулками. Картер маховика переднего двигателя для предотвращения поперечных колебаний силового агрегата был соединен тягой с правым бортом. Батарейная система зажигания, система смазки и топливная (кроме баков) система для каждого двигателя были независимыми. Два бензобака общей емкостью 440 л находились в левой части кормового отделения корпуса в изолированном броневыми перегородками отсеке.

Трансмиссия состояла из двухдискового полуцентробежного главного фрикциона сухого трения (сталь по ферродо), четырехступенчатой коробки передач автомобильного типа (4+1), главной передачи с коническим редуктором, двух бортовых фрикционов с ленточными тормозами и двух простых однорядных бортовых редукторов. Главный фрикцион и коробка передач собирались из деталей, заимствованных у грузового автомобиля ЗИС-5.

В состав движителя танка применительно к одному борту входили ведущее колесо со съемным зубчатым венцом цевочного зацепления, пять односкатных обрезиненных опорных катков и три цельнометаллических поддерживающих катка, направляющее колесо с кривошипным механизмом натяжения гусеницы и мелкозвенчатая гусеница из 91 трака. Конструкции направляющего колеса и опорного катка были унифицированы. Ширина литого трака гусеницы составляла 260 мм. Подвеска - индивидуальная торсионная.

Командирские танки были оборудованы радиостанцией 9Р или 12РТ, размещенной в башне, и внутренним переговорным устройством ТПУ-2Ф. На линейных танках устанавливалось светосигнальное устройство для внутренней связи командира с механиком-водителем и внутреннее переговорное устройство ТПУ-2.

В ходе производства масса танка возросла с 9,2 до 9,8 т, а запас хода по шоссе уменьшился с 360 до 320 км.

В начале октября 1942 года ГАЗ, а с ноября и завод № 38 перешли на выпуск танков Т-70М с усовершенствованной ходовой частью. Были увеличены ширина (с 260 до 300 мм) и шаг траков, ширина опорных катков, а также диаметр торсионов подвески и зубчатых венцов ведущих колес. Число траков в гусенице уменьшилось с 91 до 80. Кроме того, были усилены поддерживающие катки, остановочные тормоза и бортовые редукторы. Масса танка возросла до 10 т, а запас хода по шоссе снизился до 250 км. Боекомплект пушки был сокращен до 70 выстрелов.

С конца декабря 1942 года завод № 38 прекратил выпуск танков и переключился на производство самоходных установок СУ-76. В результате начиная с 1943 года легкие танки для Красной армии изготавливал только ГАЗ. При этом во второй половине 1943 года выпуск сопровождался большими трудностями. С 5 по 14 июня завод подвергся сосредоточенным ударам немецкой авиации. На Автозаводский район Горького было сброшено 2170 бомб, из них 1540 - непосредственно на территорию завода. Полностью разрушены или серьезно повреждены более 50 зданий и сооружений. В частности, сгорели цехи шасси, колесный, монтажный и термический № 2, главный конвейер, паровозное депо, серьезно пострадали и многие другие цехи завода. В результате пришлось остановить выпуск бронемашин БА-64 и автомобилей. Однако выпуск танков не прекращался, хотя и несколько снизился: только в августе удалось перекрыть майский объем производства. Но век легкого танка уже был отмерен - 28 августа 1943 года вышло постановление ГКО, согласно которому с 1 октября того же года ГАЗ переходил на выпуск самоходных установок СУ-76М. Всего же в 1942-1943 годах было выпущено 8226 танков модификаций Т-70 и Т-70М.

Легкий танк Т-70 и его усовершенствованный вариант Т-70М состояли на вооружении танковых бригад и полков, так называемой смешанной организации, совместно со средним танком Т-34. В бригаде имелось 32 танка Т-34 и 21 танк Т-70.

В танковом полку состояли на вооружении 23 Т-34 и 16 Т-70. При этом полки могли входить в состав механизированных бригад или быть отдельными. К весне 1944 года легкие танки Т-70 были исключены из штатов танковых частей Красной армии. Тем не менее в некоторых бригадах они продолжали эксплуатироваться еще довольно долго. Кроме того, часть танков этого типа использовалось в самоходно-артиллерийских дивизионах, полках и бригадах СУ-76 в качестве командирских машин. Часто ими были укомплектованы танковые подразделения в мотоциклетных частях. Танки Т-70 и Т-70М принимали участие в боевых действиях вплоть до конца Великой Отечественной войны.

Боевое крещение танки Т-70 получили в ходе боев на Юго-Западном направлении в июне-июле 1942 года и понесли жестокие потери. Уже первые бои выявили низкие боевые качества новых легких танков, вооружение которых не позволяло им бороться с немецкими средними танками (доля легких боевых машин в вермахте быстро сокращалась), а бронезащита была недостаточной при использовании в качестве танков непосредственной поддержки пехоты. Кроме того, наличие в экипаже только двух танкистов, один из которых был крайне перегружен многочисленными обязанностями, а также отсутствие на боевых машинах средств связи крайне затрудняли их использование в составе подразделений и приводили к повышенным потерям. Окончательную же точку в боевой карьере этих танков поставила Курская битва - возможность уцелеть, не говоря уже о том, чтобы выйти победителем, в открытом бою с новыми немецкими тяжелыми танками у Т-70 была близка к нулю.

Великое дело - мастерство и смекалка

Тем не менее в руках умелых танкистов и Т-70 был грозным оружием. Так, например, 6 июля 1943 года в боях за деревню Покровка на Обояньском направлении экипаж танка Т-70 из 49-й гвардейской танковой бригады, которым командовал лейтенант Б. В. Павлович, умудрился подбить три средних немецких танка и одну «Пантеру»!

Совершенно исключительный случай произошел 21 августа 1943 года в 178-й танковой бригаде. При отражении вражеской контратаки командир танка Т-70 лейтенант А. Л. Дмитриенко заметил отступавший немецкий танк. Догнав врага, лейтенант приказал своему механику-водителю двигаться рядом с ним (по-видимому, в «мертвой зоне»). Можно было стрелять в упор, но заметив, что люк в башне немецкого танка открыт (немецкие танкисты почти всегда ходили в бой с открытыми башенными люками), Дмитриенко вылез из Т-70, перепрыгнул на броню вражеской машины и бросил в люк гранату. Экипаж немецкого танка был уничтожен, а сам танк отбуксирован в наше расположение и после небольшого ремонта использовался в боях.

В документах военного времени можно найти немало примеров эффективных действий экипажей легких танков. Так, например, в приказе по 6-й гвардейской танковой бригаде от 20 декабря 1943 года «О выплате денежного содержания за сожженные и подбитые танки» есть сведения о поощрении экипажа Т-70 гвардии лейтенанта А. И. Дорохина (механик-водитель - старший сержант Ростовцев), «огнем своего танка подбившего 2 немецких Т-3». В соответствии с установленными денежными премиями за уничтожение двух немецких боевых машин Дорохин и Ростовцев получили по 1000 рублей каждый.

Экипажи Т-70 использовали и такой прием, как таран. Причем его применяли не только против автомобилей, бронемашин или бронетранспортеров, но и против танков противника. Например, в журнале боевых действий 150-й танковой бригады, входившей в состав 40-й армии Воронежского фронта в январе 1943 года, есть такая запись: «Старший лейтенант Захарченко и механик-водитель старший сержант Кривко, отражая контратаки танков и израсходовав снаряды, со всей своей ротой Т-70 пошли на таран немецких танков. Захарченко сам лично протаранил 2 танка и взял в плен командира и начальника штаба 100-го танкового батальона особого назначения». Речь здесь идет о 100-м немецком огнеметном танковом батальоне, укомплектованном легкими танками - огнеметными Pz.II Flamm и линейными Pz.II. Удар 10-тонной «семидесятки» по немецкому танку, весившему примерно столько же, действительно мог оказаться весьма успешным.

В целом же танкисты не слишком любили эту машину. Впрочем, любовь к танку - вещь относительная, о чем можно судить по воспоминаниям М. Соломина: «Я был тогда в танковой армии у Рыбалко в 55-й бригаде и воевал на легком танке Т-70 - «семидесятке». Как мне этот танк? Да могила на гусеницах, впрочем, как и любой другой. И Т-34 ничем не лучше, и ИС горел не хуже всех их. Хотя у Т-70, как и у любого другого, были свои плюсы. Он маленький по размерам, тихий на ходу (не громче грузовой машины), верткий и проходимый. Так что любить его было за что. Но броня с боков все же тонкая и пушчонка - «сорокапятка» тоже слабенькая, особенно против тяжелых танков».

Надо сказать, что к числу достоинств танка Т-70 можно отнести и тот факт, что боекомплект 45-мм выстрелов не детонировал, чего нельзя сказать, например, о 76-мм выстрелах танка Т-34. В результате примерно 60 процентов подбитых «тридцатьчетверок» не подлежали восстановлению, а у «семидесяток» этот показатель составлял всего 40 процентов.

Уход в запас с полей сражений

Так что не случайно по поводу прекращения производства танков Т-70 мнения военных разделились. Так, например, командующий 5-й гвардейской танковой армией П. А. Ротмистров в своем письме Г. К. Жукову 30 августа 1943 года высказался достаточно категорично: «Танки Т-70 просто нельзя стало допускать к танковому бою, так как они более чем легко уничтожаются огнем немецких танков». Это мнение отражало объективную реальность. Но вот мнение командующего 2-й танковой армией С. И. Богданова. 25 сентября 1943 года он докладывал в ГАБТУ Красной армии: «Танк Т-70 ввиду своей высокой подвижности как нельзя лучше соответствует задаче преследования отступающего противника...

В отличие от Т-34 и KB танк указанного типа обладает малой шумностью (звук танка не превышает звука автомобиля) даже в движении на самых высоких оборотах, что вкупе с малыми размерами самого танка позволяет подразделениям на Т-70 подбираться практически вплотную к противнику, не вызывая у него преждевременной паники...»

Малошумность, кстати, была весьма важным достоинством Т-70 на фоне все той же «тридцатьчетверки», которую из-за ее ревущего без глушителей дизеля и грохочущих гусениц было слышно километра за три. Об этом свидетельствуют ветераны-танкисты, в том числе и немецкие. Но использовать такие плюсы, как относительно небольшие размеры и малошумность танка, в интересах, например, разведки было невозможно: на Т-70 (за исключением командирских машин) не устанавливались радиостанции.

Опыт сражений Второй мировой войны со всей очевидностью показал, что применение легких машин в качестве линейных на поле боя уже невозможно. Для выполнения же каких-то других специальных функций, например разведывательных, им необходимо специальное оснащение. Так что Т-70 не подходил ни для того, ни для другого. Уход со сцены был неизбежен.

Показать источник
Автор: Михаил Барятинский
Просмотров: 12394

Комментарии к статье (1)

Вооружение по теме:

Т-60 - лёгкий танк



В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.
e-mail друга: Ваше имя:


< 2019 Сегодня < Июн >
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама