Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Стратегия
Отправить другу

Прикрытие стратегических ядерных сил – важнейшая задача военно-воздушных сил. Часть 2

Подвижный грунтовый ракетный комплекс «Тополь-М» – основа российских СЯС. Фото: Леонид Якутин

К истории развития научных подходов и идеологии прикрытия стратегических ядерных сил

Окончание. Начало в № 6 за 2009 г. В условиях сокращения боевого и численного состава Войск ПВО в период 1992-1997 гг. доля частей ЗРВ, привлекаемых к непосредственному прикрытию объектов СЯС, так же неуклонно снижалась. Это имело свои объективные причины: количество объектов экономики и инфраструктуры страны оставалось примерно таким же, а Войска ПВО были в этот период сокращены практически вдвое. Но изменилась и группировка СЯС России в сравнении с группировкой СЯС СССР.

Опыт Российской Федерации

В 1992-1997 гг. количество частей ЗРВ, выделенных на прикрытие СЯС РФ, сократилось примерно в 1,6 раза, однако их доля в составе всех частей ЗРВ возросла почти до 32%, то есть выросла в 1,5 раза (рис. 1). На прикрытии СЯС было сосредоточено до 20 зенитных ракетных частей, имеющих в боевом составе около 90 зрдн (С-200, С-300, С-75 и С-125).

На прикрытие группировок ракетных соединений РВСН было выделено до 67% из числа этих частей ЗРВ и почти 60% зенитных ракетных дивизионов (см. рис. 5 и 6 в № 6 за 2009 г.). Эти силы смогли непосредственно прикрыть до 70% группировок РВСН.

Рис. 1. Доля боевого состава ЗРВ Войск ПВО и ВВС, привлекаемых к непосредственному прикрытию СЯС СССР и РФ

Морские СЯС были прикрыты на 100%. На их прикрытии от ударов СВН противника выполняли задачи около 22% всех частей и 29% дивизионов, предназначенных для обороны СЯС России.

Гораздо хуже дело обстояло с непосредственным прикрытием силами ЗРВ авиационных ядерных сил. Лишь 57% из них имели непосредственное зенитное ракетное прикрытие. Из всех средств, выделенных на прикрытие СЯС России, на их долю пришлось только 11% зенитных ракетных частей и дивизионов.

Прикрытие остальных группировок СЯС обеспечивалось в общей системе ПВО силами истребительной авиации.

Изменился и состав группировок ЗРВ на прикрытии различных элементов СЯС. Позиционные районы ракетных соединений прикрывались зенитными ракетными частями, имеющими, как правило, в своем составе новую и перспективную боевую технику – по 2-3, а иногда и до шести зрдн С-300. Огневые возможности этих группировок по сравнению с группировками, построенными на основе ЗРК С-200, С-75 и С-125, стали выше практически в 1,5-2 раза. Возросла и живучесть группировок ЗРВ (рис. 2).

Увеличились и боевые возможности группировок ЗРВ на прикрытии пунктов базирования (ПБ) морских стратегических ядерных сил (МСЯС). Типовая группировка на прикрытии военно-морских баз состояла из двух зрдн С-200 и 4-6 С-300 (рис. 4). Отдельные ПБ флотов имели на прикрытии и по 6-8 зрдн С-300. Таким образом, в сравнении с группировками 1985-1990 гг. боевые возможности ЗРВ на прикрытии МСЯС возросли практически в 2-2,5 раза.

В целом, даже в условиях сокращения боевого состава ЗРВ и резкого снижения их суммарных боевых возможностей (рис. 5) за счет изменения боевого состава частей и переоснащения группировок ЗРВ на современную (С-300ПТ) и перспективную (С-300ПС, ПМ) боевую технику в период 1992-1997 гг. удалось повысить эффективность обороны каждого из оставшихся под непосредственным зенитным ракетным прикрытием объекта СЯС примерно в 1,5-2 раза. Правда, доля объектов СЯС, имеющих непосредственное зенитное ракетное прикрытие, сократилась почти на треть (для РВСН – на 28%, для АСЯС – 36%).

Сегодня

Таков был опыт наших предшественников по организации прикрытия объектов стратегических ядерных сил. Нам следовало его обобщить, проанализировать и с учетом изменившихся реалий в развитии СВКН противника преломить к создаваемой группировке нового облика Вооруженных Сил Российской Федерации.

Анализ развития СВКН противника показывал, что в настоящее время и в обозримом будущем придется бороться не столько с самими самолетами тактической, палубной и стратегической авиации, сколько с доставляемым ими оружием (рис. 6).

Поражение объектов самолетами СА, ТА и ПА может осуществляться с использованием:

– авиационных бомб;

– авиационных кассет (в том числе, с самонаводящимися и самоприцеливающимися суббоеприпасами);

– авиационных ракет (в том числе, КР воздушного базирования и автономные авиационные боеприпасы);

– авиационного стрелково-пушечного вооружения (авиационные пушки, гранатометы и пулеметы).

Авиационное стрелково-пушечное вооружение имеет дистанцию и дальность применения около километра (за исключением пушечного вооружения авиации сил специальных операций) и, в основном, может использоваться с малых высот только по групповым, открыто расположенным на местности объектам и скоплениям живой силы в определенных условиях складывающейся обстановки.

Неуправляемые авиационные бомбы (свободного падения), кассеты и ракеты имеют невысокую точность (КВО – круговое вероятное отклонение, составляет несколько десятков метров), небольшие дистанции и дальность поражения (от одного до нескольких км). Они могут применяться (в основном) по площадным открыто расположенным объектам при оптимальных условиях (простые метеоусловия, объекты заранее разведаны и вскрыты, слабая система ПВО). Так, стратегические бомбардировщики при «ковровом» бомбометании могут применять авиабомбы для сплошного поражения местности на площади 0,8х1,6 км.

Наибольшими возможностями по поражению объектов на территории России обладают управляемые авиационные бомбы (УАБ), кассеты (УАК) и ракеты (УР и в том числе КРВБ – крылатые ракеты воздушного базирования), которые относятся к авиационному высокоточному оружию (ВТО).

Напомню, авиационное ВТО – это вид оружия с обычной боевой частью, обеспечивающий в результате наведения избирательное поражение стационарных и мобильных целей одним пуском с вероятностью не менее 0,5 во всех заданных условиях их боевого применения.

Отличительной особенностью авиационного ВТО от обычных авиационных боеприпасов является наличие в нем командной автономной или комбинированной систем наведения, обеспечивающих управление траекторией полета к цели (объекту поражения) и заданную, в зависимости от характеристик атакуемой цели, вероятность ее поражения.

В зависимости от типа установленной на борту носителя противника системы наведения авиационное ВТО может применяться с использованием:

– телевизионной (тепловизионной) системы наведения (УР, УАБ);

– лазерной системы наведения (УР, УАБ);

– пассивной радиолокационной системы наведения (ПРР – противорадиолокационные управляемые ракеты);

– активной радиолокационной (мм-диапазона длин волн) системы наведения (УР);

– инерциальной системы наведения с коррекцией по данным космической радионавигационной системы (КРНС) «Навстар» (УР, УАБ);

– комбинированной системы наведения (различные комбинации вышеперечисленных систем наведения).

Как правило, точность (КВО) применения авиационного ВТО не зависит от дальности его применения и может составлять единицы метров.

Современные и перспективные высокоточные авиационные средства поражения могут применяться на максимальную дальность:

– УАК и УАБ с лазерной системой наведения – 8-13 км;

– УАБ с телевизионной и тепловизионной командной системой наведения – 60-80 км;

– ПРР – 120-180 км;

– УР общего назначения класса «воздух-поверхность» большой дальности действия – до 600 км;

– автономные авиационные боеприпасы – до 200 км;

– крылатые ракеты воздушного базирования – до 2-3,5 тыс. км и в перспективе – до 5 тыс. км).

В качестве боевых частей (БЧ) на авиационном ВТО могут использоваться:

– для поражения стационарных высокозащищенных или сильнозаглубленных целей (КП, ПУ, узлы связи, шахты ракетных комплексов и т.п. фортификационные сооружения) – бетонобойные, проникающие или кинетические (на гиперзвуковых системах оружия) БЧ;

– для поражения стационарной и подвижной боевой и бронированной техники в защищенных укрытиях или на открытой местности, аэродромных сооружений и сооружений энергетического комплекса – бетонобойные, бронебойные, кумулятивные, зажигательные, фугасные или комбинированные боевые части;

– для поражения стационарных или ограниченно подвижных легкобронированных целей, авиационной техники на аэродромах и стоянках, объектов оперативного и боевого обеспечения объединений, соединений и частей, отдельных объектов военно-экономического потенциала и инфраструктуры, живой силы, расположенных на открытой местности или в укрытиях легкого типа, – осколочно-фугасные, фугасные, объемно-детонирующие и комбинированные БЧ;

– для поражения широкого спектра площадных целей, включая мобильные малоразмерные и бронированные (боевая техника в наступлении и на марше, в местах сосредоточения и перегруппировки) – объемно-детонирующие, фугасные, осколочно-фугасные и кассетные БЧ с различными унитарными, самонаводящимися или самоприцеливающимися суббоеприпасами.

Высота полета большинства авиационных средств поражения (АСП), в том числе и КРВБ, над территорией РФ будет обеспечиваться за счет задания программной высоты, изменяющейся в соответствии со структурой рельефа местности, наличием искусственных и естественных препятствий и расположением средств ПВО вдоль маршрутов их полета. Минимальное значение программной высоты будет определяться в основном из компромиссного условия между столкновением средств поражения с поверхностью земли и уничтожением их огневыми средствами ПВО.

Рис. 2. Изменение боевых возможностей зенитных ракетных частей на прикрытии различных типов объектов СЯС по поражению воздушных целей на средних и больших высотах и по поражению КР на малых высотах(в разах)

Широкий диапазон высот и скоростей полета, малая ЭПР, возможность массированного применения авиационного ВТО на избранном направлении, способность совершать полет с большими перегрузками значительно снижают возможность существующих средств ПВО ВС РФ по своевременному их обнаружению, опознаванию, выдаче данных целеуказания и, как результат, снижают вероятность поражения СВН указанных типов огневыми средствами ПВО.

Таблица 1. Прогноз динамики изменения количества КР и их носителей

Анализ военных конфликтов последних лет и программ развития вооружения и военной техники зарубежных стран показывает, что роль авиационного высокоточного оружия класса «воздух-поверхность» в достижении целей и решении боевых задач, стоящих перед авиацией, непрерывно возрастает. В ближайшие 10-15 лет прогнозируется оснащение вооруженных сил ведущих зарубежных стран преимущественно обычным высокоточным оружием различных типов и назначения. Разрабатываемое в настоящее время перспективное авиационное высокоточное оружие будет отличаться возможностью автономного обнаружения, сопровождения и точного поражения широкой номенклатуры наземных и надводных целей круглосуточно и в сложных метеоусловиях на дальности, лежащей вне зоны действия противовоздушной обороны.

По оценкам, запасы такого оружия только в ВС США к 2010 г. составят сотни тыс. единиц, что обеспечит возможность практически неограниченного его применения в ходе крупномасштабного вооруженного конфликта или локальной войны. В свою очередь, массированное применение ВТО против России может позволить противнику добиться сопоставимых с ядерным оружием показателей боевой эффективности при несоизмеримо меньшем побочном ущербе.

Анализ возможностей АСП и перечня поражаемых им объектов показывает, что при применении ВТО в первую очередь будет стоять задача первоочередного уничтожения важных мобильных (критичных по времени) целей Вооруженных Сил России в тактической и оперативно-тактической глубине. В оперативно-тактической и стратегической глубине ВТО большой дальности действия будут применяться, в первую очередь, для нанесения ударов по высокозащищенным и сильнозаглубленным объектам с целью нарушения централизованного управления ВС РФ и государством, ослабления военно-экономического потенциала и СЯС России.

В целом, массовое применение противником в вооруженном конфликте АСП может создать непосредственную угрозу разгрома группировок ВС РФ, вывода из строя основных объектов военно-экономического потенциала и неблагоприятное для России развитие военно-стратегической обстановки.

Особая роль среди средств воздушного нападения, и в частности ВТО, принадлежит крылатым ракетам. И проблема заключается именно в том, что их количество перешло в совершенно иное качество этого оружия. В результате накопления у эвентуального противника значительного количества КР морского и воздушного базирования объекты наших СЯС из объектов, поражение которых не планировалось на первых этапах развязывания военных действий с применением обычных средств поражения, стали объектами «разоружающего» удара.

Принятие договоренности высшим политическим руководством России и США о дальнейшем сокращении стратегических наступательных вооружений, а это, прежде всего, касается именно СЯС, наряду с продолжающейся программой создания национальной ПРО США, делает весьма заманчивым нанесение именно «разоружающего» удара по объектам наших СЯС. Огромное количество КР способно наносить скоординированные по времени и месту мощные удары в очень жесткие временные рамки перенасыщая возможности системы ПВО как по управлению, так и по поражению этих СВН.

Способами нанесении таких ударов могут быть «звездные» удары, представляющие собой одновременные удары по объектам поражения с нескольких направлений, или прорыв значительного количества КР на одном направлении с плотностями и в количествах, превышающих огневые возможности зенитных ракетных средств и существующие запасы боекомплектов их зенитных ракет.

Современные КР предназначены в основном для поражения стационарных объектов, координаты которых известны заранее. Наведение КР на цель в процессе полета на начальном и среднем участках траектории осуществляется инерциальной системой наведения с коррекцией по системе ТЕРКОМ и (или) с помощью космической радионавигационной системы (КРНС) «Навстар».

Рис. 3. Вариант организации прикрытия рд РВСН в позиционном районе (1992-1997 гг.)

Основные тенденции развития крылатых ракет представлены рис. 7. Программами работ по совершенствованию крылатых ракет авиационного и морского базирования предусматривается:

– увеличение дальности полета КР (3,5 тыс. км в 2010-12 гг. до 5-6 тыс. км после 2015 г.), обеспечивающие нанесение ударов с океанских и морских акваторий по всей территории России (указанные дальности полета позволяют проводить пуски КР с наземных ПУ, при развертывании таких ПУ, например, на Командорских островах и в Афганистане, возможно нанесение ударов по объектам СЯС от Урала до Дальнего Востока и базам ПЛАРБ ВМФ);

– развертывание КР на надводных кораблях (эсминец класса DD – 152 КР в пусковых установках, интервал старта от 1-7 с) и АПЛ (АЛЛ типа «Огайо» -126-180 КР, размещенных в 24 ПУ БРПЛ «Трайдент-2», по 7 КР в каждой ПУ, и торпедных отсеках, запуск осуществляется из 24 ПУ с интервалом старта 1-7 с и 4 торпедных аппаратов с интервалом старта ~ 45 с);

– создание неядерного боевого оснащения КР (заглубляемого типа и кассетных боевых частей с индивидуальным наведением поражающих элементов) с оснащением ракет современными навигационными системами (включая аппаратуру временной привязки) в целях нанесения высокоточных ударов по защищенным или пространственно-распределенным объектам;

– повышение точности наведения КР в 5-10 раз (замена систем управления «Терком» на «Диджискем» и «Птан», использующих цифровые карты, с режимами ввода дифференциальных поправок, реализованных в космической навигационной системе «Навстар»);

– оснащение КР (запускаемых предварительно или в составе удара) средствами радиотехнической и оптикоэлектронной разведки для допоиска объектов, перемещающихся с невысокой скоростью (мобильных ПУ РКСН).

Рис. 4. Вариант организации прикрытия рд РВСН в позиционном районе (1992-1997 гг.)

Прогноз динамики изменения количества КР и их носителей в ВС США приведен в табл. 1.

В рамках этих работ флагманские корабли, входящие в состав авианосных ударных соединений, оснащены системой планирования ракетного удара AMPS. Эта система позволяет осуществлять окончательное формирование плана огневого поражения и полетных заданий КР как на основании данных предварительного планирования ударов по всем потенциальным целям, проводимого центрами ВМФ США, так и по текущей информации от средств разведки или ЦУ от них.

Усовершенствованные КР с кассетной боевой частью, оснащенные аппаратурой радиотехнической и оптико-электронной разведки и наведения, могут эффективно применяться для поражения мобильных ракетных комплексов (РК) в районах боевого патрулирования (границы районов, трассы движения РК могут уточняться агентурной разведкой, использующей малоразмерные ДПЛА с оптико-электронной аппаратурой).

Развертывание надводных кораблей в районах боевого применения, стратегических бомбардировщиков на передовых авиабазах и на маршрутах боевого патрулирования (Северное СВКН) может осуществляться под видом учений и тренировок, а атомных подводных лодок – скрытно.

Анализ динамики развития КР морского и воздушного базирования ВС США и стран НАТО показывает, что суммарное количество крылатых ракет в одном ударе может составлять на рубеже 2015 г. – до 1,5-1,6 тыс. шт., а к 2020 г. – до 2,5-3 тыс. шт.

Вероятность нанесения такого удара будет возрастать по мере влияния трех факторов: 1) снижения ракетно-ядерного потенциала России (за счет снятия с вооружения «тяжелых» МБР, выработавших сроки службы), 2) снижения боевых возможностей ПВО России (в случае реализации Государственной программы вооружения не в полном объеме), а также 3) полномасштабного развертывания США национальной ПРО.

Рис. 5. Изменение общих боевых возможностей зенитных ракетных частей, привлекаемых к непосредственному прикрытию СЯС СССР и РФ

Таким образом, наиболее вероятными средствами поражения СЯС в обозримом будущем будут являться КР морского и воздушного базирования.

Поэтому сегодня перед нами стоят сложные задачи. Прикрытие СЯС РФ всегда остается приоритетной задачей Военно-воздушных сил. Мы уточняем подходы к организации прикрытия СЯС в новых геополитических условиях, приоритетность их прикрытия на различных этапах подготовки и ведения военных действий в локальных, региональных и крупномасштабных войнах с учетом стратегических направлений.

Современные средства ПВО предоставляют возможность осуществления более широкого выбора вариантов организации прикрытия объектов стратегических ядерных сил от ударов СВН. Наличие ЗРС С-400 и С-300ПМ, ЗРК типа «Тор» и ЗРПК «Панцирь» и позволяют оптимизировать группировки ЗРВ на обороне каждого из объектов СЯС с учетом их особенностей, создать многослойную систему огня и обеспечить взаимное прикрытие самих подразделений ЗРВ.

Как вариант можно рассматривать, к примеру, на прикрытии военно-морской базы или пункта базирования СЯС флота группировку ЗРВ в составе 2-3 ЗРС С-300ПМ и 5-7 ЗРК типа «Тор» или ЗРПК «Панцирь» (рис. 8). Особенности построения группировок ЗРВ на прикрытии ракетных дивизий РВСН в позиционном районе обусловят необходимость выделения на их прикрытие 2-3 ЗРС С-400, несколько большего, чем для объектов МСЯС, количества ЗРС типа С-300ПМ и примерно такого же количества ЗРК «Тор» или ЗРПК «Панцирь».

С учетом возможного наряда СВН на поражение аэродромов МРА ВМФ, стратегической авиации и дальних бомбардировщиков ВВС в зависимости от удаления их аэродромов базирования от государственной границы на прикрытии этих объектов может потребоваться сосредоточение усилий от 1 до 3-4 ЗРС С-300ПМ, однако комплексов «Тор» и «Панцирь» может потребоваться значительно меньше – всего 2-4.

В целом создание примерно таких группировок, естественно, с учетом особенностей их дислокации на территории страны, воздушных направлений и возможных средств поражения может обеспечить повышение эффективности их противовоздушной обороны на 25-30%. Одновременно повысится и устойчивость самой группировки ЗРВ от ударов СВН противника в 1,7-2 раза.

Вместе с тем не следует забывать, что в данном случае рассмотрены только группировки ЗРВ на непосредственном прикрытии объектов СЯС. Кроме этого, надо учитывать, что все объекты СЯС прикрываются и в общей системе ПВО страны силами истребительной авиации. И, как правило, истребительная авиация будет уничтожать носителей средств поражения до рубежа применения зенитных ракетных войск, то есть до зон поражения ЗРК. Борьбу же с прорвавшимися средствами воздушного нападения и самими средствами поражения, и, прежде всего высокоточными, будут уже вести огневые средства зенитных ракетных войск.

В этом случае, например, если аэродромы ДА и МРА находятся в глубине страны – то их прикрытие с учетом сил истребительной авиации может быть организовано и на основе только ЗРК «Тор» или ЗРПК «Панцирь», причем их количество может быть весьма незначительным. Здесь следует подходить творчески с учетом особенностей построения общей системы ПВО на каждом стратегическом направлении.

Требования к перспектиному оружию

Поскольку, как было показано выше, развитие средств поражения не останавливается, не должно останавливаться и совершенствование группировок ЗРВ на непосредственном прикрытии важнейших объектов страны и Вооруженных Сил, и, прежде всего, их ключевых объектов – объектов стратегических ядерных сил, обеспечивающих совместно с силами и средствами воздушно-космической обороны стратегическое сдерживание любого агрессора.

Рис. 6

Группировки ЗРВ должны иметь возможность эффективно бороться как с носителями ВТО, что весьма успешно делают ЗРС типа С-300ПМ, так и с самим высокоточным оружием. Поэтому в составе группировок ЗРВ должно быть больше средств борьбы именно с ВТО. Причем такое оружие должно быть всепогодным, работать на различных физических принципах, а расходные средства – сами зенитные ракеты – иметь активную головку самонаведения (ГСН). По стоимости же сами ЗУР должны хотя бы соответствовать стоимости средств поражения противника. Не стоит бороться с «копеечным» средством поражения, применяя для его уничтожения ракету стоимостью в несколько десятков тыс. долл. Это не рационально. Поэтому наряду с зенитными средствами, способными уничтожать самолеты, крылатые и оперативно-тактические баллистические ракеты, и имеющими высокую стоимость как наземного оборудования, так и зенитных управляемых ракет, в группировках ЗРВ должны найти свое достойное место недорогие и эффективные средства борьбы с ВТО.

Это обусловливает и новые требования к перспективным группировкам на прикрытии СЯС.

Принципиально новым свойством радиолокационных средств (РЛС), предназначенных для создания маловысотного поля обнаружения СВН, должны стать их высокие точностные характеристики (а, значит, – активная ФАР), позволяющие решать задачи информационного обеспечения боевых действий группировок ЗРС средней и малой дальности, использующих боекомплект ЗУР с активной ГСН. Необходимо, чтобы РЛС указанного типа для дежурного и боевого радиолокационного поля были разработаны уже в течение ближайших 3-4 лет, имели высокую степень надежности, малые эксплуатационные затраты и требовали минимум личного состава, необходимого для обеспечения боевой работы.

Рис. 7

Перспективные ЗРК малой дальности (МД) должны быть способны эффективно поражать ВТО противника, быть высокопроизводительными, иметь АФАР на телескопических вышках с высотой подъема, не меньше средней высоты леса в центральной части нашей страны и с дальность стрельбы ЗУР до 20-25 км. Перспективные ЗРК средней дальности (СД) также должны иметь возможность выдвигать свою МРЛС на вышке на ту же высоту, но дальность стрельбы ЗУР должна быть примерно до 150 км. Эти комплексы должны обеспечивать одновременный всеракурсный обстрел большого числа целей на всех высотах, а их мобильность – позволять прикрывать мобильные ракетные комплексы РВСН как на марше, так и на дежурной стартовой позиции.

В качестве придаваемых средств в состав ЗРК должны включаться транспортно-заряжающие (для перезарядки БМ) или пуско-заряжающие машины для увеличения боекомплекта комплексов и ведения стрельбы при отражении массированных ударов СВН и прикрытии площадных объектов.

Такие ЗРК должны обеспечивать одновременный обстрел и уничтожение не менее 10-15 целей, осуществляющих самоприкрытие активными помехами в частотном диапазоне МРЛС этих ЗРК, иметь весьма значительный запас недорогих, но эффективных ЗУР и требовать минимального личного состава в боевом расчете.

Еще лучше, если, к примеру, пункт боевого управления (ПБУ) ЗРК МД будет иметь возможность централизованного управления с ПБУ ЗРК СД в автоматизированном, а в определенной ситуации – и в автоматическом режиме, и осуществлять управление несколькими пусковыми установками с ЗУР (до 6-10 ПУ). Сами же эти ПУ с ЗУР должны иметь возможность в любом сочетании быть распределенными по позиционному району для обеспечения обороны группы объектов СЯС с меньшими затратами.

Рис. 8

Стрельба ЗУР должна производиться как по данным радиолокационного поля, так и по данным МРЛС ЗРК, а включение в состав группировки ЗРВ ЗРК СД и МД обеспечит возможность эшелонирования их огня.

Боекомплект ЗУР ЗРК должен быть гибким и обеспечивать поражение всех СВН и ВТО противника, назначенных им для поражения прикрываемых объектов, с эффективностью не хуже 0,9. Построение таких группировок ЗРВ позволит при появлении у противника возможности увеличения наряда средств поражения на каждый элемент прикрываемого силами ПВО объекта, не увеличивать количество зенитных ракетных дивизионов на прикрытии объекта, а лишь пропорционально увеличивая количество пусковых установок с ЗУР МД, добиваться поддержания необходимой эффективности отражения ударов СВН.

Реализация указанных требований позволит создать надежную, высокоэффективную и относительно недорогую систему зенитного ракетного прикрытия важнейших объектов государства, обеспечивающих стратегическую стабильность обороны и гарантированное нанесение противнику неприемлемого ущерба в случае развязывания военных действий.

Показать источник
Автор: Вадим Юрьевич Волковицкий, генерал-лейтенант, начальник Главного штаба Военно-воздушных сил, заслуженный военный специалист, кандидат военных наук
Просмотров: 1860

Комментарии к статье (0)

Вооружение по теме:

"Тополь-М" (РС-12М2) - межконтинентальная баллистическая ракета



С-125 "Нева" - зенитно-ракетный комплекс
С-300 - зенитно-ракетный комплекс
С-75 "Двина" - зенитно-ракетный комплекс

Другие статьи по теме:

Прикрытие стратегических ядерных сил – важнейшая задача военно-воздушных сил. Часть 1


Д. Ф. Устинов. "Ему было по плечу абсолютно все!"

"Тополь-М" на Красной площади

Приоритеты гособоронзаказа. В новом году затраты на вооружение составят 14% от бюджета страны
В. В. Коляскин - правая рука мастера
Балканская "дуэль"
Зенитная ракета ЗРК С-75 и коварные янки

В общей системе ВКО системы. Интервью с начальником войсковой ПВО Вооруженных Сил РФ генерал-полковником В.Б. Данилкиным
Главное ракетно-артиллерийское управление МО РФ (ГРАУ). Интервью с начальником ГРАУ генерал-полковником Н.И. Свертиловым

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.
e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Авг >
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Сотрудничество
Реклама на сайте




Реклама