Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Танки
Описание
Характеристики
Боевое применение
Фотографии (310)
Рисунки (8)
Файлы (1)
Схемы (14)
КВ-2 - тяжёлый танк

КВ-2 - тяжёлый танк

Год выпуска: 1940
Год принятия на вооружение: 1940
Год снятия с производства: 1941

Исторические сведения
Отправить другу

Во вто­рой по­ло­ви­не 30-х го­дов ко­ман­до­ва­нию Крас­ной Ар­мии ста­ло яс­но, что со­сто­яв­ший на воо­ру­же­нии РККА тя­же­лый пя­ти­ба­шен­ный танк про­ры­ва Т-35 уже не удов­ле­тво­ря­ет предъ­яв­ляе­мым к не­му тре­бо­ва­ни­ям, в пер­вую оче­редь по бро­ни­ро­ва­нию. По­это­му в ию­ле 1937 го­да ав­то­бро­не­тан­ко­вое управ­ле­ние Крас­ной Ар­мии вы­да­ет за­во­ду №183 в г. Харь­ко­ве так­ти­ко-тех­ни­че­ские тре­бо­ва­ния на раз­ра­бот­ку тан­ка Т-35 с бо­лее мощ­ной бро­ней (40-75 мм) и мас­сой до 60 т. Од­на­ко в хо­де про­ек­ти­ро­ва­ния ста­ло яс­но, что при ука­зан­ной тол­щи­не бро­не­вых лис­тов уло­жить­ся в мас­су 60 т не­воз­мож­но. По­это­му кон­ст­рук­то­ры ХПЗ ста­ли ис­кать дру­гую ком­по­но­воч­ную схе­му с мень­шим чис­лом ба­шен. Для ус­ко­ре­ния про­ек­ти­ро­ва­ния но­во­го тя­же­ло­го тан­ка в ап­ре­ле 1938 го­да к этой ра­бо­те под­клю­чи­ли Ле­нин­град­ский Ки­ров­ский за­вод с его мощ­ной про­из­вод­ст­вен­ной ба­зой и опы­том се­рий­но­го про­из­вод­ст­ва тан­ка Т-28, и за­вод №185 им. Ки­ро­ва, кад­ры ко­то­ро­го, в свою оче­редь, име­ли бо­га­тый опыт по соз­да­нию но­вых об­раз­цов бое­вых ма­шин. Пер­вый раз­ра­ба­ты­вал танк СМК-1 («Сер­гей Ми­ро­но­вич Ки­ров»), вто­рой - «из­де­лие 100» (или Т-100). По за­дан­ным во­ен­ны­ми так­ти­ко-тех­ни­че­ским тре­бо­ва­ни­ям, эти тан­ки долж­ны бы­ли иметь по три ору­дий­ных баш­ни и 60-мм бро­ню. 10-11 ок­тяб­ря 1938 го­да спе­ци­аль­ная ко­мис­сия под пред­се­да­тель­ст­вом по­мощ­ни­ка на­чаль­ни­ка АБ­ТУ РККА во­ен­но­го ин­же­не­ра 1 ран­га Ко­роб­ко­ва рас­смот­ре­ла чер­те­жи и де­ре­вян­ные ма­ке­ты (в на­ту­раль­ную ве­ли­чи­ну) тан­ков СМК и Т-100. Не­смот­ря на ряд от­кло­не­ний от ра­нее вы­дви­ну­тых так­ти­ко-тех­ни­че­ских тре­бо­ва­ний, ко­мис­сия да­ла «доб­ро» на «из­го­тов­ле­ние по два опыт­ных об­раз­ца ка­ж­до­го тан­ка про­ры­ва по предъ­яв­лен­ным чер­те­жам и ма­ке­там».

9 де­каб­ря 1938 го­да про­ек­ты СМК и Т-100 рас­смат­ри­ва­лись в Мо­ск­ве, на за­се­да­нии Ко­ми­те­та Обо­ро­ны при Со­ве­те На­род­ных Ко­мис­са­ров (СНК) СССР. В хо­де об­су­ж­де­ния пред­ста­ви­те­ли за­во­дов зая­ви­ли о том, что при трех­ба­шен­ной схе­ме и бро­не в 60 мм не­воз­мож­но уло­жить­ся в за­дан­ную мас­су в 60 т. По­это­му бы­ло при­ня­то ре­ше­ние об умень­ше­нии ко­ли­че­ст­ва ба­шен до двух и уве­ли­че­нии за счет это­го, тол­щи­ны бро­ни. Кро­ме то­го, на этом же за­се­да­нии пред­ста­ви­те­ли Ки­ров­ско­го за­во­да вы­сту­пи­ли с пред­ло­же­ни­ем о про­ек­ти­ро­ва­нии од­но­ба­шен­но­го тя­же­ло­го тан­ка, «ана­ло­гич­но­го по сво­им ха­рак­те­ри­сти­кам тан­ку СМК».

Де­ло в том, что в ок­тяб­ре 1938 го­да в кон­ст­рук­тор­ское бю­ро СКБ-2 Ле­нин­град­ско­го Ки­ров­ско­го за­во­да при­бы­ла груп­па пя­ти­курс­ни­ков Во­ен­ной ака­де­мии мо­то­ри­за­ции и ме­ха­ни­за­ции (ВАММ РККА) для вы­пол­не­ния ди­плом­но­го про­ек­та. А так как в КБ в это вре­мя шла ра­бо­та по про­ек­ти­ро­ва­нию тан­ка СМК, то в ка­че­ст­ве ди­пло­ма но­во­при­быв­шим по­ру­чи­ли на его ба­зе раз­ра­бо­тать эс­киз­ный про­ект од­но­ба­шен­но­го тан­ка про­ры­ва. Обя­зан­но­сти рас­пре­де­ли­лись сле­дую­щим об­ра­зом: Б.П. Пав­лов и В.К. Си­но­зер­ский за­ни­ма­лись об­щей ком­по­нов­кой и воо­ру­же­ни­ем, Г.А. Тур­ча­ни­нов - хо­до­вой ча­стью, Л.Н. Пе­ре­вер­зев - сер­во­при­во­да­ми и мо­тор­ной груп­пой, С.М. Ка­са­вин и Шпун­тов - пла­не­тар­ной транс­мис­си­ей. Об­щее ру­ко­во­дство про­ек­ти­ро­ва­ни­ем по­ру­чи­ли ин­же­не­рам СКБ-2 Л.Е. Сы­че­ву и A.C. Ер­мо­лае­ву, от­дель­ны­ми ра­бо­та­ми ру­ко­во­ди­ли ин­же­не­ры Слуц­ман (при­во­да управ­ле­ния), К.Е. Кузь­мин (кор­пус), Н.Ф. Шаш­му­рин (транс­мис­сия), С.В. Фе­до­рен­ко (воо­ру­же­ние). При про­ек­ти­ро­ва­нии но­во­го тан­ка ис­поль­зо­ва­лись ма­те­риа­лы ис­пы­та­ний че­хо­сло­вац­ко­го тан­ка Ш-2А на по­ли­го­не в Ку­бин­ке (ко­ман­до­ва­ние РККА рас­смат­ри­ва­ло во­прос о при­об­ре­те­нии этой ма­ши­ны). В ча­ст­но­сти бы­ла за­им­ст­во­ва­на, кон­ст­рук­ция зер­ка­лок, смот­ро­вых при­бо­ров, раз­лич­ных уп­лот­не­ний, кре­п­ле­ний, а так­же схе­ма пла­не­тар­ной транс­мис­сии. Про­ве­ден­ное си­ла­ми ди­плом­ни­ков ВАММ про­ек­ти­ро­ва­ние од­но­ба­шен­но­го тя­же­ло­го тан­ка и по­зво­ли­ло на­чаль­ни­ку СКБ-2 Ж.Я. Ко­ти­ну и ди­рек­то­ру Ки­ров­ско­го за­во­да И.М. Зальц­ма­ну вы­сту­пить на за­се­да­нии Ко­ми­те­та Обо­ро­ны СССР с пред­ло­же­ни­ем об из­го­тов­ле­нии од­но­ба­шен­но­го тан­ка про­ры­ва.

К фев­ра­лю 1939 го­да пред­ста­ви­те­ли АБ­ТУ РККА раз­ра­бо­та­ли так­ти­ко-тех­ни­че­скую ха­рак­те­ри­сти­ку для раз­ра­бот­ки но­во­го тан­ка. 27 фев­ра­ля ее ут­вер­ди­ли на за­се­да­нии Ко­ми­те­та Обо­ро­ны, од­но­вре­мен­но бы­ло да­но «доб­ро» на на­ча­ло ра­бот по но­вой ма­ши­не, по­лу­чив­шей ин­декс КВ - «Клим Во­ро­ши­лов». Со­глас­но тре­бо­ва­ни­ям во­ен­ных, на но­вом тан­ке, по срав­не­нию с СМК, пред­по­ла­га­лось уве­ли­чить тол­щи­ну бро­ни бор­тов и кор­мы кор­пу­са и баш­ни за счет со­кра­ще­ния об­щей дли­ны ма­ши­ны. Си­ло­вая ус­та­нов­ка про­ек­ти­ро­ва­лась в двух ва­ри­ан­тах - под кар­бю­ра­тор­ный дви­га­тель М-17Ф мощ­но­стью 660 л.с. и ди­зель В-2Ф мощ­но­стью 580 л.с. При­чем пер­во­на­чаль­но во­ен­ные от­да­ва­ли пред­поч­те­ние пер­во­му ва­ри­ан­ту. Объ­яс­ня­лось это тем, что ди­зель В-2 толь­ко-толь­ко по­сту­пив­ший в се­рий­ное про­из­вод­ст­во на ХПЗ, имел мно­же­ст­во не­дос­тат­ков, а ус­та­нов­ка мо­то­ра М-17 в тан­ках за шесть лет экс­плуа­та­ции (с 1933 го­да) бы­ла хо­ро­шо от­ра­бо­та­на. Пред­по­ла­га­лось раз­ра­бо­тать и два ва­ри­ан­та ко­роб­ки пе­ре­ме­ны пе­ре­дач - обыч­ная, по ти­пу тан­ка Т-28 и пла­не­тар­ная. В этом слу­чае во­ен­ные от­да­ва­ли пред­поч­те­ние пла­не­тар­ной, ко­то­рая долж­на бы­ла обес­пе­чить бо­лее лег­кое управ­ле­ние тя­же­лой ма­ши­ной. Воо­ру­же­ние КВ, не­смот­ря на на­ли­чие толь­ко од­ной баш­ни, долж­но бы­ло быть как у тан­ка СМК: 76 и 45-мм пуш­ки 12,7-мм пу­ле­мет ДК и два 7,62-мм пу­ле­ме­та ДТ.

Ле­нин­град­ский Ки­ров­ский за­вод при­сту­пил к про­ек­ти­ро­ва­нию КВ с 1 фев­ра­ля 1939 го­да, не до­жи­да­ясь ут­вер­жде­ния раз­ра­бо­тан­ных во­ен­ны­ми так­ти­ко-тех­ни­че­ских тре­бо­ва­ний. Ве­ду­щим кон­ст­рук­то­ром тан­ка на­зна­чи­ли ин­же­не­ра Н.Л. Ду­хо­ва. На­чаль­ным ма­те­риа­лом для про­ек­ти­ро­ва­ния по­слу­жил ди­плом­ный про­ект слу­ша­те­лей ВАММ, часть из ко­то­рых по­сле за­щи­ты ди­пло­ма в мар­те 1939 го­да на­пра­ви­ли на ра­бо­ту в СКБ-2. Учи­ты­вая опыт соз­да­ния СМК, ра­бо­ты по КВ шли до­воль­но бы­ст­ро - уже 7 ап­ре­ля тех­ни­че­ский про­ект и де­ре­вян­ный ма­кет тан­ка в на­ту­раль­ную ве­ли­чи­ну был одоб­рен ко­мис­си­ей под пред­се­да­тель­ст­вом по­мощ­ни­ка на­чаль­ни­ка АБ­ТУ РККА Ко­роб­ко­ва. С на­ча­ла мая ра­бо­чие чер­те­жи уз­лов и де­та­лей но­во­го тан­ка ста­ли по­сту­пать в про­из­вод­ст­во. Од­но­вре­мен­но на Ижор­ском за­во­де на­ча­лось ис­пы­та­ние бро­не­вых лис­тов и из­го­тов­ле­ние кор­пу­са и баш­ни для КВ. В на­ча­ле ию­ня АБ­ТУ РККА, учи­ты­вая опыт экс­плуа­та­ции ди­зель-мо­то­ра В-2 на тан­ках БТ-7М по­ста­ви­ло пе­ред СКБ-2 за­да­чу «ус­та­но­вить в танк толь­ко ди­зель В-2, а от ус­та­нов­ки дви­га­те­ля М-17 от­ка­зать­ся».

В ночь с 31 ав­гу­ста на 1 сен­тяб­ря бы­ла за­кон­че­на окон­ча­тель­ная сбор­ка тан­ка КВ, и ут­ром он со­вер­шил пер­вый про­бег по за­во­дско­му дво­ру. КВ за­им­ст­во­вал от сво­его «пра­ро­ди­те­ля» СМК схе­му бро­не­кор­пу­са, под­вес­ку, кон­ст­рук­цию оп­ти­че­ских при­бо­ров, эле­мен­ты транс­мис­сии и т.д. Прав­да, ма­ши­на име­ла не­ко­то­рые от­кло­не­ния от ут­вер­жден­ных ТТХ. Так, вме­сто пла­не­тар­ной ко­роб­ки пе­ре­ме­ны пе­ре­дач, ре­ко­мен­до­ван­ной Ав­то­бро­не­тан­ко­вым управ­ле­ни­ем, бы­ла ус­та­нов­ле­на обыч­ная. При­шлось и от­ка­зать­ся от ис­поль­зо­ва­ния пу­ле­ме­та ДК, так как вви­ду ус­та­нов­ки в баш­не двух ору­дий для не­го со­всем не ос­та­лось мес­та. 5 сен­тяб­ря, по­сле уст­ра­не­ния об­на­ру­жен­ных мел­ких де­фек­тов, опыт­ный об­ра­зец КВ был от­прав­лен в Мо­ск­ву, для по­ка­за чле­нам пра­ви­тель­ст­ва СССР и ру­ко­во­дству Крас­кой Ар­мии.

По­каз про­хо­дил 23-25 сен­тяб­ря на по­ли­го­не в под­мос­ков­ной Ку­бин­ке. В це­лом но­вый танк про­из­вел на вы­со­кое на­чаль­ст­во бла­го­при­ят­ное впе­чат­ле­ние, хо­тя в хо­де по­ка­за он за­стрял в ов­ра­ге, но за­тем, рыв­ком на­зад су­мел пре­одо­леть его.

8 ок­тяб­ря 1939 го­да ма­ши­на вер­ну­лась в Ле­нин­град и 10 но­яб­ря, по­сле уст­ра­не­ния вы­яв­лен­ных не­дос­тат­ков, по­шла на по­ли­гон­но-за­вод­ские ис­пы­та­ния под ру­ко­во­дством го­су­дар­ст­вен­ной ко­мис­сии в со­ста­ве май­о­ра H.H. Ко­ва­ле­ва, во­ен­но­го ин­же­не­ра 3 ран­га П.К. Во­ро­ши­ло­ва, во­ен­но­го ин­же­не­ра 3 ран­га М.С. Кау­ли­на и ка­пи­та­на И.И. Ко­ло­туш­ки­на. До кон­ца но­яб­ря КВ про­шел 485 км, из них - 260 км по шос­се, 100 км по про­се­лоч­ным до­ро­гам и 125 км по пе­ре­се­чен­ной ме­ст­но­сти. В хо­де ис­пы­та­ний бы­ло вы­яв­ле­но око­ло 20 раз­лич­ных де­фек­тов в кон­ст­рук­ции транс­мис­сии и дви­га­те­ля.

30 но­яб­ря 1939 го­да на­ча­лась со­вет­ско-фин­лянд­ская вой­на. По ре­ше­нию во­ен­но­го со­ве­та Ле­нин­град­ско­го во­ен­но­го ок­ру­га опыт­ные тан­ки КВ, СМК и Т-100 бы­ли сня­ты с ис­пы­та­ний для про­вер­ки их в бое­вой об­ста­нов­ке. Эки­паж КВ со­ста­ви­ли во­ен­но­слу­жа­щие 20-й тя­же­лой тан­ко­вой бри­га­ды лей­те­нант Г. Ка­че­хин (ко­ман­дир тан­ка), во­ен­тех­ник 2 ран­га П. Го­ло­ва­чев (ме­ха­ни­к-во­ди­тель), крас­но­ар­мей­цы Куз­не­цов (на­вод­чик ору­дия) и А. Смир­нов (ра­дист), а так­же спе­циа­ли­сты-ис­пы­та­те­ли Ки­ров­ско­го за­во­да А. Эс­т­ра­тов (мо­то­рист, он же за­ря­жаю­щий) и К. Ковш (за­пас­ной ме­ха­ни­к-во­ди­тель, во вре­мя бо­ев на­хо­дил­ся вне тан­ка). Для удоб­ст­ва ра­бо­ты эки­па­жа 45-мм ору­дие в баш­не бы­ло де­мон­ти­ро­ва­но и за­ме­не­но пу­ле­ме­том ДТ.

КВ вме­сте с двух­ба­шен­ны­ми СМК и Т-100 со­ста­ви­ли ро­ту тя­же­лых тан­ков, вклю­чен­ную в со­став 91-го тан­ко­во­го ба­таль­о­на 20-й тя­же­лой тан­ко­вой бри­га­ды. Ко­ман­ди­ром ро­ты на­зна­чи­ли ка­пи­та­на И. Ко­ло­туш­ки­на. Пер­вый раз ро­та всту­пи­ла в бой 18 де­каб­ря 1939 го­да, под­дер­жи­вая на­сту­п­ле­ние со­вет­ской пе­хо­ты в рай­оне Хот­ти­нен­ско­го ук­реп­рай­о­на фин­нов. Вот что о пер­вом бое пер­во­го КВ вспо­ми­нал А.И. Эс­т­ра­тов: «Нас (Ков­ша, Эс­т­ра­то­ва, Иг­нать­е­ва, Ку­ни­цы­на, Те­те­ре­ва, Ва­силь­е­ва) вы­звал ди­рек­тор за­во­да то­ва­рищ И.М. Зальц­ман. При­сут­ст­во­ва­ли Ж.Я. Ко­тин, Н.Л. Ду­хов, A.C. Ер­мо­ла­ев. Нам пред­ло­жи­ли на тан­ках КВ и СМК про­из­ве­сти ис­пы­та­ния в бое­вых ус­ло­ви­ях. Мы да­ли со­гла­сие, при­чем в ар­мию мы не бы­ли при­зва­ны. На­ча­лась под­го­тов­ка ма­шин для вы­пол­не­ния бое­во­го за­да­ния. Нуж­но бы­ло все пре­ду­смот­реть на все слу­чаи, взять с со­бой не­об­хо­ди­мые де­та­ли, ко­то­рые по на­шим со­об­ра­же­ни­ям мог­ли по­на­до­бить­ся. Час­то на КВ от­ка­зы­вал стар­тер. Я по­ста­вил в мо­тор­ное от­де­ле­ние бал­лон сжа­то­го воз­ду­ха на 150 ат­мо­сфер, при­стро­ил при­спо­соб­ле­ние от­кры­вать и за­кры­вать бал­лон из бое­во­го от­де­ле­ния. По­лу­чи­ли во­ен­ное об­мун­ди­ро­ва­ние. Позд­ней но­чью со­бра­лись в сто­ло­вой про­кат­но­го це­ха. При­сут­ст­во­ва­ли И.М. Зальц­ман, Ж.Я. Ко­тин, Н.Л. Ду­хов, A.C. Ер­мо­ла­ев, П.К. Во­ро­ши­лов, А.И. Ланз­берг, А. Шпи­та­нов На ка­ж­дую ма­ши­ну был на­зна­чен во­ен­ный ко­ман­дир. По­сле ужи­на, на­пут­ст­вен­ных на­став­ле­ний, до­б­рых по­же­ла­ний по­гру­зи­лись на же­лез­но­до­рож­ные плат­фор­мы и дви­ну­лись в бое­вой путь. При­быв на пе­ре­до­вую нас при­сое­ди­ни­ли к 20-й тан­ко­вой бри­га­де. С на­ми был П.К. Во­ро­ши­лов...

На­ши - пе­ре­до­вые час­ти по­до­шли к ук­реп­рай­о­ну Ба­бо­ши­но. Ве­че­ром прие­хал к нам на­чаль­ник бро­не­тан­ко­во­го управ­ле­ния то­ва­рищ Пав­лов.

«Сей­час, - го­во­рит, - то­ва­ри­щи, я вас оз­на­ком­лю с до­та­ми ук­реп­рай­о­на Ба­бо­ши­но. Т-28 не смо­жет прой­ти - го­рят, на­де­ем­ся на вас. Зав­тра ут­ром пус­тим вас в бой, нуж­но сроч­но ис­пы­тать ма­ши­ны».

При­быв на ис­ход­ную по­зи­цию нам объ­яс­ни­ли по­став­лен­ную пе­ред на­ми за­да­чу. По­сле арт­под­го­тов­ки мы идем с 20-й тан­ко­вой бри­га­дой в на­сту­п­ле­ние.

Прой­дя не­боль­шой уча­сток ле­са пе­ред на­ми от­кры­лась об­шир­ная по­ля­на, идет бой, сле­ва и спра­ва от нас го­рят тан­ки. Впе­ре­ди иду­щий танк Т-28 за­го­рел­ся, он нам ме­ша­ет дви­гать­ся впе­ред. Свер­нуть с до­ро­ги - бо­им­ся на­ехать на ми­ны. Впе­ре­ди про­ти­во­тан­ко­вый ров, на­дол­бы, про­во­лоч­ное за­гра­ж­де­ние. Мы по­пы­та­лись по­дой­ти вплот­ную к го­ря­ще­му тан­ку и столк­нуть его с до­ро­ги. Эки­паж тан­ка Т-28 по­ки­нул танк че­рез де­сант­ный люк и не вы­клю­чил пе­ре­да­чу КПП, сдви­нуть с мес­та ма­ши­ну нам не уда­лось. По ра­ции был по­лу­чен при­каз - свер­нуть с до­ро­ги вле­во и дви­гать­ся вдоль про­ти­во­тан­ко­во­го рва. Про­тив­ник бьет сна­ря­да­ми по пра­во­му бор­ту на­шей ма­ши­ны удар за уда­ром, как буд­то бьют силь­ной ку­вал­дой по бор­ту. Мы дви­га­ем­ся. Прав­да, мо­роз или дрожь по но­ге хо­дит. Еще удар за уда­ром - мы дви­га­ем­ся. Наш ко­ман­дир Ка­чи­хин за­го­во­рил, нерв­ни­ча­ет. По нам бьют, про­тив­ни­ка ни­где не вид­но. Вспом­ни­ли на­став­ле­ние Д. Пав­ло­ва. Ко­ман­дир тан­ка Ка­чи­хин по­да­ет ко­ман­ду смот­реть во все на­блю­да­тель­ные при­бо­ры и ис­кать за­мас­ки­ро­ван­ные до­ты. Не­ожи­дан­но кри­чит Ковш: «Впе­ре­ди бу­го­рок. Смот­ри­те: из не­го вы­су­ну­лась тру­ба и спря­та­лась».

Го­лос Ка­чи­хи­на: «Это, на­вер­ное, дот. При­цел на тру­бу - огонь!» За­ме­тил я бу­гор. На буг­ру со­став­ле­ны жер­ди. Из них по­яв­ля­ет­ся ды­мок. По­сле­до­ва­ла ко­ман­да ко­ман­ди­ра - огонь на жер­ди. Я за­ря­жаю пуш­ку, я мо­то­рист и за­ря­жаю­щий; за­ме­ти­ли еще в не­сколь­ких мес­тах вра­же­ские ог­не­вые точ­ки. Силь­ный удар сна­ря­да по пе­ред­ней час­ти тан­ка, танк осы­па­ло ис­кра­ми; еще удар. За­дро­жа­ла на­ша пуш­ка, ос­та­но­ви­ли танк. Что слу­чи­лось, не­из­вест­но. За­ве­ли мо­тор, по­про­бо­ва­ли дви­гать­ся - все в по­ряд­ке.

Я го­во­рю Ка­чи­хи­ну: «Пе­ре­ку­сить бы, не зав­тра­ка­ли, обед дав­но про­шел. Я уве­рен наш танк не про­би­ва­ем». От пе­ре­ку­со­на от­ка­за­лись. По ра­ции по­лу­чи­ли при­каз: «Сле­ва от вас под­би­тый танк Т-28. Ос­мот­ри­те его и ес­ли воз­мож­но от­бук­си­руй­те в тыл». По­до­шли к Т-28 вплот­ную, не­смот­ря на силь­ный об­стрел про­тив­ни­ков. Я вы­лез из ма­ши­ны (на­хо­дясь ме­ж­ду тан­ка­ми мож­но бы­ло ос­мот­реть Т-28 и при­це­пить на бук­сир). От­бук­си­ро­ва­ли танк в тыл. Ра­но ут­ром при­был к нам Во­ро­ши­лов П.К. и с ним пять ко­ман­ди­ров в ро­ма­нов­ских шу­бах. Сре­ди них был Пав­лов. Ос­мот­рев ма­ши­ну КВ об­на­ру­жи­ли: про­стре­лен ствол пуш­ки, про­стре­ле­ны не­ко­то­рые кат­ки хо­до­вой час­ти, по­би­ты не­ко­то­рые тра­ки, но не пол­но­стью, пе­ре­бит бук­сир­ный трос, не­сколь­ко по­па­да­ний в пра­вый борт - танк ос­тал­ся цел и не­вре­дим. Те­перь нам бы­ло яс­но, по­че­му дро­жа­ла на­ша пуш­ка, по­че­му нас осы­па­ло пла­ме­нем искр. Во­ен­ная ко­мис­сия ос­та­лась до­воль­на. Нам по­жи­ма­ли ру­ки, по­здрав­ля­ли с вы­пол­не­ни­ем за­да­ния. Пав­лов дал рас­по­ря­же­ние Во­ро­ши­ло­ву П.К. сроч­но вы­ез­жать на за­вод и как мож­но бы­ст­рее да­вать фрон­ту танк КВ. С за­во­да при­вез­ли ствол пуш­ки 76-мм. Подъ­ем­но­го кра­на не бы­ло - по­доб­ра­ли проч­ную со­сну с хо­ро­шим проч­ным сук­ном, та­лью под­ня­ли ствол, по­дог­на­ли танк и вруч­ную под ру­ко­во­дством ар­тил­ле­ри­ста И.А. Бой­но­ва пуш­ка бы­ла смон­ти­ро­ва­на».

По­сле боя на бро­не бы­ли об­на­ру­же­ны сле­ды де­вя­ти по­па­да­ний бро­не­бой­ных сна­ря­дов ка­либ­ра 37-мм: в ло­бо­вой лист кор­пу­са - 1, в пра­вый борт - 3, в ствол пуш­ки - 1 (в ство­ле ос­та­лась боль­шая вмя­ти­на), в сту­пи­цу чет­вер­то­го опор­но­го кат­ка пра­во­го бор­та - 1, в тра­ки пра­вой гу­се­ни­цы - 3. О ре­зуль­та­тах бое­во­го ис­поль­зо­ва­ния но­во­го тан­ка сра­зу же до­ло­жи­ли в Мо­ск­ву. Ве­че­ром то­го же дня - 19 де­каб­ря 1939 го­да - в Крем­ле бы­ло под­пи­са­но по­ста­нов­ле­ние Ко­ми­те­та Обо­ро­ны СССР №443сс, со­глас­но ко­то­ро­му танк КВ при­ни­мал­ся на воо­ру­же­ние Крас­ной Ар­мии. Лю­бо­пыт­ная де­таль: к это­му вре­ме­ни опыт­ный об­ра­зец КВ про­шел все­го око­ло 550 ки­ло­мет­ров. Сме­хо­твор­но ма­ло для про­вер­ки на­деж­но­сти ра­бо­ты но­во­го тан­ка. Прав­да счи­та­лось, что часть аг­ре­га­тов КВ (под­вес­ка, ко­до­вая часть, эле­мен­ты транс­мис­сии) про­шли ис­пы­та­ния на ма­ши­не СМК. При­ка­зом на­род­но­го ко­мис­са­ра тя­же­ло­го ма­ши­но­строе­ния В. Ма­лы­ше­ва от 30 де­каб­ря 1939 го­да Ки­ров­ско­му за­во­ду пред­пи­сы­ва­лось: «... Во ис­пол­не­ние по­ста­нов­ле­ния Ко­ми­те­та Обо­ро­ны при СНК Сою­за ССР №443-сс от 19.12.1939 г. о про­из­вод­ст­ве и ре­мон­те тан­ков и бро­не­ма­шин в 1940 го­ду при­ка­зы­ваю:

1. Ди­рек­то­ру Ки­ров­ско­го за­во­да тов. Зальц­ма­ну И.М. ор­га­ни­зо­вать на Ки­ров­ском за­во­де про­из­вод­ст­во тан­ков КВ, пред­ва­ри­тель­но уст­ра­нив все де­фек­ты об­на­ру­жен­ные при ис­пы­та­нии.

2. При­сту­пить к се­рий­но­му вы­пус­ку с 1 ян­ва­ря 1940 го­да и вы­пус­тить в 1940 го­ду 50 штук».

Опыт­ный КВ на­хо­дил­ся на пе­ре­до­вой до на­ча­ла ян­ва­ря 1940 го­да. Прав­да, в бо­ях танк боль­ше не уча­ст­во­вал. На фрон­те на­сту­пи­ло за­ти­шье. 2 ян­ва­ря ма­ши­на бы­ла воз­вра­ще­на на Ки­ров­ский за­вод для то­го, что­бы по ней де­лать ус­та­но­воч­ную пар­тию из два­дца­ти тан­ков. По тре­бо­ва­нию Во­ен­но­го Со­ве­та Се­ве­ро-За­пад­но­го фрон­та пер­вые че­ты­ре ма­ши­ны ус­та­но­воч­ной пар­тии долж­ны бы­ли воо­ру­жать­ся 152-мм гау­би­ца­ми для борь­бы с фин­ски­ми ДОТ и унич­то­же­ния про­ти­во­тан­ко­вых пре­пят­ст­вий. Для этой ра­бо­ты сроч­но бы­ли при­вле­че­ны ин­же­не­ры ар­тил­ле­рий­ско­го КБ Ки­ров­ско­го за­во­да: Г. Ры­бин, К. Иль­ин, В. Род­ке­вич, Г. Ксю­нин, Н. Ду­би­нин, А. Кон­стан­ти­нов, А. Шля­ков, А. Го­лу­бев, Я. Ша­бу­ров, А. За­ец, В. Ев­стафь­ев и дру­гие, все­го око­ло 20 че­ло­век. Ру­ко­во­дил про­ек­ти­ро­ва­ни­ем мо­ло­дой ин­же­нер Н. Ку­рин. Вре­ме­ни для раз­ра­бот­ки бы­ло да­но ма­ло - не­сколь­ко дней. По­это­му кон­ст­рук­то­ры, ра­бо­тав­шие над этим про­ек­том бы­ли пе­ре­ве­де­ны на ка­зар­мен­ное по­ло­же­ние. Ра­бо­тая по 16-18 ча­сов в су­тки, не вы­хо­дя из по­ме­ще­ния ар­тил­ле­рий­ско­го КБ, груп­па Ку­ри­на су­ме­ла вы­пол­нить это за­да­ние бу­к­валь­но за две не­де­ли. Пер­во­на­чаль­но пред­по­ла­га­лось ус­та­но­вить в баш­не КВ 152-мм гау­би­цу об­раз­ца 1909/30 г. Од­на­ко пред­поч­те­ние от­да­ли бо­лее мощ­ной гау­би­це М-10 об­раз­ца 1938 го­да. Для ус­та­нов­ки этой круп­но­га­ба­рит­ной сис­те­мы и раз­ме­ще­ния ее бо­е­при­па­сов в тан­ке по­тре­бо­ва­лась раз­ра­бот­ка и из­го­тов­ле­ние баш­ни уве­ли­чен­ных раз­ме­ров. По вы­дан­ным ар­тил­ле­ри­ста­ми раз­ме­рам баш­ня бы­ла спро­ек­ти­ро­ва­на в СКБ-2 (баш­ня с 152-мм гау­би­цей име­ла тот же диа­метр по­го­на, что и баш­ня с 76-мм пуш­кой). Но­вая боль­шая баш­ня с гау­би­цей М-10 для КВ по­лу­чи­ла за­во­дское обо­зна­че­ние МТ-1. При­ме­няе­мое же в со­вре­мен­ной ли­те­ра­ту­ре обо­зна­че­ние тан­ков КВ-1 и КВ-2 поя­ви­лось толь­ко в 1941 го­ду, а до это­го КВ со 152-мм гау­би­цей име­но­ва­лись «тан­ки с боль­шой баш­ней», а КВ с 76-мм пуш­кой - «тан­ки с ма­лой баш­ней».

Пер­вая ус­та­нов­ка МТ-1 бы­ла смон­ти­ро­ва­на на опыт­ном тан­ке КВ вме­сто баш­ни с 76-мм ору­ди­ем. 10 фев­ра­ля в за­во­дском ти­ре про­во­ди­лось пер­вое оп­ро­бо­ва­ние но­вой ус­та­нов­ки.

Ин­же­нер Ку­рин за­пи­сал впе­чат­ле­ния тех дней: «Пе­ред пер­вы­ми стрель­ба­ми мы все силь­но вол­но­ва­лись. На­сколь­ко нам бы­ло из­вест­но, еще ни­кто в ми­ре не ус­та­нав­ли­вал на танк пуш­ку та­ко­го ка­либ­ра и мощ­но­сти. Не­ко­то­рые скеп­ти­че­ски от­но­си­лись к на­ше­му про­ек­ту. Пред­по­ла­га­ли, что танк мо­жет пе­ре­вер­нуть­ся по­сле пер­во­го же вы­стре­ла, го­во­ри­ли, что баш­ня не вы­дер­жит от­ка­та, а от тря­ски мо­жет вый­ти из строя дви­га­тель и хо­до­вая часть. На­сту­пил день глав­ных ис­пы­та­ний. Танк сто­ит на по­ли­го­не, баш­ня раз­вер­ну­та на 90 гра­ду­сов в по­ло­же­ние, ко­гда оп­ро­ки­ды­ва­ние наи­бо­лее ве­ро­ят­но. Зву­чит ко­ман­да: «Огонь!» Раз­да­ет­ся вы­стрел. Мы все вы­хо­дим из ук­ры­тия. Танк сто­ит на мес­те. Под­хо­дим к тан­ку. Ме­ха­ни­к-во­ди­тель с пер­во­го раза за­пус­ка­ет дви­га­тель и про­ез­жа­ет не­сколь­ко мет­ров: Все в по­ряд­ке. Толь­ко с дуль­но­го сре­за со­рва­ло крыш­ку, ко­то­рую мы по­ста­ви­ли для то­го, что­бы за­щи­тить ка­нал ство­ла от ог­ня фин­ских снай­пе­ров-«ку­ку­шек».»

17 фев­ра­ля опыт­ный танк КВ, по­лу­чив­ший обо­зна­че­ние У-0 (ус­та­но­воч­ная пар­тия, ну­ле­вой об­ра­зец) и пер­вый танк ус­та­но­воч­ной пар­тии У-1 (оба с ус­та­нов­ка­ми МТ-1) убы­ли в Дей­ст­вую­щую ар­мию на Ка­рель­ский пе­ре­ше­ек. Не имея опы­та ус­та­нов­ки на танк арт­сис­тем по­доб­но­го ка­либ­ра, кон­ст­рук­то­ры ос­на­сти­ли ствол гау­би­цы на ма­ши­не У-1 спе­ци­аль­ной крыш­кой для за­щи­ты от по­па­да­ния в не­го пуль и ос­кол­ков. Пе­ред вы­стре­лом эта крыш­ка долж­на бы­ла от­кры­вать­ся при по­мо­щи спе­ци­аль­ной тя­ги, а за­тем сно­ва за­кры­вать­ся. Од­на­ко при ис­пы­та­нии в ти­ре эта кон­ст­рук­ция ока­за­лась не­эф­фек­тив­ной, и пе­ред от­прав­кой тан­ка на фронт крыш­ку де­мон­ти­ро­ва­ли. За­то для за­щи­ты ство­ла гау­би­цы от пуль и ос­кол­ков на не­го на­де­ли спе­ци­аль­ные коль­ца из бро­ни тол­щи­ной 10-мм (дан­ное ре­ше­ние и в даль­ней­шем ис­поль­зо­ва­лось на всех тан­ках КВ-2).

29 фев­ра­ля на фронт ушел танк У-3 с ус­та­нов­кой МТ-1.

Танк У-4 с МТ-1 был го­тов 13 мар­та 1940 го­да, но на фронт его от­пра­вить не ус­пе­ли - со­вет­ско-фин­лянд­ская вой­на за­кон­чи­лась.

Дей­ст­во­вав­шие на фрон­те КВ све­ли в от­дель­ную ро­ту тя­же­лых тан­ков (кро­ме КВ в со­ста­ве ро­ты был опыт­ный тя­же­лый танк Т-100) под ко­ман­до­ва­ни­ем ка­пи­та­на И. Ко­ло­туш­ки­на. Ро­та дей­ст­во­ва­ла в со­ста­ве 13-й лег­ко­тан­ко­вой и 20-й тя­же­лой тан­ко­вых бри­гад. Од­на­ко про­ве­рить КВ стрель­бой по ДОТ в бое­вой об­ста­нов­ке не уда­лось: к мо­мен­ту при­бы­тия ро­ты на фронт глав­ная по­ло­са обо­ро­ны фин­нов бы­ла про­рва­на. Вот что пи­сал И. Ко­ло­туш­кин о дей­ст­вии тан­ков КВ на Ка­рель­ском пе­ре­шей­ке:

«Тан­ки КВ в ос­нов­ном пред­на­зна­ча­лись для борь­бы с ДО­Та­ми, но вви­ду то­го, что фин­ский ук­реп­рай­он был про­рван до при­бы­тия тан­ков и на по­сле­дую­щем на­прав­ле­нии ДО­Ты не встре­ча­лись, про­ве­рить мощь ог­ня по ним не пред­став­ля­лось воз­мож­ным.

В ре­зуль­та­те бое­вых дей­ст­вий вы­яв­ле­но, что при по­яв­ле­нии тя­же­лых тан­ков в сек­то­рах об­стре­ла про­ти­во­тан­ко­вых ору­дий фин­нов они пы­та­лись вы­вес­ти танк из строя. Убе­див­шись, что тан­ки не­уяз­ви­мы, про­тив­ник пре­кра­щал ве­де­ние ог­ня по ним... За вре­мя бо­ев тя­же­лы­ми тан­ка­ми унич­то­же­но (по док­ла­дам эки­па­жей) 14 про­ти­во­тан­ко­вых пу­шек и 11 ог­не­вых то­чек (ДЗОТ).

Для раз­ру­ше­ния на­долб два раза при­ме­ня­лись 152-мм гау­би­цы. На­дол­бы, ус­та­нов­лен­ные на шос­се без за­ры­ва­ния в грунт, 152-мм сна­ря­да­ми не раз­ру­ша­лись, так как при по­па­да­нии сна­ря­да на­дол­ба пе­ре­во­ра­чи­ва­лась или раз­ле­та­лась на не­сколь­ко кус­ков, что не да­ва­ло раз­ру­ше­ния кам­ня. 18 сна­ря­дов, вы­пу­щен­ных по на­дол­бам, про­хо­да для тан­ков сде­лать не смог­ли, что при­ве­ло к не­об­хо­ди­мо­сти под­ры­ва че­ты­рех кам­ней са­пе­ра­ми.

На­дол­бы, рас­по­ло­жен­ные вне до­рог и вры­тые в зем­лю, лег­ко раз­ру­ша­лись 152-мм сна­ря­да­ми до ос­но­ва­ния. 15 сна­ря­дов, вы­пу­щен­ных по на­дол­бам, рас­по­ло­жен­ным в че­ты­ре ря­да, сде­ла­ли про­ход око­ло 6 мет­ров ши­ри­ной.

Со­про­во­ж­де­ние тан­ков и пе­хо­ты при дви­же­нии впе­ред (про­клад­ка бое­во­го кур­са) встре­ча­ло за­труд­не­ния, так как КВ пер­вы­ми по­па­да­ли на мин­ные по­ля. При на­ез­де на ми­ны име­ли 3 слу­чая от­ры­ва пе­ред­них кат­ков и не­пол­ное раз­ру­ше­ние гу­се­ниц (тре­бо­ва­лась за­ме­на тра­ков), один слу­чай пол­но­го раз­ры­ва гу­се­ни­цы и раз­ру­ше­ние гу­се­ни­цы при на­ез­де на фу­гас.

В хо­де бое­вых дей­ст­вий тан­ки про­шли:

КВ №У-0 - 205 км (168 ча­сов ра­бо­ты дви­га­те­ля);
КВ №У-1 - 132 км (93 ча­сов ра­бо­ты дви­га­те­ля)...
КВ №У-3 - 139 км (115 ча­сов ра­бо­ты дви­га­те­ля).

За это вре­мя у ма­шин име­лись сле­дую­щие по­вре­ж­де­ния:

КВ №У-0 сна­ряд­ные по­па­да­ния в уголь­ник (стык пе­ред­них лис­тов) - 1, пе­ред­ний на­клон­ный лист - 3, ниж­ний на­клон­ный лист пе­ред­ний - 2, кор­ма - 1, пра­вый борт кор­пу­са - 3, ле­вый борт кор­пу­са - 1, сту­пи­ца пра­во­го ле­ни­ва - 1, верх­ний ка­ток пра­во­го бор­та - 1, ниж­ний ка­ток пра­во­го бор­та - 1, раз­ру­ше­ние од­но­го опор­но­го кат­ка ле­во­го, од­но­го кат­ка пра­во­го бор­тов и 8-ми тра­ков ми­на­ми.

У тан­ка №У-1 сна­ряд­ных по­вре­ж­де­ний нет. Име­ют­ся ца­ра­пи­ны от ра­зо­рвав­ших­ся круп­но­ка­ли­бер­ных сна­ря­дов око­ло тан­ка, а так­же раз­ру­ше­ны ми­на­ми 11 тра­ков...

Танк №У-3 сна­ряд­ные по­па­да­ния в верх­ний на­клон­ный лист - 1, ниж­ний на­клон­ный лист - 1, пра­вый борт - 1, кор­ма кор­пу­са - 1, баш­ня - 1, бу­фер (ог­ра­ни­чи­тель хо­да кат­ка) - 1, ниж­ние кат­ки - 1, гу­се­ни­ца - 1, раз­ру­ше­ние 4-го пра­во­го опор­но­го кат­ка ми­ной, сна­ря­дом за­кли­ни­ло баш­ню.

Все по­па­да­ния сна­ря­дов в бро­ню сде­ла­ли уг­луб­ле­ния от 10 до 40-мм, уда­ры сна­ря­дов не от­ра­зи­лись на нор­маль­ной ра­бо­те эки­па­жа».

Кро­ме то­го, уже во вре­мя этих бо­ев ста­ло яс­но, что мас­са КВ до­воль­но вы­со­ка, а дви­га­тель слаб и не­на­де­жен. На­при­мер, ко­ман­дир ро­ты 20-й тан­ко­вой бри­га­ды стар­ший лей­те­нант Ума­нов в до­не­се­нии от 2 мар­та 1940 го­да со­об­щал: «Стою под силь­ным ар­тил­ле­рий­ским, пу­ле­мет­ным и ми­но­мет­ным ог­нем про­тив­ни­ка. Вы­бы­ло из строя 4 тан­ка Т-28. КВ за­ва­ли­лись в снег и дви­гать­ся поч­ти не мо­гут».

Кро­ме обыч­ных тан­ков в хо­де со­вет­ско-фин­лянд­ской вой­ны СКБ-2 раз­ра­бо­та­ло для нужд фрон­та не­сколь­ко ин­те­рес­ных про­ек­тов на ба­зе КВ.

«Объ­ект 218» пред­став­лял со­бой ус­та­нов­ку для под­ры­ва мин на рас­стоя­нии то­ка­ми вы­со­кой час­то­ты. Ге­не­ра­тор то­ков и дру­гое обо­ру­до­ва­ние пред­по­ла­га­лось смон­ти­ро­вать в кор­пу­се тан­ка КВ-2. По­ле­вые ис­пы­та­ния ге­не­ра­то­ра, ус­та­нов­лен­но­го на шас­си тан­ка Т-28 про­шли в фев­ра­ле 1940 го­да и по­ка­за­ли не­пло­хие ре­зуль­та­ты. Вме­сте с тем, ста­ло яс­но, что ус­та­нов­ка ну­ж­да­ет­ся в до­ра­бот­ке. Про­ек­ти­ро­ва­ние объ­ек­та 218 шло до ле­та 1941 го­да, а по­сле на­ча­ла вой­ны бы­ло пре­кра­ще­но.

В ап­ре­ле-мае 1940 го­да Ки­ров­ский за­вод про­дол­жал из­го­тов­ле­ние тан­ков КВ ус­та­но­воч­ной пар­тии. Од­на­ко в кон­це мая по ре­ше­нию пра­ви­тель­ст­ва, про­дуб­ли­ро­ван­но­му при­ка­за­ми нар­ко­ма тя­же­ло­го ма­ши­но­строе­ния Еф­ре­мо­ва, про­грам­ма вы­пус­ка КВ на 1940 год бы­ла зна­чи­тель­но уве­ли­че­на. На­чи­ная с ию­ля и до кон­ца го­да за­вод дол­жен был из­го­то­вить 230 тан­ков КВ, из них «100 с боль­шой баш­ней и 152-мм гау­би­цей». Та­кое су­ще­ст­вен­ное уве­ли­че­ние про­из­вод­ст­ва тан­ков по­тре­бо­ва­ло от СКБ-2 вне­сти в кон­ст­рук­цию тан­ка ряд уп­ро­ще­ний. Так, в ию­не, на­чи­ная с ма­ши­ны У-18, в се­рию по­шла так на­зы­вае­мая «гра­не­ная ма­лая баш­ня для 76-мм пуш­ки». По срав­не­нию с ра­нее про­из­во­див­шей­ся «круг­лой ма­лой баш­ней», из­го­тов­ле­ние ко­то­рой тре­бо­ва­ло ис­поль­зо­ва­ния боль­шо­го ко­ли­че­ст­ва раз­лич­ных штам­пов и мощ­но­го прес­со­во­го обо­ру­до­ва­ния, но­вая баш­ня бы­ла бо­лее про­стой в из­го­тов­ле­нии. Кро­ме то­го, в это же вре­мя от­ка­за­лись от так на­зы­вае­мых «крыль­ев авиа­ци­он­но­го ти­па», ока­зав­ших­ся не­удоб­ны­ми в экс­плуа­та­ции, вно­си­лись из­ме­не­ния и в дру­гие уз­лы и аг­ре­га­ты тан­ка. На Ки­ров­ском за­во­де зна­чи­тель­но рас­ши­ря­ет­ся опыт­ный цех ОП-2, а для ис­пы­та­ния но­вых уз­лов при ра­бо­те в тан­ке Ав­то­бро­не­тан­ко­вое управ­ле­ние Крас­ной Ар­мии пе­ре­да­ет це­ху ОП-2 танк У-7 из ус­та­но­воч­ной пар­тии.

Од­на­ко, обес­по­ко­ен­ные тем, что танк не про­хо­дил в пол­ном объ­е­ме по­ли­гон­ных ис­пы­та­ний, АБ­ТУ РККА по­тре­бо­ва­ло про­вес­ти пол­но­мас­штаб­ные ис­пы­та­ния КВ. В на­ча­ле ию­ня два тан­ка при­бы­ли в под­мос­ков­ную Ку­бин­ку. Од­на­ко за­тем, по не­по­нят­ным при­чи­нам, по­ста­нов­ле­ни­ем Ко­ми­те­та Обо­ро­ны №885-ЗЗОсс, ди­рек­то­ру Ки­ров­ско­го за­во­да пред­пи­сы­ва­лось «про­вес­ти ис­пы­та­ния тан­ка КВ для вы­яв­ле­ния всех де­фек­тов».

10 ию­ня 1940 го­да в рай­оне Ле­нин­гра­да на­ча­лись за­во­дские ис­пы­та­ния тан­ка У-1, 14-30 ию­ля ис­пы­ты­ва­лась ма­ши­на У-21. Пред­се­да­те­лем ко­мис­сии по ис­пы­та­ни­ям был во­ен­ный ин­же­нер 1-го ран­га Ко­роб­ков. Но да­же не­смот­ря на то, что за ры­ча­га­ми КВ си­де­ли за­во­дские (а не во­ен­ные, не­зна­ко­мые с но­вым тан­ком, как это бы­ло бы при ис­пы­та­ни­ях в Ку­бин­ке) ме­ха­ни­ки-во­ди­те­ли, в кон­ст­рук­ции КВ вы­яви­лось мно­же­ст­во серь­ез­ных не­дос­тат­ков.

Танк У-1 про­шел 2648 км (из них 1025 по пе­ре­се­чен­ной ме­ст­но­сти), на нем бы­ло за­ме­не­но два дви­га­те­ля В-2. Про­бег У-21 - 1631 км.

В ре­зуль­та­те, об­на­ру­жи­лась не­удач­ная кон­ст­рук­ция воз­душ­но­го фильт­ра дви­га­те­ля, не­удов­ле­тво­ри­тель­ная ра­бо­та сис­те­мы ох­ла­ж­де­ния и транс­мис­сии, не­дос­та­точ­ная проч­ность тра­ков и дис­ков опор­ных кат­ков, не­удоб­ная кон­ст­рук­ция си­де­ний для эки­па­жа, а так­же боль­шое ко­ли­че­ст­во мел­ких не­дос­тат­ков.

На­при­мер, при­ме­няв­ший­ся тип воз­ду­хо­очи­сти­те­ля, по­стро­ен­ный по прин­ци­пу фильт­ра Т-28, не удов­ле­тво­рял тре­бо­ва­ни­ям дли­тель­ной экс­плуа­та­ции. При ус­ло­вии дви­же­ния по пыль­ной про­се­лоч­ной до­ро­ге чис­тить фильтр при­хо­ди­лось че­рез 1-1,5 ча­са. Он бы­ст­ро за­со­рял­ся, со­про­тив­ле­ние вса­сы­ва­нию воз­ду­ха по­вы­ша­лось, в мо­тор по­па­да­ла пыль.

Осо­бен­но мно­го не­дос­тат­ков ока­за­лось в кон­ст­рук­ции транс­мис­сии, в ча­ст­но­сти в ко­роб­ке пе­ре­ме­ны пе­ре­дач, на­деж­ность ра­бо­ты ко­то­рой ос­тав­ля­ла же­лать луч­ше­го. В хо­де ис­пы­та­ний на­блю­да­лась по­лом­ка зубь­ев шес­те­рен и их по­вы­шен­ный из­нос, воз­ни­ка­ли труд­но­сти в пе­ре­клю­че­нии пе­ре­дач в хо­де дви­же­ния. Кро­ме то­го, вы­яс­ни­лось, что при дли­тель­ном дви­же­нии тан­ка на чет­вер­той пе­ре­да­че она и со­пря­жен­ная с ней вто­рая пе­ре­да­ча вы­хо­ди­ли из строя. Для уст­ра­не­ния это­го не­дос­тат­ка на­чи­ная с 31-й ма­ши­ны (КВ №3611) в кон­ст­рук­цию ко­роб­ки пе­ре­ме­ны пе­ре­дач вве­ли спе­ци­аль­ный за­мок.

В хо­де лет­них ис­пы­та­ний тан­ков вы­яс­ни­лось, что при дли­тель­ном дви­же­нии на выс­ших пе­ре­да­чах при тем­пе­ра­ту­ре ок­ру­жаю­ще­го воз­ду­ха +20 гра­ду­сов, тем­пе­ра­ту­ра мас­ла и во­ды зна­чи­тель­но по­вы­ша­ют­ся и пе­ре­хо­дят до­пус­ти­мый пре­дел. Это вы­ну­ж­да­ло во вре­мя дви­же­ния пе­ре­хо­дить на низ­шие пе­ре­да­чи и сни­жать ско­рость дви­же­ния ма­ши­ны. Так, при дви­же­нии по шос­се танк У-7 дос­тиг мак­си­маль­ной ско­ро­сти в 24,3 км/ч, а «воз­мож­ность по­лу­чить бо­лее вы­со­кие ско­ро­сти дви­же­ния и пол­но­стью ис­поль­зо­вать мощ­ность дви­га­те­ля ог­ра­ни­чи­ва­лась тем­пе­ра­ту­ра­ми во­ды и мас­ла в сис­те­ме ох­ла­ж­де­ния, до­хо­див­ши­ми до 107 и 112 гра­ду­сов со­от­вет­ст­вен­но».

Кро­ме то­го, от­ме­ча­лось не­на­деж­ность ра­бо­ты по­во­рот­но­го ме­ха­низ­ма баш­ни кон­ст­рук­ция ко­то­ро­го во мно­гом бы­ла за­им­ст­во­ва­на от ме­ха­низ­ма по­во­ро­та боль­шой баш­ни тан­ка Т-28 мас­сой око­ло 3 т. А так как мас­са баш­ни 12 т, а кро­ме то­го баш­ня ста­ла бо­лее не­урав­но­ве­шен­ной, воз­ник­ли про­бле­мы, свя­зан­ные с боль­ши­ми уси­лия­ми на ру­ко­ят­ках руч­ных ме­ха­низ­мов на­вод­ки, мощ­но­стью элек­тро­мо­то­ров для по­во­ро­та баш­ни, а так­же во­про­сы ско­ро­сти и плав­но­сти на­вод­ки ору­дий. Так, при дви­же­нии тан­ков КВ по скло­нам, по­во­рот баш­ни в сто­ро­ну был боль­шой про­бле­мой.

На ос­но­ва­нии ре­зуль­та­тов ис­пы­та­ний тан­ков У-1 и У-21 ле­том 1940 го­да, Ки­ров­ско­му за­во­ду был пе­ре­дан пе­ре­чень из­ме­не­ний, ко­то­рые не­об­хо­ди­мо бы­ло вне­сти в кон­ст­рук­цию КВ. Од­на­ко, по ря­ду при­чин за­вод не то­ро­пил­ся с уст­ра­не­ни­ем вы­яв­лен­ных не­дос­тат­ков. Воз­му­щен­ный этим, пред­ста­ви­тель во­ен­ной при­ем­ки на Ки­ров­ском за­во­де во­ен­ный ин­же­нер 3-го ран­га Ка­ли­во­да 12 ав­гу­ста 1940 го­да на­пра­вил Л. Мех­ли­су (в то вре­мя он воз­глав­лял нар­ко­мат го­су­дар­ст­вен­но­го кон­тро­ля СССР) пись­мо сле­дую­ще­го со­дер­жа­ния:

«Тов. МЕХ­ЛИС!

Счи­таю сво­им дол­гом оз­на­ко­мить Вас с по­ло­же­ни­ем де­ла по ма­ши­не «КВ» на Ки­ров­ском за­во­де.

Су­дя по хо­ду со­бы­тий и спе­ци­аль­ным пра­ви­тель­ст­вен­ным по­ста­нов­ле­ни­ям этот во­прос, оче­вид­но, не­дос­та­точ­но точ­но ос­ве­щен пе­ред Пра­ви­тель­ст­вом.

Хо­тел это сде­лать рань­ше, но не был пол­но­стью уве­рен в не­ко­то­рых во­про­сах и пред­по­ло­же­ни­ях тех­ни­че­ско­го по­ряд­ка.

По ма­те­риа­лам ис­пы­та­ний, про­ве­ден­ных в те­че­ние 10 ме­ся­цев на 5 ма­ши­нах с об­щим ки­ло­мет­ра­жем 5. 270 км вид­но, что ха­рак­тер­ны­ми де­фек­та­ми, по­вто­ряю­щи­ми­ся на ка­ж­дой ис­пы­туе­мой ма­ши­не, яв­ля­ет­ся:

1. Не­год­ность воз­душ­но­го фильт­ра мо­то­ра, фильтр не­об­хо­ди­мо де­лать дру­гой.

2. Ма­ла эф­фек­тив­ность ох­ла­ж­даю­щей сис­те­мы мо­то­ра.

3. Сла­ба ко­роб­ка пе­ре­ме­ны пе­ре­дач, не­об­хо­ди­мо де­лать но­вую.

4. Не­на­деж­ны в ра­бо­те бор­то­вые фрик­цио­ны.

5. Не­до­ра­бо­та­ны тор­мо­за (час­то под­го­ра­ют, труд­но ре­гу­ли­ру­ют­ся).

6. Не­об­хо­ди­мо до­ра­бо­тать хо­до­вую часть в сто­ро­ну ее уси­ле­ния (кат­ки, тра­ки, тор­си­он­ный вал).

По­ми­мо это­го, ма­ши­на име­ет ряд круп­ных де­фек­тов, не влияю­щих на ее под­виж­ность, но сни­жаю­щих бое­вые ка­че­ст­ва ма­ши­ны.

...2. Бое­ук­лад­ки долж­ны быть пе­ре­кон­ст­руи­ро­ва­ны в сто­ро­ну уп­ро­ще­ния и об­лег­че­ния воз­мож­но­сти поль­зо­вать­ся ими, а так­же в сто­ро­ну уве­ли­че­ния бое­ком­плек­та.

3. Слаб по­гон под нор­маль­ную баш­ню и тем бо­лее под боль­шую баш­ню. Его не­об­хо­ди­мо уси­лить.

4. Боль­шая баш­ня с сис­те­мой М-10 спро­ек­ти­ро­ван­ная экс­трен­но в пе­ри­од фин­лянд­ско­го кон­флик­та, тре­бу­ет боль­ших пе­ре­де­лок и до­ра­бот­ки.

5. Не­до­ра­бо­тан по­во­рот­ный ме­ха­низм и сто­по­ра ба­шен. Баш­ня тя­же­ло вра­ща­ет­ся, за­еда­ет, мо­тор не тя­нет, сто­по­ра не дер­жат.

По­ми­мо вы­ше­ука­зан­ных, ма­ши­на име­ет очень мно­го мел­ких де­фек­тов, не­до­ра­бо­ток, от­сту­п­ле­ний от чер­те­жей, о ко­то­рых здесь го­во­рить не при­хо­дит­ся...

Ма­те­риа­лы ис­пы­та­ния по­ка­зы­ва­ют, что да­же при су­ще­ст­вую­щем мо­то­ре с мощ­но­стью в 600 л.с. (ко­то­рую снять пол­но­стью не уда­ва­лось из-за пло­хой ох­ла­ж­даю­щей сис­те­мы), транс­мис­сия и хо­до­вая часть ра­бо­та­ют на верх­нем пре­де­ле и ни­ка­ких ва­ри­ан­тов уве­ли­че­ния мас­сы и мощ­но­сти дви­га­те­ля не до­пус­ка­ют, в то вре­мя как пер­вое не­из­беж­но, а вто­рое не­об­хо­ди­мо.

Ис­хо­дя из вы­ше­из­ло­жен­но­го счи­таю, что ма­ши­на КВ не­до­ра­бо­та­на и тре­бу­ет сроч­ных и серь­ез­ных пе­ре­де­лок. Боль­шин­ст­во пе­ре­де­лок нель­зя про­вес­ти в про­цес­се ши­ро­ко­го про­из­вод­ст­ва, ко­то­рое уже идет пол­ным хо­дом на Ки­ров­ском за­во­де. По­доб­ное по­ло­же­ние за­тя­нет ос­вое­ние ма­ши­ны в про­из­вод­ст­ве ми­ни­мум на 1,5-2 го­да и вне­сет боль­шую пу­та­ни­цу, лиш­ние рас­хо­ды и не даст ни ма­лей­шей эко­но­мии во вре­ме­ни. Ка­че­ст­во же вы­пус­кае­мой ма­ши­ны в те­че­ние 1,5-2 лет бу­дет низ­ким.

Це­ле­со­об­раз­нее сни­зить про­грам­му до кон­ца 1940 го­да до 5-8 ма­шин в ме­сяц и пе­ре­бро­сить все за­во­дские си­лы на до­ра­бот­ку ма­ши­ны. В на­стоя­щее вре­мя все си­лы бро­ше­ны на вы­пол­не­ние про­грам­мы, а о ка­че­ст­ве ма­ши­ны ду­ма­ют очень ма­ло.

Счи­таю, что в на­стоя­щий мо­мент на­звать ма­ши­ну бое­спо­соб­ной нель­зя из-за вы­ше­ука­зан­ных де­фек­тов. От­прав­лять ее в ар­мию мож­но толь­ко как учеб­ную, а не бое­вую.

По ма­те­риа­лам ис­пы­та­ний, про­ве­ден­ных в те­че­ние 10 ме­ся­цев с об­щим ки­ло­мет­ра­жем 5270 км вид­но, что ха­рак­тер­ные де­фек­ты, о ко­то­рых го­во­ри­лось еще в пе­реч­не кон­ст­рук­тив­ных из­ме­не­ний от 4 фев­ра­ля 1940 го­да, и ко­то­рые под­твер­ди­лись ис­пы­та­ния­ми, не уст­ра­не­ны и сис­те­ма­ти­че­ски по­вто­ря­ют­ся на ка­ж­дой ис­пы­ты­вае­мой ма­ши­не. Это объ­яс­ня­ет­ся тем, что вме­сто трез­вой оцен­ки де­фек­та и дей­ст­ви­тель­но­го его уст­ра­не­ния за­вод за­ни­ма­ет­ся «за­ма­зы­ва­ни­ем» этих де­фек­тов.

За­вод про­во­дит не тре­буе­мые ра­ди­каль­ные ме­ры по уст­ра­не­нию де­фек­тов, а лег­ко вы­пол­ни­мые по­лу­ме­ры, ли­бо со­всем ни­че­го не де­ла­ет. На­при­мер, вме­сто уси­лен­ной ра­бо­ты над улуч­ше­ни­ем уз­лов в ко­роб­ке пе­ре­ме­ны пе­ре­дач (у нее сла­бы шес­тер­ни, не­на­деж­ны не­ко­то­рые под­шип­ни­ки, пло­хо ра­бо­та­ет на­сос), за­вод улуч­шил тер­мо­об­ра­бот­ку не­сколь­ких шес­те­рен. Ре­зуль­та­ты ис­пы­та­ний по­ка­за­ли аб­сурд­ность это­го ме­ро­прия­тия. Еще при за­щи­те про­ек­та, а так­же в пе­реч­не кон­ст­рук­тив­ных из­ме­не­ний от 4 фев­ра­ля был вы­дви­нут во­прос о не­об­хо­ди­мо­сти зам­ка в ко­роб­ке пе­ре­ме­ны пе­ре­дач, но за­вод не хо­тел ни­че­го де­лать, по­ка не по­тер­пе­ли ава­рию две ко­роб­ки пе­ре­ме­ны пе­ре­дач. До сих пор так­же не­до­ра­бо­тан во­прос с об­лег­че­ни­ем пе­ре­клю­че­ния ско­ро­стей.

В том же пе­реч­не бы­ло ука­за­но, что воз­душ­ный фильтр мо­то­ра не об­ла­да­ет дос­та­точ­ной пы­ле­пог­ло­ти­тель­ной спо­соб­но­стью. Вме­сто сроч­ной пе­ре­дел­ки его, за­вод до­тя­нул этот во­прос до се­го­дняш­не­го дня. А сей­час он ре­шен пу­тем при­да­чи вто­ро­го та­ко­го же фильт­ра на ка­ж­дую ма­ши­ну как за­пас­но­го.

В си­лу не­дос­та­точ­ной эф­фек­тив­но­сти ох­ла­ж­даю­щей сис­те­мы (мас­ля­ной и во­дя­ной), мо­тор ра­бо­та­ет в по­вы­шен­ном те­п­ло­вом ре­жи­ме, вслед­ст­вие че­го с не­го нель­зя снять не­об­хо­ди­мой мощ­но­сти. До сих пор за­вод ни­че­го по это­му во­про­су не сде­лал, в то вре­мя, как по при­чи­не двух по­след­них де­фек­тов вы­ве­де­но из строя 8 мо­то­ров.

Слаб по­гон баш­ни, сла­ба хо­до­вая часть ма­ши­ны, не­до­ра­бо­та­на бое­ук­лад­ка, не­до­ра­бо­тан ме­ха­низм по­во­ро­та баш­ни. Все это боль­шие серь­ез­ные во­про­сы, по ко­то­рым за­вод ни­че­го су­ще­ст­вен­но­го за ис­тек­ший год не сде­лал. Год то­му на­зад за­вод вы­пус­тил пер­вую ма­ши­ну (1 сен­тяб­ря 1939 го­да) по­сле окон­ча­ния фин­лянд­ских со­бы­тий за­вод вы­пус­тил чет­вер­тую ма­ши­ну.

На се­го­дняш­ний день со­би­ра­ет­ся 39-я ма­ши­на. Ка­за­лось бы, 35 еди­ниц (не счи­тая 4 ма­ши­ны фрон­то­во­го пе­рио­да) впол­не дос­та­точ­ное ко­ли­че­ст­во для то­го, что­бы до­ра­бо­тать ма­ши­ну и по­вы­сить ее ка­че­ст­во. А по су­ще­ст­ву раз­ни­ца в ка­че­ст­ве ме­ж­ду пер­вы­ми и по­след­ни­ми ма­ши­на­ми за­клю­ча­ет­ся в раз­лич­ных мел­ких до­дел­ках, в увяз­ке чер­те­жей и в уточ­не­нии про­из­вод­ст­вен­ной тех­но­ло­гии. Что ка­са­ет­ся уст­ра­не­ния ос­нов­ных кон­ст­рук­тив­ных де­фек­тов ма­ши­ны, то ни­че­го су­ще­ст­вен­но­го не сде­ла­но.

По­доб­ное от­но­ше­ние к до­ра­бот­ке ма­ши­ны объ­яс­ня­ет­ся тем, что за­вод все си­лы, сред­ст­ва и улов­ки бро­сил на фор­маль­ное вы­пол­не­ние про­грам­мы, со­вер­шен­но не об­ра­щая вни­ма­ния на ка­че­ст­во ма­ши­ны и на не­об­хо­ди­мость уст­ра­не­ния в про­цес­се про­из­вод­ст­ва вы­яв­лен­ных серь­ез­ных де­фек­тов тан­ка. На­при­мер, не­вы­пол­не­ние июль­ской про­грам­мы при­ве­ло к то­му, что ди­рек­тор за­во­да тов. Зальц­ман 1 ав­гу­ста дал лож­ное со­об­ще­ние в ЦК ВКП(б) о том, что сда­но 15 ма­шин, в то вре­мя, как 13 ма­шин стоя­ли не при­ня­тые во­ен­ной при­ем­кой с це­лым ря­дом де­фек­тов, под­ле­жа­щих уст­ра­не­нию. Не­сколь­ко ма­шин да­же не бы­ли в кон­троль­ном во­ен­пре­дов­ском про­бе­ге. По­ми­мо это­го, на ма­ши­нах при кре­не не вра­ща­лись баш­ни. Все эти ма­ши­ны в на­стоя­щий мо­мент (к 12 ав­гу­ста) не го­то­вы, во­ен­ной при­ем­кой не при­ня­ты и вряд ли бу­дут при­ня­ты в бли­жай­шие 10-15 дней. Этот факт сви­де­тель­ст­ву­ет, что о ка­че­ст­ве ма­ши­ны за­вод со­вер­шен­но не бес­по­ко­ит­ся, про­грам­му хо­чет вы­пол­нить фор­маль­но, а ди­рек­тор за­ни­ма­ет­ся оч­ко­вти­ра­тель­ст­вом.

АБ­ТУ КА вме­сто то­го, что­бы оса­дить за­рвав­ше­го­ся ди­рек­то­ра, да­ет раз­ре­ше­ние стар­ше­му во­ен­пре­ду вое­нин­же­не­ру 2 ран­га тов. Шпи­та­но­ву под­пи­сать пла­теж­ное удо­сто­ве­ре­ние на окон­ча­тель­но при­ня­тые ма­ши­ны до 3 ав­гу­ста зад­ним чис­лом, т.е. 31 ию­ля. Тов. Шпи­та­нов, имея во­об­ще боль­шое тя­го­те­ние к ди­рек­ции, ре­шил по­мочь «бед­ня­ге» ди­рек­то­ру и, не­смот­ря на то, что ни од­на ма­ши­на на 8 ав­гу­ста не бы­ла окон­ча­тель­но при­ня­та во­ен­ной при­ем­кой, офор­мил пла­теж­ные удо­сто­ве­ре­ния на все 13 ма­шин зад­ним чис­лом, т.е. 31 ию­ля. Этот без­образ­ный факт гру­бо­го на­ру­ше­ния при­ка­за нар­ко­ма­та обо­ро­ны как со сто­ро­ны АБ­ТУ КА, так и в осо­бен­но­сти со сто­ро­ны стар­ше­го во­ен­пре­да, за­ста­вить ко­то­ро­го де­лать та­кие пре­сту­п­ле­ния ни­кто не име­ет пра­ва.

Тов. Шпи­та­нов... ссы­лал­ся на ука­за­ние ко­ман­до­ва­ния АБ­ТУ КА в ча­ст­но­сти ко­мис­са­ра АБ­ТУ КА вое­нин­же­не­ра 2 ран­га тов. Ма­ка­ро­ва, ко­то­рый при­ка­зал: «Что бы ни бы­ло, ни в ко­ем слу­чае не тор­мо­зить про­из­вод­ст­во». Не­смот­ря на то, что это ука­за­ние идет в раз­рез с при­ка­зом НКО - «во­ен­пред в пер­вую оче­редь от­ве­ча­ет за ка­че­ст­во и дол­жен да­вать в ар­мию год­ную про­дук­цию», со сто­ро­ны тов. Шпи­та­но­ва име­ют­ся по­пыт­ки при­ну­ди­тель­ны­ми ме­ра­ми за­ста­вить при­ни­мать бра­ко­ван­ную про­дук­цию.

Не еди­нич­ны слу­чаи, ко­гда предъ­яв­ляе­мая про­дук­ция бра­ко­ва­лась ни­зо­вы­ми ра­бот­ни­ка­ми во­ен­ной при­ем­ки и про­пус­ка­лась стар­шим во­ен­пре­дом. Все это во­шло в прин­цип ра­бо­ты со дня всту­п­ле­ния в долж­ность тов. Шпи­та­но­ва. По­доб­ное по­ло­же­ние при­ве­ло к то­му, что с ра­бот­ни­ка­ми во­ен­ной при­ем­ки и их тре­бо­ва­ния­ми за­вод пе­ре­стал счи­тать­ся, за­яв­ляя: «Не при­ме­те - при­мет стар­ший во­ен­пред или при­ка­жет при­нять».

Все это при­ве­ло к то­му, что уст­ра­ня­лись мел­кие де­фек­ты по ма­ши­не, а ос­нов­ные наи­бо­лее серь­ез­ные де­фек­ты и не­до­ра­бот­ки не уст­ра­ня­лись, т.к. стар­ший во­ен­пред тов. Шпи­та­нов бо­ял­ся - «тор­мо­зить про­из­вод­ст­во».

В си­лу то­го, что СКБ-2 за­ня­то сей­час раз­ра­бот­кой дру­гих но­вых об­раз­цов и в си­лу то­го, что в нем во­об­ще ма­ло ра­бот­ни­ков для дан­но­го объ­е­ма ра­бот, над до­ра­бот­кой ма­ши­ны КВ по су­ще­ст­ву серь­ез­но не ра­бо­та­ют.

Ма­ши­на без дос­та­точ­ных ис­пы­та­ний и уст­ра­не­ния вы­яв­лен­ных де­фек­тов бы­ла за­пу­ще­на в се­рий­ное про­из­вод­ст­во. Та­ким об­ра­зом, уст­ра­не­ние та­ких круп­ных де­фек­тов, ко­то­рые име­ет ма­ши­на, свя­за­но с боль­ши­ми труд­но­стя­ми в смыс­ле лом­ки тех­но­ло­ги­че­ско­го про­цес­са и вы­пол­не­ния про­грам­мы.

От­сут­ст­вие про­ве­рен­ных и ут­вер­жден­ных чер­те­жей и тех­ни­че­ских ус­ло­вий не да­ет воз­мож­но­сти до­ра­бо­тать ма­ши­ну и вно­сят пу­та­ни­цу в ра­бо­ту про­из­вод­ст­ва, ОТК и во­ен­ной при­ем­ки.

Сле­ду­ет упо­мя­нуть еще курь­ез­ный факт, по­лу­чив­ший в мо­мент при­ез­да на Ки­ров­ский за­вод ко­мис­са­ра АБ­ТУ КА вое­нин­же­не­ра 2 ран­га тов. Ма­ка­ро­ва. Он спро­сил ме­ня, сколь­ко в пе­реч­не кон­ст­рук­тив­ных из­ме­не­ний ос­та­лось не­до­ра­бо­тан­ных пунк­тов. Я от­ве­тил: «60», на что он ска­зал, что это­го не мо­жет быть. Но ко­гда все при­сут­ст­вую­щие за­ве­ри­ли его в этом, он ска­зал, что не ут­вер­дит пе­ре­чень, по­ка в нем не ос­та­нет­ся 6-8 пунк­тов. Так, чис­то ме­ха­ни­че­ски умень­ши­ли ко­ли­че­ст­во пунк­тов в пе­реч­не, как буд­то от это­го умень­ши­лось со­дер­жа­ние ра­бо­ты. Та­кая ме­ха­ни­че­ская опе­ра­ция с умень­ше­ни­ем ко­ли­че­ст­ва пунк­тов пе­реч­ня, оче­вид­но, ему бы­ла нуж­на для док­ла­да».

По­лу­чив пись­мо по­доб­но­го со­дер­жа­ния, Мех­лис тут же до­ло­жил об этом К. Во­ро­ши­ло­ву. 26 сен­тяб­ря тот, в свою оче­редь, дал рас­по­ря­же­ние «на­зна­чить ав­то­ри­тет­ную груп­пу спе­циа­ли­стов, по­ру­чив им на мес­те про­ве­рить все фак­ты, о ко­то­рых го­во­рит в сво­ей за­пис­ке ин­же­нер Ка­ли­во­да».

С 1 по 10 ок­тяб­ря спе­ци­аль­ная ко­мис­сия про­ве­ри­ла со­стоя­ние ра­бот по про­из­вод­ст­ву тан­ка КВ. В ее вы­во­дах, на­прав­лен­ных К. Во­ро­ши­ло­ву и Л. Мех­ли­су го­во­ри­лось:

«За 4 ме­ся­ца 1940 го­да июнь-сен­тябрь за­вод из­го­то­вил 76 тан­ков КВ вме­сто 85 тан­ков, пре­ду­смот­рен­ных ре­ше­ни­ем Пра­ви­тель­ст­ва на этот пе­ри­од. Ди­рек­тор Ки­ров­ско­го за­во­да тов. Зальц­ман в свод­ке №3670с от 5 ав­гу­ста... по­ка­зал вы­пуск за июль 15 штук тан­ков КВ. Фак­ти­че­ски на 1 ав­гу­ста бы­ло сда­но толь­ко 5 тан­ков. Ос­таль­ные 10 тан­ков при­ня­ты окон­ча­тель­но во­ен­пре­дом 22-24 ав­гу­ста На­чаль­ник БТУ АБ­ТУ КА т. Ко­роб­ков... дал рас­по­ря­же­ние стар­ше­му во­ен­пре­ду тов. Шпи­та­но­ву: «Раз­ре­шаю июль­скую про­грам­му окон­чить оформ­ле­ние прие­мом до 3 ав­гу­ста».

В ак­тах прие­ма - сда­чи 10 тан­ков КВ под­чи­ще­ны ав­гу­стов­ские да­ты и по­став­ле­но «31 ию­ля»...

Танк КВ по от­дель­ным уз­лам и аг­ре­га­там до сих пор име­ет еще кон­ст­рук­тив­ные не­до­ра­бот­ки. Ре­зуль­та­ты ря­да за­во­дских ис­пы­та­ний, про­ве­ден­ных при уча­стии пред­ста­ви­те­лей АБ­ТУ КА, по­ка­за­ли сле­дую­щее:

A) Га­ран­тий­ный ки­ло­мет­раж, ус­та­нов­лен­ный для тан­ка КВ в 2000 км, по от­дель­ным уз­лам и аг­ре­га­там не вы­дер­жи­ва­ет­ся. В вы­во­дах ко­мис­сии по ис­пы­та­нию ма­ши­ны У-21 от­ме­че­но: «Предъ­яв­лен­ная ма­ши­на КВ №21 для ис­пы­та­ний на га­ран­тий­ный ки­ло­мет­раж не про­шла их по ко­роб­ке пе­ре­ме­ны пе­ре­дач, по бор­то­вым фрик­цио­нам и тра­кам гу­се­ни­цы. Ко­роб­ка пе­ре­ме­ны пе­ре­дач по шес­тер­ням 2-4 ско­ро­сти не обес­пе­чи­ва­ет на­деж­ной ра­бо­ты на га­ран­тий­ный ки­ло­мет­раж».

Б) Ко­роб­ка пе­ре­ме­ны пе­ре­дач тан­ка КВ не об­ла­да­ет дос­та­точ­ной проч­но­стью, вслед­ст­вие че­го при ис­пы­та­нии ма­ши­ны У-21 име­ли ме­сто два слу­чая ава­рий­ных по­ло­мок.

B) Сис­те­ма ох­ла­ж­де­ния не обес­пе­чи­ва­ет нор­маль­ную ра­бо­ту дви­га­те­ля по при­чи­не по­вы­шен­ной тем­пе­ра­ту­ры во­ды и мас­ла в ра­диа­то­ре.

Г) Бор­то­вые фрик­цио­ны от­ка­зы­ва­ют в ра­бо­те вслед­ст­вие пе­ре­гре­ва, вы­зван­но­го не­удов­ле­тво­ри­тель­ной смаз­кой под­шип­ни­ков фрик­цио­на.

Д) Воз­душ­ный фильтр дви­га­те­ля не обес­пе­чи­ва­ет нор­маль­ную очи­ст­ку воз­ду­ха от пы­ли, вслед­ст­вие че­го при дви­же­нии по пыль­но­му про­сел­ку дви­га­тель от­ка­зы­ва­ет в ра­бо­те.

Е) Сис­те­ма по­во­рот­но­го ме­ха­низ­ма баш­ни не до­ра­бо­та­на. Тан­ки КВ с ко­роб­кой пе­ре­ме­ны пе­ре­дач без зам­ка-фик­са­то­ра из­го­тов­лен­ные за­во­дом и при­ня­тые на воо­ру­же­ние ар­мии до 1 ав­гу­ста в ко­ли­че­ст­ве 32 штук, не га­ран­ти­ро­ва­ны от ава­рий­ных по­ло­мок и вслед­ст­вие это­го под­ле­жат воз­вра­ту на за­вод для пе­ре­дел­ки. Про­во­ди­мые пе­рио­ди­че­ские за­во­дские ис­пы­та­ния тан­ка КВ не ох­ва­ты­ва­ют всех воз­мож­ных по­ло­же­ний ма­ши­ны в ар­мей­ских ус­ло­ви­ях ее экс­плуа­та­ции и вслед­ст­вие это­го не мо­гут вы­явить пол­но­стью всех не­дос­тат­ков. Для пол­но­го пред­став­ле­ния о не­до­ра­бот­ках тан­ка КВ не­об­хо­ди­мы по­ли­гон­ные и вой­ско­вые ис­пы­та­ния. По ре­ше­нию ЦК ВКП(б) и СНК СССР ис­пы­та­ние тан­ка КВ долж­но бы­ло бы быть за­кон­че­но к 15 ию­ня 1940 го­да, по­сле че­го... долж­ны бы­ли быть ут­вер­жде­ны чер­те­жи и тех­ни­че­ские ус­ло­вия на про­из­вод­ст­во тан­ка КВ. Од­на­ко, чер­те­жи и тех­ни­че­ские ус­ло­вия на танк пол­но­стью не от­ра­бо­та­ны и не ут­вер­жде­ны до на­стоя­ще­го вре­ме­ни. Это за­труд­ня­ет ра­бо­ту во­ен­ной при­ем­ки и тор­мо­зит раз­вер­ты­ва­ние се­рий­но­го про­из­вод­ст­ва, вслед­ст­вие не­пре­рыв­ных из­ме­не­ний чер­те­жей и тех­но­ло­ги­че­ско­го про­цес­са.

В ию­ле ме­ся­це в чер­те­жи тан­ка КВ бы­ло вне­се­но 349 кон­ст­рук­тив­ных из­ме­не­ний, из них 43 свя­зан­ных с из­ме­не­ни­ем в тех­но­ло­гии; в ав­гу­сте-сен­тяб­ре вне­се­но 1322 кон­ст­рук­тив­ных из­ме­не­ния, из них 110 свя­за­ны с из­ме­не­ни­ем в тех­но­ло­ги­че­ском про­цес­се».

Вни­ма­тель­но оз­на­ко­мив­шись с вы­во­да­ми ко­мис­сии, Л. Мех­лис 1 но­яб­ря от­пра­вил под гри­фом «Со­вер­шен­но сек­рет­но» пись­мо на имя И. Ста­ли­на и К. Во­ро­ши­ло­ва, в ко­то­ром в ча­ст­но­сти, го­во­ри­лось: «В свя­зи с при­слан­ным на мое имя пись­мом вое­нин­же­не­ром т. Ка­ли­во­да (быв­ший во­ен­пред АБ­ТУ КА на Ки­ров­ском за­во­де) в ко­то­ром он со­об­щил, что тан­ки КВ име­ют серь­ез­ные кон­ст­рук­тив­ные не­дос­тат­ки, На­род­ный ко­мис­са­ри­ат го­су­дар­ст­вен­но­го кон­тро­ля по со­гла­со­ва­нию с т. Во­ро­ши­ло­вым про­ве­рил на Ки­ров­ском за­во­де про­из­вод­ст­во тан­ков КВ. В ре­зуль­та­те ус­та­нов­ле­но сле­дую­щее.

Га­ран­тий­ный ки­ло­мет­раж, ус­та­нов­лен­ный для КВ в 2000 км, по от­дель­ным уз­лам и аг­ре­га­там не вы­дер­жи­ва­ют­ся, что под­твер­жда­ет­ся ря­дом про­ве­ден­ных за­во­дом ис­пы­та­ний.

Ко­роб­ка пе­ре­ме­ны пе­ре­дач КВ не об­ла­да­ет дос­та­точ­ной проч­но­стью... Вве­ден­ный в ав­гу­сте с.г. в кон­ст­рук­цию ко­роб­ки пе­ре­дач за­мок, фик­си­рую­щий по­ло­же­ние шес­те­рен, умень­ша­ет воз­мож­ность ава­рий­ных по­ло­мок, од­на­ко, проч­ность са­мой ко­роб­ки по-преж­не­му ос­та­ет­ся не­удов­ле­тво­ри­тель­ной. В ок­тяб­ре за­вод по­лу­чил от вой­ско­вой час­ти ак­т-рек­ла­ма­цию, в ко­то­ром ука­за­но, что в тан­ке №3622 (при­нят во­ен­пре­дом 3 сен­тяб­ря) скру­чен про­ме­жу­точ­ный вал ко­роб­ки ско­ро­стей и раз­ру­шен ко­ни­че­ский под­шип­ник.

Сис­те­ма ох­ла­ж­де­ния КВ не обес­пе­чи­ва­ет нор­маль­ную ра­бо­ту дви­га­те­ля, вслед­ст­вие вы­со­ких тем­пе­ра­тур и мас­ла в ра­диа­то­ре. Бор­то­вые фрик­цио­ны от­ка­зы­ва­ют в ра­бо­те вслед­ст­вие пе­ре­гре­ва из-за не­удов­ле­тво­ри­тель­ной смаз­ки под­шип­ни­ков фрик­цио­на. Вве­ден­ный за­во­дом ла­би­ринт­ный саль­ник не дер­жит смаз­ки.

В тан­ках КВ №3652, 3653, про­шед­ших кон­троль­ные ис­пы­та­ния про­бе­гом и при­ня­тых во­ен­пре­дом в сен­тяб­ре, при под­го­тов­ке от­груз­ки их в вой­ско­вую часть об­на­ру­же­на течь че­рез саль­ни­ки бор­то­вых пе­ре­дач.

Воз­душ­ный фильтр дви­га­те­ля не обес­пе­чи­ва­ет нор­маль­ную очи­ст­ку воз­ду­ха от пы­ли, вслед­ст­вие че­го при дви­же­нии по пыль­но­му про­сел­ку дви­га­тель от­ка­зы­ва­ет в ра­бо­те.

Чер­те­жи и тех­ни­че­ские ус­ло­вия (ТУ) на из­го­тов­ле­ние и при­ем тан­ков КВ за­во­дом до сих пор пол­но­стью не от­ра­бо­та­ны и АБ­ТУ КА не ут­вер­жде­ны. От­сут­ст­вие ут­вер­жден­ных чер­те­жей и ТУ за­труд­ня­ет ра­бо­ту во­ен­ной при­ем­ки и тор­мо­зит раз­вер­ты­ва­ние се­рий­но­го про­из­вод­ст­ва.

Осо­бен­но не­об­хо­ди­мо от­ме­тить на­ли­чие ос­нов­ных кон­ст­рук­тив­ных не­дос­тат­ков КВ, под­ле­жа­щих уст­ра­не­нию в крат­чай­шие сро­ки:

1) не­дос­та­точ­ное вре­мя ра­бо­ты дви­га­те­ля без ре­мон­та (80-100 ча­сов), что сни­жа­ет бое­спо­соб­ность тан­ка;

2) пло­хая об­зор­ность из тан­ка, ус­ту­паю­щая сред­ним не­мец­ким тан­кам.

3) труд­ность управ­ле­ния тан­ком в бою.

Про­вер­кой ус­та­нов­ле­ны так­же фак­ты не­за­кон­но­го оформ­ле­ния прие­мо­м-с­да­чей не­за­кон­чен­ных про­из­вод­ст­вом тан­ков КВ.

Ди­рек­тор Ки­ров­ско­го за­во­да Зальц­ман И.М. два­ж­ды пред­став­лял в Нар­ко­мат тя­же­ло­го ма­ши­но­строе­ния не­пра­виль­ные све­де­ния о вы­пол­не­нии про­из­вод­ст­ва тан­ков в ию­ле-ав­гу­сте с.г.

В от­че­те за июль ди­рек­тор КЗ со­об­щил о вы­пус­ке в ию­ле 15 КВ, фак­ти­че­ски за­во­дом сда­но АБ­ТУ КА в этом ме­ся­це толь­ко 5 тан­ков. Ос­таль­ные 10 не бы­ли за­кон­че­ны про­из­вод­ст­вом. До­дел­ка их и сда­ча во­ен­пре­ду про­дол­жа­лись до 22-24 ав­гу­ста.

В от­че­те за ав­густ за­во­дом ука­зан вы­пуск 22 КВ, фак­ти­че­ски же на 1 сен­тяб­ря бы­ло сда­но во­ен­пре­ду толь­ко 11 тан­ков.

Эти не­пра­виль­ные све­де­ния пред­став­ля­лись ди­рек­то­ром за­во­да Зальц­ма­ном И.М. с ве­до­ма и со­гла­сия на­чаль­ни­ка бро­не­тан­ко­во­го управ­ле­ния КА Ко­роб­ко­ва В.М. и его за­мес­ти­те­ля Алы­мо­ва H.H., ко­то­рые да­ва­ли рас­по­ря­же­ния стар­ше­му во­ен­пре­ду АБ­ТУ КА на Ки­ров­ском за­во­де Шпи­та­но­ву А.Ф. об оформ­ле­нии прие­мом не­за­кон­чен­ных про­из­вод­ст­вом тан­ков.

В свя­зи с вы­яв­лен­ны­ми про­вер­кой фак­та­ми пред­став­ле­ния лож­ных све­де­ний о вы­пол­не­нии пла­на вы­пус­ка тан­ков КВ и оформ­ле­ния прие­мом не­за­кон­чен­ной про­из­вод­ст­вом про­дук­ции на ви­нов­ных - ди­рек­то­ра Ки­ров­ско­го за­во­да Зальц­ма­на И.М. и стар­ше­го во­ен­пре­да АБ­ТУ КА Шпи­та­но­ва А.Ф. мною на­ло­же­ны дис­ци­п­ли­нар­ные взы­ска­ния (по­став­ле­но на вид).

На­чаль­ни­ку БТУ КА Ко­роб­ко­ву В.М. и его за­мес­ти­те­лю Алы­мо­ву H.H. ука­за­но на не­пра­виль­ные дей­ст­вия, вы­ра­зив­шие­ся в от­да­че рас­по­ря­же­ний стар­ше­му во­ен­пре­ду Шпи­та­но­ву А.Ф. о прие­ме не­за­кон­чен­ных про­из­вод­ст­вом тан­ков КВ.

По­ла­гаю, что сей­час це­ле­со­об­раз­но за­слу­шать на Ко­ми­те­те Обо­ро­ны о хо­де ра­бот по вы­пус­ку тан­ка КВ и уст­ра­не­нии кон­ст­рук­тив­ных не­дос­тат­ков».

Та­ким об­ра­зом, не­смот­ря на то, что обо всех не­дос­тат­ках в кон­ст­рук­ции тан­ка КВ бы­ли ос­ве­дом­ле­ны и пред­ста­ви­те­ли АБ­ТУ РККА и да­же пра­ви­тель­ст­ва СССР, ни­ка­ких мер для их уст­ра­не­ния не пред­при­ни­ма­лось. За­вод по-преж­не­му вы­пус­кал ма­ши­ны, об­ла­дав­шие су­ще­ст­вен­ны­ми кон­ст­рук­тив­ны­ми не­дос­тат­ка­ми. В но­яб­ре в про­из­вод­ст­во за­пус­ти­ли тан­ки КВ с так на­зы­вае­мой «боль­шой по­ни­жен­ной баш­ней» для 152-мм гау­би­цы. Баш­ня бы­ла раз­ра­бо­та­на еще в ав­гу­сте, в сен­тяб­ре ее пер­вый об­ра­зец был из­го­тов­лен, ус­та­нов­лен на танк У-7 и ус­пеш­но про­шел ис­пы­та­ния. По срав­не­нию с ус­та­нов­кой МТ-1 но­вая баш­ня име­ла мень­шие га­ба­рит­ные раз­ме­ры и мас­су и бы­ла про­ще в про­из­вод­ст­ве. Все­го до кон­ца 1940 го­да Ки­ров­ский из­го­то­вил 243 тан­ка КВ, та­ким об­ра­зом пол­но­стью вы­пол­нив спу­щен­ный ему свер­ху план. Од­на­ко, ка­че­ст­во тан­ков, к со­жа­ле­нию, ос­тав­ля­ло же­лать луч­ше­го.

Со­глас­но по­ста­нов­ле­ния Ко­ми­те­та обо­ро­ны, в 1941 го­ду Ки­ров­ский за­вод дол­жен был зна­чи­тель­но рас­ши­рить про­из­вод­ст­во КВ, из­го­то­вив их в те­че­нии го­да 1000 штук. Ес­те­ст­вен­но, все это по­тре­бо­ва­ло ко­рен­ной пе­ре­строй­ки и рас­ши­ре­ния про­из­вод­ст­вен­ной ба­зы. Вво­дят­ся в строй но­вые спе­ци­аль­ные тан­ко­вые це­хи - сбо­роч­ный СБ-2 и сда­точ­ный СД-2. Зна­чи­тель­но пре­об­ра­зу­ет­ся цех МХ-2, яв­ляю­щий­ся ос­нов­ным в тан­ко­вом про­из­вод­ст­ве. Рас­ши­ря­ют­ся и за­го­то­ви­тель­ные це­хи - ли­тей­ные, куз­неч­ные, тер­ми­че­ские, хо­лод­но-ш­там­по­вые и дру­гие. В фев­ра­ле по рас­по­ря­же­нию нар­ко­ма тя­же­ло­го ма­ши­но­строе­ния Еф­ре­мо­ва рас­по­ло­жен­ный по со­сед­ст­ву ме­ха­ни­че­ский за­вод име­ни Мо­ло­то­ва был пе­ре­дан Ки­ров­ско­му за­во­ду.

Од­но­вре­мен­но ве­дет­ся ра­бо­та по даль­ней­ше­му со­вер­шен­ст­во­ва­нию кон­ст­рук­ции тан­ков КВ. Пла­ном ра­бот на 1941 год пре­ду­смат­ри­ва­лось улуч­ше­ние кон­ст­рук­ции ря­да уз­лов и аг­ре­га­тов с це­лью по­вы­ше­ния на­деж­но­сти ра­бо­ты и удоб­ст­ва управ­ле­ния тан­ком.

1 ию­ля 1941 го­да КВ-2 был снят с про­из­вод­ст­ва.

Показать источник
Просмотров: 85336
Теги: кв-2


Комментарии к оружию (12)

Материалы данного раздела получены из открытых источников и опубликованы в информационных целях. В случае неосознаного нарушения авторских прав, информация будет убрана, после получения соответсвующей просьбы, от авторов или издателей, в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2021 Сегодня < Сен >
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама