Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Театр военных действий - Тихий океан
Отправить другу

Разгром Японии

Япония была в основном морской державой и зависела от снабжения из морских стран даже в большей мере, чем Британская империя. Ее военный потенциал зависел от ввоза морским путем крупных количеств нефти, железной руды, бокситов, коксующегося угля, никеля, марганца, алюминия, олова, кобальта, свинца, фосфатов, графита, а также поташа, хлопка, соли и каучука. Кроме того, чтобы обеспечить питание населения, она должна была ввозить большую часть потребляемого сахара и соевых бобов, а также 20% потребляемой пшеницы и 17% потребляемого риса.

И тем не менее Япония вступила в войну, имея торговый флот, общий тоннаж которого составлял всего 6 млн. регистровых т, было значительно меньше одной трети общего тоннажа торгового флота Англии в 1939 году (примерно 9500 судов общим тоннажем свыше 21 млн. регистровых т). Более того, Япония пренебрегла опытом боевых действий на море в 1939-1941 годах и строила свои экспансионистские планы, не принимая мер по защите судоходства (не используя систему конвоев и не имея конвойных авианосцев). Япония предприняла серьезные усилия по исправлению этих упущений лишь после того, как потеряла значительное количество своих торговых судов.

В результате японские транспортные суда стали легкой добычей для американских подводных лодок. В начальный период войны на Тихом океане конструктивные недостатки американских торпед снижали эффективность действий подводных лодок. Когда же эти недостатки были устранены, атаки подводных лодок стали исключительно действенными. Японские подводные лодки сосредоточивали свои усилия на действиях против боевых кораблей, а позже использовались для подвоза предметов снабжения изолированным гарнизонам на островах. Американские же подводные лодки действовали в основном против торговых судов. В 1943 году они потопили 296 судов общим тоннажем 1 млн. 355 тыс регистровых т, а в 1944 году они нанесли еще больший урон: общий тоннаж потопленных ими только в октябре судов составил 321 тыс. т. Кроме того, их воздействие усиливалось благодаря тому, что в первую очередь они нападали на японские танкеры. В результате японцы были вынуждены держать свои основные военно-морские силы в Сингапуре, чтобы быть поближе к нефтепроизводящим районам. В самой же метрополии летчики не могли получить соответствующую подготовку из-за нехватки горючего для тренировочных полетов.

Американские подводные лодки нанесли большие потери и японским военно-морским силам: на их долю приходилась почти треть всех потопленных японских боевых кораблей. В ходе сражения в Филиппинском море американцы потопили два японских эсминца — "Тайхо" и "Сёкаку", а в последние месяцы 1944 года потопили или вывели из строя на длительное время еще три авианосца и почти сорок эсминцев.

К тому времени, когда американские подводные лодки начали действовать из бухты Субик на Лусоне, большая часть торгового флота Японии уже была уничтожена. Выгодные цели стали настолько редкими, что появилась возможность использовать часть подводных сил для спасения экипажей бомбардировщиков, совершавших вынужденную посадку на море после налетов на Японию.

В целом вклад американских подводных сил в войну был огромным, причем не последнюю роль они сыграли и в пресечении попыток японцев перебрасывать подкрепления и запасы снабжения изолированным гарнизонам на островах. Однако наибольшая их заслуга состоит в том, что на их долю приходилось 60% от общего тоннажа потопленных в годы войны японских судов, достигавшего 8 млн. регистровых т. Это был наиболее важный фактор в окончательном крахе Японии. Он был решающим в том отношении, что американские подводные силы использовали экономическую слабость Японии и ее зависимость от снабжения из заморских районов.

Операция "Айсберг"

Последние приготовления к высадке десанта на Окинаву, получившей название "операции "Айсберг"" шли полным ходом еще до того как был завершен захват острова Иводзима. Начало операции планировалось на 1 апреля, всего лишь через шесть недель после высадки десанта на Иводзиме. Это самый крупный в архипелаге РЮКЮ остров — 60 миль в длину и около 20 миль в ширину. Он был достаточно крупным, чтобы служить базой для сухопутных войск и флота при организации вторжения в Японию, и к тому же лежит точно посередине между Формозой и Японией и в 360 милях от берегов Китая. Размещенные на Окинаве силы могли угрожать всем этим трем целям, а базирующаяся на нем авиация могла контролировать подходы к ним.

Рельеф острова, поросшего лесом, был сильно пересечен, за исключением отдельных участков в южной части, где находились аэродромы. Здесь известняковые породы легко позволяли вести землеройные работы. Таким образом, остров в силу естественных условий был хорошо приспособлен к обороне. Его оборонительные возможности намного возросли с увеличением численности гарнизона (32-я армия под командованием Усидзимы — примерно до 77 тыс. боевых войск и 20 тыс. войск обслуживания, то есть в общей сложности почти 100 тыс. человек). Кроме того, японцы имели здесь в изобилии легкую и тяжелую артиллерию, хорошо размещенную в укрепленных пещерах. Японское верховное командование было полно решимости всеми силами защищать Окинаву, а принятая японцами тактика предусматривала упорную эшелонированную оборону внутренних районов, как и на Иводзиме, без траты сил на бои за участки высадки, где американские боевые корабли могли обстреливать японские войска. Для нанесения контрудара имперский генеральный штаб сосредоточил на аэродромах в Японии и на Формозе свыше 2 тыс. самолетов. Кроме того, он планировал расширить масштабы использования "камикадзе".

Американское верховное командование понимало, что Окинавы будет твердым орешком и что для ее захвата потребуется большое превосходство в силах, в связи с чем встанут сложнейшие проблемы по материально-техническому обеспечению. Оно планировало высадить на остров вновь сформированную 10-ю армию под командованием генерал-лейтенанта Бакнера, которая должна была иметь пять дивизий (в общей сложности около 116 тыс. человек) в первом эшелоне, две дивизии во втором эшелоне и еще одну дивизию в резерве. Общая численность десантных сил (их трех дивизий морской пехоты и четырех армейских дивизий) составляла примерно 170 тыс. боевых и 115 тыс. войск обслуживания. Помимо разгрома мощного японского гарнизона в их задачу входило осуществление контроля над гражданским населением острова, достигавшим почти полмиллиона человек.

Пытаясь уменьшить угрозу контрудара со стороны японской авиации, быстроходная авиационная группа адмирала Митшера провела серию вылетов на Японию за неделю до высадки, сбив около 160 японских самолетов в воздушных боях и уничтожив много самолетов на аэродромах. Однако этот успех достался ей дорогой ценой, так как в результате налетов "камикадзе" были серьезно повреждены три авианосца ("Уосп", "Йорктаун" и "Франклин"). Неделю спустя базировавшиеся на Гуам самолеты "летающая сверхкрепость", совершавшие массированные налеты на японские города, были перенацелены на уничтожение аэродромов на Кюсю (самом южном из крупных островов Японского архипелага). Другой важной предварительной мерой явился захват группы островов Керама, лежащей в 15 милях к западу от Окинавы. Их планировалось использовать в качестве передовой базы флота и якорной стоянки. На этой идее настаивал адмирал Тэрнер. 27 марта, преодолев слабое сопротивление, эту группу островов заняла американская дивизия. На следующий же день туда прибыли танкеры, чтобы организовать рейдовую службу. Английский Тихоокеанский флот (два линейных корабля, четыре авианосца, шесть крейсеров и пятнадцать эскадренных миноносцев) под командованием адмирала Фрейзера, прибывший к месту действий в середине марта, начал контролировать район к юго-западу от Окинавы.

В 8 час. 30 мин. 1 апреля после интенсивной трехчасовой артиллерийской и авиационной подготовки началась высадка главных сил десанта. В тот же день адмирал Тэрнер принял командование всеми силами в водах Окинавы. Десант высаживался на западном берегу южной половины острова, где можно было, продвинувшись на небольшое расстояние, отрезать всю южную оконечность. Высадившиеся войска не встретили никакого сопротивления и к 11 часам захватили два аэродрома на участке высадки шириной пять миль. Противник даже не показывался. К вечеру американский плацдарм был расширен до девяти миль. На берег благополучно высадилось свыше 60 тыс. войск. К 3 апреля они перерезали остров, а на следующий день расширили плацдарм до 15 миль. И лишь после 4 апреля, когда американцы начали продвигаться в южном направлении, они стали встречать все возрастающее сопротивление со стороны японских войск, находившихся в южной части острова.

Однако в воздухе японцы действовали активно с самого начала. После 6 апреля атаки "камикадзе" усилились, 6 и 7 апреля на Окинаву было послано около 700 самолетов, из них почти половину составляли "камикадзе". Большинство этих самолетов американцы сбили, но 13 американских эсминцев оказались потопленными или получили серьезные повреждения.

6 апреля ознаменовалось самоубийственной акцией японского флота. Гигантский линейный корабль "Ямато" был направлен к Окинаве с небольшим охранением из надводных кораблей, но без всякого авиационного прикрытия и с запасом топлива лишь для перехода в один конец. Авианосцы Митшера готовились нанести удар 280 самолетами. В 12 час. 30 мин. 7 апреля "Ямато" подвергся мощной атаке бомбами и торпедами и после непрерывных налетов в течение двух часов затонул, увлекая в пучину огромное количество моряков. Как и "Тирпицу", ему так и не удалось ни разу использовать свою артиллерию главного калибра против линейных кораблей противника. Его участь была еще одним подтверждением того, что эра линейных кораблей миновала.

Боевые действия на острове продолжались несколько дольше, чем борьба на море. 13 апреля японцы на юге острова попытались нанести контрудар, но он был легко отражен. Между тем 6-я дивизия морской пехоты, не встречая сопротивления, продвигалась в северном направлении. Когда она вышла к скалистому, поросшему лесов полуострову Мотобу, то была временно остановлена. Японские силы состояли здесь всего лишь из двух батальонов. Их хорошо укрепленные позиции были взяты 17 апреля с помощью военной хитрости. Разрозненные группы японцев продолжали сопротивление до 6 мая. Американцы имели огромный численный перевес. В ходе этой операции было убито 2500 японцев, в то время как потери морских пехотинцев составили меньше одной десятой части этого числа. 13 апреля один из отрядов морской пехоты, не встретив сопротивления, вышел на северную оконечность Окинавы.

19 апреля 24-й корпус генерала Ходжеса начал наступление силами двух дивизий на позиции японцев в южной части Окинавы. Мощная артиллерийская и авиационная подготовка (с моря, воздуха и суши) оказала незначительное воздействие на японские оборонительные сооружения в пещерах. Продвижение было незначительным, а потери — крупными, даже после того как в бой ввели 1-ю и 6-ю дивизии морской пехоты. В начале мая, однако, японское командование в этом районе, проявляя характерную неприязнь к оборонительным действиям, хотя они и были выгодными для японской стороны, решило нанести контрудар одновременной с новой волной налетов "камикадзе". Японцам удалось осуществить прорыв лишь на одном участке. Их отбросили с очень тяжелыми потерями (они потеряли убитыми около 5 тыс. человек). Благодаря этой победе американцы возобновили наступление 10 мая, но на следующей неделе их продвижение приостановили длительные проливные дожди.

Воспользовавшись передышкой, японцы отошли из района Сури, прикрывавшего столицу Окинавы Наху, на позиции южнее города. В начале июня американцы продолжили наступление и к середине месяца оттеснили японцев к южной оконечности острова. 17 июня были прорваны сильно укрепленные позиции японцев вдоль обрыва Йен-Даке, в основном с помощью огнеметов. Усидзима и офицеры его штаба, как и многие другие японцы, покончили жизнь самоубийством. Почти 7400 человек сдались в плен последовавшей за этим фазы очистки острова от противника.

Общие потери японцев составляли 110 тыс. человек, включая жителей Окинавы, мобилизованных в японскую армию. Американцы потеряли 49 тыс. человек (из них 12 500 убитыми). Это были их самые крупные потери в ходе одной кампании за всю войну на Тихом океане.

В ходе трехмесячной кампании на Окинаве японская авиация совершила десять массированных налетов "камикадзе", которые японцы назвали "Кикусуй". Они включали свыше 1500 отдельных атак "камикадзе" и почти столько же аналогичных самоубийственных атак других самолетов. В общей сложности было потоплено 34 американских боевых кораблей, а 368 кораблей получили повреждения. Эти тяжелые потери способствовали принятию в июле решения применить атомную бомбу.

Освобождение Бирмы и бои на Тихом океане

Фотография репортера Ассошиэйтед Пресс Джо Розенталя, на которой изображены американские морские пехотинцы, водружающие флаг «Старз-энд-Страйпс», давно превратилась в легенду. Для многих поколений американцев этот снимок является таким же символом победы, каким для нас служит фотография советского воина с Красным знаменем на крыше рейхстага. Розенталь запечатлел момент, когда в марте 1945 года, после кровопролитных боев, продолжавшихся больше месяца, янки удалось захватить у японцев небольшой тихоокеанский островок Иводзима. Сегодня мужеством и героизмом своих солдат в боях за Иводзиму гордятся как в армии США, так и военные в Японии.Темпы наступления американцев по двум направлениям значительно увеличились после перехода к стратегии "обходов" — штурму и захвату только тех пунктов на каждом из двух направлений, которые были необходимы либо как стратегические промежуточные базы на пути к Японии, либо для установления стратегического контроля над районом Тихого океана. Когда же американские силы приблизились к Японии и стали готовиться к последнему прыжку, комитет начальников штабов счел целесообразным очистить их тыл, уничтожив изолированные гарнизоны противника на крупных островах, которые были обойдены в ходе наступления. В результате на предпоследней стадии войны проводились многочисленные операции по очистке от противника различных районов. Особенно необходимо было очистить южную часть центральной Бирмы после быстрого выхода Слима к Рангуну и до начала намечавшейся десантной операции командования Юго-Восточной Азии по освобождению Сингапура и Голландской Восточной Индии.

Когда Слим взял Рангун в начале мая 1945 года, у него в тылу, к западу от р. Салуин, осталось около 60 тыс. японских войск. Важно было не дать им уйти на восток, в Таиланд, а также положить конец осложнениям, вызываемым ими в районе, через который прошли войска Слима, наступая на Рангун. Часть сил 4-го корпуса под командованием генерала Мессерви направили для удержания переправ на р. Ситаун, а другую часть выслали навстречу 33-му корпусу Стопфорда, наступавшему по долине р. Иравади. В течение мая Стопфорду удалось сорвать обе попытки остатков 28-й армии Сакураи прорваться из Аракана на восток, но многие мелкие японские подразделения сумели переправиться через р. Иравади, и примерно 17 тыс. японских войск вышли в район Пегу, Йомас между Иравади и Ситауном. Отвлекающий удар для оказания им помощи пытались, правда не удачно, нанести остатки 33-й армии Хонды. В конце июля войска Сакураи, разделившись на многочисленные мелкие группы по нескольку сот человек в каждой, решили проскользнуть сквозь заслон Мессерви. Однако большинство этих мелких групп было перехвачено и разгромлено. На восточный берег р. Ситаун, которая в это время широко разлилась, удалось переправиться лишь около 6 тыс. японцев, но они уже были не способны продолжать борьбу.

Освобождение Филиппин

Продвигаясь скачками вдоль северного побережья Новой Гвинеи в течение первой половины 1944 года, войска Макартура обошли несколько японских гарнизонов, и когда американцы перешли на Филиппины, у них в тылу оставались остатки пяти дивизий противника. Большое число японских войск оказалось изолировано также на островах Новая Британия и Бугенвиль. В директиве от 12 июля командующему австралийскими войсками генерала Блейми Макартур возлагал на него обязанность "непрерывно подавлять", начиная с осени, японские войска, остававшиеся в этих районах. Блейми решил истолковать эту директиву в более наступательном духе, хотя в его распоряжении, после того как две австралийские дивизии были выделены для участия в кампании на Филиппинах, находилось только четыре дивизии.

Австралийская 6-я дивизия была направлена в Аитапе, откуда должна была начать наступление в восточном направлении с целью уничтожить в районе Вевака три слабые дивизии Адати (насчитывавшие в общей сложности около 35 тыс. человек). Переход по труднодоступной местности явился тяжелым испытанием для транспортной системы австралийцев, а боевой дух войск подрывали болезни и сознание того, что в этой операции не было действительной стратегической необходимости. Продвижение шло медленными темпами, и Вевка был взят лишь в мае. Остатки японских войск держались во внутренних районах вплоть до окончания войны в августе 1945 года. За это время численность японских войск уменьшилась на одну пятую. Австралийцы потеряли в боях меньше 1500 человек, однако их потери от болезней превысили 16 тыс. человек.

На Новую Британию направили австралийскую 5-ю дивизию. Ее командир генерал-майор Рамсей проявил здесь больше здравого смысла. Когда дивизия в ноябре прибыла на остров, американцы контролировали пять шестых территории этого крупного острова. Остальную часть удерживали почти 70 тыс. японских войск, сосредоточившихся главным образом в Рабауле. После непродолжительного перехода к перешейку острова австралийцы стали вести лишь патрулирование этого короткого рубежа, предоставив крупному японскому гарнизону "засыхать на корню". Тем самым противник был нейтрализован минимальной ценой и капитулировал с окончанием войны.

Бугенвиль, лежавший на западном конце Соломоновых островов, считался самым крупным островом этого архипелага. Сюда направили 2-й корпус генерала Сэвиджа в составе австралийской 3-й дивизии и двух отдельных бригад. Здесь также не было необходимости в наступательных действиях, так как японцы, сосредоточившись в основном в районе Буина на юге острова, вовсю занимались выращиванием овощей и ловлей рыбы, чтобы как-то пополнить свои скудные запасы продовольствия. Сэвидж предпринял наступление в начале 1945 года. Оно развивалось очень медленно: японцы упорно обороняли район, обеспечивавший их продовольствием. Через шесть месяцев наступление прекратилось из-за сильных паводков. Австралийские войска здесь, как и на Новой Гвинее, не проявляли особого энтузиазма, так как вполне справедливо считали это бесцельным.

Хотя американцы установили стратегический контроль над Филиппинами через пять месяцев после высадки первого десанта на Лейте в октябре 1944 года, в марте 1945 года на Филиппинах все еще находились крупные японские силы. На одном только Лусоне их численность, как стало известно позже, составляла около 170 тыс. человек, намного больше, чем считали американцы в то время. Наиболее крупные группировки, которыми командовал сам Ямасита, были сосредоточены на севере Лусона, но примерно 50 тыс. японских войск под командованием генерала Йокоямы находились в горах, неподалеку от столицы Филиппин Манилы, и контролировали водоснабжение города. Первые попытки отбросить их не увенчались успехом. Японцы даже предприняли наступление против 14-го корпуса генерала Грисуолда. В середине марта в боевые действия включился 11-й корпус под командованием генерала Холла. Он предпринял наступление и захватил к концу мая две основные плотины у Авы и Ипо. К этому времени силы Йокоямы сократились наполовину, главным образом в результате голода и болезней. На каждого японца, убитого в бою, приходилось десять погибших от голода и болезней. До капитуляции дожило всего лишь 7 тыс. человек.

Между тем войска генерала Крюгера расчистили проходы в море Висаян, сократив, таким образом, путь для транспортных судов от Лейте к Лусону, а затем начали операцию по очистке от противника южной части Лусона. Другие силы очистили от противника острова, расположенные к югу от Лейте, и захватили плацдарм на Минданао, где было сосредоточено свыше 40 тыс. японских войск (японский генеральный штаб считал, что остров будет первоочередной целью вторжения американских войск). К лету японские войска во всех этих районах отошли в горы, неся большие потери от голода и болезней.

Последним этапом этого процесса явилось наступление американцев против войск Ямаситы в северной части Лусона. Его начали 27 апреля три американские дивизии, которые вскоре были усилены еще одной дивизией. По мере продвижения в горы американцы встречали все большие трудности. Ямасита сосредоточил там свыше 50 тыс. войск (в два с лишним раза больше, чем предполагали американцы). Он удерживал здесь позиции до окончания войны. Стратегическая необходимость этой дорого обошедшейся кампании по очистке острова от противника весьма сомнительна.

Американское стратегическое авиационное наступление

Авиационное наступление против Японии стало действительно эффективным, когда его начали вести с Марианских островов, захваченных главным образом именно с этой целью летом 1944 года.

Основным средством этого наступления был самолет "летающая сверхкрепость" — "боинг" В-29 — самый крупный бомбардировщик времен Второй Мировой войны, способный нести бомбовую нагрузку более 7,5 т и летать со скоростью до 350 миль в час на высотах свыше 35 тыс. футов. Его дальность действия превышала 4 тыс. миль, он был хорошо бронирован и вооружен 13 крупнокалиберными пулеметами.

В середине июня 1944 года около 50 самолетов В-29, базировавшихся в Китае и Индии, нанесли бомбовый удар по центру сталелитейной промышленности Явата на острове Кюсю, но этот и последующие налеты причинили небольшой ущерб. За всю вторую половину 1944 года с этого направления на Японию было сброшено всего около 800 т бомб. Обслуживание самолетов В-29 из состава 20-го бомбардировочного командования на аэродромах в Китае требовало переброски по воздуху через Гималаи большого количества предметов снабжения, а столь скромные результаты налетов привели к тому, что в начале 1945 года В-29 перебросили в другие районы.

Первый аэродром на Марианских островах, на Сайпане, был готов принять самолеты к концу октября 1944 года, и сразу же на него перебазировалось первое авиационное крыло 21-го бомбардировочного командования. Месяцем позже, 24 ноября, с этого аэродрома поднялись в воздух 111 самолетов В-29, чтобы нанести удар по авиационному заводу в Токио. Это был первый налет на Токио после рейда полковника Дулиттла в апреле 1942 года. Он ознаменовал начало нового наступления. И хотя к цели вышло меньше четверти всех бомбардировщиков, потери составили всего два самолета, несмотря на то что для перехвата поднялись в воздух 125 японских истребителей.

В течение последующих трех месяцев экипажи самолетов В-29 продолжали применять дневное прицельное бомбометание, основываясь на опыте, полученном ими в Европе. Результаты оказались разочаровывающими. Правда, эти бомбардировки заставили японцев рассредоточить авиационные заводы и другие промышленные предприятия. К марту 1945 года число В-29 на Марианских островах утроилось, и генерал Лимэй, принявший командование, решил переключить их на ночное бомбометание по площадям с малых высот, воспользовавшись слабой подготовленностью японской ПВО к действиям ночью. Лимэй решил также увеличить бомбовую нагрузку, уменьшить нагрузку на двигатели и таким образом повысить эффективность ударов по многочисленным мелким промышленным объектам.

Еще более важным явилось решение Лимэя вооружать самолеты В-29 не фугасными, а зажигательными бомбами. Каждый самолет мог взять на борт 40 кассет с 38 зажигательными бомбами в каждой. Они могли выжечь район площадью примерно 6,5 га. Результаты были ужасающе эффективными. 9 марта 279 самолетов В-29, каждый из которых нес на борту 6-8 т зажигательных бомб, нанесли опустошительный урон Токио. Пожары выжгли площадь около 40 кв. км, что составляло одну четверть общей площади города, при этом было уничтожено свыше 267 тыс. домов. Потери среди гражданского населения составили примерно 185 тыс. человек. Американцы потеряли 14 самолетов. В последующие 9 дней подобным же образом были разрушены города Осака, Кобе и Нагоя. К 19 марта эти налеты прекратились, потому что у американцев истощился запас зажигательных бомб: за 10 дней они сбросили почти 10 тыс. т зажигательных бомб.

Вскоре опустошительные налеты возобновились, причем в увеличенных масштабах. Кроме того, самолеты сбросили тысячи авиационных мин, чтобы блокировать японское каботажное судоходство. Тоннаж потопленных судов превысил 1,25 млн. т, и каботажное судоходство почти прекратилось. Противодействие со стороны японской авиации было незначительным.

Последствия оказались потрясающими. Моральный дух гражданского населения резко упал после налета на Токио, где возникли огромные пожары, и снизился еще больше, когда американские самолеты стали сбрасывать листовки, в которых заранее указывались цели новых налетов. Из городов бежало свыше 8,5 млн. жителей. В результате резко сократилось военное производство, и это произошло в тот момент, когда военная экономика Японии находилась почти на пределе своих возможностей. Производство нефтепродуктов сократилось на 83%, авиационных двигателей — на 75%, фюзеляжей самолетов — на 60%, радиоэлектронного оборудования — на 70%. В результате бомбардировок было уничтожено или серьезно повреждено свыше 600 крупных предприятий военной промышленности.

Окончательная капитуляция Японии

Накануне рождества 1944 года американская разведка в Вашингтоне получила сообщение от хорошо информированного агента в Японии о том, что там начинает выступать на арену и завоевывать поддержку партия, стремящаяся к миру. Агент предсказал, что правительство генерала Койсо, сменившее в июле правительство Тодзио, которое ввергло Японию в войну, будет вскоре в свою очередь сменено правительством во главе с адмиралом Судзуки. Новое правительство будет стремиться к миру и начнет переговоры при поддержки императора. Это предсказание сбылось в апреле.

1 апреля американцы высадились на Окинаве, одном из островов архипелага Рюкю, находящемся на полпути между Формозой и Японией. Вызванное этой новостью потрясение, а также уведомление русских о прекращении действия пакта о нейтралитете с Японией ускорили падение кабинете Койсо, и премьер-министром стал Судзуки.

Руководители партии мира теперь представляли большинство в правительстве, но они не знали еще, как действовать. Уже в феврале по инициативе Хирохито были сделаны попытки уговорить Россию "как нейтральную страну" выступить в качестве посредника в переговорах о мире между Японией и западными союзниками. Эти попытки предпринимались вначале через русского посла в Токио, а затем через японского посла в Москве. Сталин, информируя Гопкинса о том, что советские армии на Дальнем Востоке будут развернуты 8 августа для наступления против японцев в Маньчжурии, в ходе обсуждения этого вопроса дал понять, что "некоторые элементы в Японии" пытаются прощупать вопрос о мире.

Задолго до конца борьбы на Окинаве исход ее был ясен. Было также очевидно, что, как только остров будет захвачен, американцы получат возможность усилить бомбардировки собственно Японии: расположенные на острове аэродромы находились менее чем в 400 милях от Японии, а это составляло всего лишь четверть расстояния до Японии от Марианских островов.

Безнадежность положения была очевидна для любого человека, разбирающегося в стратегии, и особенно доя такого военно-морского специалиста, как Судзуки, антивоенные взгляды которого были общеизвестны, за что военные экстремисты угрожали его жизни еще в 1936 году. Однако Судзуки и его кабинет запутались в сложной проблеме. Хотя они и стремились к миру, но принятие выдвинутого союзниками требования "безоговорочной капитуляции" выглядело бы как предательство по отношению к действующей армии, которая была готова стоять насмерть. Армия по-прежнему держала в залоге жизни тысяч почти умирающих с голоду пленных из числа военного и гражданского персонала союзников, и она могла не подчиниться приказу о прекращении огня, если условия будут явно унизительными. Но именно сам император сделал попытку разрубить узел. 20 июня он пригласил на заседание шестерых членов высшего совета по руководству войной и заявил им: "Вы должны рассмотреть вопрос о прекращении войны как можно скорее". Все шесть членов совета были единодушны в этом вопросе, однако если премьер-министр, министр иностранных дел и военно-морской министр были готовы пойти на безоговорочную капитуляцию, то три других члена — военный министр и начальники штабов армии и флота — выступали за продолжение сопротивления до тех пор, пока Япония не добьется некоторого смягчения условий.

Президент Трумэн и большинство его главных советников, в особенности Стимсон и начальник штаба армии США генерал Маршалл, были теперь в такой же мере полны решимости применить атомную бомбу для ускорения краха Японии, в какой Сталин был готов вступить в войну с Японией.

Некоторые лица высказывали больше сомнений, чем пишет об этом Черчилль. В их числе был начальник штаба президента Рузвельта, а затем президента Трумэна адмирал Леги, которому претила мысль о применении подобного оружия против гражданского населения. Он заявил: "Я лично считаю, что, применив его первыми, мы тем самым примем этический стандарт, характерный для варваров средневековья. Меня не учили вести войну подобным образом, и войну нельзя выиграть, уничтожая женщин и детей". За год до этого Леги выразил Рузвельту протест против предложения применить бактериологическое оружие.

Среди самих ученых-атомщиков также не было единства мнений. Буш сыграл ведущую роль в том, чтобы добиться поддержки атомного оружия со стороны Рузвельта и Стимсона. Сторонником атомного оружия был также личный советник Черчилля по научным вопросам лорд Черуэлл. Не удивительно поэтому, что комиссия, назначенная Стимсоном весной 1945 года под председательством Буша для рассмотрения вопроса о применении атомной бомбы против Японии, настоятельно рекомендовала применить бомбу как можно скорее, без предварительного предупреждения о ее мощи. Как объяснил впоследствии Стимсон, комиссия опасалась, что бомба окажется недостаточно эффективной.

Другая группа ученых-атомщиков во главе с профессором Франком представила Стимсону несколько позже, в конце июня, доклад с иными выводами: "Военные преимущества и спасение жизней американцев, достигнутые путем внезапного применения атомных бомб, могут иметь меньше значения, чем волна ужаса и отвращения, которая распространится по остальным странам мира... Если Соединенные Штаты первыми обрушат на человечество это новое средство массового уничтожения, они потеряют поддержку мировой общественности, ускорят гонку вооружений и поставят под угрозу возможность достижения международного соглашения о контроле над таким оружием в будущем... Мы полагаем, что эти сообщения делают нецелесообразным применение ядерных бомб против Японии в ближайшее время".

Однако ученые, к мнению которых чаще прислушивались государственные деятели, имели больше шансов привлечь внимание к своей точки зрения, и их аргументы одержали верх при принятии решения. Этому способствовал и тот энтузиазм, который они уже пробудили в государственных деятелях относительно атомной бомбы как быстрого и легкого способа завершения войны. Для двух произведенных бомб военные советники предложили пять возможных целей. После изучения их перечня президентом Трумэном и Стимсоном были выбраны два города — Хиросима и Нагасаки, поскольку в них сочеталось наличие военных объектов с "домами и другими строениями, наиболее подверженными ущербу".

6 августа американцы сбросили на Хиросиму первую атомную бомбу, которая разрушила большую часть города и уничтожила около 80 тыс. человек. Через три дня на Нагасаки была сброшена вторая бомба. Президент Трумэн получил сообщение об атомной бомбардировке Хиросимы, когда возвращался по морю с Потсдамской конференции. Как рассказывали очевидцы, он с ликованием воскликнул: "Это величайшее дело в истории!".

Однако атомная бомбардировка оказала намного меньшее влияние на японское правительство, чем считали в то время на Западе. Она не требовала позиции тех трех членов "совета шести", которые выступали против безоговорочной капитуляции. Они по-прежнему требовали сначала получить некоторые гарантии относительно будущего, в особенности в отношении сохранения "суверенного положения императора". Что касается японского народа, то он узнал о случившемся в Хиросиме и Нагасаки лишь после войны.

Объявление Россией войны Японии 8 августа и незамедлительное продвижение русских войск в Маньчжурию, начавшееся на следующий же день, ускорили окончание войны почти в такой же мере, однако авторитет императора оказал в этом отношении еще большее воздействие. На заседании внутреннего кабинета, состоявшемся 9 августа в присутствии императора, он настолько явно указал на безнадежность положения и настолько энергично высказался в пользу немедленного заключения мира, что три члена кабинета, находившихся в оппозиции, проявили уступчивость и согласились на проведение заседания совета старейшин, где императора мог лично принять окончательное решение. Между тем правительство объявило по радио о своей готовности капитулировать при условии, если будет уважаться верховная власть императора. Этот вопрос в Потсдамской декларации союзников от 26 июля зловеще замалчивался. После коротких консультаций президент Трумэн принял это условие, что заметно смягчило "безоговорочную капитуляцию".

Однако даже после этого участники заседания совета старейшин, состоявшегося 14 августа, не смогли прийти к общему мнению. Император положил конец спорам, решительно заявив: "Если больше никто не желает выступить, мы выразим наше собственное мнение. Мы требуем, чтобы вы согласились с ним. Мы видим только один путь к спасению Японии. Именно поэтому мы приняли решение — вытерпеть то, что невозможно вытерпеть, и выстрадать то, что невозможно выстрадать". После этого о капитуляции Японии было объявлено по радио.

Для достижения этого результата не было действительной необходимости применять атомную бомбу. В условиях, когда было потоплено или выведено из строя девять десятых торгового флота Японии, нанесен невосполнимый ущерб ее авиации и флоту, разрушена промышленность, а запасы продовольствия, необходимые для поддержания жизни японского народа, быстро таяли, крах Японии стал неминуем.

В отчете о результатах стратегических бомбардировок ВВС США, где особо подчеркивалось это положение, говорилось также: "Промежуток времени между утратой военной мощи и неизбежным решением политической власти о капитуляции мог бы быть короче, если бы политическая структура Японии позволяла более быстро и решительно формулировать государственную политику. Тем не менее представляется ясным, что даже без атомных бомбардировок превосходство в воздухе могло создать давление, достаточное для того, чтобы обеспечить безоговорочную капитуляцию и избежать необходимости вторжения". Главнокомандующий американскими военно-морскими силами адмирал Кинг говорил, что одна только морская блокада "заставила бы японцев сдаться в результате истощения" (из-за нехватки нефти, риса и других важных материальных средств), "если бы мы захотели ждать".

Мнение адмирала Леги было еще более категоричным: "Применение этого варварского оружия в Хиросиме и Нагасаки не принесло никакой существенной пользы в нашей войне против Японии. Японцы уже были разгромлены и готовы капитулировать в результате эффективной морской блокады и успешных бомбардировок с применением обычного оружия".

Почему же атомную бомбу все-таки применили? Были ли для этого какие-нибудь побудительные мотивы, помимо инстинктивного желания как можно скорее прекратить человеческие жертвы со стороны Америки и Англии? Можно наметить две причины. Об одной из них пишет сам Черчилль в том месте мемуаров, где рассказывает о своем совещанием с президентом Трумэном 18 июля, после того как было получено сообщение об успешном испытании атомной бомбы, и о мыслях, которые немедленно пришли ему в голову в связи с этим. В числе этих мыслей была следующая: "...нам не нужны будут русские. Окончание войны с Японией больше не зависело от участия многочисленных армий... Через несколько дней я сообщил Идену: "Совершенно ясно, что Соединенные Штаты в настоящее время не желают участия русских в войне против Японии".

Вторая причина поспешного применения атомной бомбы в Хиросиме и Нагасаки была раскрыта адмиралом Леги: "Ученые и другие лица хотели провести это испытание, потому что на создание атомной бомбы были затрачены огромные денежные суммы" (2 млрд. долларов). Один из высших офицеров, связанных с проектом атомной бомбы, известной под кодовым названием "Манхэттен Дистрикт", сформулировал еще яснее: "Бомба просто обязана была иметь успех — так много денег было израсходовано на нее. Если бы она не сработала, то как бы мы объяснили все эти громадные затраты? Подумайте только, какой шум подняла бы общественность!.. Когда подошли сроки окончания работы, некоторые лица в Вашингтоне пытались убедить начальника проекта "Манхэттена" генерала Гроувза выйти их игры, пока не поздно, потому что, если нас постигнет неудача, на него посыплются все шишки. Чувство облегчения, которое испытал каждый, связанный с созданием бомбы, после того как ее изготовили и сбросили, было огромным".

2 сентября 1945 года представители Японии подписали акт о капитуляции на борту американского линкора "Миссури" в Токийском заливе. Так закончилась Вторая Мировая война, через шесть лет и один день после того, как Гитлер начал ее нападением на Польшу, и через четыре месяца после капитуляции Германии. В Токийском заливе состоялась официальная церемония, которая документально закрепило торжество победителей. Действительный конец войны наступил 14 августа, когда император объявил о капитуляции Японии на условиях союзников. Боевые действия прекратились через неделю после того, как была сброшена первая атомная бомба. Однако даже этот ужасный удар, в результате которого город Хиросима был стерт с лица земли и была продемонстрирована непреодолимая мощь нового оружия, только лишь ускорил момент капитуляции. Капитуляция уже стала неизбежной.

Показать источник
Автор: Олег Бегинин
Просмотров: 8686

Комментарии к статье (0)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.
e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Сен >
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
Сотрудничество
Реклама на сайте




Реклама