Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

КБ Н.Н. Поликарпова
Описание
Характеристики
Исторические сведения
Фотографии (2)
Файлы (3)
Схемы (2)
Модификации (4)
Статьи (2)
И-16 - истребитель

И-16 - истребитель

Год принятия на вооружение: 1937

Боевое применение
Отправить другу

ИСПАНСКОЕ НАЧАЛО

В период гражданской войны в Испании в армии Франко истребитель И-16 получил официальное наименование «Боинг». Вообще все воевавшие в армии республиканцев самолеты советской конструкции франкисты называли «по-американски»:

- Поликарпов И-15 - «истребитель Кертис», или просто «Кертис»

- Поликарпов И-16 - «истребитель Боинг», или просто «Боинг»

- Туполев СБ-2 с моторами М-100 - «бомбардировщик Мартин» или просто «Мартин»

Скорее всего, американское происхождение названий советских самолетов связано с высокомерным отношением к технике, сконструированной в СССР. Считалось, что в лучшем случае русские способны скопировать западные образцы. К тому же был широко известен факт лицензионного производства двигателей Райт «Циклон» в СССР. Псевдоэксперты решили будто бы И-15 является копией американского истребителя Кертис «Хок II», а И-16 - копией самолета Боинг Р-26. «Экспертов» даже не смутило наличие у И-16 убираемого шасси и отсутствие расчалок. Аналогично, СБ-2 стал «копией» бомбардировщика Мартин В-10. В свою очередь, республиканцы не спешили обнародовать факты получения советской авиационной техники. Известен случай, когда опубликованный в мадридской газете снимок СБ, отретушированного под В-10, послужил поводом для международного скандала -США официально не поставляло военную технику в Испанию.

Другое, более распространенное у франкистов, наименование И-16 получил после одного из первых воздушных боев, проведенных советскими монопланами в небе Испании. Бомбардировщики Ju-52 совершали дневные налеты на Мадрид ежедневно. Экипажи привыкли к безнаказанности, поэтому появление в воздухе современных истребителей республиканцев стало для них сюрпризом. Юнкерсы в целях морального воздействия на жителей столицы Испании, не ощущая не малейшей угрозы со стороны ПВО, летали на высоте крыш домов. И-16 атаковали именно в момент, когда летчики Ju-52 вели «психологическую войну» против мадридцев. Один из пилотов Юнкерсов закричал по радио: «Salian de Todas partes como ratas!» - они лезут отовсюду, словно крысы! Эта, конечно, всего лишь легенда, скорее всего похожая фраза имела место быть, но произнесли ее по-немецки. Осенью 1936 г. экипажи Ju-52 ВВС франкистов состояли, в основном, из военнослужащих люфтваффе. Как бы то ни было, но термин «Рата» прочно закрепился за И-16. Тем более, что и в немецком (ratte) и в испанском (rata) «крыса» произносится практически одинаково. В период Великой Отечественной войны немецкие летчики продолжали называть истребители И-16 ратой, а появившиеся истребители Ла-5, отдаленно схожие по силуэту с И-16, «супер ратой».

Республиканцы называли И-16 «моска». Дело тут, вероятно, отнюдь не в гипотетическом сходстве самолета с мошкой. На ящиках, в которых прибывали в Испанию самолеты крупными буквами было написано «МОСКВА». «МОСКВА» превратилось в «МОСКу»
.

Боевое крещение истребителя И-16 пришлось на период Гражданской войны в Испании 1936-1939 г.г. Первые самолеты данного типа доставили из Советского Союза на Пиренеи в октябре 1936 г. Вместе с партией из 31 истребителя И-16 тип 5 прибыли летчики 1-й бригады из Брянска. Тремя эскадрильями командовал капитан Тархов.

Уже первое появление 9 ноября 1936 г. истребителей И-16 в небе Мадрида радикально изменило характер воздушной войны. Фактически И-16 стал первым в мире истребителем, способным перевести воздушный бой в вертикальную плоскость, уйти от «карусели» на виражах. Главными противниками истребителей советской конструкции являлись итальянские Фиат CR-32 и германские Хейнкель Не-51. Летчики этих самолетов быстро осознали угрозу, исходившую от И-16, и старались принимать с ними в бой, только имея на своей стороне численное превосходство. У республиканцев самолеты И-16 получили прозвище «Моска» (мошка), сторонники Франко прозвали самолет «Боинг» (за внешнее сходство с американским истребителем) и «Рата» (крыса».

Вторая партия, состоявшая также из 31 самолета, прибыла в Испанию 7 мая 1937 г., 21 мая на Пиренеи доставили еще 17 одноместных И-16 и четыре двухмес­тных И-16УТИ. Самолеты сопровождали летчики, большая часть которых служила в 142-й авиационной бригаде, базировавшейся в Бобруйске. Вместе с со­ветскими летчиками прибыла и небольшая группа испанских пилотов, прошедших курс обучения в Кировобадском авиационном училище. К этому времени в небе Испании с самолетами И-16 произошло несколько катастроф, причиной которых послужила недостаточная прочность узлов навески элеронов. При маневрировании с большими перегрузками в ходе воздушного боя, крепления элеронов разрушались, элероны отрывались и самолет терял управляемость. Инциденты отозвались репрессиями в Советском Союзе. В духе того времени начался поиск виновных в саботаже «врагов народа». Впрочем, настоящую причину отрыва элеронов также установили. В результате была усилена конструкция 150 крыльев, кроме того заменили обшивку элеронов. Четырнадцать истребителей до 1 июля прошли доработку на месте, в Испании, 10 августа 1937 г. в Испанию прибыли 62 самолета, модернизированных в заводских условиях.

Эксплуатация истребителей И-16 в условиях фронта выявила множество других дефектов. Так, колеса основных шасси с пневматиками размерами 750x100 оказались слишком узкими для работы с испанских аэродромов, которые отличались каменистым грунтом. Отскакивающие от колес при взлете и посадки камни повреждали горизонтальное оперение. Дефект устранили путем установки пневматиков размерами 750x150 и дополнительной обшивкой нижних поверхностей стабилизатора и рулей высоты. Источником постоянных проблем стал фонарь кабины. Козырек забрызгивался маслом, поэтому для улучшения обзора летчики старались фиксировать фонарь в открытом положении, однако при маневрировании фонарь самопроизвольно закрывался. Неожиданным плюсом стала чрезмерная задняя центровка самолета. Случаев капотирования почти не отмечалось даже при грубых посадках на неподготовленные площадки.

Много внимания уделялось изучению живучести самолета в условиях реальных боевых действий. Воздушные бои над Валенсией в период с 9 марта по 8 апреля 1937 г. привлекли особое внимание этой проблеме. Выяснилось, что пули крупнокалиберных пулеметов истребителей CR-32 пробивают бронеспинку И-16, защита топливных баков советского истребителя также оставляет желать лучшего.

На рулежке истребителей по полевым испанским аэродромам двигатели М-25 засасывали пыль, из-за чего быстро выходили из строя. Все первые двигатели воздушного охлаждения не оснащались маслорадиаторами, однако опыт эксплуатации И-16 в Испании выявил настоятельную необходимость установки маслорадиаторов. Перегреву двигателей способствовал не только жаркий климат, но и далекое от бережливости отношение летчиков к своим самолетам. Практически весь полет двигатели работали на максимальных оборотах. Никто не предполагал в мирное время, что на самолетах станут пикировать с высоты 3-4 километров до самой земли, так же не предполагали и длительных бреющих полетов. Сорванные струей воздуха на протяжении нескольких километров полевые цветы стали обычным явлением.

И все-таки в целом И-16 заслужил положительную оценку. Большим достоинством планера истребителя стала простота ремонта. Средний процент ежемесячных потерь составлял 35,4%, из них 18% - потери безвозвратные, а 16,4% подлежали ремонту в полевых мастерских. Средний срок «жизни» в боевых условиях одного истребителя И-16 составил 87 дней. Настоящим сюрпризом для конструкторов стала стойкость к атмосферному воздействию конструкции из дерева и полотна. В жарком и сухом испанском климате такие конструкции сохранялись гораздо лучше, чем в суровых условиях России.

Главным недостатком И-16 стало сравнительно слабое вооружение самолета. Его основной противник, итальянский Фиат CR-32, имел гораздо более сильное вооружение, позволявшее пилотам республиканцев частично компенсировать более низкие летные характеристики своего биплана. Двух 7,62-мм ШКАСов было явно недостаточно. Группа инженеров завода № 21 под руководством Боровкова всего за одну ночь изыскала возможность установки на И-16 третьего, синхронного, пулемета ШКАС в нижней части фюзеляжа. «Трехпулеметных» И-16 изготовили незначительное количество. Даже если некоторые из них и попали в Испанию, на ход воздушных боев они не оказали никакого влияния.

Позже появилась новая модификация И-16. вооруженная помимо крыльевых двумя синхронными пулеметами, установленными над двигателем.

«Четырехточечный» вариант получил обозначение «И-16 тип 10», в Испании он был известен как «Супер моска». Истребители отправлялись в Испанию непосредственно с заводов раньше, чем были официально приняты на вооружение ВВС РККА. Госиспытания в НИИ ВВС истребитель И-16 с более мощным двигателем М-25, посадочными щитками и убираемым лыжным шасси прошел только в феврале 1939 г.

Первые самолеты И-16 тип 10 отправили в Испанию в марте 1938 г. в составе партии из 31 истребителя, летом к ним прибавилось еще девяносто И-16 тип 10. Самолеты И-16 тип 10 приняли участие в ожесточенных воздушных боях лета 1938 г. В это же время испанцы получили 24 двигателя Райт «Циклон F54» американского производства, эти моторы имели улучшенные высотные характеристики. Несколько И-16 из 4-й эскадрильи переоснастили американскими Райт «Циклонами»; 4-й эскадрильей командовал один из самых ярких асов республиканских ВВС - Антонио Ариас.

Расчеты показывали, что новые двигатели будут сохранять мощность до высоты порядка 7000 м, что даст возможность пилотам И-16 на равных вести воздушный бой с истребителями Bf. 109. Первые схватки между двумя типами истребителей-монопланов, показали, что до высоты 3000 м они имеют примерно равные характеристики, но выше мощность двигателя М-25 падает, в то время как мотор мессершмитта не теряет мощности до высоты 5000 м. За счет большей высотности двигателя летчики Bf. 109 могли диктовать свои условия боя.

Летчики Антонио Ариаса преподнесли сюрприз противнику 17 сентября 1938 г. над Эбро в воздушном бою с эскадрильей мессершмиттов. В первой же атаке, неожиданно свалившись сверху, летчики И-16 с Райт «Циклонами» сбили четыре Bf. 109. Всего же республиканские летчики (в бою принимали участие И-16 с Райт «Циклонами», «нормальные» И-16 и И-15) сбили одиннадцать самолетов противника. Увы, это была уже прощальная песня. До конца 1938 г. все советские летчики покинули Испанию, а поставки авиационной техники из СССР прекратились. В общей сложности из Советского Союза в Испанию было отправлено 455 одноместных истребителей И-16 и 20 двухместных УТИ-4; к месту назначения прибыли 422 И-16 и четыре И-16УТИ.

Франкисты фактически организовали морскую блокаду республики: 96 советских транспортов с военным имуществом были перехвачены, а три («Ком­сомолец», «Тимирязев» и «Благоев») потоплены. Сложности доставки грузов морем были предсказуемы, поэтому еще в 1936 г. в Испанию прибыла техническая комиссия с целью изучения возможности изготовления самолетов на месте. Комиссия провела инспекцию 16 заводов, 22 января 1937 г. отчет о работе комиссии лег на стол наркома авиапромышленности М.М. Кагановича. Комиссия посчитала возможным организацию авиационного производства в испанской республике.

Для массового производства выбрали истребитель-биплан И-15, в Испании уже имелась техдокументация на этот самолет, так же как и значительный запас узлов и агрегатов для него. Сборка И-16 была предпочтительнее по причине более высоких летных характеристик истребителя-моноплана, но велась она фактически в режиме строго секретности. Руководство Республики рассматривало вопрос об изготовлении в Испании не мене тысячи И-16. Летом 1938 г. на заводе SAF-15 в Аликанте начался выпуск истребителей И-16 тип 10. До конца года здесь удалось собрать четыре истребителя, получивших номера с «СН-001» до «СН-004». Первые испанские И-16 имели вооружение только из крыльевых пулеметов, их можно рассматривать как промежуточный вариант между И-16 тип 5 и И-16 тип 10. Четыре И-16 постройки завода в Аликанте стали первыми и последними монопланами данного типа, изготовленными в Испании и принявшими участие в боях на стороне Республики. Следующие десять И-16 вступили в строй уже после падения Республики. После окончания гражданское войны все «моски» испанского производства наряду с трофейными И-16 (всего 22 самолета), поступили на вооружение 26-1 группы, которая базировалась в Майорке. В 1941 г. в летное состояние удалось привести еще 28 И-16. В 1948 г. все истребители И-16 ВВС Испании получили новое обозначение - С.8. На вооружении учебных подразделений ВВС Испании самолеты С.8 оставались до 1953 г.

В «испанский период» своей истории истребители И-16 сыграли важную роль, выступив в роли главного «добытчика» трофеев - новейших самолетов немецкой конструкции, знакомство с которыми представляло большой интерес для советской авиапромышленности. Так, 4 декабря 1937 г. после неудачно проведенного воздушного боя вынужденную посадку совершил истребитель Bf. 109B. Самолет попал в руки республиканцев. Через две недели аналогичная участь постигла бомбардировщик Не-111. Оба немецких самолета вывезли в Советский Союз, где их тщательно изучили и испытали.

ИСТРЕБИИТЕЛИ И-16 В ИСПАНИИ

Первые «моски» прибыли

В октябре 1936 г. первая партия из 31 истребителя И-16 была разгружена в военно-морской базе Картахена. Самолеты быстро собрали на близлежащем аэродроме Лос-Алькасарез. Из советских летчиков и самолетов сформировали три эскадрильи, которыми командовали А. Тарасов, С. Денисов и К. Колесников. Позже эскадрильи перебазировались в Алькала-де-Хинарес и Кампо XX, последний аэродром более известен как Эль-Сото.

В феврале 1937 г. в Испанию доставили еще 31 истребитель И-16. Пополнение позволило восполнить потери и сформировать четвертую эскадрилью. Теперь эскадрильями командовали Борис Смирнов, Сергей Плигунов, Сергей Денисов и Константин Колесников. 21 мая в Картахене транспорт «Антонио Сатрустигу» разгрузил еще 62 истребителя. Опять были восполнены потери в самолетах и сформирована новая, пятая, эскадрилья под командованием Валентина Ухова. Вскоре Ухов стал командиром вооруженной «москами» 21-й группы. 8 июля в Испанию прибыло судно «Кабо Санто-Томе», имевшее на борту 31 самолет И-16. Опять восполнили потери и сформировали очередную эскадрилью. Командование шестой вооруженной истребителями И-16 эскадрильей принял Александр Иванович Гусев. В это же время несколько УТИ-4 поступило в школу высшего пилотажа в Эль-Кармоли. Месяцем позже, 10 августа, 62 самолета доставил транспорт «Кабо Сан-Августин». Часть из них поступило в Эль-Кармоли, часть оставили в резерве, часть пошло на восполнение потерь.

В апреле 1938 г. Республика получила первые 31 истребитель И-16 тип 10; эти самолеты поступили на вооружение 3-й и 5-й эскадрилий. В июле через Францию удалось доставить еще 93 самолета И-16 тип 10. В республиканских ВВС И-16 тип 10 получил наименование «Супер моска», однако летчики продолжали называть самолеты просто «моска». Истребители поступили на вооружение первых шести эскадрилий, 7-я эскадрилья воевала на И-16 тип 6. «Супер моски» получила также школа в Эль-Кармоли. К этому времени 1-й эскадрильей командовал Жозе Редондо Мартин, 3-й Франциско Таразона Торан, 4-й Антонио Ариас, 6-й Франциско Мероньо и 7-й Жозе Паиг Торрес. 2-й и 5-й эскадрильями командовали советские летчики.

Боевое крещение

Утром 16 ноября 1936 г. первые И-16 пролетели над крышами Мадрида. Их появление стало сюрпризом как для франкистов, так и для республиканцев. «Моски» атаковали истребители CR-32, которые прикрывали бомбардировщики Ju-52. Юнкерсы бомбили позиции республиканцев в районе больницы Клинико и казарм Монтанья. На следующий день первый И-16 был сбит звеном «Чирри» (прозвище истребителя CR-32), которое вел капитан Ангел Салас Ларразабал.

До конца ноября имело место несколько воздушных боев, главным образом с участием «Чато» (истребитель И-15) и «Чирри».

К декабрю стало ясно - инициатива в воздушной войне переходит к республиканцам. Республиканские бомбардировщики СБ-2 могли беспрепятственно наносить удары по войскам Франко, а И-15 и И-16 удерживали господство в воздухе. Дошло до того, что итальянское командование запретило своим пилотам летать над территорией, контролируемой республиканцами. Такой приказ вообще лишил зашиты бомбардировщики франкистов и спровоцировал протесты со стороны капитана Хоакина Гарсия Морато - командира прикомандированной к итальянскому легиону группы испанских летчиков. В одном из полетов командир звена капитан Ангел Салас проигнорировал приказ. По возвращении он узнал, что командир итальянской истребительной группы майор Таркисио Фагнани намеревается его арестовать. Реакция Морато была взрывной, взыграла горячая испанская кровь. Морато накричал на Фаганани, популярно объяснив итальянцу, что в Испании за проявление храбрости аресту не подвергают. Стычка между Морато и Фагнани имела далеко идущие последствия - прекратилось формирование сугубо испанского истребительного подразделения.

Звено И-16 было атаковано 20 декабря пятеркой CR-32. Внезапной атакой истребители франкистов сбили три «моски». В очередном воздушном бою, состо­явшимся через два дня Фиаты сбили как минимум один И-16. Однако 5 января успех способствовал республиканцам. Отражая налет на Лас-Розас. пилоты И-16 сбили один бомбардировщик Савойя-Маркетти SM.81 (командир экипажа Иоакин Тассо) и один Ромео Ro.37bis (бортовой номер «12-14», экипаж 2-й лейтенант Луис Муньос Кабаллеро и капрал Антонио Гримальди).

Месяцем позже, 6 февраля, возобновились интенсивные воздушные бои в секторе реки Жарама, где франкисты пытались перерезать шоссе Мадрид-Валенсия. 12 февраля девятка И-16 внезапно атаковала группу бомбардировщиков Ju-52, которые летели под прикрытием 13 истребителей Не-51 из состава стаффелей 1.J/88 и 3.J/88 германского легиона «Кондор». Бой происходил над Мората-де-Тажунья. «Моски» сбили Хейнкели командира 1.J/88 капитана Вернера Палма и лей­тенанта Ганса-Юргена Нхипи. Оба приземлились на парашютах на ничейную полосу, но сумели выбраться к франкистам, после чего раненых доставили в госпиталь в Гриньоне.

На следующий день «моски» Григория Плещенкова вместе с И-15 из эскадрильи Лакалля атаковали группу бомбардировщиков Ju-52 и Ro.57bis, шедших под прикрытием 14 итальянских истребителей CR-32. В воздушном бою истребители республиканцев сбили два самолета франкистов.

16 февраля «моски» перехватили десятку Ju-52 из испанских подразделений 1G22 и 2G22, бомбардировщики сопровождали истребители Не-51 и прототип Bf.109. Мессершмитт пилотировал Ганс Траутлофт. В завязавшемся воздушном бою потерь не понесла ни одна из сторон. Вечером того же дня истребители И-16 внезапно атаковали группу Ju-52 из облаков, один Юнкере удалось сбить. Все четыре члена экипажа выпрыгнули с парашютами, однако согласно официальной легенде франкистов - их всех расстреляли из пулеметов летчики-республиканцы.

В ожесточенных воздушных боях 18 февраля было потеряно два И-16. Начало сражение под Гвадалахарой совпало с распутицей, приковавшей истребители И-16 к земле до 18 марта. С 18 марта «моски» приступили к сопровождению СБ и Р-5, наносивших удары по войскам Франко. Полеты на сопровождение ударных самолетов продолжились 19 и 20 марта. Истребители И-16 принимали минимальное участие в этих боевых вылетах, вся тяжесть боевой работы легла на летчиков И-15.

Осложнилось положение в провинции басков - 20 июля 1937 г., франкисты возобновили наступление на Сантандер. Для восстановления баланса сил в воздухе они перебросили сюда эскадрилью лучших истребителей. Советское командование пойти на аналогичные действия не могло. Связь с провинцией осуществлялась только морем, поэтому слишком велик оставался риск попадания в плен граждан Советского Союза.

К счастью, из СССР вернулась первая группа прошедших курс обучения испанских летчиков. К полетам на И-16 были подготовлены сержанты Жозе Алакорн Риос, Даниэль Ранц ди Артакоц, Жозе-Мария Браво Фернандес, Мануэль Фернандес Моралес, Эдуарде Фернандес Прада, Мигуэль Плаза Санчес, Нарцисо Молинер Калверол, Томас Саладригас Гуардия, Лаурено Фламерих Санчо, Антонио Ариас Ариас, Антонио Перез Гарсия, Жозе Руиз Гомез, Луис Сааведра Виллаэскуза, Элой Гонзалес Обарро, Рамон Гандия, Муньоз, Антонио Пардо Иглесиса, Жакобо Ферннандес Алберди, Антонио Пардо Иглесиас, Жакобо Фернадес Алберди, Антонио Медина, Тирадо, Луис де Фруто Гонзалез, Реституто Феликс Токуэро Бурилло, Рамон Химинез Мараньон, Франсиско Тара-зона Торан и Жоакин Веласко Гарро. В последние дни июля двенадцать И-16 взлетели с аэродрома Эль-Кармоли и взяли курс на Манисес-Валенсия. После дозаправки в Валенсии они перелетели на аэродром Алкала-де-Хинарес. который и стал их базой. В последующие дни в Алкалу прибыло еще несколько групп И-16, которые во в вил Плигунов. вместе с ним прилетели Киренко и испанцы - Элой Гонзалез, Хуан Хуэртес, Томас Саладршж. Эдуардо Фернадес и Франциско Тарачонн. Командовал всеми группами И-16 Михаилов. Утром 7 августа эскадрилья Плигунова с аэродрома Сатандер-ла-Альберика летела на штурмовку позиции противника.

Через несколько дней курс на Сатандер взяла эскадрилья Бориса Смирнова. Под началом Смирнова служили испанские летчики Андрее Родриго Ианедеро, Луис де Фрутос. Реституто Ф. Гокоэро, Дэниэль Ранц де Артакоз и Эстебан Ортиз. К 12 августа эскадрилья Плигунова потеряла два самолета. «Моску» Эдуардо Фернандеза сбили зенитки. Летчик покинул самолет,. но парашют не раскрылся. Второй истребитель, серьезно поврежденный в бою, «разложил» на посадке сам Плигунов. 13 августа истребители эскадрильи в очередной раз летали на штурмовку итальянских войск, стремившихся перерезать шоссе Торрелавега - Сатандер. Ударные самолеты прикрывал «моски» из эскадрильи Бориса Смирнова. Сорвать штурмовку попытались итальянские CR-32 из VI группы. В завязавшейся схватке Таразона сбил самолет противника, но был сбит и истребитель Плигунова, летчик благополучно выпрыгнул с парашютом.

Наступление франкистов остановить не удавалось, падение Сатандера было предрешено. 25 августа Михайлов отдал приказ об эвакуации на аэродром Колунга в провинции Астурия. Едва в воздух поднялись «моски» Керенко и Саладригаса, как над аэродромом появилась группа Ju-52. Находившиеся на ремонте истребители Михайлова и Таразоны получили попадания пуль и их следовало ремонтировать вновь, для чего на аэродроме оставили группу советских механиков. В это время на аэродроме приземлился перелетевший из Торревелаги Элой Гонзалез. Вечером, когда все было готово к перелету, по телефону пришло сообщение о бомбежке аэродрома Колунга. Теперь перебазироваться предстояло в Эль-Карреньо. Утром следующего дня в Эль-Карреньо собрались все пригодные к полетам И-16. 26 августа пал Сатандер. До конца месяца франкисты установили контроль над всей Кантабрией и начали продвижение в Астурию.

Советское командование не питало иллюзий относительно дальнейшего развития событий. В Колунгу был направлен транспортный DC-2, который должен был эвакуировать Михайлова, Керенко, Плигунова и советских механиков в Алкала-де-Хенарес. На севере остались только испанские летчики, шансов остаться в живых у них практически не оставалось. Истребители И-16 этих пилотов базировались сначала в Колунге, затем - в Эль-Каррене. Бомбардировщики франкистов 16 августа нанесли удар по судам в порту Гийон-Эль-Мусель. В результате налета загорелся английский танкер. Отражая налет пилоты И-16 сбили бомбардировщик и истребитель Bf.109, собственные потери составили один самолет, который пилотировал младший сержант Орейя Морено. На взлете с Эль-Карреньо выпущенной пилотом Bf. 109B очередью был сбит недавно пересевший с И-15 на И-16 Рафаэль Магринья.

В один из последних дней августа, пять уцелевших И-16 в воздушном бою с итальянцами сбили один CR-32. Пока они летали, аэродром Колунга подвергся налету бомбардировщиков противника. В результате на посадке Таразона угодил одной опорой шасси в воронку от бомбы. Самолет получил повреждения, а летчик был ранен. К началу сентября республиканцы сумели отремонтировать несколько И-16. В одном из полетов восьмерка И-16 сопровождала группу И-15, штурмовавших наземные цели. Налет пытались отразить мессершмитты из легиона «Кондор». Воздушный бой окончился безрезультатно для обоих сторон. Од­нако при посадке в Колунге повредили свои самолеты Панадеро, Сардина и Ортиз.

Отражая налет Ju-52 на порт Эль-Мусель, 19 сентября погиб Элой Гонзалез. Прежде чем его сбили, Гонзалез успел уничтожить один Юнкере. Бом­бардировщики потопили в акватории порта эсминец «Кискар», которые должен был эвакуировать высшее руководство республиканцев в этом районе страны.

Были сбиты и погибли 30 сентября Андрее Родригес Анадеро и Дэниэль Ранц дее Артакоц. К 9 октября пригодными к полетам оставались всего два И-16, на которых летали Хуэрта и Таразона. 14 октября самолет Таразоны сбил мессершмитт, испанец получил ранения, но остался жив. В боевом строю осталась всего одна «моска» Хуэрты. На самолете Хуэрты перелетел во Францию, на аэродром Биарицц, Дуис де Фрутис. К 21 октября сопротивление республиканцев в Се­верной зоне было окончательно сломлено. В числе других трофеев франкистам достались четыре И-16.

Ранее описанных выше событий, в надежде ослабить давление франкистов в Северной зоне командование республиканцев предприняло несколько отвлекающих ударов в секторах Ла-Гранья-де-Сан-Ильдефонсо, Сеговия и Уэска. 2 июня «моски» выполнили несколько боевых вылетов в район Ла-Граньи, среди других пилотов в вылетах принимали участие двое добровольцев из США: Фрэнк Тинкер и Альберт Баумлер, последний больше известен под прозвищем «Аякс». Тинкер обычно летал на истребителе с бортовым номером «23», реже - на И-16 с бортовым номером «65». «Штатным» самолетом Баумлера являлся И-16 с бортовым номером «22», он также летал на «моске» с бортовым номером «70». Американцы прозвали И-16 «моно» - от «моноплана». За день пара янки сбила три истребителя франкистов, самолет Баумлера получил серьезные повреждения хвостового оперения. Пилот франкистов Хесус Рубио Паз сбил один И-16. 3 июня «моски» из 2-й эскадрильи провели несколько воздушных боев с Фиатами. Гарсия Морато сбил И-16, который пилотировал Григорий Плещенков, летчик спасся на парашюте. Маззаредо Тренеру победу засчитали как вероятную. В свою очередь один CR-32 сбил Валентин Ухов.

10 июня 1937 г. бои в небе Ла-Граньи утихли, поэтому вооруженные «москами» 1-ю и 3-ю эскадрильи перебросили из Алкалы в Барбастро, провинция Арагон. Эскадрильями командовали Валентин Ухов и Александр Лакеев. Исключая Тинкера и Баумлера, все пилоты в 1-й и 3-й эскадрильях были русские. В Барбастро «моски» добирались с промежуточной посадкой в Валенсии. Уже вечером того же дня И-16 сопровождали бомбардировщики в налете на Сарагосу. В ожесто­ченном бою с Фиатами республиканцы потеряли пять самолетов: один Потез-540, два И-Z и два И-16. Истребители сбили Мануэль Васкуэс Сагацизабель и Аристидес Гарсия. На следующий день летчики И-16 выполнили пять вылетов на сопровождение бомбардировщиков СБ-2, в каждом полете летчикам пришлось вступить в бой с Фиатами франкистов. По одному И-16 записали на свой счет Аристидес Гарсия, Мигуэль Гарсия Прадо и Нарцисо Бермудез де Кастро.

Крупный воздушный бой имел место 15 июня, когда «моски» Минаева прикрывали И-15. Самолеты республиканцев подверглись атаке истребителей CR-32. Летчики И-16 записали на свой счет шесть побед, потери составили один И-15 и три И-16.16 июня бомбардировщики СБ-2 нанесли удар по Уэске, «Катюши» прикрывала группа И-16. Как обычно, самолеты республиканцев перехватили Фиаты. Мануэль Васкуэс Сагацизабель сбил одну «моску», пилот которой выпрыгнул с парашютом. 18 июня истребители CR-32 вновь перехватили над Уэской группу СБ-2, P-Z и И-15. Прикрывавшие ударные самолеты «моски» сбили пять истребителей франкистов. В тот же день летчик 3-й эскадрильи Личников был сбит прямо над аэродромом Кампо-Реал. Личников облетывал И-16 после ремонта, летчик погиб. 19 июня пал Бильбао, после чего атаки на Уэску потеряли смысл. На следующий день эскадрилья Тинкера покинула аэродром Лос-Альказарес и перебазировалась в Лирию.

Брунете

В ночь с 5 на 6 июля началось крупнейшее наступление республиканцев.

Принимавшие в нем участие «моски» базировались на аэродромах Алкала-де-Хенарес, Бараяс и Манзанарес-де-ла-Сиерра. 6 июня в бою с Фиатами капитана Гарсия Морато был сбит И-16 Григория Хозяинова, Хозяинов выпрыгнул с парашютом. На следующий день над Севильей-ла-Нуэва и Брунете были сбиты Фиаты 2-го лейтенанта Марио Верчелло, капрала Джино Пассери и сержанта Альфонсо Маттеи. Все CR-32 принадлежали 19-й эскадрилье группы «Asso de Bastoni». Раненый командир группы майор Жезуз Рубио привел поврежденный в бою истребитель на базу. В течение последующих двух дней успеха в воздушных боях не сумела добиться ни одна из сторон. 10 июля «моски» сбили Фиат с бортовым номером «3-56», который пилотировал Жезуз Рубио, Рубио выпрыгнул с парашютом над территорией, контролируемой франкистами.

Звено «Patrulla Azuf» в составе Гарсия Морато, Гарсия Пардо и Бермудеза де Кастро 12 июля вступило в бой с тремя И-16 и несколькими И-15. Бермудез де Кастро на Фиате с бортовым номером «3-62» был сбит недалеко от Виллануэва-де-ла-Каньяда, республиканцы лишились всех трех И-16. В числе сбитых оказались командир 1-й эскадрильи Александр Минаве и американец Альберт Баумлер. Оба выпрыгнули с парашютами и приземлились в расположении своих войск. На следующий день отличился Фрэнк Тинкер, отправивший на землю Bf. 109 из J/88, мессершмитт пилотировал унтер-офицер Гвидо Хюнесс. Немецкий истребитель упал в окрестностях Виллаверде. 14 июля летчики И-16 летали на прикрытие ударных самолетов P-Z, но не смогли их защитить. Фиаты из «Patrulla Azuf» сбили пять «Наташ». Через четыре дня «моски» уничтожили еще один мессершмитт, летчик Bf. 109B унтер-офицер Хаарбах воспользовался парашютом, а после приземления попал в плен. Тогда же над Эскориалом был сбит и CG.32 капрала Джузеппе Молло из 26-й эскадрильи XVI группы «La Cucaracha». Рес­публиканцы потеряли два И-16 прежде чем «Patrulla Azuf» перевели на другой участок фронта.

18 июля франкисты перешли в контрнаступление, воздушные бои в последующие дни не утихали. 19 июля противники потеряли по одному самолету (И-16 и Не-51), 20 и 22 июля было сбито по одному И-16. 24 июля «моски» перехватили выполнявший разведывательное задание бомбардировщик Дорнье Do-17F, поврежденный разведчик с трудом вернулся на базу. В тот же день были сбиты Не-51 ефрейтора Эрнста Фридриха Рюйтера и Фиат CR.32 капрала Энцио Маччани, Рюйтер и Маччани попали в плен. С взятием франкистами 25 июля Брунете сражение завершилось.

Бельчите

22 августа республиканские войска предприняли новое наступление в том же секторе с целью захвата Сарагосы. Действия сухопутных войск активно поддерживали истребители и бомбардировщики. В операции приняло участие три эскадрильи И-16. 1-я эскадрилья была полностью укомплектована советскими летчиками, она базировалась в Эскатроне. 3-й и 4-й эскадрильями командовали Борис Смирнов и Николай Смелков, оба подразделения дислоцировались на аэродроме Каспи. В составе 3-й эскадрильи числились испанцы Эдуарде Клодин, Мануэль Агирре, Антонио Ариас, Жозе-Мария Браво, Жозе Аларко, Жозе Химинес Мараньон, Мариано Паласиос и Луис Сааведра. Первые четверо вскоре стали командирами эскадрилий, в то время как Браво принял командование 21-й группой (21 Grupo de Moscas).

Противостояла республиканским истребителям итальянская группа «Asso de Bastoni», которую перебросили в этот район 24 августа, на следующий день прибыли самолеты Гарсия Морато из «Grupo Azul». Летчики Морато базировались в Алвамьене, итальянцы - в Санджурджо. 25 августа итальянцы провели первый воздушный бой с И-16, схватка получилась безрезультатной для обоих сторон. На следующий день активность авиации усилилась, однако в воздушных боях со стороны республиканцев принимали участие в основном «Чато», поскольку пилоты И-16 не отвлекались от выполнения главной задачи - эскортирования бомбардировщиков. 2 сентября летчики И-16 сбили Не-51 Альфереза Мариано Рюйца де Алды. 6 сентября Бельчите пал.

В последующие недели затишья в воздушной войне так и не наступило, однако «моски» в боях участия не принимали. Два ожесточенных воздушных боя имели место 12 октября над Пуэбло-де-Албортоном и Сарагосой. Республиканцы потеряли четыре И-16: самолеты с бортовыми кодами «СМ-150» и «СМ-156» были сбиты, а машины «СМ 142» и «СМ-146» пришлось списать после вынужденных посадок. В то же время XVI группа «La Cucaracha» лишилась пяти Фиатов. В плен попали 2-е лейтенанты Роберто Босчетто и Франческо Леончини, сержант-майор Уго Корсики, сержанты Джузеппе Риголи и Алесио Нери погибли. Босчетто посадил свой истребители в расположении республиканцев, так что последние захватили и летчика, и самолет. В том же воздушном боя ранения получили капитаны Гвидо Нобили и Эрнесто Ботто, обоим стоило больших трудов вернуться на базу. Командиру 32-й эскадрильи Эрнесто Ботто пришлось ампутировать правую ногу. Заменив плоть протезом Ботто впоследствии командовал VI группой «Gambo di Ferro». 15 октября состоялся исключительно удачный налет истребителей И-15 на аэродром Гарапинильос, ударные самолеты прикрывали «моски». На время воздушные бои в этом секторе фронта прекратились, но 29 ноября был сбит И-16 с бортовым кодом «СМ-110», летчик Пабло Сален Бакуэро потерял руку. После госпиталя Бакуэро стал инструктором в планерной школе республиканцев.

Теруэль

В рамках подготовки наступления на Теруэль авиация республиканцев была стянута на аэродромы провинций Кастеллон и Валенсия. Наступление назначили на 15 декабря. 1-й эскадрильей в это время командовал Эдуарде Клодин, эскадрилья базировалась в Сарионе. 4-й - командовал Мануэль Зарауза, она базировалась в Виллар-дель-Арзобиспо. 2-я, -3-я и 5-я эскадрильи были полностью укомплектованы советскими летчиками, они базировались соответственно в Сагунто, Реусе, Виллар-дель-Арзобиспо и Сарионе.

Стоявшая в первые дни наступления плохая погода препятствовала действиям авиации с обоих сторон.

Контрнаступление франкистов началось 29 декабря, несколько улучшившиеся погодные условия позволили самолетам подняться в небо. Истребители CR.32 из группы 2-G-3 прикрывали самолеты Не-45 и Не-46. Группы самолетов франкистов атаковали истребители И-15 и И-16. Бой закончился потерей Фиата CR.32 с бортовым номером «3-87», летчик капрал Антонио Лопес Серт погиб. В свою очередь один И-16 сбил Мануэль Васкуэс Сагастибазал. 30 числа «моски» вновь атаковали Фиатов из групп 2-G-3 и 2-ЕЗ, эскортировавших группу бомбардировщиков Ro.37 и Не-45. Два И-16 были сбиты капитаном Хавьером Мюрсией и лейтенантом Аристидисом Гарсией. Еще два республиканских истребителя засчитали в качестве «вероятных» побед капитану Мигуэлю Гуерреро и лейтенанту Симону. 31 декабря началась сильная метель, ударил свирепый мороз - температура упала до -18 град. С. Самолеты оставались на земле.

Несмотря на препоны погоды, авиация франкистов 1 января поднялась в небо, но прежде пришлось удалить лед с крыльев, прогреть двигатели. Возобновившийся снегопад не позволил повторить боевой вылет. Утром 6 января над Теруэлем прошел безрезультатный воздушный бой между И-16 и GR.32. Вечером того же дня «моски» атаковали группу бомбардировщиков Не-111 из К/88, которые шли под прикрытием итальянских CR.32. Опять противники разошлись без потерь. 6 января республиканцы вошли в Теруэль, бои в городе продолжались еще два дня.

В последующие два дня авиация практически не поднималась в воздух, однако 17 января был сбит один И-16, выпрыгнувший с парашютом советский летчик попал в плен. 18 числа в воздушном бою сошлись И-16 и Bf.l09B из 2.J/88, которыми командовал Вольфганг Шеллман. Стаффель совсем недавно прибыл из Германии на аэродром Каламоча. В бою погиб последний защитник Северной зоны Луис де Фрутос. Пилоты И-16 сбили Не-51, его летчик капрал Герхард Клейн погиб.

К этому времени 1-я и 4-я эскадрильи уже базировались в Сарионе. 2-я. 3-я и 5-я - в Вилар-дель-Арзобиспо. Григорий Плещенков, Борис Смирнов и Николай Иванов были отозваны в Советский Союз, им на смену прибыли Девоченко и Петр Сильвестров. 24 января группа И-16 была перехвачена Фиатами. Сбитых не было, но «моски» рассеяли CR.32. 7 февраля группа СБ-2. летевших под прикрытием И-16. была внезапно атакована мессершмиттами из 2.J/88. В ходе завязавшегося воздушного боя Вильгельм Бальтазар добился лучшего результата в одном бою за весь период гражданской войны в Испании, сбив три СБ-2 и один И-16 (бортовой код «СМ-109», летчик Фрациско Чумилас погиб).

22 февраля франкисты отбили Теруэль, после чего активность авиации пошла на убыль. 1-я и 5-я эскадрильи, укомплектованные советскими пилотами, базировалась в Вилар-дель-Арзобиспо. 4-я - на аэродроме Алкала-де-Хенарес.

В апреле 1938 г. прибыли первые истребители И-16 тип 10, бортовые коды этих самолетов начинались с «СМ-158». Самолеты поступили во 2-ю и 5-ю эскадрильи, которыми командовали Т.Г. Вихров и Сусукалов. Эскадрильи передали свои старые истребители для восполнения потерь в 3-ю эскадрилью, которой командовал испанец Хозе-Мария Браво.

Наступление к Средиземному морю

Утром 9 марта 1938 г. перед атакой пехоты удар по позициям республиканцев в секторе Альфамьра-Бельчите нанесла авиация. На отражение налета поднялись «моски» из всех пяти эскадрилий. 13 марта республиканцы потеряли И-16 «СМ0121» в бою над Алкниьизом, истребитель с бортовым кодом «СМ-162» был уничтожен в результате налета авиации франкистов на аэродроме в Лериде. На следующий день произошло несколько воздушных боев. Потерь не понесли обе стороны, лишь Фрациско Таразона повредил на посадке подбитый в бою И-16. До 3 апреля авиация противников держала паузу в воздушной войне. 3 апреля И-16 провели воздушный бой с мессершмиттами. Bf.109 с бортовым номером «6-20» был подбит, а летчик Фритц Эви - ранен. Пилот дотянул до аэродрома в Сарагосе, однако сесть не сумел. Самолет разбился, летчик погиб.

8 апреля, отражая атаку Фиатов на группу И-15, «моски» подбили CR.32 с бортовым номером «3061». Летчик Ангел Салас совершил вынужденную посадку в 2 км севернее Мореллы. Через два Франциско Таразона оставил свой И-16 «СМ-157» в Прат-де-Ллобрегат для ремонта. Здесь он взял отремонтированную «моску» с бортовым номером «СМ-120», однако на посадке в Валльсе в условиях сильного бокового ветра самолет перевернулся, в результате оказалась сломанной опора шасси и помята законцовка плоскости крыла. 12 апреля внезапному налету бомбардировщиков SM.79 подвергся аэродром базирования 3-й эскадрильи И-16. Два истребителя были уничтожены, три - повреждены. На следующий день звено И-16 в составе командира Хозеария Браво и ведомых Антонио Морилла и Антонио Калво неожиданно атаковали группу CR.32. Один Фиат получил повреждения, самолет ушел в сторону линии фронта, волоча за собой шлейф дыма. Падения истребителя противника летчики республиканцев не наблюдали. 14 апреля И-16 прикрывали группу СБ-2 в районе Сан-Матео - Ла-Хана. Самолеты республиканцев атаковали Фиаты, которые сбили три И-16. На следующий день с падением Винароца и Беникарло войска франкистов вышли к побережью Средиземного моря. Территория, контролируемая республиканцами, оказалась рассеченной на две части.

20-го апреля 3-ю эскадрилью перебросили в Сегунто. Действуя с нового аэродрома «моски» провели воздушный бой с мессершмиттами, один И-16 был сбит. 23 апреля летчики эскадрильи прикрывали самолеты Вулти V-1 из 1-й эскадрильи 72-й группы в налете на суда франкистов в акватории порта Винароз. Тот боевой вылет по разному вспоминают даже пилоты принимавшей в нем участие 3-й эскадрильи. Франциско Таразона Торан высоко оценил тот полет, в ходе которого его летчики сбили два самолета противника, но от огня с земли получили повреждения три И-16 («СМ-140» Утриллы, «СМ-141» Фиерро и «СМ-141» Паридиса). Истребитель «СМ-141» получил прямое попадание 20-мм снаряда в козырек кабины летчика. Подчиненный Торана Луис Сирвент Серилльо считал налет неудачным и обозвал Вулти «старыми воронами».

Двумя или тремя днями позже звено в составе Таразоны, Фиерро и Виценте Юсте перехватили группу бомбардировщиков Не-111, возвращавшихся на базу после налета на порт Грео-де-Валенсия. Даже без прикрытия истребителей Хейнкели представляли для нападавших крепкий орешек. Тем не менее, стрелки бомбардировщиков не остановили Таразону со товарищи. Таразона сбил один бомбардировщик, Фиеро и Юсте вдвоем одолели еще один. В последующие дни плохая погода не позволила «москам» подниматься в небо. Летчики получили отдых, а механики получили возможность спокойно заняться ремонтом истребителей.

Воздушный бои возобновились 7 мая. Самолеты 1-й эскадрильи прикрывали группу И-15, когда встретили в воздухе Не-51. Летчики И-16 сбили один Хейнкель. Утром 11 мая пилоты 1-й и 3-й эскадрилий опять сопровождали И-15, штурмовавшие колонны франкистов на шоссе Кастеллон. Над Налисом респуб­ликанцы встретили группу Не-111, которую прикрывали мессершмитты. В завязавшемся бою Таразона сбил один Bf.109В. Его ведомому Юсте пришлось выйти из боя - двигатель стал работать с перебоями. После посадки на истребителе Виценте Юсте насчитали более сорока пробоин. Через два дня в схватке И-16 и CR.32 ранение в ногу получил франкистский ас Хоакин Гарсия Мора-то. Из-за ранения Морато оставался на земле до 22 мая. В тот же день повреждения получили и три И-16 (бортовые коды «СМ-167», «СМ-169» и «СМ-165»), эти самолеты не смогли принять участия в ожесточенных воздушных боях следующего дня. Согласно данным республиканцев 8 мая было сбито 17 истребителей Фиат CR.32 и пять бомбардировщиков SM.79. В то же время франкисты не сообщали о потерях бомбардировщиков и признали потерю всего трех истребителей CR.32. Капрал Марио Босчелли из 19-й эскадрильи группы «Asso de Bastoni» погиб, 2-й лейтенант Альфонсо Караччиоло и лейтенант Перикл Баруффи, оба из 25-й эскадрильи XVI группы «La Cucaracha». были сбиты над Балагуэром и попали в плен к республиканцам. 2-я эскадрилья потеряла два И-16, 5-я - один.

10 июня в бою над Адзанетой сошлись мессершмитты и «моски» из 3-й эскадрильи. Были сбиты два И-16, летчики Утрилла Хернандес и Антонио Диас Перец погибли. 13 июня немецкие летчики из 1.J/88 сбили три И-16 без потерь со своей стороны. Однако, на следующий день вынужденную посадку на пляж в устье реки Миярес из-за полученных в воздушном бою повреждений совершил Bf. 109B обер-лейтенанта Гельмута Гейнца. Гейнц попал в плен. Вскоре группа летчиков и механиков прибыла осмотреть мессершмитт, однако почти все республиканцы были убиты в результате штурмового удара звена Bf. 109B. Известно, что вместе самолетом Гейнца повреждения получил мессершмитт Эккердта Прибе, был ранен и сам пилот.

19 июля группа И-16 атаковала бомбардировщики Ju-52 и самолеты эскорта CR.32. Республиканцы потеряли два самолета, в то же время тяжело поврежденные Фиаты Хулио Сальвадора и Хоакина Ансальдо с трудом дотянули до своего аэродрома. 23 июля был сбит сержант Хозе Рюйц Гомес, летчик выпрыгнул с парашютом, однако его расстреляли пулеметным огнем с земли. В тот же день в авиакатастрофе над аэродромом Касинос погиб советский летчик Романов.

В июле 5-я эскадрилья потеряла своего первого командира-испанца. «Моска» Эдуарде Клодина Монкада получила прямое попадание зенитного снаряда над Пуэбла-де-Вальверде. Новым командиром стал Мануэль Зарауза Клавер, 4-ю эскадрилью принял Антонио Ариас. 10 июля на аэродроме Лос-Исидрос недалеко от Вилла-де-Рикуны загорелся на посадке получивший повреждения в бою с Фиатами истребитель И-16 сержанта Жозе Салинаса. Салинас получил сильнейшие ожоги, однако остался жив. Несколько месяцев летчик провел по госпиталям. Тремя днями позже на посадке скапотировал истребитель Антонио Герреро, летчик погиб.

14 июня «Моски» сошлись в ожесточенном бою с мессершмиттами, однако теперь противниками И-16 выступали не хорошо знакомые Bf. 109B, а машины мо­дификаций «С» и «D», вооруженные четырьмя пулеметами калибра 7,92 мм. Командир 1 -и эскадрильи Редондо Мартин столкнулся в лобовой атаке с мессершмиттом, и испанский, и немецкий успели воспользоваться парашютами. 15-го числа группа И-16 атаковала над Вальделинаресом бомбардировщики SM.79 из 285-й эскадрильи III группы. Две Савойи было сбито, экипажу лейтенанта Ауорелио Поцци удалось спастись на парашютах. А все члены экипажа кап­рала Джулио Джиовани погибли, включая командира. В тот же день угнал истребитель И-16 к франкистам сержант Ареста Агуирри. Националисты заполучили не только исправный истребитель, но и пилота знакомого с его сильными и слабыми сторонами. После окончания гражданской войны Агуирре испытывал все самолеты И-16. выпущенные заводом Talleres Experimentales del Aire at Jerez de la Frontera.

18 июля исполнилась вторая годовщина с начала гражданской войны в Испании. В этот день ожесточенный воздушный бой произошел над Сари-оном. В нем приняло участие 16 истребителей И-16. эскортировавших группу И-15, и Фиаты из 18-й эскадрильи итальянской группы «Asso di Bastoni». Летчики «мосок» сбили командира итальянской группы капитана Антонио Фиерро, Фиерро выпрыгнул с парашютом. В свою очередь, сажая поврежденный в бою И-16 на аэродром Кампороблес погиб Ангел Бельмонте Регуллион. На следующий день в бою с Фиатами нашел свою смерть Эдуардо Гонзалез Касола. В бою 22 июня был сбит И-16 и Фиаты 2-го лейтенанта Дино Олиоси (летчик погиб), лейтенанта Джованни Гуидаччи. 2-го лейтенанта Франко Лучини (попал в плен). Все трое итальянских пилотов служили в 19-й эскадрильи группы «Asso di Bastoni».

Эстремадура

Южный фронт оставался стабильным чуть больше года, пока 20 июля 1938 г. сторонник Франко генерал Гонзало Куерпо де Ллано не предпринял серию атак в секторе Бласкуиц. За первые дни боев не было отмечено ни одного воздушного боя, но затем противодействие авиации франкистов стали оказывать летчики «Чато». Тем не менее, превосходство в воздухе сохранялось за авиацией республиканцев. Чтобы исправить положение в данный район была переброшена 1-я эскадрилья «Моска», которой командовал Жозе Редондо. Первый бой в этом районе летчики И-16 приняли 26 августа, тогда эскадрилья потеряла две «моски», сбитых летчиками группы 2-G-3 Игнасио Альфаро и Андресом Роблесом. В очередном бою 31 августа Игнасио Альфаро. Хорхе Мунтадас и Мануэль Васкуэс Сагастизабал сбили по одному И-16.

Окончательно попытки республиканцев завоевать господство в воздухе рухнули 2 сентября, когда франкисты без потерь со своей стороны сбили три СБ-2 и пять И-16. Все три бомбардировщика сбил в одной атаке сзади снизу Ангел Салас Ларразабал. На вираже Ангел Салас Ларразабал сбил еще и И-16 командира 1-й эскадрильи Хозе Редондо. По одному И-16 сбили Мануэль Васкуэс, Луис Алькокер. Карлос Байо и Эстебан Ибарече. Основной накал воздушной войны сместился к реке Эбро.

Битва при Эбро

Четыре дивизии республиканцев форсировав Эбро 25 июля 1938 г. перешли в решительное наступление. Продвижение республиканцев удалось остановить в районе Лос-Атлос-де-лос-Аутс и Ампосты.

С целью завоевать превосходство в воздухе на аэродром Ведерелл перебросили 1-ю эскадрилью Рамона Химинеса, а в Пла-де-Кабра - 2-ю эскадрилью Хулио Перейры и 3-ю эскадрилью Хозе-Мария Браво. В Вендерелле также появились истребители И-16 5-й «советской» эскадрильи и 6-й эскадрильи Франциско Мероньо. Уже после начала сражения стала формироваться 7-я эскадрилья, командиром которой получил назначение Жозе Паиг.

К началу августа в этом районе усилилась также и истребительная авиация франкистов. 1 августа в воздушном бою И-16 сбил Фиат CR.32 с бортовым номером «3-100» из группы 3-G-3, летчик Энрике Мунаиз де Бреа погиб. Республиканцы также потеряли один истребитель: Висенте Бельтран из 3-й эскадрильи сорвался в плоский штопор, облетывая И-16 после ремонта. Бельтран удачно воспользовался парашютом. В течение всего следующего дня в воздухе вспыхивали спорадические воздушные бои, однако крупных схваток не отмечалось. 13 августа сошлись группа новейших четырехточечных И-16 тип 10 и мессершмитты Bf.109D из легиона «Кондор». Немецкие пилоты заявили о семи сбитых «москах». однако достоверно республиканцы потеряли всего один И-16, его пилот Луис Сирвент выпрыгнул с парашютом. 14 августа ожесточенный воздушный бой произошел над Гандесой. «Моски» из 1-й, 3-й и 4-й эскадрилий атаковали Фиаты CR.32 из группы 3-G-3, которые сопровождали эскадрилью бомбардировщиков Не-111Е. В завязавшейся схватке были сбиты И-16 летчиков Мануэля Фернандеса и Эдуардо Фернандеса Прадо, оба пилота погибли. Франкисты также потеряли два Фиата: бортовой номер «3-75», летчик аспирант Хозе Мессия Лессеп погиб и бортовой номер «3-127», летчик капрал Карлос Байо попал в плен. Тяжелораненый аспирант Алонсо Фаринья с трудом привел свой CR.32 с бортовым номером «3-139» в Пуиг-Морено. Через два вновь состоялся воздушный бой И-16 из 3-й и 4-й эскадрилий с Фиатами, одну подтвержденную победу одержал Таразона.

21 августа пилоты И-16 столкнулись с Фиатами, которые пилотировали итальянцы. В результате над Виллалба-де-Лос-Акрос погиб сержант Альжо Бракко из 19-й эскадрильи «Асов ди Бастони». Попал в плен капрал Карло Бонифачи из 26-й эскадрильи группы «La Cucaracha». Наконец, 2-й лейтенант Пио Томазелли с трудом посадил тяжелоповрежденный самолет в расположении франкистов. При вынужденной посадке его истребитель развалился, на части.

На следующий день летчики республиканцев получили довольно неожиданный для себя приказ: уклоняясь от боев с истребителями противника, приложить максимум усилий для атак бомбардировщиков. Тем не менее, воздушные бои истребителей продолжались. В день получения приказа был сбит И-16 Хозе Гаскона Юста, а «моска» Хуана Батисты Бадии Зориллы совершила посадку на территории противника, летчик попал в плен. В то же время Франсиско Таразона сбил Фиат CR.32 с бортовым номером «3-97» (летчик Фернандо Арричия Бельзунчи), а Хозе-Мария Браво отправили на землю CR.32 с бортовым номером «3-135» (летчик Хоакин Чапаприета).

Неделя относительного затишья завершилась 4сентября, когда «моски» серьезно повредили один из Фиатов CR.32 сержанта Франческе Паничи из XXIII группы «Asso de Bastoni». Паничи совершил вынужденную посадку в Мекуинензе и попал в плен. Следующий день для летчиков 3-й эскадрильи выдался неудачным. «Моски» выполнили три боевых вылетов, не сбили ни одного самолета противника, зато два И-16 было разбито при посадках. Несколько успешнее действовали пилоты 5-й эскадрильи, сумевшие, не взирая на противодействие Фиатов, сбить один бомбардировщик Не-111Е. Двумя днями позже «моски» сбили Bf. 109D. летчик мессершмитта лейтенант Мартин Лютц погиб.

9 сентября на встречных курсах столкнулась группа И-16, сопровождавших И-15 и СБ. и эскадрилья мессершмиттов, эскортировавших фоторазведчик Do-17F. Атакой снизу «моски» сбили один истребитель противника. В бою принимал участие самый старый на тот момент И-16 республиканских ВВС: на самолете с бортовым кодом «СМ-010» летал Хозе Луис Лопес де Санта-Мария из 4-й эскадрильи. Помимо мессершмитта в бою был сбит и И-16 с бортовым кодом «СМ-242», Хозе Гарсия Саез погиб. В течение нескольких последующих дней «моски» сопровождали группы И-15 и СБ-2. не встречая противника в воздухе.

19 сентября Лопес де Санта-Мария сменил свой раритетный «СМ-010» на более новый И-16 с бортовым кодом «СМ-175». Полетать ему но новой машине удалось всего сутки - уже на следующий день в полете над аэродромом Вендрелл у истребителя отказал двигатель. Летчик отделался серьезными ранениями. В тот же день сел на вынужденную после полной выработки топлива Рамон Гандия Муньос, его И-16 пришлось списать.

Первые И-16, оснащенные «родными» двигателями Райт «Циклон» R-1820-F54 и кислородными масками 4-я эскадрилья получила 21 сентября. Считалось, что эти самолеты смогут составить достойную конкуренцию мессершмиттам на больших высотах. 22-го числа «моски» совершили несколько боевых вылетов. В первом вылете И-16 из 2-й и 3-й эскадрилий над Ганедеса-Корберой вступили в бой с бомбардировщиками Не-111E, которые сопровождали истребители Фиат CR.32. По непроверенным данным был сбит один Фиат. На посадке выкатился за пределы полосы и встал на нос истребитель Луиса Сервента. Во втором вылете истребители 3-й, 4-, 6-й и 7-й эскадрилий сопровождали бомбардировщики СБ-2. Над Вента-де-Кампосинес «моски» вступили в бой с Фиатами и мессершмиттами. В ходе боя И-16 Луиса Мпаргалифа из 3-й эскадрильи столкнулся с горой, а франкисты потеряли CR.32 с бортовым номером «3-122» из группы 5-Е-З, летчик Педро Мартино де Ируйо погиб. До 1 октября авиация из-за плохой погоды практически не летала. 1 октября в коротком бою получил повреждения CR.32 сержанта Идо Гона из группы «Asso de Bastoni». Гона посадил свой Фиат в расположении республиканцев и попал в плен. На следующий день 3-я и 4-я эскадрильи сменили место базирования, перелетев на аэродром Балле. В тот же день с Валлса «моски» летали на сопровождение И-15 в сектор Карбера. В воздухе группу самолетов республиканцев перехватили Фиаты. Был сбит И-16 Луиса Сирвента, сам Сирвент получил ранения. Алваро Питарч Эскориэла с трудом привел поврежденный И-16 в Риус, самолет был полностью разбит на посадке. Победы в том воздушном бою одержали Аристид Гарсия и бельгийский доброволец Родольф Хенрикурт. По иронии судьбы последний нашел свою смерть, воюя в составе RAF со своими бывшими камрадами по легиону «Кондор». Франкисты потеряли в бою Фиат с бортовым номером «3-140», летчик Антонио Оливера Фернандес погиб. На следующий день был сбит И-16 Хозе Гутиерреса Чикланы из 7-й эскадрильи, летчик выпрыгнул с парашютом и остался в живых.

Ожесточенные воздушные бои разгорелись на следующий день, когда Франциско Мероньо из 6-й эскадрильи сбил самолет Хулио Сальвадора. Сальвадор выпрыгнул с парашютом, но приземлился прямо в руки республиканцев. В том же бою заклинил из-за прямого попадания двигатель на истребителе Гарсия Морато. Морато спланировал в расположение франкистов. Морато был уверен, что его самолет поразил кто-то из пилотов И-16, однако из мотора вытащили пулю калибра 12,7 мм - он едва не стал жертвой кого-то из своих коллег, летавших на CR.32.

4 октября лейтенант Сабино Кортиза сбил Bf. 109 (бортовой номер «6-67») Отто Бертрама, за товарища отплатил Вернер Мёльдерс, сбивший над Аско «моску» сержанта Хозе Тебара Виллара. В последующие несколько дней воздушных боев не отмечалось, однако республиканцы один И-16 потеряли: Никомидес Кальво Агуляр столкнулся на посадке с ...ослом! 13 октября летчики 4-й эскадрильи летали на сопровождение бомбардировщиков СБ-2 в налете на Гандесу. На маршруте самолеты республиканцев атаковал мессершмитты. сбившие одну «моску». В последующие несколько дней пилоты 4-й эскадрильи записали на свой счет четыре CR.32, ни одна из этих побед не подтверждается данными франкистов. Затем плохая погода приковала авиацию к земле на 12 дней.

Большая группа самолетов сформировала боевой порядок над Барселоной 28 октября. Авиации предстояло поддержать действия интербригад. В налете принимали участие и истребители И-16. 30-го октября «моски» из 3-й, 4-й и 6-й эскадрилий взлетели на перехват группы бомбардировщиков, которые сопровождали истребители Фиат. Согласно данным республиканцев в воздушном бою было сбито три CR.32, однако подтверждается лишь потеря одного Фиата Клаудио Соларо из XVI группы «La Cucaracha». Соларо выпрыгнул с парашютом и попал в плен. В тот же день повреждения получил И-16 Таразоны, летчик виртуозно посадил самолет с остановившимся двигателем на аэродром, истребитель при посадке не пострадал.

31 октября в воздух поднялись И-16 из всех эскадрилий. Самолеты сопровождали ударные И-15, которые пулеметным огнем штурмовали войска противника, атаковавшие позиции республиканцев в районе Сиерра-де-Кабаллс. Над Сиерра-де-Кабаллс разгорелся ожесточенный воздушный бой - И-16 отвлеклись от выполнения основной задачи и набросились на бомбардировщики Не-111E и SM.79. которые также подтянулись в этот район. Самолеты франкистов сопровождали истребители Фиат CR.32. Пилоты И-16 уничтожили один Не-111E ценой потери одной «моски» (франкисты заявили о четырех сбитых И-16) - был сбит И-16 лейтенанта Франсиско Паредеса Мартинеса. Мартинес был ранен, получил ожоги, но, тем не менее, сумел покинуть горящий истребитель и благополуч­но приземлился на парашюте.

3 ноября летчики 30-й эскадрильи внезапной атакой сбили мессершмитт, который упал прямо в акваторию порта Лос-Альфагуэс. Вечером «моски» перехватили разведчик Do-17F, сбить не смогли, но дырок понаделали. На следующий день летчикам опять напомнили о необходимости бить бомбардировщики, а не драться с истребителями противника. Впрочем, у пилотов И-16 чаще всего просто не имелось выбора - истребители противника навязывали бой сами. Прикрывая И-15. «моски» подловили Bf.109 над Лас-Розас. Со своей стороны республиканцы потеряли И-16 лейтенанта Сабино Кортизо. Кортизо добрался до земли на парашюте. На следующий день бомбардировщики Не-1 IE нанесла неожиданный удар по аэродромам базирования И-16 - Реусу, Валлсу и Вендреллу. В результате налета был уничтожен И-16 с бортовым номером «СМ-177» из 4-й эскадрильи, несколько И-16 получили повреждения.

8 ноября самолеты 3-й и 4-й эскадрилий снова летали на сопровождение И-15, и снова дрались с Фиатами и мессершмиттами. Был сбит один И-16 из 7-й эскадрильи. Вечером бомбардировщики Не-1 НЕ повторили налет на аэродромы базирования истребителей И-16. Две «моски» потеряла на земле 3-я эскадрилья. 12 ноября республиканцы начали отвод своих войск с правого берега реки Эбро. Налеты бомбардировщиков франкистов на переправу через Эбро отражали истребители 3-й и 4-й эскадрилий. Летчики 4-й эскадрилий сбили Фиат, однако и Амалио У кар Артече разбил И-16 при вынужденной посадке. 18 ноября в учеб­ном бою с Ангелом Санзом не справился с управлением «моски» Доминго Аррес Серрано - самолет вертикально воткнулся в землю вместе с пилотом.

Неделей позже, 24 числа, в воздушном бою с Фиатами погиб сержант Феликс Монге Хортикуэла. В том же бою был сбит CR.32 капрала Джованни Аккорди из группы «La Cucaracha», итальянец сел на вынужденную на своей территории. 30 ноября, в один из последних дней сражения при Эбро, «моски» сбили над Валлсом CR.32 Уго Биссаньера из группы «La Cucaracha», Биссаньер выпрыгнул с парашютом и попал в плен.

Каталонская кампания. Конец

Несколько дней затишья франкисты использовали для перегруппировки своих войск. Наступление в Каталонии возобновилось 17 декабря, удар наносился в направлении Барселоны.

21 декабря с аэродрома Балле взлетели по тревоге «моски». В воздухе находилась группа бомбардировщиков Не-111Е из К/88. Хейнкели прикрывало большое количество мессершмиттов из 3J/88. Бомбардировщики без помех освободились от своего груза, а мессершмитты сбили И-16 с бортовым кодом «СМ-251» и тяжело повредили «моску» с бортовым номером «С М-170». Кроме того, буквально изрешеченным оказался И-16 с бортовым номером «СМ-165», летчик сержант Альфредо Фернандес-Виллалон был ранен в ногу и сломал несколько ребер. На следующий день в короткой схватке «моски» сбили CR.32 с бортовым номером «3-103»Рафаэля Мендизабеля Амезаги из 4-Е-З. летчик погиб. 24 декабря летчики И-16 сбили над Кастельдансом очередной Фиат, на сей раз их жертвой стал сержант Джузеппе Марин из 25-й эскадрильи группы «La Cucaracha», пилот погиб. 26 декабря пришел черед командира «Кукарачи» подполковника Дуччио Тессари, который не смог дотянуть поврежденный в бою Фиат до линии фронта. 28 декабря звено И-16 из 3-й эскадрильи в составе Франсиско Тарразоны, Хозе Бальсы и Мануэля Монтиллы атаковало над Кастельданой группу бомбардировщиков SM.79 и истребителей CR.32. Был сбит один Фиат, летчик сержант Альдо Гасперини погиб. Двумя днями позже самолеты 3-й эскадрильи сопровождали И-15 и, как обычно, вступили в бой с Фиатами и мессершмиттами. Анхел Санц закрутил сумасшедшую карусель с Фиатом, который пилотировал сержант Уго Заннер из 24-й эскадрильи группы «La Cucaracha». Республиканец оказался более удачлив - самолет Заннера упал недалеко от Фраги, летчик погиб.

4 января 1939 г. 4-я эскадрилья атаковала группу бомбардировщиков Не-11 IE. Хейнкель был сбит, но свою смерть нашел и пилот И-16 сержант Джиллермо Фернандес Альдапе. На следующий день «моски» 4-й эскадрильи дрались с Bf. 109D. Повреждения получил И-16 сержанта Франсиско Белингуэра Лладера, однако летчик дотянул машину до аэродрома Вендрелл.

4-я эскадрилья перебазировалась в Реус с задачей прикрывать высадку в Барселоне подкреплений, прибывающих в Центральную зону. На следующей день особой активности авиации не отмечалось, но И-16 с бортовым номером «СМ-222» Сабино Кортизо из 4-й эскадрильи был сбит мессершмиттами над морем недалеко от Барселоны. Ближе к вечеру пара Лопес де Санта-Мария и Лучано Табернеро Герреро атаковали группу Не-111Е и Bf. 109D. Испанцы сбили один мессершмитт. 25 января в воздух с аэродрома Ла-Гаррига поднялись последние пригодные к полетам И-16. Истребителям предстояло сопровождать И-15, конечно же они были перехвачены самолетами противника - Фиатами из «La Cucaracha». Республиканцы сбили два CR.32 - сержанта Луиджи Катены и капрала Марино Маси. Истребитель Маси стал последним CR.32, сбитым в воздушном бою гражданской войны в Испании.

Франкисты вошли в Барселону 26 января, не встретив сопротивления. Продвижение больше напоминало военный парад - республиканцы были полностью деморализованы. В тот же день столкнулся с деревом на взлете с аэродрома Ла-Гаррига сержант Лопес де Санта-Мария, летчик получил серьезные ранения, а И-16 с бортовым кодом «СМ-255» был полностью разбит. Некоторые пилоты, чьи семьи находились в восточной части Испании, 1 февраля улетели с аэродрома Ла-Гаррига. На маршруте их перехватили истребители франкистов, сбив двух -16 в районе Паламос, другие сумели добраться до Каталонии.

В последующие дни в войсках республиканцев начался коллапс. Армия распалась на мелкие отряды, прокладывающие себе путь к французской границе. Воздушные бои фактически прекратились. Уцелевшие самолеты республиканцев концентрировались на аэродромах Фигуэрас и Виллаюга. Аэродромы подвергались ударам франкистской авиации. В конченом итоге во Францию удалось перелететь всего двум И-16, остальные были уничтожены на земле в результате налетов или приведены в неисправное состояние летчиками и техниками. Некоторое количество исправных истребителей И-16 франкисты смогли захватить на других аэродромах.

В конце 1938 г. используя богатый опыт ремонта и восстановления «мосок», на заводе SAF-15 началось серийное производство И-16 тип 10. Известно, что до конца года завод выпустил несколько самолетов, получивших бортовые коды, начинавшиеся на «СН». Фотографий этих истребителей не сохранилось, не известно как они были окрашены. Франкисты обнаружили на заводе в Ла-Рабаса значительное количество истребителей И-16 на разных стадиях изготовления, кроме того, на заводе хранились большие запасы двигателей и запасных частей. Новым хозяевам удалось собрать 30 истребителей, еще 22 И-16 в исправном состоянии было захвачено в качестве трофеев. Таким образом, на вооружение Ejercito del Aire поступило 52 истребителя И-16, последние два из них списали только в 1953 г.

ИСТРЕБИТЕЛИ И-16 В ВВС ФРАНКИСТОВ И EJERCITO DEL AIRE

Первое появление истребителей И-16 в небе Мадрида произвело сильное впечатление на командование ВВС националистов. Высокая скорость моноплана позволяла ему диктовать условия воздушного боя. Неудивительно, что первый же И-16, захваченный в исправном состоянии, был немедленно доставлен на аэродром Севилья-Таблада. На истребитель нанесли опознавательные знаки ВВС франкистов и идентификационный код «1-W-1». Первый полет на нем продолжительностью 20 минут выполнил капитан Хесус Рубио Паз по прозвищу «Satanas Moreno Guerra». На следующий день «сатана» выполнил еще два полета общей продолжительностью 30 минут.

Через три месяца, 15 июля, летчик-республиканец Жозе Луис де Арести, только что вернувшийся в Испанию после прохождения курса обучения в Кировобадском авиационном училище, взлетел по тревоге с аэродрома Эль-Кармоли. Вместо того, чтобы отразить вместе с товарищами налет авиации противника на Картахену, де Арести взял курс на Африку. Летчик посадил И-16 на аэродроме Ла-Рестига. Самолет остался абсолютно исправным. После осмотра и заправки топливом «моску» перегнали в Табладу, где на истребители нанесли «чужие» опознавательные знаки и идентификационный код. Еще один И-16 до­стался франкистам 13 сентября 1938 г., когда сержант Андрее Фиерро Мена из 3-й эскадрильи 21-й группы заблудился и сел на аэродром Альменар в провинции Ленда. Все трофейные И-16 собрали на базе Табалда, однако один из них взял себе командир группы 3-G-3 Хоакин Гарсия Морато. В конце 1938 г. на аэродроме Сарагоса Мора-то показывал самолет в воздухе летчикам J/88 легиона «Кондор». Эту «Рату» также часто демонстрировали курсантам школы летчиков-истребителей. Существуют данные, что самолет в разное время базировался на аэродромах Галлур и Вальядолид, информация официально не подтверждена.

К концу войны, 1 апреля 1939 г.. победителям досталось 22 истребителя И-16 типов 5, 6 и 10 в пригодном к полетам состоянии. Самолеты получили идентификационные коды с «1W-1» по «1W-22». Франкистам достался также один УТИ-4 и два «Mosca Hispana Escuela» - испанский вариант УТИ-4 выпуска завода SAF-15, все три машины были захвачены на аэродроме летной школы в Эль-Кармоли. В заводских цехах победителям досталось не менее 35 истребителей И-16 в окончательной стадии сборки, большое количество двигателей и запасных частей.

Рабочих, оборудование и запасы материалов по железной дороге перевезли в Севилью, где размещался завод знаменитой фирмы Испано-Сюиза. Незаконченные сборкой самолеты перевезли в Taller Experimental del Aire, этот завод принадлежал фирме Гонсалес-Биасс из Херес-де-ла-Фронтера и занимался восстановительным ремонтом истребителей Не-51 ВВС националистов. После монтажа сборочной линии завод достроил 30 истребителей И-16, они получили идентификационные коды с «1W-23» по «1W-52». Остальные незаконченные самолеты были разобраны на запасные части. Первые 22 трофейных И-16 поступили на вооружение группы 1W, затем обозначение группы изменилось на Grupo 28 de Caza. Группа базировалась на аэродроме Сон-Сон-Хуан на острове Майорка. Командовал группой коммандант Паулино Леон Тригирос.

Истребители получили камуфляжную окраску по типу истребителей CR.32 - базовый песочный тон с зелеными пятнами неправильной формы, нижние поверхности - светло-голубые. Красно-желтые кокарды опознавательных знаков наносились на верхние и нижние поверхности плоскостей крыла. На бортах фюзеляжа наносились черные круги, на фоне кругов на некоторых самолетах красной или белой краской иногда изображалась эмблема Фаланги.

Жизнь Grupo 28 de Caza оказалась короткой. С завершением в 1941 г. достройки задела И-16 было принято решение собрать все истребители этого типа в одном соединение. В период эксплуатации «Рат» на Майорке самолеты продолжали демонстрировать свой норовистый характер, в частности нередко вставали на нос при посадках. Тем не менее, серьезных инцидентов не было. Потерян был только один истребитель: 24 сентября 1940 г. недалеко от деревни Петра разбился лейтенант Хайме Реал Руллан.

В школе летчиков-истребителей на аэродроме Реус имелось не менее двух И-16, один одноместный и один УТИ-4 с бортовым кодом «1W-4».

Окончательная сборка И-16 велась в четырех ангарах на аэродроме Ла-Парра. Первый самолет подготовили к полету 14 сентября 1939 г. В воздух самолет поднял летчик-испытатель Хозе Луис де Арести. Уже в первом полете выпускник Кировобадского авиационного училища продемонстрировал экстраординарный пилотаж на отнюдь не новом для себя типе истребителя. Темп выпуска истребителей рос, поэтому компанию де Арести в облете новых самолетов составил Эдуардо Фиораванти.

Осенью 1940 г. началась реорганизация подразделений Ejercito del Aire. В результате 28 Grupo de Caza передала свои И-16 вновь сформированной 26 Grupo de Caza, местом базирования которой был определен аэродром Таблада, где уже сидели CR.32 из 23 Grupo de Caza. С Майорки в Табладу перелетели 20 И-16, один, как отмечалось выше разбился в авиакатастрофе, еще один потерпел аварию при посадке, к счастью без жертв. Новые самолета группа получала по мере завершения их изготовления.

Приказом от 19 июля 1940 г. в 26-го группу зачислили новых летчиков: лейтенантов Эдуарде Мартинеса Пасалодоса, Хоана Карбо Амиго, аспирантов Мануэля Посада Гомеса, Антонио Мартинеса Морилльона, Хавьеара Гилберта Амора, Бартоломье Фернандеса Горостицу, Хозе Креспо Риваса, Хоакина Олано Лопеса и Анхеля Иллера Гарсия.

В мае 1941 г. проходили съемки кинофильма «Эскадрилья», посвященного недавно завершившийся гражданской войне. Натуру снимали на аэродроме Таблада, участниками картины стали базировавшиеся здесь истребители Фиат CR.32 и Поликарпов И-16. «Раты» пилотировали лучшие летчики Хулио Сальвадор, Аркуэта, Бенгоа. Лука де Тина, Лоренцо, Карбо, Арауйо, Принс, Алое и Бискойн. Киношные бои между двумя типами истребителей, продолжавшиеся до июля, представляли столь захватывающее зрелище, что даже Сальвадор сказал: «Никогда не видел ничего подобного, даже на войне». Высшей точкой кине­матографической войны стала воздушная дуэль между капитаном Хулио Сальвадором и аспирантом Хозе Луисом Арести. Съемки велись с самолетов Бюккер Ви-131 «Юнгман» и Ромео Ro.41. К сожалению операторам не дали снять пожар в полете «Рата» аспиранта Хавьера Весоайна Арбиллы, и прыжок с парашютом летчика И-16.Сценарий предусматривал, естественно, потерю самолета, однако летчики категорически отказались губить вполне боеспособный истребитель. «Раты» не перекрашивали для съемок - они летали в «полной форме» новых испанских ВВС.

В июле на аэродроме Табалда вернулась размеренная жизнь. Правда трудно считать обыденностью гибель в авиакатастрофе на посадке лейтенанта Хозе Марии Фернандеса, лейтенант летал на самолете с идентификационным кодом «1-W-26». Испанцы считали И-16 самолетом, очень строгим в пилотировании. Шанс лишний раз в этом убедиться предоставился 17 октября лейтенанту Мигуэлю Энторно. который из-за технических неполадок совершил вынужденную посадку в Таблада. Энторно неважно начал свою карьеру на сложном в пилотировании самолете. Никто тогда не мог предположить, что Энторно станет одним из лучших, если не лучшем, летчиков-испытателей Испании.

В годы второй мировой войны группа один за одним теряла И-16 в летных происшествиях, произошло также две катастрофы. Самолет лейтенанта Антонио Бласко Карбонелл после потери скорости на взлете рухнул в реку Гвадалквивир. Имевший бортовой номер «1W-44» самолет капитана Виценте Арагонесиси упал между шоссе Талвес и населенным пунктом Лора-дель-Рио.

В июле 1942 г. командование полком «Рат» принял капитан Рамон Санчес Себрерос. Капитан Санчес по прозвищу «Эль-Нино» предпринимал огромные усилия, чтобы поддерживать в пригодном к полетам состоянии максимально возможное количество самолетов. В тот период пилоты летали мало из-за нехватки топлива. Летчики теряли навыки, и поэтому едва ли каждый полет И-16 всегда приносил с собой массу проблем. Особенно часто самолеты становились на нос при посадке.

В годы второй мировой войны истребители И-16 из авиационного училища в Мороне были закреплены исключительно за инструкторами, в то время как пилоты 26-й группы летали исключительно редко. Налета едва хватало лишь для поддержания минимально необходимых навыков пилотирования самолета. По оценке самих испанцев для нормальной эксплуатации истребителей И-16 требовались «великолепные инженеры и летчики-эксперты». Неудивительно, что согласно официальным данным в декабре 1945 г. на вооружении осталось только 27 И-16; 21- в составе 26-й группы на аэродроме Таблада, два - в авиационном училище в Мороне и четыре -на ремонте в мастерских Севильи.

В 1945 г. ВВС Испании перешли на новую систему обозначения. «Рата» получила индекс С.8. Изменилась и окраска - светло-голубой низ, верх и боковые поверхности песочного цвета с зелеными камуфляжными пятнами неправильной формы. Опознавательные знаки в виде красно-желтых кокард наносились на борта фюзеляжа и верхние и нижние поверхности плоскостей крыла. Идентификационный код представлял собой обозначение «С.8», за которым следовал старый номер самолета, еще со времен группы 1W, к примеру - «С.8-25». Код наносился на киле.

Количество «Рат», состоявших на вооружении испанских ВВС в 1946 г. оставалось неизменным, но в 1947 г. сократилось до 15 пригодных к полетам самолетов. В конце мая командование 22-й группы (бывшая 26-я группа) проинформировали о предстоящем в следующем месяце визите в Испанию Эвы Дуарте Перон. жены президента Аргентины генерала Хуана Доминого Перона. Дама должна была прибыть в Испанию самолетом DC-4. Первоначально планировалось, что торжественный эскорт обеспечат истребители CR.32 из 23-й группы, но нашлись умные головы, которые сравнили скорости полета бипланов и современно­го по тем временам пассажирского моноплана. Функции истребителей торжественного эскорта решили возложить на И-16 из 22-й группы. Начались тренировки, в ходе которых произошли все мыслимые и немыслимые происшествия. Все летчики, включая командира группы команданте Хуана Прието, выполнили, как минимум, по одной вынужденной посадке за пределами аэродрома. Утром 8 июня девятка «Рат» во главе с команданто Прието взлетела с аэродрома Ла-Гасиенда-де-Донана. Над аэродромом самолеты заложили вираж в ожидании подхода со стороны Канарских островов DC-4 с Эвой Перон на борту. Прието неожиданно для остальных летчиков группы дал полный газ, в результате парадный строй истребителей развалился. Строй смогло удержать только третье звено, которое встретило Дуглас и эскортировало его до Севильи. Летчики вернулись в Табладу, где их уже ожидали шестеро менее везучих товарищей. Впрочем пилоты третьей тройки оказались не столь уж и везучими - встречали и эскортировали они не самолет Эвы Перон, а самолет с багажом Эвы Перон! Самолет жены аргентинского диктатора пилоты не заметили.

Очередная встреча с «Ла Пероной» предстояла летчикам 16 июня. В этот день Эва Перон должна была самолетом DC-3 авиакомпании «Иберия» лететь из Севильи в Гренаду, а пилоты 22-й группы - сопровождать самолет с высокой гостьей. Командовать эскортом истребителей опять назначили команданте Прието. Удача отвернулась от командира группы уже на взлете - рука сорвалась со штурвальчика уборки шасси. Прието сильно повредил руку, настолько сильно, что не мог держать свое место в строю. Он приземлился в Эль-Коперо. Прието в ярости катался по земле, увидев в какую кучу малу превратился строй истребителей. Эва Перон опять не получила почетного сопровождения.

19 июня Перониха покидала Севилью. Казалось - теперь то уж все получится! Аэродром Таблада, где базировались И-16, расположен недалеко от Севильи, поэтому организовать встречу самолетов в воздухе было значительно проще. Команда истребителям на взлет, тем не менее, поступила слишком рано. «Раты» кружили над аэродромом в ожидании появления DC-3. Летчики сожгли в виражах большую часть горючего, из-за чего эскортировали высокую гостью всего пять минут. Лучше так, чем никак.

Столь провальное эскортирование самолета с Эвой Перон поставило вопрос ребром о необходимости модернизации пригодных к полетам истребителей С.8. Работа была поручена капитану Тордесилласу из авиаремонтных мастерских в Севилье. Вот как описывал сложившуюся ситуацию сам Тордесиллас:

- Прежде всего собрал все самолеты данного типа в Севилье на базе Maestranza Aerea. Те, которые способны летать - перегнали по воздуху, остальные - доставили по реке. Я облетал истребитель «С.8-43», эта машина с технической точки зрения считалась одной из лучших. Фюзеляж самолета был окрашен в голубой цвет, капот -цвета металла. В наборе высоты на истребителе сильно грелся двигатель, топливо сгорало не полностью из-за чего за машиной в полете тянулся шлейф черного дыма. Итак, я понял:

первым делом требуется улучшить охлаждение двигателя.

- Произошел случай, когда при взлете с мокрого травянистого поля Таблады самолет начал заваливаться на левое крыло. Тенденцию к опрокидыванию я парировал, изменяя режим работы двигателя. Самолет трижды пытался завалиться на крыло. Я смог взлететь только на максимальных оборотах двигателя, дав до упора правую ногу. На сей раз «Рата» чудом не чиркнула по земле уже правым крылом. Я понял - следует обратить внимание на улучшение управляемости самолета на земле.

- После серии полетов, я организовал совещание с участием команданта Гарсия Переза, командования 22-й группы и летчиков, имевших опыт полетов на самолетах данного типа. Сообща мы выработали направления модернизации:

Плохой обзор вперед: обзор вперед можно уменьшить заменой гнутого козырька фонаря кабины граненым, по типу используемого на самолетах CR.32. Телескопический прицел заменить кольцевым рамочным.

Перегрев двигателя: установить на истребитель маслорадиатор от двигателя Альфа Ромео-126 с бомбардировщика SM.79.

Шасси: основные опоры шасси убираются вручную, для уборки шасси требуется выполнить 30-40 полных оборотов штурвальчика, смонтированного по правому борту кабины летчика. Отмечались случаи неровной намотки тросов опор при уборке шасси, после чего при выпуске стойки зависали в промежуточном положении. Причина перехлеста тросов - в разболтанных механизмах. Для нормальной работы требуется усилить конструкцию механизма уборки основных опор шасси и производить его осмотр перед каждым полетом.

Тормоза: Тормоза в целом работоспособны, следует лишь следить за одинаковым натяжением тросовой проводки к тормозам в обоих опорах шасси. Разное натяжение тросов провоцирует самолет при торможении к капотированию.

Устойчивость: самолет вообще не имеет триммеров, поэтому если истребитель из-за индивидуальных особенностей склонен к самопроизвольному движению относительно одной из осей, то летчику постоянно приходится парировать это движение в полете отклонением рулей. Следует установить на рулях и элеронах пластины-компенсаторы, позволяющих регулировать устойчивость самолета. В полете на больших скоростях усилия на ручке управления и педалях чрезмерны.

Рулежка: Рулить на самолете крайне плохо из-за жестких амортизаторов основных опор шасси и узких пневматиков высокого давления. Трудности вызывает и взлет. Перед взлетом, как обычно, правая рука находится на ручке управления, левая - на секторе газа. После взлета, сектор газа необходимо зафиксировать специальной защелкой, перехватить ручку управления левой рукой, а правой - совершить 30-40 оборотов тугого штурвальчика уборки шасси. Зато после уборки шасси «Рата» летает словно ангел.

Риск опрокидывания на нос: Желание самолета встать на нос на посадке или на рулежке - самая большая неприятность, которую способен преподнести этот самолет. Первой при полном капотировании самолета страдает кабина летчика, вероятность гибели при этом пилота остается высокой. Желательна установка противокапотажной рамы из трех стальных труб, сваренных треугольником, кроме того включения бронеспинки с креслом летчика в конструкцию противокапотажной рамы. Верхняя часть рамы должна находится на 12 см выше головы летчика.

- Все доработки были проведены на самолете С.8-4, я поднял его в воздух в середине августа. В полете на малой высоте я не уставал изумляться насколько изменилась машина: прекрасный обзор вперед, температура масла в пределах нормы, двигатель работает как часы, никакого темного шлейфа за самолетом не тянется. Самолет легко выполнил все фигуры высшего пилотажа. Посадка прошла нормально.

- Я передал самолет для облета команданту Паэзу и летчикам из 22-й группы. Все остались довольны. Группа получила 13 одноместных «Рат» и одну двухместную, после чего вновь обрела боеспособность. Летчики стали помногу времени проводить в небе, отрабатывая высший пилотаж и групповую слетанность в ожидании визитов высоких гостей. Группа самолетов «Рата» принимала участие в парадах в честь Дня победы в гражданской войне, юбилею военно-морских сил. К дальнейшей истории истребителя И-16 в испанских ВВС я уже не имел никакого отношения.

В дополнение к воспоминаниям летчика следует заметить, что повсеместной практикой стал демонтаж фюзеляжных пулеметов из-за проблем с синхронизацией. Совершенно точно установлено, что в период с августа 1946 г. по декабрь 1948 г. в Табладе базировались истребители И-16 с бортовыми кодами С.8-12, 23, 25, 26, 27, 28, 29, 33, 34, 35, 37, 39, 41,42, 43, 44, 45 и 52. На конец 1946 г. 22 самолета считалось пригодными к полетам, они базировались в Табладе; еще пять проходили технический осмотр и ремонт в Севилье. Самолеты с бортовыми кодами «С.8-16» и «С.8-38» базировались в Мороне.

В 1947 г., до осени, служба И-16 в ВВС Испании шла, как здесь говорят, «без трудностей, но и баз славы». Однако в конце сезона один И-16 разбился на посадке. Пригодными к полетам числилось 15 самолетов, остальные находились на ремонте или просто простаивали по причине нехватки запасных частей.

Трагический случай имел место под занавес 1948 г. Лейтенант резерва Франсиско Хозе Диас на самолете «С. 8-29» совершал утром 29 декабря тренировочный полет в составе группы, которую возглавлял командант Гарсия Перес. Неожиданно «Рата» Диаса перешла прямо над аэродромом Таблада в вертикальное пикирование. Самолет врезался прямо в центре летного поля, летчик не предпринял видимых попыток покинуть машину.

Потери «Рат» в летных происшествиях и катастрофах продолжались. В конце 1949 г. в воздух поднималось всего восемь истребителей, шесть из Таблады, два - базировались в Мороне. Пятнадцать самолетов находилось на ремонте. К концу 1950 г. в воздух поднималось только два И-16, один -из Таблады, второй - из Морона.

В 1952 г. отмечено всего два летных происшествия с участием истребителей И-16. Самолеты этого типа достаточно редко поднимались в воздух -испанцы стремились как можно дольше продлить срок эксплуатации и берегли ресурс. Одно из этих происшествий описал в письме Фермину Тордесиласу команданте Гарсия Перес:

- ...Севилья, 9 июня 1952 г. Дорогой Фермин, в субботу самолет капитана дель Рио трижды перевернулся, а мы имели случай дважды убедиться в эффективности противокапотажной рамы. Только благодаря этой конструкции два летчика сохранили себе жизни.

- При взлете самолет лейтенанта Лопеса Браво правой опорой шасси налетел на руль высоты и стабилизатор капитана дель Рио. Воздушный винт самолета Браво пропорол обшивку фюзеляжа второго истребителя. Дель Рио уже успел дать полный газ мотору, но после отрыва от земли истребитель сорвался в штопор, после которого трижды перевернулся.

Второе летное происшествие имело место 13 августа, летчик Александо Фери погиб.

Одним из летчиков, налетавших после окончания второй мировой войны значительное количество часов на И-16, являлся капитан Эдурдо Альварез де Рементерия. На самолетах С.8-12, 23, 24, 25, 26, 32, 37, 39, 41 и 43 он налетал 307 ч 08 минут. Де Рементария выполнил на И-16 рискованный высотный перелет по маршруту Севилья-Малага-Тетуан-Севилья, чтобы не замерзнуть он набил под комбинезон газеты.

Сразу после подписания с США Договора об оказании военной помощи в августе 1953 г. стало ясно - закат эпохи «Раты» наступил. На последнем исправном И-16 с бортовым кодом «С.8-25» летали самые опытные инструкторы училища в Мороне. В апреле и мае Мигель Энтрена провел показательные воздушные бои с истребителем CR.32 - испанские ВВС прощалась с «Чирри». 15 августа Энтрена последний раз поднял в небо «Рату». В его летной книжке появилась запись: «самый последний полет на самолете «Рата» из всех истребителей этого типа».

Помимо боевых подразделений и авиационного училища, имеется информация об использовании одного испанского И-16 для разного рода летных экспериментов в Centre de Estudios у Experiencias, расположенного на аэродроме Куатро-Винтос в окрестностях Мадрида. На этой «Рате» летали летчики-испытатели Гилберт, Бенедет и Арести.

Все «Раты» были утилизированы. К сожалению командование ВВС Испании того периода проявило недальновидность, не сохранив для истории хотя бы один самолет. Советское происхождение «Раты» здесь совершенно не причем. Испанцы легко пускали под нож финские, германские, итальянские, голландские, чехословацкие, польские, британские и американские самолеты. Возможность собрать уникальную коллекцию летательных аппаратов была бездарно упущена.

КИТАЙ

Гражданская война в Испании была еще в самом разгаре, когда «ишачки» появились совсем на другом краю света. На дальнем Востоке императорская Япония затеяла перекройку карты мира. Пробой мастерства самурайских портных выступил Китай. Чан-Кай-Ши любил русских вообще и товарища Сталина в особенности еще меньше, чем японцев, однако выбора у главы Гоминьдана не оставалось: он обратился за помощью в Москву.

Сталина крайне озаботили агрессивные действия японцев. Желание самураев оттяпать Дальний Восток и часть Сибири секретом не являлись ни для кого. Москва согласилась предоставить военную помощь Чан-Кай-Ши буквально через несколько дней после произошедшего в июле 1937 г. трагического инцидента у моста Марко-Поло. Сталин даже временно закрыл глаза на идеологию и предпочел забыть на время о массовой резне, устроенной китайским коммунистам представителями партии Гоминьдань. Старые «друзья», Италия и Германия, в военной помощи Чан-Кай-Ши отказали. Москва же предоставила не только военные материалы и боевую технику, но и направила в Китай добровольцев. 21 августа 1937 г. между Китаем и Советским Союзом был подписан сроком на пять лет договор о ненападении, в секретном приложении к договору СССР брал на себя обязательства поставить Китаю военную технику, включая самолеты. В период с октября 1937 г. по сентябрь 1938 г. Китай получил из Советского Союза 885 самолетов, к 1941 г. суммарное количество переданных Москвой самолетов увеличилось до 1250, 215 из них были истребители И-16 тип 5 и тип 10. Истребители И-16 стоили дорого. По китайским данным каждый самолет обходился в 40 000 долл. США. «Ишачки» прибывали в Китай в разобранном виде, сборка и облет осуществлялись в Урумчи. В Урумчи планировалось наладить производство И-16, однако по политическим мотивам от этого проекта отказались.

Альтернативным являлся вариант перегона самолетов в Китай своим ходом по маршруту Алма-Ата-Ланьчоу за лидеровщиками СБ-2. Маршрут протяженностью 2500 км пролегал над горами Тянь-Шаня и пустынными районами северо-западного Китая. Перелет по нему представлялся весьма рискованным мероприятием. Песчаные бури, облачность, туманы - обычные погодные условия для этого региона мира. Неудивительно, что в 1938 г. часть истребителей была доставлена в

Китай автомобильным транспортом на грузовиках ЗиС-5. В Хами самолеты собирали, после чего перегоняли через пустыню в Ланьчоу. Здесь на истребители наносили опознавательные знаки ВВС гоминдановского Китая. Китайцы дали И-16 собственное наименование «Яньтзу» - ласточка. Часть самолетов оставалось на месте для обучения китайских летчиков, а большинство направляли в самые горячие районы боевых действий.

Во второй половине ноября 1937 г. первая группа из 23 истребителей И-16 под командованием Прокофьева пересекла Китая с запада на восток. 21 ноября самолеты впервые поднялись в воздух для защиты Нанкина, который с 1927 г. считался столицей Китая, от налета японской авиации. В воздушном бою семерка И-16 сбила три японских самолета без потерь со своей стороны. Воздушные бои конца ноября -начала декабря 1937 г. продемонстрировали высочайшую выучку советских летчиков. Японцы уже не могли действовать столь свободно, период безраздельного господства в небе Китая авиации Страны восходящего солнца завершился. В начале 1938 г. в Китай прибыли еще две группы истребителей И-16. Уже после падения Нанкина к ним присоединилась группа истребителей-бипланов И-153. Перед этой группой стояла задача обеспечить ПВО Уханя, Нанчянга и ряда других городов. Воздушные бои становились все ожесточеннее, к примеру только над Уханем японцы потеряли 18 февраля 12 самолетов. Группа из 54 японских самолетов 29 апреля 1938 г. в день рождения императора Хирохито опять пыталась бомбить Ухань. В ходе длившегося примерно полчаса воздушного боя пилоты И-16 и И-153 сбили 21 самолет противника. Император получил не самый приятный подарок. Японцы, однако, не угомонились. Третий массированный налет состоялся 31 мая. Поклонники сакэ и икэбаны потеряли еще 14 самолетов. Действия советских летчиков оказались настолько эффективными, что Токио по дипломатическим каналам попросил Советское правительство отозвать своих «добровольцев» из Китая. Москва не делала большого секрета из пребывания сталинских соколов в Китае, так же как и не открещивалось от военной помощи Гоминьдану. Позиция Сталина была простой: в Китае мы защищаем свой Дальний Восток от возможной японской агрессии.

Китайские подразделения, имевшие на вооружении истребители И-16 :

IV татуй (1)

Первый китайским истребительным подразделением, получившим на вооружение истребители И-16 стал 21-й чунгтуй (китайский эквивалент эскадрильи), входивший в состав IV татуй (эквивалент группы или полка). Летчики 21-го чунгтуя отличились в воздушных боях над низовьями Янцзы, при этом подразделе­ние почти не понесло потерь. Командование посчитало, что этот чунгтуй наилучшим образом подходит для перевооружения лучшими советскими истре­бителями. Два других чунгтуя, 22-й и 23-й, из IV татуя получили истребители И-152. Первую партию из 31 истребителя И-16 предстояло распределить следующим образом: по 12 самолетов в две эскадрильи, пять самолетов - в резерв и по одному самолету командирам подразделений.

Воевавший в Китае генерал Благовещенский писал в 1967 г., что в начале 1938 г. здесь находилось более 120 боевых самолетов, главным образом -истребителей. Приоритет в получении новой техники имели эскадрильи советских летчиков-добровольцев. Соотношение между количеством монопланов И-16 и бипланов И-152 (позже И-153) все время поддерживалось примерно постоянным. Как и в Испании, в Китае И-16 считался «элитарным» самолетам, доступным лишь опытным летчикам. Аварийность И-16 держалось на довольно высоком уровне, особенно на начальном этапе освоения китайскими пилотами этих истребителей.

В конце сентября большинство самолетов Кертис «Хок III» передали из IV татуя в V татуй, V татуй прикрывал столицу страны Нанкин.

Летчики всех трех эскадрилий IV татуя прибыли в Ланчоу (провинция Каньсу) для получения новой техники, здесь же им предстояло как можно быстрее освоить советские истребители. Китайцы дожидались прибытия первых И-16 почти месяц. Канал доставки самолетов еще не был полностью налажен, в местах промежуточных посадок не хватало запасных частей и, самое главное, горючего. Между тем, в боях с «трансокеанскими бомбардировщиками», как японцы скромно окрестили самолеты G3M, принимали участие летчики штаба IV татуя во главе с опытнейшим полковником Као Чиньханом по прозвищу «Кодрон Као». Штаб не передавал свои «Хоки» в V татуй и остался на театре военных действий символически представляя собой весь IV татуй. Символика символикой, но свой личный счет «Кодрон Као» увеличил. В середине октября Као подготовился к встрече первых И-16, которые перегоняли советские летчики. Русские помогали китайцам осваивать новые самолеты, тем более, что спарки УТИ-4 пока не прибыли. Пока летчики не овладели И-16, столица оставалась беззащитной перед налетами японцев. В середине ноября 15 самолетов взлетели и легли на курс к Нанкину. Семь самолетов пилотировали советские летчики, восемь - китайские товарищи, в числе которых находился полковник Као. После взлета самолеты попали в метель, контакт в группе смогли поддерживать только сам Као и русские. Восемь самолетов благополучно сели в Анкьянге, семеро китайцев пропало. Командир советской группы настаивал на немедленной повторении попытки прорваться сквозь непогоду в Накин. Као считал необходимым дождаться своих пилотов. Между тем, пал Шанхай, и японцы готовились к решительному на­ступлению на Нанкин.

К аэродрому Чоучиаокоу десятка бомбардировщиков G3M вышла внезапно. Перед экипажами стояла задача разбомбить промежуточную базу на маршруте перегона советских истребителей из Ланчяу к фронту. «Кодрон Као» взлетел на перехват, однако его И-16 попал под бомбы. Налет японской авиации стал возможным только благодаря успешной работе агентурной разведки.

Смерть Као тяжело отозвалась на моральном духе всех воюющих китайцев. Позже о полковнике Као был снят эпический кинофильм «Герой восточного неба». Летчики 21-й чангтай продолжали принимать участие в отражении налетов на Нанкин до самых последних дней обороны столицы. Город пал И декабря 1937 г. Последний боевой вылет китайские истребители выполнили 3 декабря. Командир чангтая и его заместитель летали на «Хоках», И-16 пилотировали советские летчики, хорошо владевшие этими машинами. Японцы после взятия Нанкина захватили на аэродромах несколько поврежденных советских истребителей, кото­рые не смогли эвакуировать в хаосе последних дней. Противник получил возможность «в живую» ознакомиться с самым грозным противником, встречавшемся самураям в небе Китая. И-16 получил у японцев наименование «Абу» - слепень. Истребитель, подобно слепню, летал быстро, обладал превосходной маневренностью и очень больно жалил.

Заново вооруженный истребителями И-16 тип 521-й чунгтай присоединился к остальным эскадрильям IV та-туя 17 февраля 1938 г. Тогда татуй базировался в Ханькоу, куда бежало из Нанкина правительство Китая. Плечом к плечу с советскими добровольцами китайские летчики принимали участие в многочисленных групповых воздушных боях. В сентябре 1938 г. 21-й чунгтай отвели в Ланчоу. где перевооружили истребителями И-152, «ишачков» не хватало. Китайцы и ино­странные добровольцы добились впечатляющих побед в воздушных боях, но и сами понесли тяжелые потери. Так, один из командиров IV татуя Ли Куитан погиб на следующий день после своего назначения. Один из самых крупных боев состоялся 29 апреля над местом слияния рек Янцзы и Хань. Японцы решили отметить очередной день рождения императора налетом 18 бомбардировщиков G3M под прикрытием 27 истребителей А5М. На отражение удара поднялось 42 самолета с советскими летчиками, шесть И-16 из 21-го чунгтая и 19 истребителей И-152 из III и IV татуев. Как вспоминал доброволец американского происхождения, впоследствии командир знаменитых «Летающих тигров», Ченнаулт, обороняющиеся потеряли 9 китайских самолетов и два советских. Японцы лишились двух бомбардировщиков и двух истребителей. При таких потерях нет ничего удивительно в том, что история 21-го чунгтая оказалась недолгой, хотя в него и отбирали лучших летчиков-истребителей. В частности в этом подразделении начинал боевую карьеру юный Лиу Чишенг, одержавший в составе чунгтая три победы в воздушных боях, включая одну групповую. Всего Лиу Чишенг одержал в воздушных боях девять побед. Военную службу ас завершил в 60-е годы на Тайване в чине генерала.

V татуй

Изначально на вооружении эскадрилий 26-й чунгтая V татуя состояли истребители Кертис «Шрайк», затем -Кертис «Хок III». Затем эскадрилью перебросили в Ланчоу для перевооружения истребителями И-16. В конце июля 1938 г. подразделение принимало участие в обороне Ханькоу. Летчики провели серию ожесточенных боев с японской авиацией. К примеру 3 августа в бою принимало участие до 70 японских самолетов. Командир 26-го чунгтая Ванг Ханьсюнь сбил один самолет. Самолет (бортовой номер «5922») командира звена Лиу Линьцзы был сбит, летчик выпрыгнул с парашютом. Летчик истребителя И-16 с бортовым номером «5920» Ха Хуен совершил вынужденную посадку. Был потерян И-16 с бортовым номером «5821», летчик погиб. 1 октября 26-й чунгтай придали V татую. В сентябре 1939 г. подразделение получило семь новых И-16 тип 10. В ноябре эскадрилья принимала участие в жестких воздушных боях над Ченгду. В 1940 г. в Ланьчоу прибыли девять новых И-16 тип 18, однако до конца 1940 г. все они по тем или иным причинам были или потеряны, или оказались небоеспособными. Эскадрильи перевооружили самолетами И-153, но уже в начале марта 1941 г. 26-й чунгтай получил И-16 тип 18 (китайское обозначение И-16 III), его оставили в Ланчоу прикрывать маршрут переброски самолетов из СССР.

Подписание в апреле 1941 г. Советским Союзом и Японией пакта о ненападении положило конец военной помощи, оказываемой Гоминьдану Москвой и, как следствие сделало ненужным дежурство самолетов в Ланчоу. 26-й чунгтай приказом от 1 сентября вошел в состав новой истребительной группы. К маю 1942 г. группу полностью или частично переоснастили самолетами И-153.

Еще одним подразделением V татуя, получившем истребители И-16. стала сформированная в июле 1941 г. группа так называемого 4-го командования воздушных сообщений. Группу возглавил командир 29-го чунгтай Ванг Яньхуа, на вооружении подразделения имелось семь истребителей И-16III. Летчики продолжали выполнять задачи ПВО Ланчоу. К концу 1942 г. группа стала фактически автономным подразделением, которое подчинялось не центральному командованию, а руководству провинции Сяньцзинь, где начались разборки между китайцами и местным уйгурским населением. Столкновения продолжались вплоть до прихода к власти в провинции в 1943 г. коммунистов. В сентябре 1943 г. V татуй получил истребители Р-66 и уцелевшие И-16 из других групп. В конце 1943 г. на базе татуя сформировали китайско-американское авиакрыло, получившее на вооружение истребители P-40N. Вполне возможно, не все И-16 и Р-66 были заменены новыми истребителями.

IV татуй (2)

Приданный IV татую 24-й чунгтай получил первые И-16 тип 10 в Ланчоу 29 марта 1939 г. Подразделению предстояло обеспечивать ПВО Чуньчиня, где в тот момент находилось правительство страны. Летчикам 24-го чунгтая выпала сомнительная честь первыми встретиться в бою с японскими истребителями «Зеро». Шесть истребителей И-16 из 24-го чунгтая 13 сентября 1940 г. взлетели на отражения налета 27 бомбардировщиков G3M. Ударные самолеты прикрывали 13 «Зеро». Всего же китайцы подняли на перехват девять И-16 (включая самолеты 24-го чунгтая), 19 И-152 из 22-го и 23-го чунгтаев той же IV группы и шесть И-152 из 28-го чунгтая III группы. В воздушном бою командир 24-го чунгтая Янг Мень Чинь погиб, а все его заместитель и еще один летчик получили ранения различной степени. Всего же погибло девять китайских летчиков, ранения получило шесть человек. включая командира IV татуя; 13 китайских самолетов было сбито, 11 повреждено. 24-й чунгтай перевели в Ченгду. а затем в феврале 1941 г. в Хами, где подразделение получило истребители И-16 III. Подразделения IV татуя получили 35 истребителей И-16 и 20 И-153. В июне 1940 г. группа получила монопланов в три раза меньше чем бипланов. Тем не менее, даже последние модификации И-16 не могли вести на равных воздушные бои с «Зеро». 1 сентября 1941 г. 24-й чунгтай вошел в состав новой «истребительной группы». В конце марта 1942 г. летчики IV татуя сдали последние истребители советской конструкции и оправились в Куньминь для переучивания на самолеты Рипаблик Р-43А «Лансер».

III татуй

В январе 1940 г. в Ченьгду III татуй получил истребители И-16 и И-152, скорее всего оставленными отозванными в СССР советскими добровольцами. Самолеты И-16 поступили на вооружение 7-го и 32-го чунгтаев. «ишачков» оказалось значительно меньше, чем И-152. В начале 1941 г. в III татуе появились еще и истребители И-153 «Чайка». Группа несла тяжелые потери в ежедневных воздушных боях с «Зеро» над Ченьгду. В конце апреля и начале мая группа получила еще несколько истребителей И-16 III. В начале августа в боях принимало участие не менее пяти И-16 из «весенней» партии. 11 августа на перехват семи новейших бомбардировщиков G4M1 и 16 «Зеро» сопровождения поднялись 29 китайских истребителей, в числе которых было девять И-16. Пять «ишаков» стали жертвами японцев, три сбили летчики «Зеро», два - на счету воздушных стрелков G4M1. Насколько известно, 11 августа 1941 г. китайские истребители И-16 последний раз принимали участие в бою с японской авиацией. Вполне возможно, что И-16 оставались на вооружении III татуя и в середине сентября, когда группу пере­вооружили самолетами Вулти V-66 «Вэнгард».

XI татуй

Последней группой, получившей И-16 стал XI татуй, сформированный Ченьгду 16 декабря 1940 г. в составе 41-го, 42-го, 43-го и 44-го чунгтаев. Китайцы впол­не логично считали, что СССР всегда в первую очередь будет беспокоить ситуация в Европе, а не на Дальнем Востоке. В Европе тогда сильно пахло порохом, поэтому новых крупных поставок из Советского Союза не ожидалось. Китай принял решение переориентироваться на закупку военной техники в США. Фор­мирование нового татуя понадобилось, чтобы убедить американцев в дееспособности китайских ВВС, хотя на самом деле новая группа могла разве что украсить фасад, но не укрепить конструкцию. Американцы должны были пребывать в уверенности, что до окончания «японо-китайского инцидента» еще далеко.

Для вновь сформированного татуя самолеты собирали с бору по сосенки: четыре новеньких И-153, пять Кертис «Хок-75», двадцать И-152 и пятнадцать И-16. На вооружении 43-го и 44-го чунгтаев имелись только И-16 и И-152, на вооружении 42-го - советские самолеты и «старые истребители всех типов». О том какие самолеты имелись в 41-м чунгтае история умалчивает. Предположительно, последний воздушный бой советские истребители из

XI татуя провели 11 августа 1941 г. В сентябре 1942 г. группу перевооружили самолетами Р-66.

Подготовка

Не секрет, что при всех своих достоинствах истребитель И-16 никто и никогда не называл самолетом для начинающих. Основной проблемой на взлете и посадке являлся практически «нулевой» обзор вперед - летчик не видел ничего кроме капота двигателя. Высокая нагрузка на крыло и малая длина фюзеляжа делали самолет неустойчивым в полете. Полет на И-16 для летчика, привыкшего к бипланам, превращался в одну сплошную нервотрепку. Русские, наученные горьким опыт освоения И-16 в СССР и Испании, отправили в Китай восемь спарок УТИ-4 (по другим данным четыре УТИ-4 и четыре УТ-2) поздней серии, оснащенных убираемым шасси и двигателем М-25В. Учебно-тренировочные самолеты базировались в Ланчоу - основном перевалочном аэродроме советских самолетов, доставляемых в Китай. Помимо Ланчоу, переподготовка китайских летчиков велась в Ченьгду, а затем - в Хами. Для подготовки летчиков использовались и четыре самолета УТ-1, доставленные из Советского Союза в 1937 г.: эти машины были закреплены за Центральной авиационной академией. В июле 1938 г. академию вместе с самолетами передислоцировали в Куньминь. Училище в Куньмине было закрыто после заключения в апреле 1941 г. Пакта о ненападении между СССР и Японией, или чуть раньше, когда власть в провинции захватил местный царек Ненг Шихтцай. Весной 1944 г. националистическое правительство Китая использовало в этих местах для борьбы с партизанами американские учебно-тренировочные самолеты АТ-6.

Карьера УТИ-4 завершилась в Куньмине одновременно с карьерой самолетов Чанг-28 Чиас, более известных как «Юнь-28А». Юнь-28А представлял собой китайскую копию И-16. В Куньмине использовались для повышенной подготовки летчиков также списанные из подразделений первой линии истребители И-16, И-152 и И-153. Вероятно, самолеты И-16 продолжали летать в Китае до 1944 г. Древняя китайская привычка к аккуратности и бережливости позволила эксплу­атировать самолеты еще в течение нескольких последующих лет для обучения механиков.

Всего по данным британского историка Эдварда Р. Хутона в Китай из Советского Союза было поставлено 74 самолета УТИ-4 и 142 истребителя И-16. Вероятно. количество УТИ-4 завышено, тем не менее пропорция все равно говорит об огромном внимании, которое уделяло командование гоминдановских ВВС подготовке молодых летчиков истребителей-монопланов. Двухместные тренировочные истребители имелись не только в учебных подразделениях или летных школах, но и в боевых частях.

Отзыв советских добровольцев почти совпал по времени с мятежами в Сяньцзине и началом крупного японского наступления. Какое-то время Китай оставался один на один со своими внутренними и внешними проблемами.

Истребители И-16 для Китая

В период с осени 1937 г. по первые месяцы 1941 г. китайские товарищи-братья получили истребители И-16 трех типов: тип «5» или «6», тип 10 и тип 18. Угроза со стороны нацистской Германии заставила Москву заморозить свои отношения с Гоминьданом. Детальная информация о поставках самолетов по типам и партиям отсутствует. Наверняка можно утверждать, что первая партия УТИ-4 состояла из четырех или восьми самолетов данного типа. Общее количество советских самолетов, поставленных в Китай, составляет примерно 885 машин. Впервые эти данные обнародовал в 1969 г. бывший военный атташе в Китае гене­рал Черепанов, уточнив данные - 322 бомбардировщика и 563 истребителя, включая учебно-тренировочные. Остается неясным как распределялись эти самолеты между собственно китайскими ВВС и подразделениями советских летчиков-добровольцев. В Китае воевали две советские истребительные группы, соответствующие штатным полкам ВВС РККА. Другие источники приводят отличные от генерала Черепанова данные, например: к середине 1939 г. Китай получил 891 самолет, в том числе 216 И-16 и УТИ-4 и 93 И-152.

Сделано в Китае

Китайские ВВС пополнялись истребителями И-16 не только за счет прямых поставок из Советского Союза, но и их копиями собственного производства. На момент начала японо-китайской войны в стране имелось несколько сборочных авиазаводов. Один из них, SINAW совместной итало-китайской, кампании располагался в городе Няньчанг. Завод подвергался налетам японской авиации с 20 октября 1937 г., из-за чего все производство пришлось свернуть 9 декабря, когда итальянцы получили прямое указание Муссолини свернуть всю работу. Согласно положениям антикоминтерновского пакта, заключенного Италией. Германией и Японией в ноябре 1936 г. Италии следовало, по меньшей мере, не мешать своему союзнику.

Станочный парк завода SINAW сумели по речным путям эвакуировать в Чункинь в первой половине 1939 г. Станки установили в пещере длиной 80 и шириной 50 м. Обустройство нового завода заняло год, предприятие получило название 2-е авиационные производственные мастерские ВВС. Работа по подготовке выпуска копий истребителей И-16 началась еще до прибытия станков с завода фирмы SINAW. Китайский И-16 получил обозначение «Чань-28 Чиа»; чань - древний китайский феодальный кодекс чести; 28- год с момента основания республики Китай, 1939 г. от рождества Христова; чиа - первый. По другому обозначение можно записать как «Чань-28-I». Кодекс верности, точнее - повинности, появился в названии самолете не случайно: условия работы были далеки от идеальных, так что дух китайского «бусидо» оказался как нельзя кстати. Чертежи снимались с деталей «живых» истребителей И-16, поскольку никакой лицензии в СССР не закупалось - производство планировалось насквозь пиратское. Не хватало станков, а влажность в пещерах достигала 100%. Исходя из реальных условий полностью изменили технологию выклейки монококовой обшивки фюзеляжа. Методы контроля качества продукции оставались примитивными и занимали мно­го времени. Металлические лонжероны, шасси и колеса - советского производства, их предполагалось демонтировать с неисправных самолетов. Двигатели Райт «Циклон» R-820-F использовались на истребителях И-152 и Кертис «Хок», имевшихся на вооружении китайских ВВС. Двухлопастные воздушные винты поставлялись из Советского Союза в комплектах ЗИП к истребителям И-16, кроме того винты

Гамильтон Стандарт можно было снять с истребителей «Хок II». Вооружение - два крупнокалиберных пулемета Браунинг. Сборка первого истребителя Чань-28-I началась в декабре 1938 г., завершили первый самолет только в июле 1939 г. Самолет получил заводской номер Р 8001. Истребитель прошел всесторонние наземные проверки, прежде чем впервые оторвался от земли. Летные испытания завершились успешно. Насколько известно, построили всего два одноместных истребителя Чань-28-I. С появлением в небе Китая истребителей «Зеро» эффективность И-16 упала почти до нуля. Не имело смысла делать массовым заведомо устаревший истребитель. С Советским Союзом, параллельно с налаживанием пиратского производства, велись переговоры о постройке в Китае завода по выпуску истребителей И-16, рассчитанного на производство 300 самолетов в год. В августе 1939 г. соглашение о постройке авиационного завода в Урумчи удалось подписать. Дальнейшие события поставили крест на этом проекте. Начало войны в Европе, события на Халхин-Голе, наконец рост сепаратистских настроений в Сяньцзине изменили политику Сталина в отношении Чан Кай Ши.

Интерес к одноместным И-16 у китайцев пропал, зато ВВС требовался скоростной двухместный учебно-тренировочный самолет, на роль которого отлично подходил УТИ-4. В период с 1940 по 1944 г.г. китайцы построили примерно 30 копий УТИ-4 (без лицензии), самолеты обозначались «Чань 28 Чиа». Клоны И-16 и УТИ-4 послужили предтечей «содранных» с советских образцов и размноженных в тысячах экземплярах реактивных истребителей МиГ-19 и МиГ-21.

Советские добровольцы в Китае

Первую направленную в Китай группу военнослужащих ВВС РККА возглавил комбриг Павел Рычагов, его заместителем по политической части был Андрей Рытов. Истребителями командовал Степан Супрун, сбивший в Китае пять японских самолетов. Контингент воинов-интернационалистов делился на три группы по две эскадрильи в каждой. Многие летчики уже получили боевой опыт в Испании. Первая эскадрилья И-16, которой командовал майор Смирнов, прибыла в Ланчоу всего через пять недель после подписания советско-китайского соглашения об оказании военной помощи. 21 ноября в Нанкин прибыли первые истребители И-16 второй эскадрильи. Второй эскадрильей командовал майор Г.М. Прокофьев. Летчики Прокофьева принимали участия в ожесточенных боях с японцами вплоть до падения Нанкина 13 декабря. Иностранцев, в частности знаменитого американского летчика-интернационалиста Клэра Л. Ченноулта. восхитили дисциплинированность советских пилотов в бою и на земле.

В январе 1938 г. в Ухань прибыла группа истребителей И-16 под командованием Иванова. В Нанчаньге базировались бомбардировщики СБ-2, истребители И-16 и И-152, здесь же находилась школа подготовки пилотов. Группа Жеребченко осуществляла ПВО Ланчоу. В конце апреля в Китай прибыли сорок И-16 майора Г.Н. Захарова. В апреле-октябре 1938 г. летчики отражали налеты японской авиации на Кантон - последний китайский морской порт, открытый для захода иностранных судов. В октябре 1938 г. японцы захватили и Кантон, и Ухань. В это же время резко осложнилось положение республиканцев в Испании, а позорная сдача западными державами в Мюнхене Чехословакии стала триумфом Гитлера. В таких условиях Сталин принял решение отозвать интернационалистов из Китая. К началу 1939 г. в стране оставалось только две советских истребительных авиагруппы.

Советские добровольцы продолжали демонстрировать чудеса храбрости и высокое мастерство в небе Китая, но новая стратегическая ситуация, сложившаяся после начала войны в Европы и разгрома японцев на Халхин-Голе привела к окончательному выводу советского контингента из Китая. Восток - дело тонкое: китайцы считали, что русские их предают, атмосфера сложилась самая мрачная - люди, проливавшие кровь защищая чужую землю от агрессора, не получили даже благодарности. На Родине многих героев-летчиков ждали не только высокие посты и награды, но сталинские застенки и солнечный Магадан. Некоторым повезло уцелеть в мясорубке репрессий. Капитан П.К. Козаченко воевал в Китае с 1937 г. по 1939 г., сбил 11 самолетов и был удостоен звания Героя Советского Союза. Боевую карьеру Козаченко завершил в мае 1945 г. под Берлином в должности командира истребительного авиационного полка. В Китае пало смертью храбрых более 200 советских летчиков. Их могилы были уничтожены в годы Культурной революции, когда СССР и Китай стали злейшими врагами.

ТЯЖЕЛЫЙ 1939 ГОД

В начале 1939 г. японская экспансия в Китае достигла границы с Монголией. Товарищ Сталин заявил: «Мы будем защищать территорию Монголии, как свою собственную». На протяжении 1939 г. советские и японские войска концентрировались в районе реки Халхин-Гол и озера Буйнур. ВВС РККА в этом районе были представлены смешанным авиаполком, вооруженным самолетами СБ-2 и Р-5, а также 70-м истребительным авиаполком, на вооружении которого имелось 38 истребителей бипланов И-15.

В период с 22 по 26 мая в Тамацк-Булак перебазировался вооруженный самолетами И-15 и И-16 22-й истребительный авиаполк. Немногим ранее этот полк перебросили на Дальний Восток из-под Брянска. Командный состав полка сильно пострадал от репрессий. Большинству офицеров полка, включая всех командиров эскадрилий, пришлось совершить вынужденную «посадку». Подчиненным «врагов народа» на деле следовало доказать свою верность светлому делу Маркса-Ленина-Сталина, но ослабленный полк оказался небоеспособным, что выяснилось уже при первой встрече с японцами. 27 мая восемь И-16 из 1-й эскадрильи 22-го полка сошлись в бою с японскими истребителями «тип 97». Четыре И-16 на аэродром не вернулись по официальной версии из-за отказов дви­гателей, еще два перевернулись на посадке. Двое летчиков погибло. На следующий день на боевое задание ушли И-15 из 4-й эскадрильи, домой не вернулся ни один самолет! Москва отреагировала немедленно: 29 мая с Центрального аэродрома взлетели три камуфлированных Дугласа, борту которых находились опытные летчики-истребители во главе с заместителем командующего ВВС РККА Яковом Смушкевичем. Поездом на Дальний Восток отправили еще одну группу асов - ветеранов воздушных боев в Испании и Китае. На Халхин-Голе назревала настоящая воздушная война, равной которой еще не было в истории авиации.

Крупнейший воздушный бой состоялся 22 июня 1939 г. В нем принимали участие примерно 120 японских самолетов и 95 советских истребителей. Сражение развернулось на высоте 2000-4000 м и длилось два с половиной часа. Бой завершился триумфом советских летчиков: из 42 сбитых в схватке самолетов 31 был японским!

На следующий день произошло еще несколько крупных воздушных боев, в которых потери понесли обе стороны. Противники в пропагандистских целях сильно занижали потери собственные и, наоборот, завышали потери другой стороны. Спустя несколько десятилетий установить истинную картину вряд ли удастся. Наземное сражение завершилось в августе блистательным окружением японской группировки. Операцию разработал и провел малоизвестный тогда комбриг Жуков. Бои в воздухе продолжались до 15 сентября. Результаты боев удовлетворили командование ВВС РККА.

В небе Монголии впервые в истории мировой авиации советские летчики применили ракеты класса воздух-воздух. 20 августа 1933 г. пятерка И-16 над Хамар-Дабой атаковала реактивными снарядами РС-82 группу японских бомбардировщиков, которые прикрывали истребители «тип 97». Результаты атаки оказались более чем впечатляющими: два японских истребителя сбито, строй остальных самолетов полностью развален, бомбардировщики спешно освободились от груза и повернули на обратный курс.

Группой оснащенных реактивным оружием истребителей И-16 командовал капитан Звонарев. Звонарев входил в группу летчиков-испытателей Томаса Сузи, которая отрабатывала на самолетах динамореактивные пушки Курчевского. Испытания проходили в окрестностях Плещеева озера, в 200 км севернее Москвы. Летчики Звонарева в период с 20 августа по 15 сентября совершили 85 боевых вылетов и сбили 13 японских самолетов. Противник проявил огромный интерес к «удивительному оружию», но разжиться образцами ракет японцам так и не удалось - оставалось лишь изучать обломки сбитых ракетами собственных самолетов. Путем логических заключений японцы пришли к выводу, что русским удалось каким-то образом примостить на самолет артиллерийское орудие калибра 76 мм.

Конфликт в Монголии стал последней войной, в которой И-16 считался современным истребителем. Его оппонентами здесь выступали японские истребители «тип 96» и «тип 97». Эти машины несколько уступали И-16 в горизонтальном и вертикальном маневре, боевой живучести, но в целом являлись достойными противниками, сравнимыми по характеристикам. Тем не менее, русских очень интересовали японские истребители, поэтому с самого начала конфликта развернулась охота за трофеями, в первую очередь -за «типом 97». Пара И-16 сумела однажды заставить совершить вынужденную посадку один японский истре­битель. Самолет доставили в Москву для изучения.

В мае 1939 г. в Монголии насчитывалось 76 истребителей И-16, главным образом И-16 тип 5. К августу количество «ишачков» возросло до двух сотен, причем теперь основу составляли самолеты модификаций тип 10 и тип 17. Всего же в конфликте приняло участие 311 истребителей И-16 всех типов.

Во второй половине лета на Халхин-Голе появились первые И-16 с двигателями М-62, позже получившие известность как И-16 тип 18. Конструкция самолета допускала замену двигателей М-25 на М-62 практически без доработок, так как диаметр нового мотора был всего на 10 мм больше, чем у предшественника, а узлы крепления к мотораме вообще остались без изменений. Мотор М-62 имел большую, чем М-25 мощность и лучшие характеристики на малых высотах.

Когда на фронте появились оснащенные двигателями М-62 истребители И-153 «Чайка», техники предложили поставить такие же моторы на И-16. Командование ВВС отреагировало быстро: в одном из подмосковных полков переоснащение прошли три истребителя. Такие же работы начались на заводе № 21.

Примерно 134 ранее выпущенных И-16, переоборудованных двигателями М-62, было доставлено в Монголию. Следующим шагом стала установка на истребитель И-16 еще более мощного двигателя М-63. В заключительных боях над Халхин-Голом успели принять участие истребители И-16 тип 18 и тип 24 постройки завода № 21. Часть самолетов была оснащена двигателями М-62, часть - М-63, некоторые имели вооружение из четырех пулеметов. Часть машин комплектовалось воздушными винтами изменяемого шага.

Еще до окончания конфликта в Монголии, несколько истребительных подразделений перебросили с Халхин-Гола в Белоруссию, поближе к польской границе. 17 сентября Красная Армия выступила в освободительный поход, целью которого являлась присоединение к СССР западных районов Украины и Белоруссии. Польская армия оказала лишь символическое сопротивление. Летчики И-16, как не старались, не сумели одержать ни одной победы в воздушных боях - воз­душных боев как-то не случилось. В красный день календаря 7 ноября 1939 г. над Красной площадью прошли две пятерки И-16 во главе с летчиками-асами Кравченко и Лакеевым. Маленький истребитель находился на пике своей популярности. Зимняя война с Финляндией притушила славу самолета И-16 в частности и ореол непобедимости Красной Армии в целом.

Очень суровая зима 1939-40 г.г. сильно осложняла работу летчиков, находившихся в открытых кабинах. Пилоты рассказывали, что в отдельных случаях они летали на пределе человеческих возможностей. Ручной привод уборки шасси и летом доставлял массу неудобств и требовал недюжинных физических усилий, что уж говорить о зиме...Нередко опоры шасси зависали в промежуточном положении - у пилотов просто не хватало сил докрутить штурвальчик, к тому же трос часто смерзался. В период Зимней войны на истребителях И-16 впервые массово использовались одноразовые дополнительные топливные баки. Баки проходили испытания в марте-апреле 1939 г., их первые образцы емкостью 100 л подвешивались под фюзеляжем и имели цилиндрическую форму. Результаты испытаний оказались неудовлетворительными: неудачная форма и место крепления сильно сдвигали назад центровку самолета и без того обладавшего ограниченным запа­сом устойчивости по тангажу. Положение исправилось после изготовления подкрыльевых баков, схожих с дополнительными баками японского истребителя «тип 97». Такие баки испытывались в июне-июле 1939 г. на И-16 с заводским номером 1021681. Эффект на сей раз был сугубо положительным. Самолет даже получил обозначение «тип 20» и был рекомендован для использования в качестве истребителя сопровождения. С подвешенными баками емкостью по 93 л истребитель сохранял возможность пикировать с углами 60 град., крутить виражи с креном до 80 град., но максимальная скорость снизилась на 21 км/ч.

До конца 1939 г. завод № 21 изготовил примерно 80 истребителей И-16, которые можно было оснастить дополнительными топливными баками. Начиная с января 1940 г. в строевых частях ВВС развернулась работа по доработке под монтаж дополнительных топливных баков на весь парк самолетов И-16. Каждый новый вышедший с завода истребитель комплектовался шестью одноразовыми дополнительными топливными баками. До 1 апреля 1940 г. промышленность передала ВВС порядка 1000 одноразовых баков.

Начиная с 1938 г. широким фронтом велись работы по созданию протектированных топливных баков. Наилучшие результаты давало покрытие из вулканизированной резины толщиной 2,5 мм в комбинации с 2,5-мм слоем обычной резины. В 1939 г. истребители И-16 получили протектированные топливные баки.

После того как эффективность реактивных снарядов РС-82 была проверена в бою, начались работы по внедрению пусковых установок PC на серийные ис­требители. До конца 1939 г. завод сдал 31 самолет, оснащенный пусковыми установками реактивного оружия.

В течение четвертого квартала 1939 г. завод № 21 перешел на выпуск истребителей И-16 с двигателями М-62 и М-63. Пулеметные машины тип 10 сменили самолеты И-16 тип 18 и тип 24, пушечные тип 17 - самолеты И-16 тип 27 и тип 28.

ИСТРЕБИТЕЛИ И-16 В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ

К лету 1941 г. Германия оккупировала большинство стран Европы. Теперь нацистская военная машина поворачивала на Восток. Вблизи границы с Советским Союзом концентрировались войска, перебрасываемые с Запада. Начиная с мая месяца участили полеты самолетов-разведчиков люфтваффе над территорией СССР, полеты стали едва ли не ежедневными. Советская пресса не уставала отрицать вероятность агрессии со стороны Германии, однако не оставалось сомнений -война не за горами. Группировка РККА в приграничных районах также усиливалась.

На 22 июня 1941 г. в составе ВВС РККА западных военных округов насчитывалось 4226 истребителей, в том числе 1635 И-16 различных типов. По данным Архива министерства обороны СССР на долю И-16 приходилось 26% от общей численности истребительной авиации.

Количество истребителей И-16 в ВВС западных военных округов:

Ленинградский военный округ 396

Прибалтийский военный округ 142

Западный особый военный округ 361

Киевский особый военный округ 455

Истребители И-16 состояли на вооружении 57 авиаполков, часть из них имела смешанный состав - помимо И-16 на вооружении находились самолеты других типов. Кроме того, «ишачки» мелись в учебных подразделениях, резервных авиаполках, на ремонте. Помимо ВВС РККА истребители состояли на вооружении авиации военно-морского флота; в составе ВВС Северного, Балтийского и Черноморского флотов насчитывалось 778 истребителей, в том числе 344 И-16. На воо­ружении ВВС Тихоокеанского флота находилось 155 И-16, еще ПО истребителей данного типа имелось в учебных частях авиации ВМФ. На вооружении ВВС РККА и ВМФ имелось также значительное количество самолетов УТИ-4.

Фактически, в первой половине 1941 г. И-16 оставался самым массовым советским истребителем. Самолет, в отличие от новых МиГ-3, Як-1 и ЛаГГ-3, был хорошо освоен летчиками и техниками. Именно И-16 стал основным защитником советского неба от самолетов люфтваффе.

На рассвете 22 июня 1941 г. германская авиация обрушилась на приграничные аэродромы, военные городки, военно-морские базы вдоль всей линии границы. Налетам подверглись 66 аэродромов ВВС. Жертвами внезапного удара стало не менее 900 самолетов, а к вечеру потери советской авиации возросли до 1200 крылатых машин.

Действия группы армий «Центр». наносившей удар по войскам Особого Западного военного округа, поддерживал 2-й воздушный флот. К вечеру 22 июня потери ВВС Западного военного округа составили 738 самолетов, 528 из которых были уничтожены на аэродромах. Численность авиации округа уменьшилась более чем в два раза. Немцы рассчитывали уничтожить советские ВВС на земле, добившись тем самым господства в воздухе. План удался в значительной степени. Неспособность высшего командования РККА разобраться в ситуации и принять адекватные ответные меры в последующие несколько дней еще более усугубила ситуацию. Генералы вермахта получали идеальные условия для развития наступления в глубь страны. Тем не менее, в воздухе и на земле агрессоры встретили упорнейшее сопротивление с первых минут войны.

Первый самолет люфтваффе был сбит в 3 ч 30 мин 22 июня 1941 г. Победу в небе Бреста одержал летчик И-16 из базировавшегося в Пружанах 33-го истребительного авиаполка. В течение часа летчики 33-го полка сбили еще пять немецких самолетов. Похожая картина наблюдалась в Прибалтийском военном округе: пилоты 21-го истребительного авиаполка одержали девять побед в воздушных боях, 15-го истребительного авиаполка - также девять, 10-го истребительного авиаполка - семь. В Одесском военном округе пилоты базировавшегося в Бельцах 55-го истребительного авиаполка за день 22 июня одержали десять побед в воздушных боях, в то время как летчики 67-го истребительного авиаполка - пятнадцать. В первый день войны люфтваффе потеряли не менее 300 самолетов.

Многие летчики истребителей И-16 открыли 22 июня свой победный счет, но для многих эти победы стали первыми и последними. Лейтенант Мокляк из 67-го истребительного авиаполка в утренних воздушных боях сбил четыре немецких самолета, пятый он таранил и погиб. Лейтенант Гудимов из 33-го истребительного авиаполка и Василий Лобода из 19-го истребительного авиаполка одержали в воздушных боях по две победы, прежде чем погибли в таранных атаках. С перового дня войны таран стал страшным оружием советских летчиков. 22 июня тараны совершили не менее 15 пилотов. Таранные атаки не прекращались и в последующие дни. Летчики, таранившие самолеты противника, попали в число первых Героев Советского Союза, удостоенного этого звания в Великую Отечественную войну. Лейтенант Харитонов 27 июля в окрестностях Пскова таранил бомбардировщик Ju-88. На следующий день вражеские самолеты в районе Ленинграда таранили лейтенанты Здоровцев и Жуков из 158-го истребительного авиаполка, причем оба сумели посадить свои истребители. Летчики были удостоены звания Героя Советского Союза.

Как уже говорилось, авиация Западного особого военного округа 22 июня понесла тяжелые потери. В то же время, авиационные подразделения, дислоцированные восточнее, таких потерь не имели. Одним из таких соединений являлась 43-я авиационная дивизия, которой командовал герой Испании генерал-майор Захаров. Самолеты дивизии базировались на аэродромах Орша и Могилев. Ниже приведен состав дивизии на 22 июня 1941 г.:

160-й ИАП, 60 (или 66) истребителей И-153, 72 летчика

161-й ИАП. 62 (или 64) истребителя И-16, 70 летчиков

162-й ИАП, 54 истребителя И-16, 75 летчиков

163-й ИАП, 59 истребителей И-16, 72 летчика

Главную силу 43-й дивизии составляли 175 истребителей И-16. После коллапса ВВС Западного военного округа именно им выпала участь противостоять в воздухе пилотам люфтваффе.

22 июня все четыре полка дивизии перебазировались на аэродромы, расположенные ближе к границе, а уже вечером вступили в бой. Летчики 160-го и 163-го полков отличились при обороне Минска. Уже в первые дни многие пилоты открыли свой боевой счет, а генерал Захаров добавил к своим испанским победам два сбитых над столицей Белоруссии Ju-88.

За один день 24 июня истребители И-16 из 163-го ИАП сбили в воздушных боях 21 самолет противника. Лучший результат начального периода войны во всех ВВС больше повторить не удалось. Победы оплачивались дорогой ценой. Количество боеспособных истребителей И-16 снижалось из-за потерь в воздушных боях, от налетов вражеской авиации на аэродромы базирования. Высокий процент боевых потерь объяснялся нетипичными задачами, которые выполняли истребители. Главным приоритетом для любых типов советских самолетов в этот период войны стали штурмовки механизированных колонн вермахта, имевших неплохую систему ПВО. За две недели боев количество истребителей в 43-й дивизии уменьшилось до 15-20 пригодных к полетам самолетов.

Боевая работа дивизии нашла отражение в приказе командующего ВВС Западного фронта:

- 43-я авиационная дивизия полностью выполнила задачу по перехвату и уничтожению самолетов противника в районах Минск, Пуховичи, Бобруйск, Могилев, Смоленск и Вязьма. Самолеты дивизии сопровождали бомбардировщики, штурмовали наземные войска противника, выполняли разведывательные задачи и прикрывали наши войска. Летчики 43-й дивизии выполнили 4638 боевых вылетов, налетав 5956 часов. За этот период летчиками дивизии было сбито 167 немецких самолетов. Собственные потери составили 63 самолета, уничтоженных на земля и 26 сбитых в воздушных боях. Трое пилотов погибли в авиакатастрофах.

Вторжение в Советский Союз не стало для люфтваффе легкой прогулкой. С 22 июня по 5 июля 1941 г. ВВС Германии потеряли 807 самолетов всех типов, с 6 по 19 июля - еще 477. Потери несли также и союзники Германии, имевшие на Восточном фронте свою авиацию. Против ВВС Одесского военного округа и авиации Черноморского флота вместе с люфтваффе действовали самолеты ВВС Румынии. Становой хребет советской авиации на южном участке фронта составляли 300 истребителей И-16 21-й и 22-й смешанных авиационных дивизий. Эти самолеты стали основой ПВО Одессы. В первый день войны летчики 21-й дивизии сбили не менее 20 самолетов противника, а через месяц боевой счет дивизии вырос до 150 побед в воздушных боях.

Румынские и немецкие войска удалось остановить на подступах к Одессе. В ожесточенных воздушных боях на этом участке фронта принимали участие пилоты 69-го ИАП и 22-й смешанной авиационной дивизии. На 22 июня 1941 г. в составе 69-го полка числилось 70 истребителей И-16 и пять МиГ-3. За три месяца героической обороны города у моря летчики полка сбили 94 немецких и румынских самолета. Полком командовал опытнейший летчик-истребитель Лев Шестаков, освоивший И-16 еще в 1936 г. В 1937 г. Шестаков воевал в Испании, где совершил 150 боевых вылетов, провел 90 воздушных боев и сбил восемь самолетов лично и 21 - в группе. В небе Одессы ас одержал еще три личных победы, а восемь самолетов противника сбил в составе группы. Герой Советского Союза Лев Шестаков погиб 13 марта 1944 г., на его счету тогда числилось 23 личных и 44 групповых победы.

Всего через месяц после начала войны Москва оказалась в пределах радиуса действия бомбардировщиков люфтваффе. Для защиты столицы был выделен 6-й истребительный авиационный корпус ПВО. Полки корпуса базировались на аэродромах, расположенных в радиусе 100-200 км от Москвы. По состоянию в составе 6-го ИАК числилось 783 истребителей, в том числе 223 И-16. В первом налете в ночь с 22 на 23 июля приняли участие 250 немецких бомбардировщиков. Истребители противника перехватили самолеты противника над пригородами Москвы. Часть бомбардировщиков отвлеклась на ложные цели. Советские истре­бители сбили 12 самолетов противника, еще десять бомбардировщиков записала на свой счет зенитная артиллерия Московской зоны ПВО. К столице сумели прорваться лишь отдельные рейдеры. Очередной налет состоялся уже на следующую ночь. Бомбардировщики пытались прорваться к Москве с 22 ч 10 мин до 2 часов ночи. Люфтваффе потеряли 15 самолетов.

К 15 августа в налетах на Москву немцы потеряли порядка 200 самолетов. ПВО столицы работало с высочайшем напряжением, летчики не останавливались не перед чем, лишь бы не дать авиации противника прорваться к городу. В ночь на 7 августа лейтенант Виктор Талалихин из 177-го ИАП, безрезультатно расстреляв весь боекомплект, таранил над Подольском Не-111. Советский летчик сумел выпрыгнуть с парашютом из потерявшего управления при столкновении с бомбардировщиков «ишачка». За первый в истории авиации ночной таран лейтенант Талалихин был удостоен звания Герой Советского Союза.

В начале сентября активность немецкой авиации заметно снизилась, масштаб налетов на Москву уменьшился. В этот период летчики И-16 добились наивысших успехов. Так, лейтенант Каменщиков из 126-го ИАП в первые дни войны сбил на И-16 в районе Белостока четыре немецких самолета. Затем, 7 и 10 июля, он сбил Bf.109 и Ju-88 в окрестностях Москвы. Его товарищ по полку лейтенант Степан Ридный сбил 10 июля Ju-88, на следующий день -Не-111, а 12 июля - два Ju-88.

Владимир Каменщиков и Степан Ридный Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР от 9 августа 1941 г. были удостоены звания Герой Советского Союза. В конце октября на счету Ридного имелось 21 личная и 28 групповых побед и, в тот период он считался самым результативным летчиком-истребителем, летавшим на И-16.

Количество истребителей И-16 в составе ПВО Москвы постепенно снижалось. По данным на 1 октября 1941 г. в системе ПВО насчитывалось 117 И-16, в начале декабря их было уже 90. В конце зимы почти все И-16 передали из ПВО во фронтовую авиацию. Осенью 1942 г. в системе ПВО столицы имелось всего 13 «ишачков», весной 1943 г. - ни одного.

Над Ленинградом гитлеровские бомбардировщики появились 23 июня, на второй день войны. По данным на 19 июня 1941 г. в составе прикрывавшего Северную столицу 7-го ИАК ПВО насчитывалось 232 истребителя, более половины из них (149) И-16. К концу 1941 г. город трех революций оказался в блокаде, которую удалось снять только в 1943 г. Все это время Ленинград постоянно подвергался налетам авиации. ПВО города обеспечивал не только 7-й корпус ПВО, но и части авиации Балтийского флота. Наилучших в морской авиации результатов добились летчики 13-го авиаполка ВВС КБФ. Часть самолетов полка базировалась на полуострове Ханко. Аэродромы находились в пределах досягаемости огня финской артиллерии. От летчиков И-16 требовалось высокое мастерство, чтобы успеть взлететь после выруливания из подземных убежищ раньше, чем финские пушки откроют огонь. Летчик-инструктор 13-го ИАП Алексей Антоненко прибыл на Ханко 25 июня. Первый боевой вылет с Ханко он совершил всего через несколько минут после приземления. Антоненко взлетел на перехват разведчика Ju-88. Инструктор в первой атаке сбил фашистскую гадину. Талантливый летчик за один месяц сбил на своем И-16 тип 29 11 самолетов противника. Смерть подкараулила Антоненко на взлете. Летчик был убит 25 июля осколками снаряда финской гаубицы, разорвавшегося в момент взлета истребителя И-16 прямо под фюзеляжем.

Ведомый Антоненко Петр Бринько мстил за гибель командира. К 15 сентября Бринько сбил 15 самолетов противника и один корректировочный аэростат. 14 сентября при атаке очередного аэростат Бринько получил ранения от зенитного огня. С огромным трудом раненый летчик привел истребитель на свой аэродром.

После эвакуации Ханко 13-й ИАП прикрывал небо Ленинграда и отражал налеты немецкой авиации на знаменитую Дорогу жизни, проходившую по льду Ладожского озера. Морские летчики добивались потрясающих результатов, к примеру с 12 марта по 13 апреля 1942 г. пилоты И-16 сбили 54 самолета противника, потеряв всего два «ишачка».

В середине марта 1942 г. 13-й ИАП был преобразован в 4-й гвардейский истребительный авиационный полк. Почти все летчики полка стали асами, к лету 1942 г. на счету большинства гвардейцев имелось как минимум по десять побед в воздушных боях. До конца 1943 г. полком командовал капитан Голубев, сбивший на И-16 27 самолетов, в том числе два Fw-190 (10 и 15 января 1943 г.). Всего Василий Голубев одержал в воздушных боях 39 побед. Хотя полк одним из первых на Ленинградском фронте получил истребители Ла-5, летчики 4-го ГИАП летали на И-16 даже в 1944 г.

На северном участке фронта особенно отличился летчик 72-го ИАП Борис Сафонов. Он первым в авиации Северного флота сбил 24 июня 1941 г. фашистский самолет, а через месяц на его счету уже значилось десять побед, все были одержаны на истребителе И-16. Осенью 1941 г. полк получил британские «Харрикейны», но Сафонов предпочитал летать на И-16, его боевой счет вырос до 16 побед. К лету 1942 г. Сафонов получил майора и должность командира 72-го полка. Под его командованием полк получил гвардейское знамя и стал называться 2-м гвардейским истребительным авиационным полком. Всего до своей трагической гибели 30 мая 1942 г. из-за отказа двигателя Борис Феоктистович Сафонов сбил 25 самолетов лично и 14 в группе. Борис Сафонов стал первым летчиком, удостоенным в годы Великой Отечественной войны звания дважды Герой Советского Союза.

Истребитель И-16 в руках опытного воздушного бойца представлял собой грозное оружие. Неслучайно, в 1942 г. наименьшие потери несли, части, вооруженные именно этими истребителями, а не новейшими Яками и ЛаГГами. Немецкие летчики, которым довелось сходиться в воздушных боях с «ишачками», отнюдь не считали «ястребки» легкой добычей. Летчикам И-16 сложно было навязать свой рисунок боя пилотам скоростных мессершмиттов, но в собачьей схватке они чувствовали себя хозяевами положения. На вираже И-16 без проблем делал любой немецкий истребитель. Один немецкий летчик после схватки с И-16 в сердцах бросил: «Попробуйте загнать крысу в угол». Для летчиков мессершмиттов, которые ввязывались в маневренный воздушный бой с «ратами», драка могла закончиться трагическим сюрпризом. Точные данные о количестве истребителей И-16 в частях ВВС РККА отсутствуют, а сведения по авиации ВМФ приведены в таблице.

Наличие И-16 в морской авиации СССР

01.05.42

01.07.42

18.11.42

01.07.43

01.01.44

01.06.44

01.01.45

Северный флот         12/3

Балтийский флот      52/17

Черноморский флот 27/0

Всего                          91/27

8/3

23/7

14/8

45/18

10/6

28/11

8/2

46/19

5/0

21/3

3/1

29/4

4/0

8/1

7/3

19/4

3/1

12/0

15/1

1/0

1/0

В числителе - боеспособные самолеты в знаменателе - небоеспособные

Весной 1942 г. большая часть истребителей И-16 находилась в составе полков ПВО тыловых районов страны. В системе ПВО крупных городов и военных объектов использовалось 333 истребителя И-16. Помимо 6-го ИАК ПВО, прикрывавшего Москву и 7-го ИАК ПВО, защищавшего Ленинград, существовал еще 8-й ИАК ПВО, дислоцированный в окрестностях Баку. На вооружении подразделений 8-го ИАК ПВО весной 1942 г. имелось 118 самолетов И-16. Кроме того, 13 истребителей И-16 имелось в составе 106-й истребительной авиационной дивизии ПВО, защищавшей Бологое и 24 самолета - на вооружении ответственной за оборону с воздуха Сталинграда 102-й истребительной авиационной дивизии ПВО. Восемь И-16 было в закрывавшим от налетов самолетов люфтваффе Ростов-на-Дону 105-м ИАК ПВО.

Летом 1942 г. количество И-16 в частях ПВО возросло до 348, но осенью сильно уменьшилось - много истребителей пришлось отправить на фронт для восполнения потерь. В середине 1943 г. в ПВО оставалось 143 И-16, а к концу года - не более сорока. В 1944 г. все И-16 были сняты с вооружения полков ПВО.

Во фронтовых частях количество И-16 на конец 1941 г. составило порядка 240 машин и держалось почти постоянным вплоть до середины 1942 г. за счет ввода строй самолетов из ремонта и переброски на фронт истребителей из тыловых подразделений. В этот период «ишачки» использовали не только в качестве истребителей, но и для выполнения разведывательных и штурмовых заданий. И-16 применялись даже в качестве ночных бомбардировщиков. На конец 1942 г. на фронте имелось всего 75 боеспособных И-16, в середине 1943 г. - уже только 42. Согласно официальным сведениям в 1944 г. истребители И-16 участия в боях не принимали, уступив свое место более современным машинам конструкции Лавочкина и Яковлева.

Базировавшийся в Петропавловске-Камчатском 888-й ИАП эксплуатировал И-16 до конца 1945 г. Несмотря на гораздо более спокойную обстановку на Тихом океане, летчики полка находились в постоянной боевой готовности. На Курильских островах шла война. И-16 из Петропавловска часто перехватывали японские и американские самолеты, залетевшие в воздушное пространство Советского Союза. Некоторые самолеты удалось принудить к осадке. К примеру, 12 сентября 1943 г. в окрестностях Петропавловска летчики И-16 заставили приземлиться американские бомбардировщики В-24 «Либерейтор» и В-25 «Митчелл». 12 июня «ишачки» посадили японский истребитель, поврежденный в воздушно бою с американской «Вентурой». Принудительные посадки продолжались до самого окончания второй мировой войны. Практически всю войну основными противниками 888-го полка оставались американские самолеты, но по иронии судьбы в августе полк получил тоже американские самолеты - оставленные по ленд-лизу истребители Р-63 «Кингкобра».

ПОД ГОЛУБОЙ СВАСТИКОЙ. ФИНСКИЕ И-16.

На момент начала гражданской войны в Испании истребитель И-16 по праву считался революционным самолетом. Будучи основным истребителем ВВС РККА в 1939 г. от являлся одним из лучших в мире, но конфликт на Халхин-Голе показал, что «ишачок» уже не лучший в мире. Ограниченность характеристик И-16 в еще большей степени выявила война с Финляндией. Боевые действия начались 30 ноября 1939 г.

Командование Красной Армии и высшее политическое руководство страны недооценило способность маленькой северной страны к сопротивлению. Задействованные в операции истребительные подразделения ВВС и авиации Балтийского флота имели на вооружении бипланы И-152 и старые модели монопланов И-16, главным образом И-16 тип 5. Летный состав не имел боевого опыта, а порой и достаточного налета на истребителях. С другой стороны истребители финских ВВС имели адекватную камуфляжную окраску, подразделения были рассредоточены по аэродромам, а хорошо подготовленные летчики исповедовали агрессивную тактику ведения воздушного боя. После месяца боев советским ВВС с трудом удавалось удерживать господство в воздухе исключи­тельно за счет численного перевеса. В этих условиях командованию ВВС РККА пришлось пойти на непредвиденные меры - замену шести из восьми, развернутых на театре военных действий, истребительных авиаполков и перевооружение их с И-16 тип 5 на И-16 тип 10 и тип 17. На войну направлялись ветераны Испании, Китая и Халхин-Гола. Количество истребительных полков возросло до 12. Финны, со своей стороны, бросили в бой недавно закупленные за рубежом ис­требители Моран-Солнье MS-406 и ФИАТ G.30bis. Боевые действия прекратились 13 марта 1940 г. К этому моменту всем стало очевидно - время И-16 прошло.

Боевые действия между СССР и Финляндией возобновились в 1941 г. Главным оппонентом истребителя И-16 выступал американский Брюстер В-239. Финны сбили значительное количество «ишачков», несколько машин они захватили в местах вынужденных посадок. Самолеты были отремонтированы и включены в состав подразделений ВВС Финляндии. Самолеты использовались для ознакомления финских летчиков с сильными и слабыми сторонами «маленьких» истребителей.

Истребители И-16 в составе Ilmavoimat

В период Зимней войны финны захватили совершивший вынужденную посадку истребитель И-16 тип 18, самолет был оснащен лыжным шасси. На посадке «ишачок» лишь обломал лопасти воздушного винта АВ-1, в остальном же самолет был абсолютно исправен. В финских ВВС истребитель перекрасили и дали новый бортовой идентификационный код «VH-201» (позже изменен на «VH-21»). Самолет облетывали многие финские летчики. Один из них, лейтенант И. Висапаа, совершил 10 апреля 1940 г. вынужденную посадку в окрестностях озера Пихаярви из-за отказа двигателя. 12 марта 1941 г. истребитель передали в Llv-24. 15 апреля истребитель передали люфтваффе. Немцы отметили избыточную нагрузку на крыло и недостаточную устойчивость «ишачка». Финские летчики не любили И-16 за сложность пилотирования и требовательность к длине взлетно-посадочных полос. Финны налетали на этом И-16 всего 6 ч 20 мин.

В начальный период «Продолжительной войны» финны вернули себе территории потерянные зимой 1939-40 г.г. В 1942-43 г.г. финнам досталось еще пять И-16, самолеты получили в Ilmavoimat идентификационные коды от «IR-101» до «IR-105». Все они в конечном итоге оказались в LeLv30, на вооружении этого подразделения они оставались до ноября 1943 г. По имеющейся информации, только один их этих самолетов был пригоден к полетам.

История первого И-16 из этой пятерки хорошо известна. Истребитель И-16 тип 5 с бортовым номером «15» был захвачен в районе Суурсаари 28 марта 1942 г. Самолет был оснащен лыжным шасси, после штурмовки наземных целей, под крылом еще оставались не выпущенные три реактивных снаряда РС-82. От­личительной особенностью самолета являлись опознавательные знаки разного размера: звезда на нижней поверхности левой плоскости крыла была больше, чем на правой. К 29 апреля финны восстановили самолет до пригодного к полетам состояния. Истребитель получил идентификационный код «IR-101». 1 августа машину передали в 3/LeLv6, a 16 ноября - в 2/LeLv30. Как и И-16 VH-21, истребитель IR-101 налетал в финских ВВС немного - 6 ч 35 мин. Последний полет на нем выполнили 22 июня 1943 г., 2 ноября 1943 г. И-16 окончательно был переведен в резерв.

В районе реки Свирь финны захватили двухместный УТИ-4 в практически исправным состоянии. Повреждены были только кок и лопасти воздушного винта. В летное состояние спарку вернули к 17 октября. Самолет получил идентификационный код «VH-22», измененный в ноябре на «UT-1». 10 апреля 1942 г. УТИ-4 поступил на вооружение LeLv48, 10 августа его передали в Т-LLv35, специальное тренировочное подразделение финских ВВС. Самолет эксплуатировался, в отличие от одноместных трофеев, очень интенсивно: к 11 сентября 1942 г. налет спарки в ВВС Финляндии составил 43 ч 25 мин. До окончания летной эксплуатации машины 9 августа 1944 г., ее налет многократно возрос. Самолет поместили в ангар-музей на аэродроме Весивехмта.

ИСТРЕБИТЕЛЬ И-16 В РУМЫНИИ

Истребитель И-16 тип 29 был захвачен личным составом 19-й обсервационной эскадрильи 8 июля 1941 г. на молдавском аэродроме Дорогой. Самолет перегнали в Ботосани. Здесь на машину нанесли опознавательные знаки ВВС Румынии. И-16 использовался для проведения учебных воздушных боев с самолетами IAR-39, находившимися на вооружении 19-й эскадрильи. Советский истребитель пилотировал капитан Попеску-Киоканель. Позже И-16 доставили на аэродром Бузау, где его сравнивали в воздухе с истребителем IAR-80.

Румынский И-16 получил повреждения на посадке 11 сентября 1941 г. и больше не восстанавливался.

ИСТРЕБИТЕЛИ И-16 В СОСТАВЕ ЛЮФТВАФФЕ

Известно несколько истребителей И-16, летавших с опознавательными знаками люфтваффе. Два самолета немцам любезно предоставили испанцы. Олдин, И-16 тип 5 с бортовым номером «33», был морем доставлен в Германию в октябре 1937 г. В начале 1939 г. испанцы подарили товарищам из легиона «Кондор» захваченный в Эль-Кармоли УТИ-4. УТИ-4 получил в люфтваффе идентификационный код «DM+HD».

Согласно немецким источникам, люфтваффе получили из Испании еще один УТИ-4 (код «DM+HC»), но испанские данные этого не подтверждают.

В апреле 1941 г. один И-16 предоставили немцам финны. Захваченный в период Зимней войны самолет в финских ВВС имел код «VH-21».

В начальный период операции «Барбаросса» немцы захватили на аэродромах значительное количество истребителей И-16, которые при желании легко можно было отремонтировать, благо вместе с самолетами удалось захватить и запасные части. Необходимости вводить в строй И-16 люфтваффе не испытывали. Лишь не­сколько советских истребителей облетали немецкие летчики с целью улучшить свои знания о боевой техники противника.

Показать источник
Просмотров: 34541
Теги: и-16


Комментарии к оружию (16)

Материалы данного раздела получены из открытых источников и опубликованы в информационных целях. В случае неосознаного нарушения авторских прав, информация будет убрана, после получения соответсвующей просьбы, от авторов или издателей, в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2014 Сегодня < Окт >
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Сотрудничество
Реклама на сайте
Мы поддерживаем:

главный сайт ВМФ

Реклама