Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Плавающий танк ПТ-76
Отправить другу

История создания танка ПТ-76



Плавающие танки ПТ-76 на учениях


Опыт Второй мировой войны со всей очевидностью показал, какой трудноосуществимой задачей являлось форсирование водных преград. Пожалуй, в наибольшей степени трудности с ее разрешением испытывала Красная Армия.

Во-первых, в 1943-1945 годах по мере продвижения на запад нашим войскам пришлось переправляться через огромное количество рек, озер, проливов и лиманов. Дело осложнялось тем, что как на территории СССР, так и Восточной Европы большинство рек текут или с севера на юг, или с юга на север. При этом из-за направления вращения Земли восточные берега этих рек низкие, а западные - высокие. Последнее обстоятельство создавало дополнительные трудности при их форсировании.

Во-вторых, оснащенность Красной армии переправочными средствами оставляла желать лучшего. К тому же все они имели низкую тактическую подвижность. Так, например, наиболее удачный и один из лучших в мире в тот период отечественный понтонно-мостовой парк Н2П перевозился на тележках, буксируемых тракторами С-65, реже - на автомобилях ЗИС-5. Самоходных переправочных средств, способных двигаться сразу за боевыми порядками наступающих войск и в одном с ними темпе, не было вообще. Что же касается плавающих танков, строившихся в довоенные годы тысячами, то использовать их в качестве переправочных средств первого броска не представлялось возможным. С одной стороны, по причине малого их количества к 1943 году, а с другой - из-за слабости вооружения и низкой технической надежности. К тому же плавающие танки довоенного образца из-за невысоких характеристик плавучести не могли переправлять через водные преграды ничего, кроме самих себя, что и предопределило крайне редкое их использование. Автору известен лишь один такой факт - в 1944 году во время переправы через р. Свирь.

Все вышеперечисленные факторы приводили к тому, что в большинстве случаев вышедшие к водным преградам подразделения Красной армии были вынуждены форсировать их с помощью подручных средств (от рыбацких лодок до заборных калиток), исключавших перевозку тяжелого вооружения. К чему это приводило, можно представить на следующем примере. Осенью 1943 года части 3-й гв. ТА, опередив отступавшие немецкие войска, вышли к Днепру. Мотострелковые батальоны с ходу форсировали реку на подручных средствах и захватили плацдарм. На правом берегу в этом месте противника еще не было. Понтонно-мостовые части, способные переправить через Днепр танки и артиллерию, подошли только через 14 суток. К этому времени немцы ликвидировали плацдарм и выстроили глубокоэшелонированную оборону, сведя на нет успех внезапного и стремительного первого броска через Днепр.

Несколько улучшить ситуацию помогли появившиеся в войсках уже в ходе войны американские плавающие автомобили Ford GPA и GMC DUKW, поставлявшиеся по ленд-лизу. Эти машины, не имевшие ни брони, ни вооружения, благодаря только одному преимуществу - амфибийности, сыграли существенную роль в боевых операциях, связанных с форсированием таких крупных водных преград, как Дунай, Висла, Свирь, Даугава, Одер и др. В этих случаях удавалось решать боевые задачи сравнительно быстро и с минимальными потерями.

Вторая мировая война завершилась. Однако проблема армии, связанная с форсированием крупных водных преград, оставалась. После знаменитой речи У.Черчилля в Фултоне началась «холодная война», грозившая перерасти в войну вполне «горячую». Местом возможных боевых действий в таком случае должен был стать Центральноевропейский театр, на котором водные преграды встречаются через каждые 40 - 50 км. Чтобы сохранить в этих условиях высокую тактическую подвижность, войскам было необходимо форсировать их с ходу, а это требовало принятия на вооружение целого комплекса переправочных средств, как классических возимых, так и высокомобильных самоходных.

В конце 1940-х годов были разработаны и в начале 1950-х поступили в инженерные войска Советской Армии понтонно-мостовые парки ТПП, ПВД-20 и ППС. Кроме того, в этот же период велось интенсивное проектирование новых переправочно-десантных средств, которых до этого в нашей армии не было.

В 1948 году в ОКБ инженерных войск под руководством А.Ф. Кравцова на базе артиллерийского тягача М-2 разработали плавающий гусеничный транспортер К-61, Годом позже на вооружение был принят большой плавающий автомобиль БАВ, созданный на ЗИСе под руководством В.А. Грачева, а в 1952 году - МАВ (ГАЗ-46), спроектированный на Горьковском автозаводе под руководством главного конструктора А.А. Смолина. В конструкциях обеих амфибий использовались узлы и агрегаты автомобилей повышенной проходимости ЗИС-151 (6x6) и ГАЗ-69 (4x4). Тактико-техническими заданиями к этим машинам предъявлялись весьма жесткие требования, которые были выполнены. В частности, осенью 1950 года два опытных образца плавающего автомобиля БАВ совершили большой испытательный пробег через Крым на Кавказ с преодолением вплавь Керченского пролива в условиях достаточно серьезного волнения, прошли большие расстояния по воде р. Кубань.

Плавающий гусеничный транспортер К-61 с 85-мм самодвижущейся пушкой СД-44 в кузове




Пехотинцы форсируют реку на плавающих автомобилях БАВ. 1957 год


Особое место в этой обширной программе создания переправочно-десантной техники занимали плавающие бронированные машины. Техзаданием, разработанным сразу после окончания Великой Отечественной войны, предусматривалось создание двух боевых машин - плавающего легкого танка и бронетранспортера с максимально возможной степенью унификации. Тактико-технические требования, выдвинутые военными, были беспрецедентными. Они предусматривали вооружить легкий танк не только 76-мм пушкой, но и перевозить на плаву десант из 20 человек. Бронетранспортер, в свою очередь, должен был вмещать 25 пехотинцев с оружием или перевозить на себе (в полном смысле этого слова) вплавь все тяжелое вооружение стрелкового полка. Словом, речь шла о создании десантно-штурмовых бронированных машин первого броска.

Разработку танка и бронетранспортера поручили заводу №112 «Красное Сормово», по-видимому, посчитав, что судостроительный завод, приобретший в годы войны опыт танкостроения, лучше других справится с этой задачей. Проектирование боевых машин, получивших индексы Р-39 и Р-40 соответственно, началось в 1946 году. В 1948 году опытные образцы этих машин представили на испытания, которых они не выдержали. Движение на плаву осуществлялось с помощью гребного винта, а повороты водяным рулем - как на довоенных плавающих танках. Во время заводских испытаний танк Р-39 затонул из-за недостаточной остойчивости, малого запаса плавучести и превышения массы. Слабое бронирование, меньшая скорость движения по воде по сравнению с требуемой, а также недостаточная прочность и надежность некоторых узлов и агрегатов привели к прекращению работ на заводе № 112 по данной теме, что оказалось серьезным ударом по программе обеспечения армии плавающими машинами, ход выполнения которой находился на личном контроле у И.В. Сталина. Оргвыводы последовали незамедлительно: руководство завода (директор, главный конструктор и др.) были сняты со своих постов и привлечены к ответственности.

После этой неудачной попытки постановлением Совета Министров СССР № 3472 от 15 августа 1949 года разработка, изготовление и представление на государственные испытания плавающих танка и бронетранспортера были поручены ВНИИ транспортного машиностроения (ВНИИ-100), созданному в Ленинграде на базе филиала опытного Челябинского танкового завода №100. Был установлен очень жесткий срок выполнения работ - к концу 1950 года планировалось начать испытания опытных образцов. Общее руководство поручили главному конструктору Кировского завода Ж.Я. Котину. К тому времени в Ленинград возвратилась только часть конструкторского коллектива. Значительное число специалистов-кировцев продолжали трудиться в Челябинске. Исходя из этих особенностей, работу распределили следующим образом. Вся стендовая отработка узлов и механизмов была сосредоточена в Ленинграде, а разработку документации возложили на объединенную конструкторскую бригаду, находившуюся в Челябинске. Это делалось с учетом того, что смешанная бригада ленинградцев и челябинцев, руководимая А.С.Ермолаевым, уже находилась в Челябинске и вела разработку тяжелого танка Т-10. В эту бригаду были включены также горьковские и сталинградские специалисты. Здесь следует отметить, что согласно постановлению правительства изготовителем проектируемого плавающего танка должен был стать Сталинградский тракторный завод.

В Челябинске новому танку присвоили местный заводской индекс «объект 740», а плавающему бронетранспортеру - «объект 750». Узлы для стендовой отработки в Ленинграде разрабатывались и изготавливались на Кировском заводе, и им был присвоен индекс «объект 270».

Согласно уточненным ТТТ, боевая масса плавающего танка должна была составлять 13-14 т с двигателем В-6, 76-мм пушкой, боекомплектом из 35 - 40 выстрелов и бронированием до 10 мм. Максимальная скорость движения по суше - 40 км/ч, на плаву - до 10 км/ч.


Плавающий автомобиль МАВ в экспозиции Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи в Санкт-Петербурге


Чтобы выбрать правильное направление в работе, рассматривались четыре основных варианта реализации движения на плаву: тоннельные гребные винты (как у Р-39), откидные гребные винты на колонках, водометные движители и гусеничные водоходные движители. Конструктор Л.С. Троянов отстаивал идею с откидными винтами, и его поддержал Ж.Я. Котин, санкционировав работы в этом направлении. Однако конструктор Н.Ф. Шашмурин, отстаивавший водометные движители, обратился непосредственно к министру транспортного машиностроения В.А. Малышеву и сумел убедить его в своей правоте. В результате альтернативные ра боты прекратили и все усилия сосредоточили на создании танка и бронетранспортера с расположением в кормовой части корпуса двух водометных движителей. Ведущим конструктором проекта был назначен Н.Ф. Шашмурин.

Танк ПТ-76 одной из первых производственных серий. Обращают на себя внимание гладкие штампованные опорные катки и фара ФГ-10 в паре с сигналом на верхнем носовом листе корпуса слева


Общие габариты и компоновка танка (ею занимался М.С. Пассов) определились исходя из заданной массы и требуемого водоизмещения, обеспечивавшего танку необходимую плавучесть. При этом выбор формы корпуса машины представлял собой серьезную проблему. В нем было необходимо увязать целый ряд технических противоречий. Так, для обеспечения плавучести машины корпус должен быть легким, но в то же время достаточно жестким для движения по суше - когда основные удары из-за неровностей почвы воспринимаются подвеской, и на плаву - когда давление воды и удары волн передаются непосредственно на плоские стенки и днище корпуса. Кроме того, у плавающих танков особые требования к прочности корпуса предъявляются при стрельбе на плаву, поскольку в этом случае усилие отдачи не смягчается подвеской танка, а воспринимается корпусом, лежащим, из-за несжимаемости воды, как бы на жестком основании. И, наконец, корпус в соответствии с ТТТ должен был обеспечить защиту от пуль и мелких осколков. Ко всему, его конфигурация не должна была создавать большого сопротивления при движении на плаву.

Проектированием корпуса занимались инженеры В.И. Торотько и П.С. Тарапатин. Прочность и жесткость сравнительно тонкостенного корпуса плавающего танка они обеспечили за счет рационального расположения ребер и косынок, усиливавших отдельные листы и места их соединений, а также при помощи специальных стоек - пиллерсов. По форме корпус напоминал плоскодонную баржу. Линия стыка нижнего и верхнего лобовых листов была поднята выше ватерлинии, что позволяло танку при движении на плаву не зарываться носом в воду. На передней кромке верхнего лобового листа установили волноотражательный щиток, который при движении по воде поднимался и препятствовал натеканию носовой подпорной волны на переднюю часть корпуса. Однако одновременно он ухудшал обзор механику-водителю, поэтому на машине предусматривалось использование специального перископа, При движении по суше щиток укладывался на верхний лист корпуса с помощью механического привода с места механика-водителя.



Общий вид корпуса:
1 - верхний носовой лист; 2 - подбашенный лист; 3 - основание люка механика-водителя; 4 - горизонтальный лист подкрылка; 5 - стойка для крепления рымов буксирных тросов; 6 - пробка лючка для выпуска продуктов сгорания из котла подогревателя; 7 - пробка лючка для заправки топливом малого бака; 8- пробка лючка для заправки топливом большого бака; 9 - пробка лючка для заправки масляного бака; 10 - кронштейн крепления дополнительного топливного бака; 11 - крышка люка над топливными баками; 12 - задние боковые листы крыши; 13 - крышка люка над двигателем; 14 - задний лист крыши; 15 - крышка люка над силовой передачей; 16 - решетка с сеткой; 17 - пробка лючка для заправки смазки в бортовую передачу; 18 - задний верхний бортовой лист; 19 - вырез для выхода воды; 20 - средний верхний бортовой лист; 21 - нижний бортовой лист; 22 -пробка лючка для заправки системы охлаждения; 23 - решетка для укладки буя; 24 - крюк для буксировки танка на плаву; 25 - передний бортовой лист; 26 - нижний носовой лист; 27 - буксирные крюки; 28 - волноотражательный щит; 29 - кронштейн фары ночного видения; 30 - защитный колпак водоотливной трубы

ПТ-76 ранних выпусков


За отделением управления разместили башню с 76-мм пушкой ПБ-76Т (позже переименована в Д-56Т) и спаренным с ней пулеметом СП Установкой вооружения занимался конструктор К.Н. Ильин. Экипаж танка состоял из трех человек, причем двое - командир машины и наводчик - располагались в башне. Сокращение экипажа до трех человек значительно увеличило нагрузку на командира, совмещавшего свои обязанности с функциями заряжающего.

Довольно быстро определились общие черты силовой установки. В качестве двигателя выбрали новый 6-цилиндровый дизель В-6 мощностью 240 л.с. Еще в 1940 году для легкого танка Т-50 на базе двигателя В-2 был создан 6-цилиндровый дизель В-4. Он и явился предшественником и прототипом В-6, который представлял собой половину 12-цилиндрового двигателя В-54. На нем применили эжекционную систему охлаждения, хорошо зарекомендовавшую себя на тяжелом танке Т-10. Как потом выяснилось на испытаниях, такая система, в связи с отсутствием вентилятора, оказалась особенно пригодной для плавающей машины, так как не требовалось никаких дополнительных устройств для защиты надрадиаторных жалюзи от попадания воды. Последнее обстоятельство могло быть опасно для вращающегося вентилятора, лопасти которого при этом ломались. В эжекторе же, где нет ни одной подвижной части, попадание в воздушный тракт даже крупной порции воды было не опасно: частично она испарялась в радиаторе, а остальная выбрасывалась отработавшими газами.

Для исключения попадания воды в цилиндры двигателя было разработано специальное устройство, приводимое в действие от масляной системы. При остановке двигателя и соответственно падении давления масла с помощью специальных пружин на каждом из шести выхлопных патрубков закрывались предохранительные клапаны и открывались сливные, через которые просочившаяся в патрубки вода спивалась внутрь корпуса танка. При запуске двигателя, как только он начинал набирать обороты, давление масла повышалось - и предохранительные клапаны открывались. При движении по суше устройство отключалось. Для откачки воды, попадавшей в корпус машины, на днище установили водооткачивающие помпы.

В отличие от двигателя, с трансмиссией не все было так гладко. Еще в самом начале проектирования объекта 740 Н.Ф. Шашмурин разработал трансмиссию с учетом установки специальной коробки передач, предусматривавшей необходимое совмещение систем движения на суше и на плаву. Однако А.С. Ермолаев с подачи Ж.Я. Котина предложил использовать в трансмиссии серийную пятискоростную коробку передач от танка Т-34, уже выпускавшуюся на СТЗ. Это решение, мотивировавшееся упрощением подготовки производства, никак нельзя признать удачным. Рядом с коробкой пришлось устанавливать редуктор отбора мощности на привод водометных движителей, и в итоге весь агрегат оказался на 300 кг тяжелее и значительно сложнее, чем предложенный Н.Ф. Шашмуриным. Здесь уместно отметить, что много лет спустя, когда производство БТР-50 по советской лицензии началось в ЧССР, там была применена другая коробка передач, более технологичная и легкая.

Силовое отделение:
1 - двигатель; 2 - топливный насос; 3 - топливный фильтр тонкой очистки; 4 - масляный бак; 5 - топливный бак; 6 - пробка лючка для выхода отработавших газов подогревателя; 7 - пробка лючка для заправки топлива в малый топливный бак; 8, 15 - клапаны водоотливных труб; 9 - водометный движитель (правый); 10, 14 - пробки лючков для заправки бортовых передач; 11 - внутренний редуктор (правый); 12 - бортовой фрикцион (правый); 13 - коробка передач; 16 - кронштейны для установки дополнительного топливного бака; 17 - эжектор; 18 - масляный радиатор; 19 - водяной радиатор; 20 - механизм защиты двигателя от попадания воды; 21 - расширительный бачок

Плавающий танк К-90. Волноотражательный щиток в откинутом положении


Кроме трансмиссии весьма проблемной являлась ходовая часть. Это наглядно продемонстрировали испытания сормовского образца плавающего танка. При выходе из воды, особенно на топком берегу, часто происходил сброс гусеницы. Анализируя причины этого явления, конструкторы Г.А. Серегин, Б.А. Красников и Л.З. Шенкер, занимавшиеся разработкой ходовой части плавающего танка, установили, что на плаву при провисании нижней ветви гусеницы небольшие по высоте гребни траков выходят из опорных катков и при малейшем боковом усилии в момент контакта с грунтом гусеница сдвигается с колеи и сбрасывается с катков. Чтобы это исключить, надо было существенно увеличить высоту направляющих гребней, но при использовании двухскатных опорных катков она ограничивалась разницей между наружным диаметром опорного катка и диаметром его втулки.

Ленинградские конструкторы предложили другое решение - опорные катки большого диаметра выполнялись односкатными, а траки гусеницы двухгребневыми, обхватывавшими каток с двух сторон. С наружной стороны катка ограничения на высоту гребня отпали вообще, а с внутренней она лимитировалась только головкой балансира, имевшей значительно меньший диаметр, чем втулка катка. При использовании катков большого диаметра отпала необходимость в поддерживающих катках. В результате ходовая часть стала надежнее, а сбросы гусениц практически исчезли.

В 1950 году были изготовлены опытные образцы машин и начались их заводские испытания по программе, согласованной с заказчиком. Испытания дали много интересного, даже неожиданного, и, конечно, потребовали доработки конструкции, сведшейся в основном к усилению нижней части корпуса, улучшению герметичности узлов ходовой части и внесению ряда других незначительных изменений. К июню 1950 года объект 740 был готов к государственным испытаниям.

Единственный образец танка К-90 сохраняется ныне в Военно-историческом музее бронетанкового вооружения и техники в Кубинке


Однако не все было так гладко. И среди танкостроителей, и среди военных нашлось немало скептиков, с недоверием относившихся к установке на плавающий танк водометных движителей. С подачи командующего бронетанковыми и механизированными войсками маршала бронетанковых войск С.И. Богданова министр Вооруженных Сил Н.А. Булганин в августе 1949 года почти одновременно с объектом 740 санкционировал разработку, изготовление и испытание дублирующих машин с винтовыми движителями силами и средствами заказчика.

В соответствии с этим решением в конце 1949 года на ВРЗ №2 в Москве под руководством полковника А.Ф. Кравцева началась разработка плавающего танка К-90 и плавающего бронетранспортера К-78 на его базе. Опытные образцы этих машин изготовили в металле к лету 1950 года.

Опытный образец плавающего танка К-90 был создан с использованием агрегатов артиллерийского тягача М-2. Боевая масса машины составляла 10 т. Водоизмещающий корпус имел толщину броневых листов от 4 до 15 мм. Борта корпуса располагались под большими обратными углами наклона. В башне, смещенной к корме корпуса, устанавливалась 76-мм пушка ЛБ-76Т и спаренный с ней пулемет СГТ (боекомплект включал 40 артвыстрелов и 1000 патронов). В моторном отделении, располагавшемся в носовой части, размещался четырехцилиндровый двухтактный дизель жидкостного охлаждения ЯАЗ-204 мощностью 140 л.с. при 2000 об/мин. Он позволял танку развивать максимальную скорость по суше 32,4 км/ч, на плаву - 9,6 км/ч. Емкость топливных баков составляла 240 л. Запас хода по шоссе - 120 км (с дополнительными наружными топливными баками - 430 км), на плаву - 90-100 км. Экипаж состоял из трех человек.

Движение на плаву обеспечивалось работой двух туннельных гребных винтов диаметром 600 мм. Крутящий момент на них передавался от размещенной в корме корпуса танка четырехскоростной коробки передач. Для управления на плаву использовались два водяных руля, установленных за гребными винтами.

Ходовая часть применительно к одному борту состояла из пяти опорных и трех поддерживающих катков, ведущего колеса кормового расположения и направляющего колеса. Последнее было идентично опорному катку. Подвеска - индивидуальная торсионная. Гусеницы - мелкозвенчатые, шириной 290 мм. Все элементы ходовой части заимствованы у тягача М-2.

Кормовая часть танка К-90. Хорошо видны ниши для гребных винтов



ПТ-76 выпуска до 1957 года на тактических занятиях. Обращает на себя внимание щелевой дульный тормоз пушки Д-56Т


На танке К-90 были установлены радиостанция 10-РТ-26 и переговорное устройство ТПУ-47.
Распоряжением Совета Министров СССР от 10 июня 1950 года с 5-го по 29 июля были проведены сравнительные государственные испытания плавающих танков: объекта 740 и К-90. Испытания носили беспрецедентно напряженный характер, поскольку обе стороны - ЧКЗ и военные - для подтверждения правильности своей концепции плавающего танка предлагали все новые и новые эксперименты.

Так, например, во время выполнения одного из заданий - движения по пересеченной местности - председатель государственной комиссии заместитель командующего бронетанковыми и механизированными войсками генерал-полковник танковых войск П.П. Полубояров обратился к Н.Ф. Шашмурину с просьбой дать согласие на попытку преодоления трясины (ложе бывшего водоема мельницы, откуда основная масса воды сошла через разрушенную плотину). При этом он оговорил, что эта операция в протоколах испытаний учитываться не будет. Н.Ф. Шашмурин дал свое согласие.

К-90 прошел не более пяти метров, двигатель заглох, так как заклинило привод гребного винта. Машину пришлось вытаскивать тягачом. Объект 740 прошел около 10 м и тоже застрял. Водометный тракт забило илом, вода не поступала, машина вздыбилась, так как перед ней образовался огромный вал ила. Выход из создавшегося положения был отработан еще на заводских испытаниях. Используя механический реверс (задний ход коробки передач с включенными водометами), прокачали трубы водометов, размыли ил под днищем танка и перед ним, что обеспечило движение передним ходом.



ПТ-76 на плаву. На крыше МГО видны кронштейны для крепления 90-л цилиндрических топливных баков



ПТ-76 поздних выпусков (до 1957 года). На верхнем носовом листе корпуса установлены фара видимого света ФГ-102 со светомаскировочной насадкой (справа) и фара ФГ-100 с инфракрасным фильтром (слева). На крыше башни - поворотная фара ФГ-101



ПТ-76 (объект 240)


Препятствие было успешно преодолено, что оказало на присутствовавших сильное впечатление.
Во время движения танков ряд частных задач вне программы ставил и маршал танковых войск С.И.Богданов, присутствовавший на испытаниях. Одна из них была не только интересна по замыслу, но и подтверждала наличие у маршала огромного боевого опыта (в годы Великой Отечественной войны С.И. Богданов командовал танковой дивизией, танковым и механизированным корпусами, танковой армией).

Танки с ходу должны были преодолеть заболоченную пойму реки, форсировать ее и выйти на крутой берег со слабым травяным покровом. К-90 застрял на пойме, и его отбуксировали на более плотный луг. После преодоления водного рубежа, несмотря на многократные попытки, танк так и не смог выйти на противоположный берег и вернулся на исходную позицию.

Объект 740 с первой попытки полностью выполнил задачу, причем особое значение имело успешное преодоление водной преграды. Все присутствующие наблюдали, как мощные столбы воды, бившие из водометов, буквально вытолкнули его на берег и обеспечили надежное зацепление с грунтом на подъеме.

Не менее волнующим было дополнительное испытание, связанное с проверкой надежности работы водометных установок с забором и выбросом камней. Председатель комиссии по этому вопросу обратился к Н.Ф. Шашмурину с просьбой обеспечить искусственную подачу камней в большом количестве под заборную решетку водометов с целью выявления возможных повреждений их рабочих органов. Разумеется, что этому испытанию подвергся только «объект 740».

На лесное озеро Женское привезли несколько самосвалов гальки и мелких камней. Уместным будет подчеркнуть, что весь процесс подготовки, проведения и оценки этого испытания напоминал театрализованное представление - так много было эмоций. В течение 30 минут за корму танка с шумом на десятки метров выбрасывались камни. Последовавший вслед за этим осмотр водометных установок и проверка работы механизмов каких-либо повреждений не выявили.

Один день был посвящен показательным испытаниям в присутствии С.Н. Махонина, С.И. Богданова и командования округом. Поскольку эти испытания проводились при участии заводских экипажей, то водителю объекта 740 была поставлена уже отработанная задача, в состав которой входил прыжок с обрыва в р. Даугаву, что и было выполнено успешно и впечатляюще. Следом подходил К-90, и С.И. Богданов дал указание водителю сделать то же самое. Однако скорость танк уже потерял, навыка у водителя на выполнение этой операции не было - и машина затонула. Экипаж сумел выбраться из танка и был подобран. Позднее, когда танк вытащили на берег, оказалось, что машина не была подготовлена к движению на плаву, причем на одном из люков в днище даже не была установлена крышка.



ПТ-76 поздних выпусков (до 1957 года). У этой машины опорные катки позднего типа (с выштамповками) и прямоугольные 95-л дополнительные топливные баки



ПТ-76 поздних выпусков с высоким корпусом и пушкой Д-56ТМ


Не обошлось и без поломок - из-за некачественного стопорения стяжной гайки ведущего вала бортовой передачи на объекте 740 последняя вышла из строя и в конце испытаний была заменена. Это обстоятельство послужило поводом для проведения дополнительных ходовых испытаний, во время которых впервые в отечественном танкостроении был выполнен безостановочный пробег на дистанцию 510 км.

По завершении испытаний комиссия составила заключение, в котором, в частности, отметила, что объект 740 по ряду параметров превосходит тактико-технические требования, утвержденные правительством. Так, например, борта корпуса вместо толщины в 8 мм в верхней части были выполнены 10-мм, лобовая броня башни составляла 20 мм, а не 10 мм, как предусматривалось ТТТ, днища - 5 мм вместо 4 мм. Максимальная скорость по шоссе достигала 46 км (по ТТТ - 40). Удельное давление на грунт вместо 0,6 кг/см2 равнялось 0,44 кг/см2. Запас хода по шоссе - 280 км вместо 180 км.

Кроме того, в заключении подчеркивалось, что «установленный на предъявленном плавающем танке ряд конструктивно новых агрегатов и узлов, ранее не применявшихся на плавающих танках, как то: водометные движители, эжекционная система охлаждения, воздухоочистка с автоматическим удалением пыли, гидравлические амортизаторы и др., обеспечивает следующие преимущества:

а) водометные движители обеспечивают хорошую скорость и маневренность на плаву и высокую проходимость по водоемам, заросшим кустарником, камышом и различными водорослями. Низкое удельное давление гусениц на грунт (0,44 кг/см2) позволяет танку преодолевать сильно заболо ченные участки, а при наличии воды может быть дополнительно использована тяга, создаваемая водометами.



ПТ-76Б (объект 740Б)



Плавающий танк ПТ-76Б на боевой позиции. Учения «Днепр», сентябрь 1967 года


Испытания водометов в условиях, когда через водометные трубы транспортировалось значительное количество гальки, подтвердило надежность работы и конструктивную прочность всей водометной установки;

б) эжекционная система охлаждения, в отличие от вентиляторной, потребляет значительно меньшую мощность, имеет малые габариты, проста по конструкции и по обслуживанию;

в) установка гидроамортизаторов при наличии индивидуальной торсионной подвески обеспечивает высокую плавность хода, что повышает среднюю скорость движения и меткость стрельбы с ходу;

г) проведенные в процессе испытаний форсированные марши до 510 км, а также безостановочные и ночные марши подтверждают способность плавающих танков совершать длительные, напряженные марши с высокими средними скоростями движения».

Успешное завершение испытаний послужило основанием для выхода постановления Совета Министров СССР от 6 августа 1951 года за № 3686-1447, в соответствии с которым объект 740 был принят на вооружение Советской Армии как плавающий танк ПТ-76. Несмотря на это, различные исследования и эксперименты продолжались. Так, например, с 20 августа по 6 сентября 1951 года в районе Севастополя были проведены специальные испытания пяти плавающих танков ПТ-76 в интересах Военно-Морского Флота.
Основными вопросами, ответить на которые предполагалось в ходе этих испытаний, являлись:

- возможность применения плавающих танков в морских десантных операциях;

- определение ресурса на плаву (топливо, масло и пр.);

- оценка работы танковых систем в летних и зимних условиях (зимой - отдельным этапом);

- стрельба по цепям, находящимся на суше и а море;

- выявление агрессивного воздействия морской воды на танк и способов защиты.

В процессе испытаний представилась возможность провести дополнительные исследования, такие, как маневрирование в зоне заграждений и выход на берег при 4-балльном волнении, а также отработка прыжков в воду с коротких аппарелей и вход на танкодесантный корабль из воды.

Следует отметить, что результаты отдельных этапов этих испытаний, включая преодоление танками вплавь Керченского пролива, оказались полной неожиданностью для моряков, что нашло свое отражение в отчете об их проведении, в котором, в частности, говорилось: «Плавающие танки по своим мореходным качествам могут быть рекомендованы для использования в морских десантных операциях во взаимодействии с кораблями, авиацией и морской пехотой*, с целью захвата плацдармов на побережье. При этом высадка плавающих танков возможна с танкодесантных кораблей как непосредственно в море, так и на берег.

Испытания проводились при волнении моря до 4 баллов (высота волны 1,25 м, скорость ветра 7,4 м/с, давление 4,5 кг/м2), так как волнений большей балльности в этот период не было».

Как уже упоминалось, серийный выпуск танков ПТ-76 был развернут на Сталинградском тракторном заводе. Туда для оказания помощи была направлена группа инженеров Кировского завода во главе с М.С. Пассовым и его помощником В.А. Красниковым. Впрочем, доработок в конструкции оказалось совсем немного. Единственное, что пришлось заменить полностью, так это торсионы. Депо в том, что на объекте 740 для изготовления торсионных валов использовались те же марки стали, которые применялись для подвесок тяжелых танков. При движении по булыжной мостовой и каменистой дороге машина, слишком легкая для таких торсионов, сильно вибрировала. Пришлось сделать торсионы из более мягкой стали, после чего вибрации прекратились.



Опытный образец плавающего танка ПТ-76М. Главное отличие его от серийной машины - корпус новой формы


В течение 15 лет серийного производства танк ПТ-76 неоднократно подвергался модернизации, связанной в основном с улучшением вооружения, приборов наблюдения, средств связи, установкой дополнительного оборудования и изменением формы и размеров бронекорпуса.

С 1957 года на танк стали устанавливать пушку Д-56ТМ, имевшую двухкамерный дульный тормоз и эжекционное устройство для продувки канала ствола, новые приборы наблюдения у командира и механика-водителя, прибор ночного видения механика-водителя ТВН-2Б, новые фары, радиостанцию Р-113, внутреннее переговорное устройство Р-120 и термодымовую аппаратуру ТДА. Кроме того, высота корпуса была увеличена на 130 мм и, соответственно, возросло водоизмещение. Для лучшего схода воды задней части крыши корпуса придали небольшой обратный уклон. Тем не менее, характеристики машины при движении на плаву несколько ухудшились: расход горючего возрос до 270-440 л на 100 км, а запас хода уменьшился до 60-70 км.

С 1959 года началось производство машины, модернизированной в соответствии с требованиями обеспечения возможности действовать в условиях применения ядерного оружия. Для этого танк оснастили нагнетателем и системой ПАЗ. Кроме того, было установлено орудие Д-56ТС, снабженное двухплоскостным стабилизатором СТП-2П. В целях обеспечения безопасности при работе со стабилизатором в боевом отделении ввели ограждение пушки со стороны командира танка. Исходя из особенностей работы стабилизатора, на танке был установлен механизм поворота башни новой конструкции с люфтовыбирающим устройством. В стопор башни ввели блок-контакт для размыкания цепи электропривода при застопоренной башне, установили азимутальный указатель. Было усовершенствовано уплотнение погона башни. Для увеличения запаса хода танка смонтировали три топливных бака: один кормовой внутренний и два наружных. Общая емкость всех топливных баков достигла 580 л.



Объект 906



Опытный образец плавающего танка «объект 906» в экспозиции Военно-исторического музея бронетанкового вооружения и техники в Кубинке


Боевые машины, выпущенные после 1959 года, получили обозначение ПТ-76Б (объект 740Б). С 1962 года на ПТ-76 и ПТ-76Б стали устанавливать унифицированное противопожарное оборудование УА ППО, новые фары, более мощный генератор, центробежные масляные фильтры, предпусковой подогреватель новой конструкции и гирополукомпас ГПК-59. С целью обеспечения более надежной работы подвески на танк стали монтировать заневоленные торсионы, в связи с чем торсионы правого борта стали невзаимозаменяемы с торсионами левого борта. Для улучшения кучности и меткости стрельбы из спаренного пулемета ввели пружину-компенсатор под задний ползун пулеметной установки.

Последняя группа изменений внедрялась также на танки ПТ-76 и ПТ-76Б раннего выпуска в ходе их капитального ремонта. Кроме того, в ходе ремонта на танки ПТ-76, выпущенные до 1957 года, устанавливались пушки Д-56ТМ. С 1967 года на всех танках спаренные пулеметы СГМТ стали заменять на более современные ПКТ, а фары ФГ-100, ФГ-101 и ФГ-102 - на ФГ-126 и ФГ-127. Вместо радиостанций Р-113 стали ставить радиостанции Р-123, а переговорные устройства Р-120 уступили место Р-124. При капитальном ремонте старые гладкие опорные катки ходовой части заменялись новыми - с выштамповками.

Производство ПТ-76Б продолжалось до 1967 года. За это время, по данным, приводимым в зарубежных источниках (таких, как справочники «Джейн» и «Милитэри бэлэнс»), было выпущено свыше 5 тыс. танков ПТ-76 и ПТ-76Б.

Почти сразу после начала серийного производства танка ПТ-76 началось проектирование различных боевых машин на его базе, в том числе и плавающих танков.

В 1960 году в КБ СТЗ под руководством главного конструктора И.В. Гавалова был спроектирован и изготовлен в металле опытный образец танка ПТ-76М (объект 740М), который можно рассматривать как комплексную модернизацию ПТ-76. Эта машина имела более рациональный по форме, с точки зрения бронестойкости, корпус. Его водоизмещение было увеличено до 14,87 м3. ПТ-76М оснащался форсированным двигателем В-6М мощностью 300 л.с., что позволило увеличить скорость движения на плаву до 11,2 км/ч, а по суше - до 45 км/ч. За счет монтажа дополнительного топливного бака запас хода довели до 400 км. На танк установили 76-мм пушку Д-56ТС. Машину оборудовали ночным прицелом, системой противоатомной защиты (ПАЗ) и радиостанцией Р-113.




Боевая машина пехоты «объект 914»


В 1963 году на Волгоградском тракторном заводе (ВгТЗ) - так с 1961 года стал называться СТЗ - разработали легкий плавающий танк - объект 906. При его создании использовались некоторые конструктивные решения, применяемые при проектировании танка ПТ-76Б. Корпус танка был сварен из листов алюминиевого сплава, которые имели различную толщину, вплоть до 30 мм. Из алюминиевого сплава были изготовлены и другие детали и узлы танка, например 14 опорных катков. В башне, выполненной из 15-мм стальной брони, была установлена 85-мм пушка Д-58, стабилизированная в двух плоскостях наведения, и спаренный с ней пулемет СГМТ. Боекомплект состоял из 40 выстрелов с кумулятивными снарядами и 2000 патронов. В нише башни располагался автомат заряжания транспортерного типа на 15 выстрелов. На танке устанавливались дизельный двигатель Д-6-300М мощностью 300 л.с. и механическая трансмиссия. Второй вариант боевой машины, оснащенный дизелем УТД-20, имел обозначение «объект 906Б». Максимальная скорость танка массой 15 т достигала 75 км/ч, запас хода - 250 км (с дополнительными баками - 500 км).

Обе изготовленные машины прошли заводские испытания. На базе объекта 906, именуемого в некоторых отечественных источниках и как ПТ-85, были разработаны проекты командно-штабной машины (объект 909) с УКВ радиостанцией «Бант» и плавающего танка (ПТ-90), вооруженного 90-мм гладкоствольной пушкой.

Основное внимание при создании танка «объект 906» было направлено на улучшение огневых возможностей и подвижности на суше. Водоходные свойства изменились незначительно, и скорость на воде смогли увеличить только до 12 км/ч. Работами по улучшению водоходных характеристик руководили ведущие конструкторы А.И. Русанов и В.А. Чурилин. Они и сами принимали активное участие в проектировании водометов, водоотливных систем и других устройств для обеспечения движения танка по воде.

В 1964 году на ВгТЗ на базе танка ПТ-76Б была разработана боевая машина пехоты - объект 914. Ее боевая масса составляла 14,4 т. Экипаж состоял из двух человек. Кроме того, в машине располагались восемь десантников. Размещение десанта - активное. Справа и слева от механика-водителя находились два пулеметчика. Пулеметы крепились на лобовом листе корпуса в шаровых установках. В бортах передней части корпуса имелось шесть амбразур для стрелкового оружия. Над боевым отделением устанавливалась башня, заимствованная у объекта 765 (БМП-1). В ней размещалась 73-мм гладкоствольная пушка 2А23 «Гром» и спаренный с ней пулемет. Боекомплект пушки состоял из 40 выстрелов. Над стволом орудия монтировалась пусковая установка ПТУР «Малютка» (боекомплект - 4 ракеты). Двигатель В-6Ф мощностью 300 л.с. размещался в кормовой части корпуса слева. Справа находился выход для десанта. Максимальная скорость движения составляла 65 км/ч по суше и 10 км/ч - на плаву. На ВгТЗ был изготовлен опытный образец боевой машины пехоты - объект 914.



ПТ-76Б поздних выпусков и Т-55АМ из состава 336-й гвардейской бригады морской пехоты Балтийского флота. Снимок начала 1990-х годов



ПТ-76, оборудованный пусковой установкой противотанковых ракет «Малютка» (две ПТУР на ПУ)


В конце 1950-х годов на базе ПТ-76 были спроектированы несколько образцов ракетных пусковых установок. Так, уже в 1956 году под руководством ведущего инженера Л.И. Горлицкого в КБ Кировского завода разработали ракетную установку в виде 16-ствольного пакета труб, в которых располагались 140-мм турбореактивные неуправляемые снаряды с кумулятивной головной частью. Экипаж этой ракетной установки состоял из двух человек. Она была способна стрелять одиночными выстрелами или вести залповый огонь по площадям. Опытный образец этой машины, получивший обозначение «объект 280», изготовили на Кировском заводе в цехе МХ100. После заводских и полигонных испытаний решили выпустить опытную партию таких машин для прохождения государственных и войсковых испытаний. В 1958 году объект 280 вместе с другими образцами бронетанковой техники был показан членам правительства. Успеха он не имел, и работы по нему прекратили.


Пусковые установки 2П16 комплекса 2К6 «Луна». 1960-е годы. Обе машины оснащены ракетами ЗР10 с подкалиберными головными частями 3Н14 для ядерных зарядов




* В то время в составе ВМФ СССР имелась одна дивизия морской пехоты (1-я), сформированная в 1944 году на базе 55-й стрелковой дивизии. Она дислоцировалась на полуострове Порккала-Удд (Финляндия). В январе 1956 года, при выводе из Финляндии, дивизия была расформирована.


Просмотров: 13818

Комментарии к статье (0)

Вооружение по теме:

ПТ-76 - легкий танк


Другие статьи по теме:

Описание конструкции танка ПТ-76


Оценка машины
Эксплуатация и боевое применение

Теги: пт-76
В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.
e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Сен >
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама