Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Период дымного пороха (1835 г. - 1885 г.)
Отправить другу

Первая Англо - афганская война (1838 г. - 1842 г.)

Афганистан образно называют «кладбищем армий». С одной стороны, потому что пересеченную местность просто невозможно полностью контролировать. С другой стороны, нет единого центра силы, с кем договариваться. При огромном количестве автономных племен, общин, религиозных деятелей, говорящих на разных диалектах и имеющих совершенно разные интересы. В нищей стране любая помощь и вливания окажутся каплей в море, всех облагодетельствовать быстро и сразу не получается, а полуголодные люди, которым нечего терять, с завистью зарятся на пришельцев, которые превращаются в источник добычи. Причем пришельцы – по своей идеологии и менталитету – столь отличны от коренного населения, что принцип «свой-чужой» работает безупречно. Невозможность победить в прямом бою, компенсируется вероломством. Повстанцам легко раствориться в «непонятном» и однородном в глазах пришельцев местном населении. Благо даже рельеф становится их естественным союзником.

С точки зрения глобальных международных отношений, Афгранистан являлся местом, где соприкасаются интересы англо-саксонского мира и российской цивилизации. В мире 21 века на первый план выходит общность целей – борьба с международным терроризмом и торговлей наркотиками. В 19 и 20 веках – Афганистан рассматривался как возможность усилиться самому и ослабить соперника, как поле для военно-дипломатической игры. Так для Англии 19 века Афганистан и Иран олицетворяли наиболее уязвимое место для колониальных владений Альбиона в Индии.

Предыстория вопроса

Афганистан на протяжении своей краткой истории — первое собственно афганское государство возникло в 1747 г. - традиционно поддерживал политические, торговые и религиозно-культурные связи, прежде всего, с соседними мусульманскими странами Южноазиатского субконтинента, Центральной Азии, Ираном и Османской империей. Однако с конца XVIII в. это небольшое, отсталое, затерянное в глубинах Азии государство оказалось вовлеченным в орбиту большой политики, проводимой в регионе соперничавшими между собой европейскими державами, включая Россию.

В силу геостратегического положения (на стыке Индийского субконтинента, Центральной Азии и Иранского нагорья) Афганистан на протяжении почти всего XIX и вплоть до восстановления этой страной своей политической независимости в 1919 г. стал объектом англо-русского колониального противостояния («холодной войне XIX века»), по сути, «передовой линией» противоборства. Конечно, это соперничество и состоявшееся в ходе него превращение Афганистана в политически зависимое от Англии государство оказало длительное и глубокое влияние на многие стороны жизни его народа.

Отличительной особенностью населения Афганистана (с древнейших времен и вплоть до наших дней) являются этническое разнообразие, племенная раздробленность и наличие всевозможных языков и диалектов. На площади в 652,9 тысяч кв. км. (на 100 тысяч больше территории Франции) проживает более 30 народностей и огромное количество племен. Подобное этническое многообразие вызвано несколькими причинами:

- Географические особенности страны: горные массивы разделяют Афганистан на различные районы, часто труднодоступные, что традиционно способствует этническому, культурному и языковому разделению.

- Частые завоевательные походы иноземных армий на территории Афганистана. Пришельцы оседали на покоренных землях, происходило причудливое смешение культур и языков.

- Транзитное положение Афганистана на пересечении важных торговых маршрутов. Помимо купеческих колоний здесь расселялись многочисленные различные по происхождению проповедники и целые общины верующих разных религий.

Ко времени правления последних шахов из династии Дуррани (т. е. к рубежу XVIII—XIX вв.) относятся первые открытые попытки англичан вмешаться во внутренние дела Афганистана. Чтобы не допустить союза между Шахом Заманом и правителем Майсура (государства на юге Индии) Типу Султаном, английская Ост-Индская компания, используя свое влияние в Иране, добилась, что иранские власти оказали содействие шах-заде Махмуду в его борьбе за афганский трон. Тем самым английские колониальные деятели содействовали свержению Шаха Замана.

В конце 1808 г. в Афганистан была направлена дипломатическая миссия, возглавляемая М. Эльфинстоном, которому 17 июня 1809 г. удалось заключить договор с Шахом Шуджей. Этот договор налагал на Шаха Шуджу обязательства не пропускать через территорию Афганистана французские войска в случае похода Наполеона I на Индию и не присоединяться к франко-русско-иранскому союзу. Договор остался на бумаге, поскольку вскоре после его подписания Шах Шуджа был свергнут.

К власти в Кабуле в 1826 г. пришел Дост Мухаммад-хан, энергичный правитель, которому вскоре удалось подчинить Газни и значительно расширить свои владения. В дальнейшем он последовательно и настойчиво стремился к главенству над своими братьями, правившими в других областях, районах и городах Афганистана. Объективным результатом политики Дост Мухаммад-хана явилось значительное (хотя и не окончательное) преодоление феодальной раздробленности, что знаменовало новый этап в истории Афганского государства.

Одним из важнейших мероприятий, осуществленных Дост Мухаммад-ханом, стало создание регулярного войска. В кабульских оружейных мастерских изготовлялись длинноствольные мушкеты, отличавшиеся даже большей дальнобойностью, чем ружья, которыми тогда была вооружена английская колониальная армия в Индии. Опираясь на новое войско, Дост Мухаммад-хан распространил свою власть на ряд районов Афганистана. В конце 1833 г. он подчинил Джелалабад.

Усиление независимого Кабульского княжества и успехи Дост Мухаммад-хана в объединении государства препятствовали планам английской экспансии в Афганистан и далее в Среднюю Азию. Непримиримая позиция Ост-Индской компании в отношении Дост Мухаммад-хана объяснялась стремлением ликвидировать это препятствие. Ост-Индская компания попыталась использовать для подрыва проводившейся Дост Мухаммад-ханом политики объединения Афганистана своего ставленника — бывшего шаха Шуджа-уль-Мулька, проживавшего в Индии на английском содержании. В 1833 г. англичане предприняли ряд шагов, готовя поход Шуджи в Афганистан. Им удалось договориться с Ранджит Сингхом – султаном Пенджаба, правителем государства сикхов - о содействии Шудже. Кроме того, Ост-Индская компания попыталась восстановить афганских вождей против Дост Мухаммад-хана.

В марте 1834 г. Шуджа с 22-тысячным войском, навербованным и вооруженным с помощью Ост-Индской компании, выступил через Боланский проход на Кандагар. Кандагарские правители обратились за помощью к Дост Мухаммад-хану. В конце июня 1834 г. произошло решающее сражение у поселения Калайи Азим, неподалеку от Кандагара. Шуджа был разбит и бежал с поля боя. Воспользовавшись создавшейся в результате похода Шуджи обстановкой, сикхи в 1834 г. окончательно включили Пешавар и Пешаварскую область в состав своих владений.

В октябре 1835 г. Дост Мухаммад-хан обратился с письмом к русскому царю Николаю I, которое в мае 1836 г. было доставлено афганскими посланцами в Оренбург. Оренбургский губернатор В. А. Перовский, придавая большое значение дипломатическому шагу эмира, направленному на установление дружественных отношений между Афганистаном и Россией, отправил афганских посланцев в Петербург в сопровождении своего адъютанта И. В. Виткевича.

В мае 1836 г. Дост Мухаммад-хан обратился к генерал-губернатору Индии лорду Д. Окленду с просьбой о содействии в урегулировании афгано-сикхских отношений. Афганский эмир соглашался признать власть сикхов над Кашмиром при условии, что ему будет возвращен Пешавар. Однако воссоединение Пешавара с Афганистаном противоречило интересам руководителей английской колониальной политики, и они не пошли навстречу планам эмира.

Миссия Виткевича

Сопровождавший из Оренбурга в Петербург афганских посланцев И. В. Виткевич затем был назначен царским МИД представителем России в Кабуле. Его обязанностью, как указывалось в инструкции, было содействовать примирению «афган¬ских владельцев», т. е. Дост Мухаммад-хана и кандагарского правителя Кохандиль-хана. Виткевич должен был также разъяснить баракзайским правителям, «что Россия по дальности расстояния не может оказывать им действительной помощи, но, тем не менее, принимает в них искреннее участие и всегда будет через посредство Персии оказывать дружеское за них заступление...». Кроме того, ему поручалось выявить возможности рас-ширения русско-афганской торговли.

По пути в Кабул Виткевич побывал в Кандагаре. Там русский представитель принимал участие в переговорах иранцев с Кохандиль-ханом, в результате которых было принято решение о союзе, направленном против садозайского правителя Герата. В создавшейся обстановке правивший в Иране Мухаммад-шах с одобрения царской дипломатии предпринял большой поход на Герат и в октябре 1837 г. осадил город. Кстати, в лагере войск иранского шаха находился в качестве военного советника служивший в русском посольстве И. Бларамберг. Англичане в свою очередь оказали материальную помощь правившему Гератом Камрану. Кроме того, направленный ими в Герат офицер Э. Поттинджер фактически руководил обороной города.

В декабре 1837 г. И. В. Виткевич прибыл в Кабул - столицу Дост Мухаммад-хана, где в это время находилась английская миссия А. Бернса. Задачей Бернса было подготовить завоевание Афганистана Ост-Индской компанией, помешать сближению Дост Мухаммад-хана и баракзайских правителей Кандагара с Ираном, не допустить их совместного выступления против Гератского владения.

Однако миссия А. Бернса потерпела неудачу, прежде всего, в результате агрессивных намерений руководителей английской колониальной политики по отношению к Афганистану. Во время переговоров А. Бернс получил от лорда Окленда – генерал-губернатора Индии - предписание категорически отвергнуть притязания Дост Мухаммад-хана на Пешавар и дать ему понять, что англичане открыто поддержат нападение Ранджит Сингха на Афганистан, если эмир не прекратит дружественных связей с Ираном и Россией. Также Бернсу вменялось потребовать от Дост Мухаммад-хана прекращения сношений с Россией и Ираном, немедленной высылки из Кабула И. В. Виткевича. Причем эмир никогда впредь не должен был принимать русских и иранских представителей без санкции на то английских властей. Поскольку Дост Мухаммад-хан не принял этих унизительных требований, выраженных в форме ультиматум, в апреле 1838 г. Бернс выехал из Кабула.

В этой обстановке И. В. Виткевичу удалось оказать содействие в примирении Дост Мухаммад-хана с кандагарским правителем Кохандиль-ханом и склонить их к оборонительному союзу с Ираном против угрозы нападения Англии. Проект договора должен был вступить в силу при условии гарантии со стороны царского правительства. Также Виткевичу удалось успешно договориться с Дост Мухаммад-ханом о расширении тор¬говли между Россией и Афганистаном. Кроме того, он обещал эмиру содействие России в борьбе за возвращение Пешавара. Это весьма благоприятно сказалось на результатах переговоров.

Однако в политике царского правительства в это время произошли значительные изменения, препятствовавшие продолжению прежней линии противодействия английской экспансии на Среднем Востоке. Стремясь сблизиться с Англией при разрешении турецко-египетского конфликта и надеясь получить поддержку англичан в вопросе о проливах, царское правительство пошло на уступки в гератском вопросе. И. В. Виткевич покинул Афганистан. Иранскому шаху и кандагарскому правителю было сообщено о несогласии царя утвердить ирано-афганский договор. Таким образом дипломатические результаты миссии Виткевича были сведены на нет.

Несмотря на это, англичане продолжали использовать миссию Виткевича как предлог для развязывания войны против Афганистана, утверждая, будто контакт Дост Мухаммад-хана с Ираном и Россией создает угрозу безопасности Британской Индии. В мае 1838 г. британский посол в Санкт-Петербурге вручил русскому министру иностранных дел ноту, содержавшую обвинения в совершении Россией враждебных шагов в Иране и Афганистане. Это, по мнению, Лондона грозило британским владениям в Индии и осложняло обстановку в Азии.

Несколько ранее в Англии была развернута пропагандистская кампания, обвинявшая Россию в агрессивных намерениях против Англии. Учитывая складывавшуюся вокруг Афганистана ситуацию, русский император, заинтересованный в установлении более тесных контактов с Англией, союз с которой был необходим для проведения активной политики по отношению к Османской империи (которая в то время вела вооруженную борьбу против египетского паши — Мухаммада Али), отозвал Симонича со своего поста в Иране и дезавуировал русского агента в Афганистане — Виткевича. Последний был обвинен в превышении своих полномочий, которые, как было объявлено, сводились лишь к сбору информации торгово-экономического характера.

Таким образом, Российская Империя под британским нажимом отказалась от проведения активной политики в этой части Азии и пошла на уступки, заморозив свои отношения с Афганистаном почти на 20 лет. Виткевич, прибывший в конце апреля 1839 г. в Санкт-Петербург, хотя и был принят недавно назначенным начальником Азиатского департамента Л. Г. Сенявиным, был отстранен от службы. 8 мая 1839 г. он был найден мертвым в номере гостиницы «Париж» на Большой Морской улице. В записке, обнаруженной в номере говорилось, что он решил кончить жизнь самоубийством и перед смертью сжег свои записки и документы. Тайна его смерти не разгадана до сих пор. В списке вещей, принадлежавших Виткевичу, составленном полицейским приставом после его смерти, пистолет не фигурировал.

Оставляя за пределами данного раздела вопрос о реальности «броска на юг», т. е. похода русской армии в Индию, отметим лишь, что планы такой кампании в штабе Туркестанского военного округа и Генеральном штабе русской армии в Санкт-Петербурге прорабатывались. Афганистан, восточные районы Ирана, а впоследствии пригиндукушские княжества, расположенные в верховьях Инда, Белуджистан и районы северной Индии посещали (зачастую инкогнито — обычно под видом бухарских, хивинских, армянских и иранских купцов) агенты и офицеры штабов Туркестанского и Кавказского военного округов. Русские военные и тогда и позже рассматривали Афганистан как возможного вероятного противника - союзника Англии. Его территорию изучали и весьма тщательно как театр возможных боевых действий против собственно афганской и английской армий.

Не отказывалась Россия также и от предоставления политического убежища ряду представителей афганской политической элиты — прежде всего членам правящей династии, вынужденным по разным причинам покинуть свою страну. Не слишком афишируя их нахождение в России, российская администрация пыталась превратить их в агентов своего влияния, чье возвращение на родину с последующим активным участием в политической жизни Афганистана могло быть использовано для реализации политико-экономических амбиций Российской империи в этой стране.

Договор 1838 года

Проводя внешнеполитическую подготовку к войне против Афганистана, руководители английской колониальной политики предприняли попытки привлечь к активному участию в войне Ранджит Сингха, отношения которого с Дост Мухаммад-ханом оставались по-преж¬нему очень неприязненными. Ранджит Сингх не шел ни на какие уступки Дост Мухаммад-хану в вопросе о возвращении Пешавара. Напротив, в ходе длительных переговоров, используя напряженность внешнеполитической обстановки, он пытался добиться новых приобретений в афганских землях или политических выгод.

В мае 1838 г. для переговоров с Ранджит Сингхом в Лахор был послан Вильям Макнотен, секретарь по иностранным делам при генерал-губернаторе Индии. Ему удалось склонить Ранджит Сингха к заключению с Шуджой союзного договора, гарантированного Ост-Индской компанией. Этот договор был подписан в июле 1838 г. Ост-Индская компания и Ранджит Сингх принимали на себя обязательство восстановить Шуджу на шахском троне Афганистана. За обещанную военно-политическую поддержку Шуджа уступал англичанам не принадлежавший ему Синд и подтверждал отказ в пользу государства сикхов «на вечные времена» от Пешавара, Мультана, Кашмира и других завоеванных Ранджит Сингхом областей, входивших прежде в состав владений садозайских шахов Афганистана. Шуджа обещал также отказаться от присоединения к своему будущему государству Герата. Внешняя политика Афганистана и государства сикхов должна была быть поставлена под контроль анг¬личан. Условиями договора предусматривалось, что Шуджа после восстановления на троне пригласит английских офицеров для организации войска.

Не желая обострять отношений с Англией и уступая ее дипломатическому давлению, Ранджит Сингх пошел на подписание договора, в то же время категорически отказавшись пропустить войска Ост-Индской компании через территорию Пенджаба. Ост-Индская компания должна была изменить не только первоначальные планы движения своих войск, но и их состав, включив в экспедиционный корпус в дополнение к частям, укомплектованным индийскими сипаями, также и британские регулярные части.

Следующим шагом английской политики при подготовке вторжения в Афганистан был нажим на иранского шаха с целью заставить его прекратить осаду Герата. Английское правительство пошло даже на разрыв дипломатических отношений с Ираном. Под угрозой войны иранский шах был вынужден в конце августа — начале сентября 1838 г. снять осаду и отвести войска от города.

Добившись отступления царской дипломатии, заключив договор с Ранджит Сингхом и Шуджей и заставив иранского шаха отвести свои войска от Герата, англичане ускорили подготовку к вторжению в Афганистан. 1 октября 1838 года, пытаясь оправдать, по сути, захватническую войну, генерал-губернатор Индии Д. Окленд опубликовал в Симле манифест. В документе говорилось о «необходимости» свергнуть узурпатора Дост Мухаммад-хана и возвести на афганский трон легитимного Шуджу при поддержке армий Ост-Индской компании.

Накануне английской агрессии подвластная Дост Мухаммад-хану территория Юго-Восточного Афганистана простиралась от Кохистана (на севере от Кабула) до Мукура на юго-западе и от Бамиана на северо-западе до Хайберского прохода на юго-востоке. Общая численность населения подвластных Дост Мухаммад-хану земель составляла около 1 300 тыс. человек.

Начало войны

В конце 1838 г. войска Ост-Индской компании под командованием генерал-лейтенанта Кина были двинуты на Афганистан. В начале апреля 1839 г. все отряды, предназначенные для вторжения в Афганистан через Кандагар, соединились в Кветте. В состав этого войска, именовавшегося «армией Инда», входило около 20 тыс. строевых солдат и офицеров. Однако общая численность его была значительно большей, так как при войске находилось около 38 тыс. обозной и лагерной прислуги. Фактическим руководителем экспедиции был секретарь англо-индийского правительства Вильям Макнотен, находившийся при Шудже в качестве «посла и министра».

В середине апреля началось продвижение на Кандагар. Завоеватели вначале не встретили почти никакого сопротивления со стороны афганцев. Более того, некоторые влиятельные афганские сардары, подкупленные англичанами, при приближении «армии Инда» к Кандагару перешли на сторону Шуджи.

Вскоре после вступления британских войск в Кандагар состоялась церемония реставрации Шуджи на престоле. Накануне, 7 мая 1839 г., он подписал договор из восьми пунктов, фактически уничтожающий независимость страны. Шуджа подтверждал территориальные уступки (закрепленные в договоре 1838 года), соглашался на изоляцию Афганистана от внешнего мира, а также на то, что английские оккупационные войска останутся.

Однако с самого начала войны стало выясняться отрицательное отношение афганского народа к шаху Шудже, который прибыл в страну с войсками иноземцев. Сопротивление афганцев облекалось в форму религиозной войны за веру, против англичан.

21 июля 1839 г. передовые английские отряды подошли к крепости Газни, считавшейся неприступной и хорошо подготовленной к осаде. Однако в результате предательства англичанам стало известно о численности войск в Газни, о наиболее уязвимом месте обороны города— незабаррикадированных «Кабульских воротах». Взяв город штурмом, английские завоеватели учинили кровавую расправу над жителями Газни. Через неделю, оставив в захваченной крепости гарнизон, они выступили на Кабул. Через Хайберский проход на Кабул также продвигался 11-тысячный английский отряд; вскоре англичане взяли Джелалабад.

Дост Мухаммад-хан с собранным им войском, в котором насчитывалось до 6 тыс. человек, выступил из Кабула навстречу англичанам и Шудже. Но измена части военачальников заставила Дост Мухаммад-хана покинуть войско, отступив с семьей и немногочисленными приближенными в Бамиан, а затем дальше на север, в Хульм. Покинутое им войско рассеялось. 7 августа 1839 г. англичане и Шуджа без боя вошли в столицу.

Избалованные легкими победами в колониальных войнах, британские чиновники и офицеры полагали, что их положение и в этой оккупированной стране прочно. Пренебрегая элементарными мерами предосторожности, английское командование чрезвычайно неудачно разместило войска в окрестностях Кабула — в болотистой низине, в крайне невыгодной с военной точки зрения местности. К тому же вскоре часть оккупационных войск была выведена из Афганистана, причем значительно уменьшилась численность гарнизона, находившегося под Кабулом. Между тем в Афганистане началась партизанская война, возрастало недовольство различных слоев населения. От планов немедленного наступления на Южный Туркестан, где укрывался Дост Мухаммад-хан, англичанам пришлось отказаться, так как местное население готовилось оказать им сопротивление.

2 ноября 1840 г. в битве у Парвана англичане были разбиты, понеся большие потери уби¬тыми и ранеными. Они отступили, опасаясь восстания в находившихся у них в тылу районах, а также окружения. Но именно в этот момент при остающихся не вполне ясными обстоятельствах, во всяком случае, совсем неожиданно для англичан, Дост Мухаммад-хан оставил свое войско, приехал в Кабул и сдался в плен. Желая поскорее удалить из страны популярного в ней эмира, англичане отправили его под сильной охраной в Индию.

В первый момент после капитуляции эмира волна восстаний, охвативших Афганистан, спала; казалось, наступила полоса затишья. Однако эта тишина была обманчивой. Вскоре на борьбу поднялся весь народ, выступление которого оказало решающее влияние на исход событий. Весной и летом 1841 г. в стране все шире стало разгораться пламя народной войны. Служители культа, считавшие установление власти «неверных» (англичан) осквернением мусульманского правоверия, перестали упоминать имя Шуджи в «хутбе» — при молитвах, читаемых в праздничный день пятницы. Недовольство вызывало и усиление налогового гнета.

Зима 1840/1841 г. во многих местностях Афганистана была голодной. Невелики были продовольственные ресурсы и в окрестностях столицы. Крупные закупки провианта и фуража для английского лагеря вскоре вызвали резкое повышение цен на продовольствие на базарах Кабула. Английские завоеватели, таким образом, восстановили против себя все слои населения Афганистана. Но ни возраставшее недовольство народа, ни усиливавшаяся волна восстаний не поколебали уверенности английских руководителей, и в том числе Макнотена, в прочности их положения в оккупированной стране.

Перелом в войне и поражение англичан

Признаки готовившихся в Афганистане больших событий начали с особой силой проявляться с сентября 1841 г. Непосредственно кабульскому восстанию предшествовало крупное вооруженное выступление гильзаев, которые прервали сообщение кабульского гарнизона с Индией. В ночь на 2 ноября 1841 г. началось восстание в Кабуле. Повстанцы окружили дома британского резидента в Кабуле Александра Бернса и других английских офицеров. После безрезультатной попытки успокоить восставших, предлагая им выкуп, А. Бернс переоделся в женское платье и бежал, но был опознан и убит.

В кабульском восстании приняли участие городская беднота, ремесленники и торговцы, а также крестьяне окрестных селений. Вскоре к ним присоединились подошедшие к столице отряды афганских племен. Английские войска, находившиеся в Шерпурском лагере (близ Кабула), были деморализованы и активных действий против повстанцев не предпринимали. Столица оказалась полностью в руках восставших. К тому же 5 ноября 1841 г. английские склады продовольствия были захвачены афганцами. Английский гарнизон оказался в весьма критическом положении. После упорного боя, в котором англичане потеряли несколько сот убитыми и часть своих пушек, повстанцы овладели важными позициями па высотах Бемару.

К этому времени среди вождей освободительной борьбы афганского народа на первое место выдвинулся Мухаммад Акбар-хан, сын эмира. Макнотену пришлось пойти на переговоры с вождями афганцев и 11 декабря 1841 г. подписать соглашение с ними, содержавшее обязательство вывести английские войска из Афганистана, вернуть пленных и возвратить на родину Дост Мухаммад-хана. Возможно, подписание соглашения было со стороны Макнотена лишь маневром, стремлением потянуть время, чтобы интригами вызвать разлад среди участников восстания, а если представится удобный случай, захватить вождей повстанцев и уничтожить их. Но он не учел вероломства самих афганских лидеров, почувствовавших слабость британцев.

Развязка наступила, когда Мухаммад Акбар-хан попытался во время переговоров 23 декабря 1841 г. взять в плен самого Макнотена, который, однако, оказал сопротивление и был застрелен Акбар-ханом.

Смерть Макнотена вызвала среди англичан панические настроения. 1 января 1842 г. между английскими руководителями и афганскими сардарами было заключено новое соглашение, по условиям которого предусматривался немедленный вывод английских войск из Афганистана. Из Кабула вышло около 4,5 тыс. солдат и офицеров с девятью орудиями и 12 тыс. человек лагерной и обозной прислуги. Суровая зима и действия афганских партизан превратили отступление деморализованных английских и синайских частей в катастрофу; вся оккупационная армия была уничтожена. В начале 1842 г. еще продолжались нападения афганских отрядов на английские гарнизоны, оставшиеся в некоторых городах и районах страны.

После ухода иноземных войск из Кабула Шуджа вынужден был под давлением народных масс объявить «священную войну» англичанам и выступить на Джелалабад, где он рассчитывал перейти в английский лагерь. Однако в пути на него напал один из баракзайских сардаров с небольшой группой приверженцев. Шуджа был застрелен как изменник.

В начале апреля 1842 г. на выручку осажденного Джелалабадского гарнизона двинулись из Пешавара части генерала Поллока. Почти не встретив сопротивления (вожди афганских племен в Хайберском района были подкуплены англичанами), войска Поллока 17 апреля подошли к Джелалабаду.

Мухаммад Акбар-хан вступил в переговоры с Поллоком об условиях вывода английских войск из Афганистана и о возвращении Дост Мухаммад-хана из плена, но, получив известие о смерти Шуджи и вступлении на трон его сына Фатх Джанга, срочно выехал в Кабул. Здесь он занял пост вазира (визиря) при Фатх Джанге. Однако последнему удалось бежать в Джелалабад к англичанам.

Между тем новый генерал-губернатор Индии Элленборо послал в войска дополнительные инструкции, фактически предписав начать карательную экспедицию. В августе 1842 г. англичане двинулись на Кабул и вскоре заняли его, водворив в Бала-Хисаре Фатх Джанга. Заняв столицу Афганистана, английские колонизаторы сожгли и разграбили город и его окрестности, убили тысячи мирных жителей. В ряде районов страны действовали английские карательные отряды.

Однако удержать под своей властью Афганистан англичане не смогли. Не прекращавшаяся народная война вынудила их покинуть территорию этой страны. По¬скольку Фатх Джанг, понимавший, что без поддержки иноземцев он не удержится у власти, отрекся от престола, вместо него перед уходом из Кабула англичане возвели на трон другого сына Шуджи - Шахпура. Однако в скором времени, узнав о готовящемся выступлении Мухаммад Акбар-хана, новый шах бежал из столицы.

В начале 1843 г. и Дост Мухаммад-хану было разрешено вернуться на родину. Тем самым англичане признали полный провал своей политики в отношении Афганистана.

Так закончилась первая англо-афганская война 1838—1842 гг. Самим англичанам эта война запомнилась тем, что в одном бою, попав в засаду, их войска потеряли 16 тысяч солдат. Эту историю делает особенно страшной одна деталь: из 16 тысяч спасся всего один человек.

Выводы

1) В ходе первой англо-афганской войны главной целью Великобритании являлось постепенное превращение Афганистана в колонию, рядовую провинцию под управлением Ост-Индской компании и генерал-губернатора. События развивались по типовому сценарию, неоднократно успешно опробованному в Индии, но без учета особой афганской специфики, что привело к военному поражению экспедиционного корпуса.

2) Именно на территории Афганистана англичане впервые (в ходе продвижения в Южной Азии) столкнулись с активным противодействием со стороны России и царской дипломатии, которое в целом оказалось весьма эффективным (с учетом имеющихся ресурсов). Моральная поддержка со стороны России стала важным фактором, побудившим афганских лидеров отвергнуть британские требования.

3) Позиции Англии в регионе были достаточно сильными, тем не менее, это преимущество реализовать не удалось. Что привело, в конечном итоге, к восстановлению независимого афганского государства и временному ослаблению британской экспансии.

4) Противоречия между Россией и Великобританией были весьма сильными. Учитывая, что для России афганский вопрос был второстепенным, уступка России представляется несколько болезненной, но логичной. Тем не менее, Россия так и не смогла достичь своих целей, получить одобрение своей позиции в отношении проливов. Более того, катастрофическое поражение Британии в этой войне, и косвенное возложение (путем манипуляции общественным мнением) вины за провал на провокации со стороны российской дипломатии, привели к реваншистским настроениям, что могло стать одним из факторов вступления Великобритании в Крымскую войну против России. Так что в целом уступка оказалась бесполезной. Однако если бы иранский шах продолжил бы операцию в районе Герата, англичане могли бы по другому построить тактику войны, в частности, не выводить «лишние» части после захвата Кабула, что могло бы привести к иному развитию событий.

5) Обращает внимание, что оба дипломата-участника противостояния, как российский Виткевич, так британский Бернс пережили минуты триумфа и неудач, но их конечная судьба была трагичной.

6) Уроки первой англо-британской войны были недостаточно учтены в ходе будущих военных операций в этом регионе, что вновь привело к трагическим последствиям.

Показать источник
Автор: КОВАЛЕВ Анатолий Владимирович
Просмотров: 6628

Комментарии к статье (0)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.
e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Фев >
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728     
Сотрудничество
Реклама на сайте




Реклама