Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

ОКБ имени С.В. Ильюшина
Описание
Характеристики
Исторические сведения
Фотографии (3)
Статьи (1)
Ил-10 - тяжёлый штурмовик

Ил-10 - тяжёлый штурмовик

Год принятия на вооружение: 1944

Боевое применение
Отправить другу

Освоение военной техники

Перевооружение частей действующей армии на новый штурмовик предполагалось производить путем отвода с фронта полков в Куйбышев, где дислоцирова­лась 1-я запасная авиабригада (заб) под командованием полковника А.И. Подольского - главный учебно-тренировочный центр штурмовой авиации - и нахо­дились заводы, выпускавшие самолеты Ил-10 и моторы АМ-42. В 1-й заб боевые полки должны были пройти курс переучивания и доукомплектоваться летным составом и самолетами до полного штата. Поэтому первыми стали переучивать самих инструкторов бригады. Они должны были в кратчайшие сроки освоить но­вую технику, разработать необходимые инструкции и методические руководства по переподготовке частей действующей армии.

Еще в середине сентября весь летный и технический состав 2-й эскадрильи 5-го запасного авиаполка (зап) направили на заводы № 1 и № 24 для изучения Ил-10 и АМ-42, а также особенностей их эксплуатации. Остальные эскадрильи продолжали работать по прежнему плану, но для них предусмотрели 82 часа занятий по новой технике.

Выбор 2-й эскадрильи обуславливался высоким уровнем летной подготовки инструкторского состава. Обучение ее успешно закончилось сдачей зачетов 15 октября 1944 г., и к концу месяца семь инструкторов во главе с командиром 5-го зап подполковником Беляковым уже самостоятельно вылетели на Ил-10.

К 31 октября 1944 г. полк получил пять серийных штурмовиков производства завода № 1, еще пять поступили на 178-ю авиатехническую базу.

Одновременно с 5-м зап к изучению новой материальной части приступил и 12-й зап, тоже входивший в эту же бригаду. Схема переподготовки была единой: одна эскадрилья обучается с выездом на заводы, остальные осваивают новую технику параллельно с основной работой. Здесь пионерами стали летчики 3-й эскадрильи. Ее летный и технический состав находился на предприятиях с 27 сентября по 20 октября 1944 г., но до полетов дело дошло не скоро. Причиной стали частые аварии и катастрофы, случавшиеся с Ил-10. Тогда еще не удалось справиться с пожарами в воздухе.

В частности, погиб командир 2-й эскадрильи 5-го зап лейтенант Иванов. При перелете с завода на аэродром Муханово на его Ил-10, так же как это ранее случилось на машине заводского испытателя Ломакина, возник пожар. Пламя появилось в правом заднем карбюраторе. Иванов попытался дотянуть до аэродрома, но вскоре прогорела противопожарная перегородка и последовал взрыв верхнего бензобака...

Пока шло расследование и проводились доработки, все полеты были запрещены. Это нарушило планомерный ход подготовки инструкторского состава. В полном соответствии с утвержденными планами шла только «наземная» часть программы.

В ноябре 1944 г. на заводы прибыли одна эскадрилья и руководящий состав 10-го зап (командир подполковник К.Н. Холобаев) и первые строевые полки -78-й гвардейский штурмовой авиаполк (гшап) майора С.П. Варило и 108-й гшап подполковника О.В. Топилина.

До возобновления серийного выпуска Ил-10 с летным и техническим составом проводились занятия исключительно на земле. После сдачи зачетов полки пере­бросили на аэродромы, где с января 1945 г. начался практический курс. 78-й гшап проходил переучивание на базе 12-го зап в Чапаевске, а 108-й гшап - на базе 5-го зап на аэродроме Толкай около станции Кинель.

Из-за приостановки производства и постоянных переделок уже собранных штурмовиков «десяток» в 1-й заб постоянно не хватало. На 5 января 1945 г. там числились 45 Ил-10, в течение следующих двух недель поступило еще 65. В феврале пришли 83 машины, в марте -145, в апреле - 265 и в мае - 257 штурмовиков. В общей сложности к 1 июля 1945 г. 1-я заб получила 1077 боевых Ил-10 и три учебно-тренировочных «десятки».

Командующий ВВС Приволжского военного округа генерал-майор Игнатов поставил задачу в январе 1945 г. подготовить 78-й (21 экипаж) и 108-й (41 экипаж) гшап, 20 экипажей из 43-го и 50-го зап, 16 экипажей для перегоночных полков (1000, 245, 217-го и 620-го), 10 инспекторов по технике пилотирования для воз­душных армий и военных округов, а также весь постоянный состав запасной бригады (5, 10, 12-й зап и 850-й перегоночный полк) - всего 137 человек.

Для ускорения темпов переучивания инструкторский состав запасных полков обязан был производить полеты на личную тренировку только на Ил-10. Отделы по боевой подготовке полков с получением программы наземной подготовки должны были немедленно приступить к составлению преподавательским составом конспектов и к 5 января 1945 г. оборудовать классы необходимыми наглядными пособиями. Согласно программе на изучение матчасти и сдачу зачетов отводилось 7 дней для летного состава, 12 дней - для технического и 4 дня - для воздушных стрелков. Затем следовали продолжение изучения Ил-10 и АМ-42 на заводах и ознакомление с конструктивно-производственными дефектами и эксплуатационными особенностями самолета и мотора. Техническому составу отводилось два дня на изучение АМ-42 на заводе № 24 и три - на сам Ил-10 на заводах №1 и №18. Летному составу предоставлялось три дня для изучения матчасти, и только на одном из самолетостроительных заводов.

Летная часть программы переучивания включала один полет на проверку техники пилотирования на УИл-2 - налет 30 мин; 8 контрольно-провозных полетов на УИл-2 - 48 мин; 6 самостоятельных полетов на Ил-2 (взлет, полет по кругу и посадка) - 36 мин; 10 самостоятельных полетов по кругу на Ил-10 - 1 ч; 2 полета на самостоятельное упражнение (максимальный угол набора высоты, виражи с креном 30° - 60°, боевые развороты, спираль с креном 30° с высоты 1000 - 1500 м) - 1 ч; один полет на полигон для стрельбы и бомбометания по наземной цели - 30 мин; один полет по маршруту в составе пары с бомбометанием и стрельбой на полигоне -50 мин; один полет на бомбометание и стрельбу в составе звена - 30 мин; два полета по маршруту в составе шестерки с заходом на полигон в боевом порядке «пеленг», после бомбометания оборонительный круг - 1 ч 40 мин. В общей сложности программа переучивания предусматривала 17 полетов на Ил-10 с налетом 5 ч 30 мин на каждого пилота.

Как это обычно бывает, начальству захотелось побыстрее испытать новый самолет в деле, в связи с чем планомерная подготовка летного и технического состава была нарушена. Уже в первых числах января 1945 г. по личному распоряжению заместителя начальника Управления формирования и комплектования ВВС полковника Бронштейна 78-му гшап надлежало срочно завершить переучивание и убыть в действующую армию в состав 2-й гвардейской штурмовой авиадивизии (гшад) 16-й воздушной армии.

К этому времени пилоты полка имели налет на Ил-10 всего 57 мин и по шесть посадок. На боевое применение никто не вылетал. Полк срочно пополнили до штата молодыми летчиками и укомплектовали 20 Ил-2 и 15 Ил-10. 10 января 1945 г. переучивание официально закончилось, и уже через два дня полк был признан готовым к отправке на фронт. Отбытие назначили на 12 января. Однако долго не было годных к перелету самолетов, к тому же полк решили до­укомплектовать «десятками» до полного штата (но этого так и не было сделано). Затем ждали погоду. Только 21 января первый эшелон в составе 20 Ил-2 и 11 Ил-10 смог вылететь к месту назначения. Второй эшелон - 10 экипажей на Ил-10 - отправился на фронт на следующий день.

Фактически 78-й полк был не готов к боевым действиям на новом штурмовике. В то же время тот летный состав, который прибыл с передовой на переучи­вание, имел солидный боевой опыт. Неплохо были подготовлены и молодые пилоты, но на Ил-10 они вообще не летали.

До места назначения, аэродрома Шрода, 16 экипажей во главе с командиром полка добрались 26 марта. Остальные подтянулись к 11 апреля. Надо отдать должное командованию воздушной армии и 2-й гшад. Выяснив реальную готовность полка к боевым действиям, они мудро решили полк в бой пока не вводить, дабы не подорвать веру в новый штурмовик и не нести напрасные потери, а дать летчикам полноценно подготовиться, а также завершить перевооружение части на Ил-10. В течение всего апреля в 78-м интенсивно занимались вводом в строй молодого летного состава, не прошедшего в Куйбышеве переучивания на новый штурмовик, и тренировкой «стариков». В это время во Львове принимали и собирали Ил-10. Машины затем перегонялись на базу наиболее подготовленными летчиками полка. Имевшиеся Ил-2 передавались в другие части дивизии.

К 1 мая 1945 г. в составе 78-го гшап находилось 18 Ил-10, пара Ил-2, один УИл-2 и один По-2. Считалось, что к боевым действиям подготовлены все летчики (43 человека), так как молодежь уже самостоятельно вылетала на Ил-10.

Однако к этому времени война подошла к концу, и 78-й полк в бой так и не вступил.

108-й гшап, так же как и 78-й, бы переучен на Ил-10 в январе 1945 г. Акт от 21 января констатировал, что полк «в составе 41 летчика подготовлен к перелету на фронт на Ил-10 днем в простых метеоусловиях». Летный состав был подготовлен несколько лучше, чем в 78-м полку. Налет на Ил-10 составлял в среднем 2 ч 58 мин (10 посадок), в том числе около 2 ч в тренировках на боевое применение. Весь летный состав полка уже получил боевой опыт, воюя на штурмовиках Ил-2.

Поскольку предполагалось, что в этом полку пройдут войсковые испытания нового самолета, то пополнению полка техникой уделили самое пристальное внимание. Штурмовики отбирались из числа имевших наименьшее количество производственных и конструктивных дефектов и тщательно проверялись как заводскими бригадами, так и техническим составом части. В общей сложности полк получил 42 Ил-10, в том числе 37 производства завода № 18 и 5 выпуска завода № 1.

Отлет на фронт назначили на 2 февраля. Чтобы ускорить перебазирование полка, инженеры и техники летели вместо стрелков, которых насчитывалось в полку всего 7 человек, и должны были самостоятельно готовить машины на всех промежуточных аэродромах.

Несмотря на тщательность подготовки перелета, он закончился неудачей.

В последний момент сменили первый промежуточный пункт. Вместо аэродрома Разбойщина следовало лететь в Багай-Барановку. Летный состав к новому маршруту подготовиться должным образом не успел.

Первая группа из пяти машин, лидируемая капитаном Сироткиным, добралась до нового аэродрома благополучно. Из второй (семь Ил-10) долетела только четверка во главе с ведущим группы капитаном Зиновьевым. Звено младшего лейтенанта Мазура оторвалось от группы сразу же. Летчики заблудились и, выработав горючее, сели в поле. В итоге - одна авария и одна поломка. Третья группа из 10 Ил-10 (ведущий капитан Железняков) долетела до Балаково и возвратилась из-за плохой погоды. На обратном пути младший лейтенант Кирюшкин совершил вынужденную посадку - отказал мотор. Его самолет был поврежден. Лейтенант Максимов выработал горючее и потерпел аварию в районе Чапаевска. Младшему лейтенанту Юдаеву пришлось садиться на одно колесо - не вышла вторая стойка. Четвертая группа во главе с капитаном Новиковым (четыре Ил-10) тоже вернулась и приземлилась в Чапаевске. Таким образом, из 26 самолетов, вылетевших с аэродрома Толкай, на место назначения прибыли девять. После разбирательства и принятия мер 108-й гшап в два приема - 9 и 20 февраля убыл-таки полным составом в действующую армию. Кроме этого, 25 января на стажировку во 2-ю воздушную армию отправилось на Ил-10 звено от управления бригады.

В феврале 1945 г. планировалось переучить на Ил-10 уже пять полков (571, 809, 723-й шап и 118-й и 132-й гшап) и 120 отдельных экипажей. Прибывшие части по своей подготовке и боевому опыту даже несколько превосходили две первые. Однако, если январский план бригада выполнила на 91%, то февральский был провален полностью -48%. Качество стрельб и бомбометания на полигоне оценили как неудовлетворительное. При этом число летных происшествий возросло почти в два раза -21 против 10 в январе. Несмотря на обилие недостатков у Ил-10, летных происшествий по вине техники было все же немного и в сравнении с уже освоенным и проверенным Ил-2 «десятка» по абсолютным показателям официальной статистики выглядела не так уж и плохо.

Командование бригады объяснило срыв подготовки перебоями с горючим и плохой погодой. Однако думается, что причина состояла в неорганизованности учебно-боевой работы, неоднократно отмечавшейся в различных документах штаба ВВС ПриВО и отчетах самой бригады. Она объяснялась высокой текучестью кадров. Наиболее подготовленные офицеры, как правило, тяготились штабной работой, стремились на фронт и своего добивались.

Реально в феврале на Ил-10 удалось переучить только один полк - 571-й подполковника М.И. Безуха. Следующим достиг готовности 118-й гшап подпол­ковника Верещинского. Он закончил программу переподготовки 2 марта. Но получение недостающих самолетов затянулось до середины марта. В результате оба полка убыли на фронт одновременно, двумя группами: 19 марта вылетели 42 экипажа 118-го гшап и 41 -из 571-го шап, а 20 марта - четыре из 118-го гшап (один на Ил-10 и три - поездом) и один экипаж 571-го шап (летом). В следующем месяце на фронт направили сразу семь полков на новых штурмовиках (7, 59, 75-й и 132-й гшап и 723, 899-й и 995-й шап) - в общей сложности 192 летчика. В апреле началась подготовка полков для 7-го штурмового авиакорпуса (шак) резерва Верховного Главного Командования. С 5 по 24 апреля к переучиванию приступили 686, 947-й и 232-й шап из 289-й шад и 503, 806-й и 807-й шап из 206-й шад. Четыре из них завершили подготовку в мае, но на фронт их не отправили. Согласно документам полки этого корпуса проходили тренировку для участия в параде на Красной площади по случаю победы над Германией.

Таким образом, к 1 мая 1945 г. 1-й заб было переучено и отправлено в действующую армию в общей сложности 11 полков на Ил-10, из которых большая часть так и не успела попасть на передовую. По состоянию на 10 мая в составе воздушных армий фронтов насчитывалось 120 исправных и 26 неисправных Ил-10. Кроме этого, дюжина «десяток» имелась в морской авиации.

На Советско-Германском фронте

Как следует из архивных документов, в боевых действиях против немцев успели принять участие только три полка -571-й шап, 108-й и 118-й гшап. При этом дольше всех и интенсивнее всех воевал первый. Да и бои ему достались самые тяжелые.

Перелет 571-го шап к месту постоянного базирования на аэродроме Щигловице (Польша) в целом успешно завершился 9 апреля 1945 г. Из 42 самолетов до фронта долетели 35. Две «десятки» были разбиты и списаны, три вынужденно сели в районе Юзефув (из них два требовали списания), одна - в Борисоглебске и одна - в Кракове.

Сразу же по прилету командир полка подполковник Безух получил приказ командира 224-й шад генерал-майора Котельникова «немедленно приступить к вводу полка в боевую работу согласно плана». До 14 апреля включительно летный состав занимался наземной подготовкой и учебно-тренировочными полетами. При этом каждый летчик выполнил по одному полету на полигон на бомбометание и стрельбу по наземной цели. На этой стадии вышли из строя три штурмовика (в том числе два - после вынужденных посадок).

Боевые действия полк начал 15 апреля с нанесения ударов по войскам и технике противника в районе Свобода, Путс, Янарице, Штепанковице, Радунь, Подвисов, Хваликовице, Ольда, Сухе Лазце. Действовали группами по 8 - 15 штурмовиков под прикрытием 4-8 истребителей Як-3 и Як-9 из 112-го гиап. Всего в течение дня полк выполнил 73 самолетовылета. Главным образом использовались небольшие - 50-кг фугасные и 25-кг осколочные бомбы, поэтому средняя бомбовая нагрузка на один самолетовылет составила всего 224 кг.

По наблюдениям экипажей были уничтожены или повреждены 21 автомашина, 2 орудия полевой артиллерии, 1 минометная батарея, создано 7 очагов по­жаров и подавлена 1 зенитная батарея противника. У целей самолеты встретились с сильным огнем малокалиберной зенитной артиллерии, в результате которого был подбит Ил-10 младшего лейтенанта В.И. Кудрявцева. На самолете была повреждена пневмосистема шасси и перебиты тяги управления элеронами. Воздушный стрелок сержант Н.П. Сумряков был убит. Несмотря на серьезные повреждения машины, летчик сумел дотянуть до своего аэродрома. Однако на посадке шасси вышло не полностью и при касании о землю самопроизвольно сложилось. Штурмовик развернуло влево и понесло на стоянку самолетов. Скользя на фюзеляже, Ил-10 врезался в бензозаправщик. От удара отлетела консоль крыла вместе с центропланом. Шофер погиб, а летчик и стоявший рядом с автомобилем солдат получили ранения. Самолет списали.

В течение дня четыре группы штурмовиков встречались с немецкими истребителями и вели с ними воздушные бои. Так, группа в составе 13 Ил-10 (ведущий майор Зацепа) в сопровождении шести Як-3 наносила удар по позициям артиллерии в районе Свобода. Когда наши делали второй заход, выше их появились 9 истребителей FW 190, которые, разделившись на пары, атаковали штурмовики. «Яки» сопровождения вовремя заметили опасность и сорвали первую атаку «фоккеров». Экипажи Ил-10, освободившись от бомб, прекратили обстрел наземных целей и теснее сомкнули круг. Немцы попробовали повторить нападение, но дружный огонь стрелков и активные действия истребителей прикрытия сорвали их планы. При этом в ходе боя «якам» удалось свалить один FW 190.

Два часа спустя три «мессершмитта» попытались атаковать дюжину Ил-10 (ведущий майор Бочкарев), которые под прикрытием шести Як-3 бомбили авто­машины противника в районе Пусте, Якартице. Штурмовики находились в боевом порядке «круг». Однако атака была сорвана нашими истребителями прикрытия. Немцы вышли из боя с правым разворотом и больше не показывались. Во второй половине дня произошли еще два боя. В обоих случаях штурмовики потерь не имели.

Первый Ил-10 пострадал от немецких истребителей 17 апреля. Пилоты «яков» слишком поздно заметили пару Bf 109, заходящих снизу-сзади на ведущего группы штурмовиков и его ведомого. Для воздушных стрелков атака также оказалась неожиданной. В результате на Ил-10 ведомого, младшего лейтенанта Коротаева, пулеметно-пушечным огнем были разбиты киль и руль поворота, в нескольких местах пробиты левая консоль крыла и кабина стрелка. Стрелок младший сержант Бабиков получил ранения. Выполнив одну-единственную атаку, «мессеры» вышли из боя.

Воздушные бои велись также 20 и 21 апреля. Высокая активность вражеских истребителей и зенитной артиллерии объясняется важностью для немецкого командования района Моравска-Острава. Во всех случаях нападение осуществляли одна-две пары или шесть - девять самолетов, которые пытались провести одну неожиданную, но результативную атаку, используя для маскировки солнце и облачность. В затяжные бои немецкие пилоты старались не ввязываться. Авиационные гранаты АГ-2 ни в одном из воздушных боев экипажами штурмовиков не применялись.

При появлении истребителей противника Ил-10 становились в оборонительный круг. Дистанция между самолетами в круге из шести - восьми машин со­ставляла 200 - 300 м. При попытке атаковать штурмовики, ведомые энергичным отворотом на 30 - 45° в сторону истребителей, отражали атаки и затем легко возвращались на свое место в строю за счет «запаса скорости, маневренности и легкости в управлении».

Пилоты Люфтваффе искусно взаимодействовали со своими зенитчиками. Как правило, противник огнем зенитной артиллерии пытался разбить строй группы штурмовиков, чтобы истребители имели возможность атаковать отдельные самолеты. И наоборот, истребители имитировали атаки на штурмовики, заставляя по­следних сближаться, что облегчало расчетам на земле ведение огня.

Фронтовой дебют Ил-10 был достаточно успешным. 27 апреля за отличную работу на поле боя в районе Тржебовице и Поруба 571-й шап получил благо­дарность от командующего 60-й армией генерала П.А. Курочкина.

30 апреля оказался самым интенсивным боевым днем для полка. Группами по 8 - 12 самолетов штурмовики в сопровождении шести - восьми истребителей Ла-5 из 181-го иап выполнили в общей сложности 115 самолето-вылетов. Это был своеобразный рекорд. Ни один штурмовой полк на Ил-10 столько боевых вылетов в течение одного дня не совершал.

Удары наносились в районе Моравска-Острава, Старабела, Витковице, Прошивау, Грушов, Якловице. Первая группа в составе 12 Ил-10, которую вел майор Зацепа, в полдесятого утра атаковала войска противника около Витковице. Подойдя к цели, экипажи замкнули круг и произвели холостой заход для уточнения расположения немцев и своих войск. Получив дополнительное целеуказание от станции наведения «Береза», группа завертела «колесо». Атаки выполнялись одиночными самолетами с высоты 800 - 600 м со снижением до 200 м. Угол пикирования 25° - 35°. Всего сделали пять заходов. На отходе «Береза» передала летчикам благодарность наземного командования.

За первой группой последовали вылеты еще дюжины. Последней поднялась в воздух группа старшего лейтенанта Смирного в составе 12 Ил-10. На подходе к месту назначения группу по радио перенацелили на железнодорожный мост через Одру, находившийся юго-западнее Грушова. Бомбили с пикирования под углами 40° - 45°. Сброс осуществлялся на выходе из пикирования с высоты 400 - 450 м. Использовались бомбы ФАБ-100. Согласно документам полка, после трех заходов мост был разрушен прямыми попаданиями. Всего же в течение дня удалось уничтожить и повредить 12 автомашин, 4 бензовоза, 1 зенитное орудие и 2 полевых, 4 миномета, 1 паровоз, 4 железнодорожных вагона и уже упоминавшийся мост.

5 мая экипажи 571-го шап при нанесении ударов по немецким войскам на дорогах в районе Рауч, Шенвальд, Альвассер, Либау, Хоф, Дейч, Лоденит встрети­лись с особенно сильным противодействием вражеских зенитчиков. Две «десятки» были сбиты, их экипажи погибли. К исходу дня в полку осталось 30 само­летов.

Первые месяцы боевого применения Ил-10 сопровождались многочисленными отказами агрегатов и систем: карбюратора, бензосистемы и свечей; наблю­дались тряска мотора на всех режимах работы, течь масляных и водяных радиаторов. По мнению механиков, доступ к свечам и некоторым другим агрегатам и узлам мотора был крайне неудобен. Например, замена карбюратора и последующая отладка двигателя отнимали до 30 - 33 ч.

Постоянно рвались тросы бомболюков, створки деформировались при загрузке мелких бомб и повреждались при сбросе крупных. Обшивка консолей и центроплана, а также заклепки не выдерживали нагрузок. Листы шли волной, заклепки срезались и выпадали. Ломались складывающиеся подкосы шасси и обтекатели хвостового колеса.

Удивительно, но техническому составу все же удавалось поддерживать боеготовность на уровне, обеспечивавшем выполнение поставленных задач. Еже­дневная готовность самолетов в среднем достигала 72,8% состава.

Последним днем войны для летчиков 571-го стало 8 мая. Он оказался и самым драматичным. Командир 224-й шад поставил задачу нанести в течение дня полным составом полка три удара в районе Кржелов, Пржикази, Унговице, Льштадт, Синице. Планирование боевых вылетов выполнялось исходя из наличия к вечеру 7 мая 27 боеготовых Ил-10, которые разбили на три группы по девять самолетов. Предполагалось, что группы будут вылетать с интервалами в 15-30 мин. Затем следовал двухчасовой перерыв, и все повторялось заново. Планировалось выполнить 88 самолетовылетов. Прикрытие обеспечивалось истребителями 181-го иап.

День открыла восьмерка штурмовиков старшего лейтенанта Смирнова. Их сопровождали шесть Ла-5. На подходе к цели задание уточнили - бомбить войска и технику в районе Кржелова. Замкнув левый круг, Ил-10 совершили холостой заход. Убедившись в наличии противника в окопах юго-восточнее Кржелова и автомашин в самом населенном пункте, группа приступила к штурмовке. Атаки производились с высоты 1200 м под углом пикирования 25° - 30°. Стрельба из пушек и пулеметов осуществлялась с дистанции 400 - 500 м, бомбометание - на выходе из пикирования с высоты 400 - 450 м.

После выполнения шести заходов Смирнов дал команду уходить, так как боекомплект был полностью израсходован. Но станция наведения «Белка-12» попросила произвести еще два холостых захода: «Пехота переходит в атаку, поддержите». Штурмовики не отказали и получили с земли благодарность. При возвращении домой им встретились два «мессершмитта», но атаковать немцы не решились.

В середине дня на восьми самолетах неожиданно вышли из строя моторы, причем в трех случаях - в воздухе. Лейтенант Китайгородский и младшие лей­тенанты Прищепа и Титов совершили вынужденные посадки вне аэродрома. Впоследствии их «десятки» были списаны.

Осмотр двигателей показал, что причиной является разрушение крыльчатки нагнетателя. Массовый выход из строя техники поставил под угрозу выполнение полком боевой задачи. Но комдив Котельников потребовал вне зависимости от обстоятельств обеспечить производство всех запланированных на день вылетов. В итоге наиболее опытным летчикам пришлось вылетать по пять раз.

Уже на исходе дня из штаба дивизии пришло приказание: «Подготовить и выделить группу из 9 Ил-10 для нанесения бомбоштурмового удара по отступающему противнику по дорогам в районе Синице». Через 15 минут группа старшего лейтенанта Белова поднялась в воздух. Еще через три минуты к штурмовикам пристроились истребители сопровождения.

Лететь пришлось в густой дымке. Но на цель вышли точно и произвели атаку «с хода». Под самолетами была «длинная, с небольшими интервалами цепочка движения автомашин, повозок, артиллерии» - не промахнешься. Так поздно немцы не ожидали налета советских штурмовиков, зенитного огня не было. Самолеты прочесали дорогу несколько раз. По докладам экипажей было уничтожено и повреждено до 20 машин и создан большой очаг пожара.

На свой аэродром возвращались уже в сумерках. На подходе Белов подал команду ведомым: «Посадка с зажженными фарами». К этому времени на поле зажгли факелы и ракеты. Летчики, не имевшие до этого опыта боевой работы ночью, благополучно произвели посадку. На этом боевая работа 571-го шап в Великой Отечественной войне закончилась.

Прибывшая на следующий день из штаба 8-й воздушной армии комиссия приказала снять моторы с четырех наугад выбранных Ил-10. Картина была одна и та же: валы крыльчаток имели большой износ, в корпусах нагнетателей обнаружили пыль и песок. 21 мая приехала комиссия из Москвы, для которой демонтировали и разобрали еще два двигателя. В них нашли то же самое. Эксплуатацию самолетов запретили. Полк полностью потерял боеспособность. Что было бы, если бы война продолжилась?

Два других упомянутых выше штурмовых полка провоевали значительно меньше. Из 42 экипажей 108-го гшап, вылетевших к месту постоянного базирования, на аэродром Шпроттау в Силезии, сумели добраться только 25. При этом на посадке у Ил-10 старшего лейтенанта Афанасьева сломался костыль. Самолет на пробеге развернуло влево, в результате снесло шасси, была повреждена правая плоскость, погнут винт, а в капюшоне вала редуктора образовалась трещина. Машину отправили в ремонт. В тот же день в Шпроттау прибыл и наземный эшелон полка в составе штаба, технического персонала и воздушных стрелков. Полк вошел в 6-ю гшад 2-й воздушной армии.

Пока на фронте было затишье, решили потренировать в боевом применении как «стариков», так и молодое пополнение. С 5 апреля приступили к усиленной отработке приемов ударов по наземным целям, а также к тренировкам в технике пилотирования. В течение одного дня в среднем выполнялось 20 - 30 полетов.

Для поднятия авторитета нового штурмовика командование организовало показательный воздушный бой Ил-10 с истребителем Ла-5ФН. Штурмовик пи­лотировал капитан А.И. Сироткин, а «лавочкин» - летчик 5-го гиап (тоже базировавшегося в Шпроттау), Герой Советского Союза капитан В.И. Попков, сбивший к этому времени 37 немецких самолетов.

Сироткин позже вспоминал: «Первым упражнением по согласованной программе была погоня истребителя за штурмовиком при крутом планировании. Набрали высоту две тысячи метров, начали. Я дал газ мотору и понесся к земле, как с крутой, градусов 40, горы. «Лавочкин» от меня отстал. Далее мы выполняли горку с набором высоты. На удивление всем, и здесь вначале я опережал «Ла-пятый», но вскоре он меня догнал и обошел. Затем мы демонстрировали бой на виражах и выполнение различных фигур высшего пилотажа. Как Попков ни старался, но его «Ла-пятому» редко удавалось зайти мне в хвост для атаки. Зато и мой стрелок, и я несколько раз ловили его в перекрестья своих прицелов. После проявления пленки фотокинопулеметов, которыми мы «воевали» в том полете, было установлено, что по «Ла-пятому» несколько раз прошлись очереди нашего оружия. Конечно, из сказанного нельзя делать вывод, что штурмовик Ил-10-й превос­ходил истребитель Ла-5 по скорости и маневренности. Но этот бой показал, что новый штурмовик уверенно может постоять за себя и в воздушном бою с немецкими истребителями».

Боевые действия 108-й гшап начал 16 апреля 1945 г. на Берлинском направлении. В этот же день прибыли отставшие восемь экипажей. В войсковых испытаниях приняли участие 34 Ил-10.

Командование дивизии поставило задачу работать полным составом полка в районе населенных пунктов Эйло, Тосда, Роггозен и по дорогам от Койне на за­пад. Боевые вылеты выполнялись группами по восемь-девять самолетов под прикрытием истребителей. Первой поднялась в небо группа капитана Новикова в составе девяти экипажей. За ней последовали восьмерки капитана Железнякова и майора Жигарина.

Ввиду плохой видимости в районе целей все группы выполняли полет на высоте 1200 - 800 м, а затем атаковали с пикирования под углом 25° - 30° со сбросом бомб с высоты 600 - 400 м. Затем врага обстреливали из пушек и пулеметов. Израсходовали 47 стокилограммовых «фугасок», 47 ФАБ-50, 940 снарядов к пушкам ВЯ-23 и 3000 патронов к пулеметам ШКАС. Результатов налетов экипажи не наблюдали из-за дымки и пожаров. Встреч с истребителями противника не было. Отмечался лишь слабый огонь МЗА близ Роггозена и Эйло, в результате которого один самолет получил пробоины в плоскости.

К сожалению, следующий день не обошелся без потерь. Самолеты пошли на штурмовку немецких войск близ Греча, Хайнесбрюка и Вейсача. Их встретил сильный зенитный огонь. Из первой группы не вернулся экипаж лейтенанта Михайлова. Во второй младший лейтенант Маклаков совершил вынужденную посадку: примерно в 20 км от аэродрома Охельхермсдорф на его самолете мотор начал давать перебои. Летчик продолжил полет, пытаясь дотянуть до полосы, но двигатель остановился. Маклаков сел прямо на лес. Ил-10 был разбит и восстановлению не подлежал. Раненых летчика и стрелка отправили в госпиталь.

18 апреля полк наносил удары по живой силе и технике противника в районе Мадлов, Гросс-Оссинг, Шеферберг и Клейн-Деберн. Экипажи насчитали 12 взрывов большой силы и очагов пожаров, а также до 13 горящих автомашин. Две группы имели встречи с истребителями FW 190, которые, однако, ушли в облачность.

На следующий день 108-й гшап «отметился» ударом по своим. Восьмерка Ил-10 атаковала войска, двигавшиеся по дороге в районе Шорбуса. В ответ полетели сигнальные ракеты. Ведущий снизился до бреющего. Оказалось, что войска свои. По счастью, пять экипажей бомб не сбросили, а ведущее звено слегка промазало. Обошлось без жертв.

На шестой день участия в боевых действиях был сбит самолет младшего лейтенанта Кутьева. В него попал зенитный снаряд среднего калибра. По докладам экипажей, у штурмовика оторвало плоскость, он перешел в штопор и взорвался при ударе о землю. В этот же день имел место первый и единственный воздушный бой. На пути следования к цели семерки капитана Сироткина крайний в строю штурмовик неожиданно был атакован парой FW 190. Атака производилась одновременно снизу и сверху. Ил-10 получил шесть пробоин в крыле. Стрелки отогнали немцев. Больше истребители противника летчикам полка вообще не попадались.

В этот же день, 20 апреля, не вернулся с боевого задания экипаж младшего лейтенанта Древаля, вылетевший в составе десятки Ил-10 для нанесения удара по артиллерийским позициям на северо-восточной окраине Коттбуса. По докладам экипажей, самолет Древаля загорелся над целью в результате прямого попадания малокалиберного зенитного снаряда. Летчик стал тянуть на свою территорию. У шоссе Кляйн-Лисков из самолета выбросился один парашютист. Штурмовик врезался в землю в полукилометре от шоссе и взорвался.

Вернувшийся через несколько дней в часть Древаль рассказал, как развивались события. На маршруте к цели мотор стал перегреваться. Принимая меры для его охлаждения, Древаль вместе с группой долетел до Коттбуса. На выходе из атаки мотор стал давать сильные перебои, из патрубков показался белый дым, который начал проникать в кабину. Древаль развернул самолет на юго-восток и предпринял попытку планировать на свою территорию. Когда в кабине появилось пламя, летчик дал команду стрелку прыгать и сам оставил самолет. Спускаясь на парашюте, он наблюдал взрыв, а после приземления потерял сознание. Пришел в себя, когда немецкие солдаты снимали с него парашют. Затем были плен, побег в ночь с 28 на 29 апреля, счастливая встреча с пехотинцами из 77-й стрелковой дивизии и радостное возвращение в родной полк 1 мая.

Последние боевые потери полк понес 30 апреля. Во второй половине дня три четверки Ил-10 штурмовали немецкие части, окруженные у населенного пункта Барут. Они бомбили и обстреливали их с пологого пикирования. С земли велся интенсивный огонь из крупнокалиберных пулеметов. «Десятка» младшего лейтенанта Городецкого уже на первом заходе получила повреждения. Городецкий «отвалил» от цели со снижением и ушел в западном направлении. За самолетом тянулся шлейф белого дыма. Больше его никто не видел, судьба экипажа осталась неизвестной.

Во время атаки третьей четверки зенитным огнем был подбит Ил-10 младшего лейтенанта Кузьмина. Мотор стал давать перебои. Из патрубков пошел белый дым, упало давление масла. Но Кузьмин вышел из боевого порядка только после выполнения задания, а затем сел на вынужденную у населенного пункта Приров. Экипаж целым и невредимым 2 мая возвратился в полк. Самолет же пошел в ремонт.

Всего в период с 16 по 30 апреля летчиками 108-го гшап было уничтожено два и повреждено четыре немецких танка, уничтожено четыре бронетранспортера, сожжено 60 и повреждено свыше 100 автомашин, уничтожено четыре орудия полевой артиллерии, обстрелян и поврежден бронепоезд, уничтожено до 50 повозок с грузами, создано около 15 очагов пожаров, подавлен огонь двух батарей зенитной артиллерии. Согласно официальным данным, безвозвратные боевые потери полка составили три самолета, из которых один был сбит огнем зенитной артиллерии противника и два - не вернулись с боевого задания. Погибли два летчика и четыре воздушных стрелка. Кроме этого, от огня зенитной артиллерии получили повреждения семь машин. Небоевые потери - четыре штурмовика, из них три - из-за отказа мотора.

Боевое использование штурмовика затруднялось низкой надежностью мотора АМ-42. Частый выход двигателей из строя вызывало отсутствие в системе забора воздуха противопыльного фильтра. После подсыхания летного поля моторы, которые к этому времени наработали от 30 до 50 часов (так сказать, первый «критический» рубеж), начали буквально сыпаться. В итоге, к вечеру 30 апреля в полку насчитывалось всего 11 боеспособных самолетов. Остальные 18 «десяток» требовали ремонта. Еще одна неделя боев, и летать было бы не на чем. Собственно, так и получилось. В мае полк ни боевой, ни учебно-боевой работы уже не вел, а занимался ремонтом неисправной материальной части и получал новые машины.

Под самый занавес войны, а именно 8 мая 1945 г., свой первый боевой вылет на Ил-10 выполнили экипажи 118-го гшап. На месте назначения, в Шауляе, полк собрался только к 19 апреля 1945 г. Имея 40 самолетов Ил-10, он вошел в 225-ю шад 15-й воздушной армии. В Шауляе летный состав приступил к интенсивной подготовке по программе, утвержденной командиром дивизии полковником Корнуковым. К началу боевых действий из общего числа имевшихся в наличии экипажей только четыре не закончили программу по вводу в бой.

В течение своего первого и единственного боевого дня полк наносил удары по войскам и технике противника в районе Кандавы. Работали четверками, без прикрытия, считая, что высокая скорость и маневренность «десятки» обеспечат защиту в случае нападения немецких истребителей. Всего полк выполнил 60 боевых самолето-вылетов. Безвозвратные потери составили три Ил-10, из которых один был сбит истребителями и два - огнем зенитной артиллерии.

Во втором вылете полка, во второй половине дня, четверка Ил-10 при выходе из атаки встретилась с двумя парами FW 190. Лейтенант Т.С. Лозовой отстал от группы и стал уходить от истребителей с набором высоты, чего делать, конечно же, было нельзя. Непростительная ошибка для пилота, совершившего 81 боевой вылет на Ил-2. Остальные штурмовики завязали бой на виражах, «фокке-вульфы» бросили их и атаковали одинокий самолет Лозового. Они зашли на него сбоку, снизу и сверху. Советский пилот маневрировал, стреляя из пушек и пулеметов. После двух-трех атак немцев одинокий «ил», беспорядочно падая, врезался в дома внизу.

Другая четверка штурмовиков на выходе из атаки была обстреляна сильным огнем МЗА. В результате «десятка» младшего лейтенанта В.Ф. Малахова получила прямое попадание. Снаряд пробил поддон мотора, который начал давать перебои, а затем загорелся. Группа выполнила энергичный противозенитный маневр и перешла в бреющий полет. Пилот подбитого самолета стал выбирать место для вынужденной посадки. Малахову удалось приземлиться на фюзеляж в районе Занти (в 15 км юго-западнее Кандавы). Экипаж получил ушибы, но остался цел, а самолет был разбит и ремонту не подлежал. Примерно в аналогичной ситуации потеряли Ил-10 младшего лейтенанта Альмухамедова, совершавшего свой первый боевой вылет. Летчик посадил поврежденную машину в 30 км юго-восточнее Шауляя. Позднее этот штурмовик разобрали на запчасти.

Несмотря на относительно большие боевые потери, новые штурмовики, по отзывам летчиков 118-го гшап, зарекомендовали себя как надежные и довольно эффективные боевые самолеты. Решение использовать их без прикрытия истребителями во многом оказалось оправданным. Примером здесь может служить воздушный бой, который провел утром 8 мая экипаж старшего лейтенанта П.М. Однобокова (воздушный стрелок сержант Н. Аверков).

Все было как обычно. На выходе из атаки ведомые отстали от ведущего.

В результате Ил-10 Однобокова лишился огневой поддержки и сразу же был атакован сзади-сверху парой FW 190. Вовремя заметив противника, Однобоков резко сбросил газ, и очередь немецкого истребителя, слегка зацепив штурмовик, прошла мимо, а следом за ней впереди оказался и сам «фоккер» - пушечная очередь Ил-10 стала для пилота Люфтваффе роковой. Не подкачал и воздушный стрелок сержант Н. Аверков. Метким огнем из пулемета он подбил вышедший в атаку ведомый FW 190. «Фокке-вульф» задымил, отвернул и со снижением ушел в сторону своих позиций...Но экипажу засчитали только одну победу.

Такова была боевая судьба трех полков, которым довелось применить Ил-10 на советско-германском фронте. В общей сложности за период с 15 апреля по 8 мая 1945 г. экипажи 571-го шап, 108-го и 118-го гшап выполнили 1019 боевых самолето-вылетов. Из этого числа 735 самолето-вылетов приходится на 571-й шап и 224 - на 108-й гшап.

Все боевые вылеты выполнялись только в простых метеоусловиях. В среднем в течение дня полки выполняли 30 -32 самолетовылета группами от 6 - 8 до 12-24 машин.

Атаковали в основном точечные цели на переднем крае и в ближайшем тылу. Подавляющее количество вылетов (свыше 98%) было выполнено для атаки танков, автомашин, артиллерии на огневых позициях и живой силы противника на поле боя, в местах сосредоточения и на дорогах.

Как правило, на боевые задания группы Ил-10 ходили в пеленге пар, считавшемся наилучшим боевым порядком. На подходе к цели ведущий оставлял цель слева от себя, «визируя» ее с до-воротом на 90° и последующим пикированием под углом 15° - 40°. Выход из атаки осуществлялся с правым или левым разворотом. В первом заходе обычно выполнялось бомбометание на выходе из пикирования с высоты 300 - 400 м. В последующих - велся огонь из пушек и пулеметов со снижением вплоть до бреющего полета. Огонь открывался с дистанции 400 - 500 м. Одновременно подавлялись зенитные средства с отворотом из круга в сторону огневой точки. Благодаря повышенной скорости и маневренности Ил-10 экипаж затем легко возвращался на свое место в строю.

Летчики отмечали, что «вследствие легкости управления и повышенной скорости легко замыкается «круг», эффективно выполняется противозенитный маневр». Самолеты при этом летели пеленгом с минимальной глубиной строя и увеличенными интервалами. Одиночные машины маневрировали как по высоте, так и по курсу. Применялись боевые развороты, «змейка», уход от цели на бреющем полете и т.д. Особенно был выгоден маневр по высоте, ввиду высокой скороподъемности Ил-10, в сравнении с Ил-2.

В большинстве случаев зенитный огонь по Ил-10 противник вел прицельно, сосредоточивая его на ведущем самолете обычно еще до подхода к цели. При применении нашими летчиками противозенитного маневра разрывы часто наблюдались позади группы, так как немецкие расчеты по привычке ориентировались на летные данные Ил-2, скорость которого была меньше.

Истребители Люфтваффе атаковали, как правило, сзади-сверху, снизу и сбоку, открывая огонь с больших дистанций -400 - 500 м. Его вели длинными очере­дями до дистанции 200 м, а затем переходили на средние очереди. Отмечались случаи встречи с новейшими немецкими истребителями FW 190D-9. Летчики указывали, что они «обладают большим диапазоном скоростей - атака производится на небольшой скорости, но подход и уход на больших, и наши истребители не успевают реагировать».

По общему мнению, для прикрытия группы из шести - восьми самолетов Ил-10 в воздушной обстановке конца войны было достаточно выделять две пары истребителей, а на четверку - одну пару.

На Дальнем Востоке

Ил-10 приняли участие и в недолгой войне на Дальнем Востоке. К началу боевых действий против Японии программу переучивания успел пройти 26-й шап 12-й шад ВВС Тихоокеанского флота. Это был единственный полк в этом регионе, вооруженный новыми штурмовиками. По состоянию на 9 августа он имел 36 Ил-10.

Утром первого дня войны 23 самолета 26-го шап под прикрытием 31 Як-9 из 14-го иап нанесли удар по кораблям и транспортам в корейском порту Расин. Три группы штурмовиков по шесть машин в каждой атаковали японские корабли с пикирования под углом 25° - 30° с целью подавления зенитной артиллерии (как корабельной, так и установленной на причалах). Вслед за группами подавления через три минуты по транспорту, стоявшему на внутреннем рейде, с высоты 25 м отбомбилась топмачтовым способом четвертая группа Ил-10, которую вел командир полка майор A.M. Николаев. Самолеты заходили с разных направлений. Каждый топмачтовик нес пару бомб ФАБ-250. По донесениям экипажей, один транспорт был потоплен и один поврежден.

Несмотря на то, что большая часть сил направлялась на подавление зенитной артиллерии, во время атаки японские зенитчики сбили над портом два Ил-10, а еще пару «десяток» из-за полученных в бою повреждений потеряли на обратном пути. Столь значительные потери штурмовиков явились полной неожиданнос­тью для советского командования.

Повторный удар по Расину нанесли 14 Ил-10, разбитые на три группы. Первая атаковала позиции зенитной артиллерии, а две другие через 8-10 минут зашли на транспорты, стоявшие на рейде. Бомбили опять топмачтовым способом, с высоты 25 м. Экипажи заявили о потоплении двух транспортов, полк при этом потерял еще один Ил-10. Кроме того, от огня МЗА большая часть штурмовиков получила повреждения.

На рассвете 10 августа самолеты 26-го шап вновь участвовали в налетах на Расин. Из 18 Ил-10, вылетавших на задание, на свой аэродром не вернулся один. Пилоту удалось посадить поврежденный штурмовик в море, где экипаж подобрала летающая лодка «Каталина».

Общие безвозвратные потери полка за два дня составили 6 Ил-10. Кроме того, значительное число новых штурмовиков было повреждено. Ил-2 во время ударов по порту потеряли примерно столько же.

В целом экипажи 26-го шап претендовали на потопление пяти транспортов.

О потоплении двух судов заявили бомбардировочные полки и о десяти - пикировщики. На самом же деле из 12 судов, найденных аварийно-спасательной службой в районе порта, лишь пять имели ярко выраженные повреждения от авиабомб, остальные затонули из-за подводных пробоин (от торпед и мин). Как их разделить между всеми, участвовавшими в налете на порт, - неизвестно.

Далее полк действовал только над сушей. 17 августа целями для его летчиков стали железнодорожные эшелоны и полотно при входе в тоннель севернее Сейсина. Задача выполнялась двумя группами штурмовиков. Первая, из пяти Ил-10, бомбила с пикирования развилку железной дороги Сейсин - Расин, а вторая, топмачтовым способом «закатывала» ФАБ-100 в тоннель. Разрушив его, летчики нанесли серьезный удар по коммуникациям противника в Северной Корее.

После войны

В послевоенный период продолжилось перевооружение штурмовой авиации с Ил-2 на Ил-10. Оно проходило в условиях резкого сокращения парка ВВС после окончания боевых действий на Дальнем Востоке. Большое количество Ил-2 списали по износу, многие части и соединения расформировали. Постановление Совета Министров СССР от 22 марта 1946 г. предусматривало полное перевооружение на Ил-10 четырех дивизий ВВС и одной дивизии морской авиации. К началу 1950-х гг. Ил-10 стал основным типом штурмовика. Укомплектованные ими части дислоцировались в Европейской части СССР, Забайкалье и на Дальнем Востоке. Много Ил-10 размещалось на базах в Восточной Германии.

По состоянию на 1 января 1955 г. ВВС Советской Армии имели 19 штурмовых авиаполков, на вооружении которых состояли 1700 штурмовиков Ил-10 и Ил-10М и 130 реактивных истребителей-бомбардировщиков МиГ-15бис.

В апреле 1956 г. министр обороны маршал Г.К. Жуков представил руководству страны подготовленный Генштабом и Главным штабом ВВС доклад о состо­янии и перспективах развития штурмовой авиации. В этом документе делался вывод о низкой эффективности штурмовиков в современной войне и фактически предлагалось их ликвидировать, поручив непосредственную поддержку наземных войск в наступлении и обороне бомбардировочной и истребительной авиации. В результате обсуждения «в верхах» вышла директива министра обороны от 20 апреля, которой штурмовая авиация упразднялась, имеющиеся Ил-10 и Ил-10М списывались, летный состав частично переучивался на МиГ-15бис, а частично - переводился в истребительную авиацию ВВС и ПВО. Параллельно с этим Постановлением правительства от 13 апреля было остановлено серийное производство реактивного бронированного штурмовика Ил-40 и прекращены все работы по перспективным штурмовикам. После громкой славы в Великой Отечественной войне штурмовики Красной Армии «ушли» в небытие до весны 1969 г., когда министр обороны А.А. Гречко обратился к МАП с просьбой приступить к созданию самолета-штурмовика, отвечающего требованиям современной войны, и объявил конкурс на его разработку.

Экспорт и применение за рубежом

Ил-10 поставлялся в Болгарию, Венгрию, Польшу, Румынию, Чехословакию и Югославию, а позднее - в Китай и Северную Корею. В 1949 - 1951 гг. из Со­ветского Союза отправили 317 боевых и учебно-тренировочных «десяток». Все экспортные Ил-10 и УИл-10 имели стандартное вооружение и оборудование. Частично это были новые самолеты прямо с заводов, а частично - уже бывшие в эксплуатации. Кроме того, Чехословакия экспортировала в другие страны около 600 В-33 и СВ-33.

Поступление советских Ил-10 в Польшу началось с февраля 1949 г. Первые самолеты были направлены в 5-й штурмовой полк, на базе которого проходил переучивание летный и технический состав еще двух полков - 3-го и 4-го. К сентябрю в эти части поступило 40 самолетов (10 производства завода № 1 и 30 - № 64). Через полгода после прибытия первой партии «десяток» в Польшу доставили первые УИл-10, их передали в Офицерскую летную школу в Деблине.

В декабре 1951 г. в польских ВВС имелось 96 Ил-10 и 24 УИл-10 советского производства. По штату каждый из польских полков располагал 40 боевыми са­молетами и пятью - семью учебными. До полной комплектации их довели после начала поставок техники из Чехословакии в 1954 г. В декабре 1956 г. в польских ВВС насчитывался уже 281 самолет типа В-33 и СВ-33. В Польше В-33 дорабатывали для подвески двух топливных баков от истребителя МиГ-17 емкостью по 400 л, крепившихся на бомбовых замках под центропланом. При использовании баков максимальная дальность полета В-33 возрастала почти в два раза.

С 1957 г. поршневые штурмовики стали заменять реактивными истребителями МиГ-15бис и МиГ-17. Последние В-33 5-й штурмовой полк сдал в 1959 г.

Чехословакия стала получать Ил-10 советского производства в 1950 г. К концу августа из СССР прибыли 80 Ил-10 и 6 УИл-10. Этими самолетами вооружили полки 34-й штурмовой авиадивизии (28, 30-й и 32-й), развернутой у западных границ страны. Первоначально на каждый полк должно было приходиться по 20 машин: три эскадрильи по шесть штурмовиков и два самолета для штаба полка. Позднее перешли на штат в 40 машин - три эскадрильи по 12 плюс штаб. Это произошло уже после развертывания производства В-33 и СВ-33. На вооружение поступило около 600 таких самолетов. При этом машины советского и местного выпуска эксплуатировались в одних и тех же частях. На первых порах освоения Ил-10 столкнулись с довольно большой аварийностью. Имели место вынужденные посадки из-за отказов двигателей.

С 1958 г. штурмовую авиацию в Чехословакии постепенно ликвидировали. Полки перевооружали на МиГ-15бис. Последние В-33 сняли с вооружения в сентябре 1960 г., когда был расформирован 32-й полк.

В венгерские ВВС первая партия из 50 Ил-10 и двух УИл-10 поступила в сентябре 1949 г. Все самолеты, что называется, «были в употреблении», но находи­лись в довольно приличном состоянии. Затем последовали еще небольшие поставки самолетов этого типа. В октябре 1950 г. авиация этой страны располагала 67 Ил-10 и 14 УИл-10. В дальнейшем доукомплектование венгерских штурмовых полков шло в основном за счет поставок техники из Чехословакии. В общей сложности в Венгрию поставили 159 Ил-10 и УИл-10 и их лицензионных вариантов. Самолеты этого типа использовались там до второй половины 1956 г.

Румыния оказалась последней из стран социалистического лагеря, получившей Ил-10. В марте 1953 г. из Советского Союза прибыли 30 самолетов Ил-10 и УИл-10, уже побывавших в эксплуатации. Они поступили на вооружение 63-й штурмовой авиагруппы. В июне того же года в румынские ВВС дополнительно поступили 150 чехословацких В-33. С вооружения советские и чешские «десятки» были сняты в 1960 г.

По некоторым данным, в 1947 г. в Болгарию попало небольшое количество штурмовиков советского производства, но основные поставки в эту страну осу­ществлялись в 1953 - 1954 гг. с завода «Авиа». Сколько машин за это время было передано - неизвестно.

В 1946 г. советская авиационная техника начала поступать в Северную Корею. В Пхеньяне создали учебный полк, в ряде источников именуемый также авиационным училищем. Там наши инструкторы обучали корейцев на различных самолетах, в том числе имелись и несколько УИл-10. В 1947 г., почти за год до официального провозглашения Корейской Народно-Демократической Республики (КНДР), началось формирование смешанной авиадивизии. В ее состав вошел 1-й штурмовой полк. Позднее нумерацию частей и соединений изменили. Дивизия стала 5-й, а полк -57-м. Летный и технический состав готовили также в СССР, а позднее и в Китае.

28 апреля 1950 г. старший лейтенант Ли Ган Сун дезертировал, угнав свой Ил-10 в Южную Корею. Он сел в районе Йонгдонгпо. Самолет позднее перегнали на аэродром Кимпо под Сеулом. Там он, по-видимому, через два месяца стал трофеем северокорейцев.

На 25 июня 1950 г., когда началась война в Корее, северяне имели 93 Ил-10 и УИл-10. В первый же день боевых действий штурмовики поддержали атаки пе­хоты и танков. Кроме того, они наносили удары по опорным пунктам и сосредоточениям войск противника. Северокорейская авиация полностью господствовала в воздухе. Южане истребителей не имели, ближайшие американские части дислоцировались в Японии. Отсутствовала и сколько-нибудь организованная противовоздушная оборона. В этих условиях действия штурмовиков были весьма эффективны.

Например, утром 26 июня пара Ил-10 в сопровождении истребителей бомбила и обстреливала товарную станцию в Сеуле. Им удалось взорвать состав с боеприпасами и уничтожить много живой силы противника. Американцы сообщают также об участии штурмовиков в налетах на аэродром Кимпо, где была сожжена большая часть самолетов весьма немногочисленных тогда южнокорейских ВВС.

Но уже на следующий день в небе появились реактивные истребители США. Утром 27 июня недалеко от Сувона они перехватили восьмерку Ил-10 и сбили (по американским данным) четыре машины. Корейцы в ответ попытались нанести удар по аэродрому Сувон, но лишились еще пары штурмовиков. Другие источники говорят, что 27 июня корейцы потеряли всего четыре Ил-10, а ответным огнем воздушного стрелка был уничтожен истребитель «Мустанг».

Усиление авиации противника не помешало войскам Ким Ир Сена взять 28 июня Сеул. На аэродроме Кимпо разместились северокорейские штурмовики. Они поддерживали части, продвигавшиеся дальше на юг, в частности, они активно участвовали в боях на подходах к Пусану, где северокорейские танкисты пытались прорвать оборону американской 24-й пехотной дивизии.

Но далее господство в воздухе перешло к противнику. Почти каждый вылет штурмовиков сопровождался потерями. Американцы также регулярно бомбили и обстреливали аэродромы северян. Через две недели боев в 57-м полку осталось около двух десятков исправных Ил-10. Их рассредоточили на различных площадках. Летали группами не более четырех - шести самолетов. В конце лета Советский Союз передал корейцам некоторое количество штурмовиков, но это не возместило потерь техники. Помимо всего прочего, северокорейская авиация лишилась резервов летного состава.

Тем не менее, войска КНДР теснили противника. ВВС посильно помогали в этом. 16 июля оборона американцев была прорвана, через четыре дня пал г. Тэчжон. Все эти дни штурмовики непрерывно атаковали оборону врага. Действовали они и над морем. 22 августа у о. Мунчан в Желтом море пара Ил-10 якобы потопила вражеский корабль: то ли эсминец, то ли тральщик. Во всяком случае, американцы официально эту потерю не признали.

Наиболее результативным летчиком-штурмовиком корейские источники называют АН Хон Зуна, сообщая об уничтожении им эсминца и двух самолетов.

К концу августа северокорейская авиация располагала 20 исправными штурмовиками, на которые приходилось 17 летчиков. 15 сентября силы ООН высадили десант под Инчхоном и начали наступление на север. При отступлении войска КНДР бросили в Кимпо два неисправных Ил-10. Еще до этого в руки американцев попало несколько подбитых машин. Оба самолета вывезли в США. Там их передали в Корнелльскую лабораторию (г. Итака). Из двух штурмовиков собрали один. 20 июня - 15 августа 1951 г. он прошел испытания на авиабазе Райт-Филд. Летал на нем капитан Р. Стивене.

В дальнейшем Ил-10 ВВС КНДР не сыграли большой роли в боевых действиях, хотя и продолжали применяться в ограниченном количестве до конца войны в составе китайско-корейской Объединенной воздушной армии генерала Лю Чженя. О том, когда корейцы сняли с вооружения последние Ил-10, сведений нет.

28 августа и 2 сентября 1949 г. появились директивы советского Генштаба о поставках военной техники в Китай. Но штурмовики начали отправлять в эту страну только с 1950 г. Это были уже бывшие в употреблении машины, ранее эксплуатировавшиеся в советских ВВС. Среди первых девяти дивизий авиации народного Китая одна была штурмовой. В ее состав входили два полка.

Китайские Ил-10 участвовали в настоящих боях всего один раз. В январе 1955 г. Народно-освободительная армия совместно с флотом и авиацией захватила острова Цзяньмэнь, с которых дальнобойная артиллерия чанкайшистов время от времени обстреливала материк. Десант поддерживали бомбардировщики Ту-2 и штурмовики Ил-10, действовавшие под прикрытием истребителей Ла-11, МиГ-15 и МиГ-17. В авиационном музее в Пекине сейчас демонстрируется Ил-10, участвовавший в налетах на о. Цзяншань.

Последние штурмовики сняли с вооружения в Китае в 1972 г.

Имеются сведения, что в 1957 г. 24 самолета В-33 были поставлены в Йемен, но никакой информации об их использовании нет.

Показать источник
Просмотров: 21994
Теги: ил-10


Комментарии к оружию (6)

Материалы данного раздела получены из открытых источников и опубликованы в информационных целях. В случае неосознаного нарушения авторских прав, информация будет убрана, после получения соответсвующей просьбы, от авторов или издателей, в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Окт >
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама