Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама
Подарочные книги в кожаном переплете от эксклюзивного дилера издательства.

Статьи о Военно-Воздушных Силах
Отправить другу

Любите технику! (И-16)

Идея написать статью у меня возникла после прочтения Вашей книги «Война и мы. Часть II». Однако для начала я, наверное, расскажу немного о себе. Меня зовут Денис Сергеевич Беспалов, образование высшее, техническое (радиоинженер), после окончания своего вуза я пять лет служил в Российской Армии на Дальнем Востоке, повидал много интересного. После окончания очередного офицерского контракта я не стал продлевать его, хотя к тому времени имел звание «капитан» и в общем неплохие, как говорят в армии, «перспективы». Затем примерно полгода «шланговал» из-за нашей родной россиянской бюрократии: не мог получить новый паспорт в течение всего этого времени. Теперь же я работаю на одном из космических заводов инженером. Так сказать, кую космический щит нашей Родины.

Сказать по правде, Ваша книга мне очень понравилась и произвела сильное впечатление и вот почему. Я с детства увлекаюсь техноисторией, причем как самой техникой, так и боевой историей ее применения. То есть я являюсь техноисториком-любителем. Короче, мне гораздо интересней, почему у немецкого танка Т-III было шесть опорных катков и передняя трансмиссия, чем то - пили или не пили в свободное время шнапс Гитлер и адмирал Канарис. Вы или кто-нибудь другой можете задать мне вопрос: «Сколько эскадренных миноносцев имел Северный флот на 22 июня 1941 года? Я подумаю немного и отвечу, не заглядывая ни в какую книгу, что советский Северный флот на 22 июня 1941 года имел восемь эскадренных миноносцев: пять типа «семерка», а именно «Сокрушительный», «Стремительный», «Гремящий», «Громкий», «Гордый», и три типа «Новик» - Урицкий», «Куйбышев», «Карл Либкнехт». На такие вопросы я готов отвечать часами. Это я к чему? Да к тому, что еще в подростковом возрасте начал задавать себе вопросы относительно Великой Отечественной войны, на которые не знал ответов, и на которые не мог найти ответов в тех книгах, которые были мне доступны. Главная причина даже не в том, что те или иные сведения были «секретны» или их не печатали, а в том, что в книгах о войне, издаваемых в т.н. застойное время, главный упор делался на морально-духовно-психологические моменты, а не на технические. Среди моих предков-родственников были те, кто прошел войну, некоторые даже от начала до конца, но их опрос не мог прояснить картину до конца. Во-первых, есть случаи, которые можно прояснить только с помощью статистики, а ветераны имеют очень богатый личный, но все-таки субъективный опыт. Пехотинец, артиллерист и связист будут рассказывать об одной и той же войне по-разному. Во-вторых, ветераны не могут относиться к войне беспристрастно, что опять-таки приводит к тому, что в их рассказах часто морально-психологические моменты превалируют над техническими. Короче, общение с ветеранами, хотя и помогало мне, но не могло ответить на все вопросы. Я подумал немного (ну прямо как Штирлиц в известном анекдоте) и понял, что мне нужно.Мне нужны были статистические данные. Данные по годам основных показателей промышленности и военного производства СССР и Германии, причем не с начала войны, а, как минимум, с начала тридцатых годов.

Нужны-то мне они, нужны, но где было их взять-то. Выручали любимые с детства журналы: «Техника - молодежи», «Наука и жизнь», «Юный техник», «Моделист-конструктор». Там иногда бывают такие статьи, с такими цифрами - закачаешься. Следующий доступный мне тогда источник - «История Великой Отечественной». В шести томах, так называемая «хрущевская история». Во времена перестройки, да и сейчас это издание подвергается насмешкам и издевательствам, нередко справедливым, но нередко тот или иной «перегиб» служил поводом тому или иному критику для того, чтобы поставить под сомнение все, что было написано в этой книге. Однако, почитав это издание внимательно, я увидел, что оно, как это ни странно, звучит довольно объективно. Да, фамилия Хрущева Н.С. там встречается до неприличия часто (кстати, однажды я решил проверить: а про Брежнева там написано хоть что-нибудь? Написано! Один раз. Правда, не про Малую землю), но, с другой стороны, ход Смоленского сражения 1941 года я понял именно из этой книги (там даже карта есть этого сражения, очень хорошая). Из мемуаров Жукова и Гудериана это узнать тяжело, каждый описывал только «свою часть». Но самое главное, что есть в этих томах - это, конечно, цифры. Выпуск некоторых видов нашей техники дан по типам и по годам, что очень даже неплохо. Но и тут не обошлось без «...». Например, вся артиллерия дается одним махом - «орудия и минометы», да и тут дается ограничение: «орудия с калибром свыше 75-мм». Что это значит? Орудия и минометы - это «две большие разницы», да и орудия бывают разными. По-моему, имело бы смысл такое разделение орудий времен Великой Отечественной войны на классы: противотанковые орудия (ладно, по калибрам не будем делить на большие и маленькие, для начала), легкие полевые калибром до 100-мм (наша ЗИС-3, к примеру), средние полевые (100-130-мм, например, М-30 калибра 122-мм) пушки, гаубицы-пушки и гаубицы, большие полевые (150-200-мм, но до определенного веса), орудия большой мощности, орудия особой мощности. Итого шесть «номинаций» + носимые (возимые) минометы. (Но не самоходные, на базе бэтээров и тягачей! Их тоже надо считать отдельно.) Или, например, легкие танки и БТР противника считаются вместе. Зачем? Ведь это разные вещи, танк, он хоть и легкий, но танк, а БТР - это не танк! Соединяя в себе свойства пехоты, машины, способной передвигаться по бездорожью, и укрепленной пулеметной точки, он приобретает новое системное качество, он не является ни отделением пехоты, ни машиной, ни дзотом, ни танком! Такие вещи надо считать отдельно, ну как это можно не понимать.

Связь

Постепенно до меня начинало доходить, что к чему, на примере германской aрмии 1941 года я начинал понимать, что такое «сбалансированная» армия». Имея в совсем небольшом количестве нужную технику в нужных пропорциях и, самое главное, грамотно организованную, можно добиться потрясающих результатов, приложив в нужном месте в нужное время совсем не фантастические силы, организовав их четкое взаимодействие! Вот тогда и получается так называемый «кооперативный эффект». Суть его в том, что результат одновременного удара разнородных сил в несколько раз превышает сумму результатов действия этих сил, если они будут действовать раздельно. Грубо говоря, если организовать взаимодействие 10 танков и 10 пикирующих бомбардировщиков «по месту, времени и цели» на поле боя, то они уничтожат, ну, допустим, 20 пушек противника, в то же время, если они будут действовать независимо друг от друга, то всего 10 пушек (5 - уничтожат танки, 5 - самолеты). Казалось бы, здравая и в общем-то понятная мысль. Я думаю, что большинство наших генералов перед войной вовсе не были против «взаимодействия разнородных сил и средств», может быть, даже произносили эти слова. Но в том и состоит интересная особенность военного дела, что в нем на вопрос, «как это сделать?» - бывает ответить намного сложнее, чем на вопрос «что надо сделать?» Вроде все всё понимают, вроде бы вот оно, бери и делай, но в результате все ходят вокруг да около, а суть ухватить не могут. А ведь здравый смысл подсказывает, что «разнородные силы и средства» могут действовать «согласованно по месту, времени и цели» в том случае и только в том случае, если они представляют собой нечто цельное, как бы одно целое: не просто 10 танков и 10 самолетов, а часть, подразделение в составе 10 танков и 10 самолетов, к примеру.

А что нужно для того, чтобы оно «представляло одно целое»? Нужно чтобы эти разнородные силы и средства что-то связывало. Связывало! - вот ключевое слово. Какое емкое это понятие - «связывало». Оно включает в себя многое, например, умение летчиков авиации непосредственной поддержки находить, определять, классифицировать и отличать друг от друга «точечные, подвижные, малоконтрастные на фоне земли цели», то бишь, танки, позиции артиллерии и т.д., но главное - это, конечно, радиосвязь. Причем связь должна быть, во-первых, «вниз»: каждый командир должен иметь связь с каждым подчиненным подразделением, во-вторых, «вверх»: каждый командир должен иметь связь со своим непосредственным начальником, в-третьих, «вбок»: каждый командир должен иметь связь с т.н. «приданными средствами старшего начальника» - есть в войсках такое определение. Казалось, все ясно, однако немногие, даже в войсках, представляют себе, что это такое, так сказать, «в натуре».Когда я пришел ко всем вышеназваннным выводам, мне в голову взбрела мысль, которую можно выразить так: побеждают не количеством и даже не качеством, а тактикой и организацией. Самое удивительное, что подтверждение этой мысли я впервые прочитал не в военном журнале, а в техническом («Моделист-конструктор» - в нем была серия статей про немецкие и наши танки). А, как известно, в народе прочно укоренилось представление, что «побеждают не количеством, а качеством». Конечно, это лучше, чем наоборот, но все-таки не совсем правильно. Более качественное оружие - не панацея, мало того, по-моему мнению, думать так - это значит заблуждаться. Яркое тому свидетельство - арабо-израильские войны. Уж чего-чего, а качественного оружия в достаточном количестве у арабов хватало. Но в итоге только в 1973 и 1982 они кое-каких успехов добивались, хотя все равно исход боев был в пользу Израиля. При этом в то же самое время, гораздо меньшее количество этого же оружия в более умелых руках индусов и вьетнамцев нанесло поражение в 1971 г. и 1964-1973 гг. тому же самому западному оружию. Таким образом, получается, что боеспособность армии больше зависит от незримых факторов, которые трудно «пощупать руками» (разведка, связь, целеуказание, боевая подготовка и т.д.).Все эти мысли я озвучивал в спорах со своими товарищами, обсуждая те или иные военные действия (например, война в Чечне), однако у меня никак не получалось свести все свои знания и выводы в систему, потому мои доводы часто звучали неуверенно и хаотично, а когда я начинал говорить о радиосвязи, то на меня вообще начинали косо смотреть, как на того кулика, который хвалит свое болото, ведь я по образованию и должности в армии был радистом. (Кстати, не скрою, я был польщен и испытывал определенную гордость, когда узнал, что, оказывается, Гудериан в дни своей лейтенантско-капитанской молодости был моим коллегой - спецом по связи.) В конце концов, я начал выписывать все, что нашел на эту тему, в специальные тетради, сводил цифры в таблицы, рисовал диаграммы и т.д., пытаясь нащупать, как это все можно выразить ясно и четко. И вот 3-4 октября 2003 года я решил почтить память погибших при защите Белого дома и приехал на памятное место. Среди патриотической и не очень литературы, которой торговали на этом мероприятии, я совершенно случайно нашел Вашу книгу. Сначала решил, что это очередная туфта, но, полистав немного, понял - это как раз то, что нужно! Здорово Вы придумали, я Вам скажу.

Разные «критические» статьи Ваших оппонентов, которые Вы включили в книгу - это очень правильно, так читается намного легче, ведь многие авторы вводят в свои произведения «въедливого скептика» и строят свое повествование в виде диалога с ним. Многочисленные фотографии и, самое главное, рисунки, изображающие состав германской танковой дивизии, тоже хорошая находка. Споря со многими людьми о причинах наших поражений в 1941 году, я заметил, что очень немногие, даже среди мужчин, способны воспринимать цифры, а когда называешь 10 и более разных цифр, чувствуешь, как оппонент «отключается» и уходит в психологическую защиту, думая, что ты хочешь как-то его надуть. А яркие образы в виде рисунков - это как раз то, что нужно! Короче, подобную книгу, я думаю, нужно дополнить и издавать в большем формате с пояснениями, достаточно подробными и яркими цветными рисунками. Почему? Хотя бы потому, что на данный момент вероятность втягивания нашей страны в достаточно широкомасштабный военный конфликт весьма велика, и Вы, наверное, знаете это. Такие книги нужно распространить хотя бы среди офицеров (ей богу, штук 20 Ваших книг я хоть сейчас повез бы в ту часть, в которой служил в последний период своей службы (под Питером), своих денег не пожалел бы).Казалось бы, все в ажуре, но, наверное, я в свое время слишком много технических книжек прочитал и потому, читая Вашу книгу, у меня возникло множество вроде бы мелких, но, как я предполагаю, интересных дополнений на военно-техническо-историческую тему. Эти свои дополнения я решил изложить в своем письме к Вам под названием «Мой ответ товарищу Мухину». Итак...Кое-что в защиту истребителя И-16/

Да, не хотел бы я Вас обижать, но скажу откровенно: по моему мнению, Вы в книге «Война и мы. Часть II» позволили себе «наехать» на истребитель И-16, и я не мог оставить это без внимания. Почему? Потому что истребитель И-16 мне очень нравится, можно даже сказать, я его люблю. Казалось бы, уродец, толстый, kороткий, бочкообразный фюзеляж, крыло, «плавно переходящее в стабилизатор», открытая кабина... но не знаю, есть в нем какая-то особая грация. Можно сказать, И-16 очень гармоничный самолет при всем уродстве отдельных частей, собранные вместе, они оказываются очень даже «в тему», в результате И-16 приобретает какой-то законченный, по-своему изящный вид. Безусловно, И-16 - шедевр, вершина творческой карьеры Поликарпова именно как инженера, как «свободного художника», если хотите. Истребители, которые он делал до «И-16», а именно: «И-2», «И-5», И-15» - можно рассматривать, как подготовку к самому главному делу товарища Поликарпова. Далее Поликарпов удачно «эксплуатировал тему», создавая всевозможные модификации И-16-го, создал удачную импровизацию И-15 - получился И-15 с убирающимися шасси, который назывался И-153 «Чайка». Далее был закат, следующая серия истребителей Поликарпова - И-17, И-180, И-185 - была неудачной несмотря на отдельные оригинальные технические решения. Ну, так что это был за самолет - И-16? Забегая вперед, скажу об еще одной особенности И-16. И-16 был первым массовым истребителем, созданным незападной цивилизацией, который вместе со своим собратом И-15 вступил в бой с авиацией империалистов, т.е. авиацией Запада. Многие до сих пор не понимают, какое историческое значение имел тот факт, когда первый раз И-15, пилотируемый русским летчиком-добровольцем, пулеметными очередями вогнал в землю самолет, созданный на Западе. К примеру, англичане и немцы, французы и итальянцы могли вести друг против друга какую угодно воздушную войну, могли собирать для этого какие угодно многочисленные силы и создавать самые наиинтереснейшие и оригинальные модели летательных аппаратов. Но до поры до времени все это было «разборками между своими». Когда две банды делят между собой город, простому человеку по большому счету ведь все равно, кого бояться, так и какому-нибудь негру в каком-нибудь Заире: ну, какая ему была разница, кто издевался над его народом - бельгийцы, немцы или, как сейчас, - американцы. Принципиально ситуация изменилась тогда и только тогда, когда в руках представителя незападного мира появилось оружие незападного же производства и по совокупности свойств не уступающее западному. (В данном контексте, говоря слово «производства», я имею в виду весь цикл, начиная от замысла и идеи «изделия».) Когда такое оружие появилось в руках незападного человека - все! Прежняя эпоха кончилась. Кончилось время «опиумных войн», уничтожения самобытных незападных культур типа Ацтекского государства и т.д. Начался период длительной и тяжелой «борьбы на равных», которая, может быть, закончится еще при жизни моего поколения, а, может быть, продлится еще пару сотен лет. В этой борьбе Запад может одерживать отдельные победы типа развала Советского Союза, но окончательная победа все равно будет за нами. И
в этом деле роль И-16 весьма велика, первому всегда тяжелее. Но это политика, а теперь рассмотрим технику. Как Вы, уважаемый товарищ Мухин, оцениваете И-16? Чтобы не быть голословным, буду приводить цитаты из Вашей книги «Война и мы. Часть II», которая была издана в 2001 году издательством НПО «Профиздат». Итак, Ваши наезды на «И-16» на страницах Вашей книги можно выразить в виде тезисов:

1. Истребитель И-16 был конструкторским тупиком. Вы так и пишете: «Но главное, это был, как и самолет И-16, конструкторский тупик» (стр. 127).

2. Истребитель И-16 Вы почему-то сравниваете с немецким истребителем Ме-109, естественно, не в пользу первого.3. Поликарпов мог бы придумать и сделать истребитель лучший, чем И-16 в начале 30-х годов, но не сделал это: «...их невозможно было, модернизируя, поддерживать в современном состоянии сколько-нибудь длительное время. Виноват ли Поликарпов? Думаю - да» (стр. 97).

4. В создании И-16 очень деятельное участие принимал не кто иной, как товарищ Тухачевский. Поликарпов делал свой самолет чуть ли не под диктовку Тухачевского: «И поскольку заказывал вооружение Тухачевский, и именно он задал Поликарпову параметры маневренности...» (стр. 97) - Юрий Игнатьевич! Вы слишком высоко оцениваете гражданина Тухачевского.5. Истребитель И-16 был малопригоден для боев: «...СССР потратил огромные усилия на постройку этих малопригодных для реального боя машин» (стр. 98).

Доводы

Ну что же, начнем. Пункт первый. Казалось бы, тут Ваша правота очевидна: главным козырем И-16-го была маневренность, а опыт воздушных боев середины ХХ века показал, что главными свойствами истребителя стали три «кита»: 1. Скорость; 2. Скороподъемность («вертикальный маневр»); 3. Сильное вооружение («мощный удар»), ну о чем еще тут можно спорить? И так все ясно. Но не говорите гоп, пока, так сказать, не перепрыгните. Если Вы интересуетесь современным развитием авиации, то не могли не заметить, что о маневренности истребителей заговорили снова («снова», значит, с 1970-х годов). Причем с таинственным видом стали говорить о какой-то «сверхманевренности». К чему бы это? И тут оказывается, что старик Поликарпов, создавая И-16, заглянул в будущее. Не буду останавливаться на перипетиях изменения тактики воздушного боя, которые «реанимировали» маневренность истребителя в нынешнее время, а рассмотрю лишь некоторые вопросы техники. За счет чего конструкторы 30-х обеспечивали маневренность своих самолетов?Вот считается, что истребители Яковлева были маневреннее «мессеров», почему? Так сказать, «лобовое» решение вопроса - сделать так, чтобы нагрузка на крыло (она измеряется в кг/м2) была меньше. Как это сделать? Опять-таки решение «в лоб»: сделать самолет, во-первых, полегче, а во-вторых, площадь крыла побольше. Но вот тут проблемы-то и начинаются: делаешь площадь крыла больше - вес самолета растет, как на дрожжах, ведь крыло, оно же ведь не из воздуха делается, а любая деталь что-то весит, удлинил лонжероны, нервюры, натянул-набил больше материала для увеличения площади крыла и все - вес вырос! А тут еще вторая проблема: если увеличиваешь площадь крыла, то резко возрастает сопротивление воздушному потоку. Вопреки распространенному мнению, самое сильное сопротивление набегающему потоку создает именно крыло (!), а не фюзеляж. Если сделать крыло дюже большим, то оно будет слишком сильно «тормозить». Причем сопротивление оказывают не только передняя кромка крыла, но и сами поверхности, как бы «обтирая» воздух, как наждак об дерево. Вот и пришли мы к диалектическому противоречию: маневренность - скорость. Что делать? И Поликарпов нашел выход (давайте вспомним, что на момент своего создания И-16 был самым быстроходным истребителем). Конечно, Поликарпов не забыл ни про легкий вес своего самолета, ни про наибольшую площадь крыла при заданных условиях, но все-таки главная «фишка» И-16-го была в другом. Любой самолет, как и всякая материальная конструкция, имеет точку, которая называется «центром масс», я надеюсь, Вы в курсе, что это такое, как-никак инженер все-таки. Но в любом самолете есть еще одна чисто специфическая, чисто самолетная точка. Она называется «аэродинамический фокус» самолета. Что это такое? Это такая точка, из которой направлен в ту или иную сторону специальный вектор. Этот вектор является векторной суммой всех аэродинамических сил, действующих на самолет, и называется «равнодействующая аэродинамических сил». Какой смысл имеет эта точка и этот вектор? Представим себе, что самолет можно прибить гвоздями к воздуху, как доску к стене, а потом взять его рукой в «специальном месте» и пошуровать вокруг оси - гвоздя туда-сюда, как доску, прибитую к стене одним гвоздем, можно вокруг этого гвоздя шевелить рукой. Ну так вот: точка, в которой мы прибиваем самолет к воздуху своеобразным «гвоздем», - это центр масс самолета, и относительно этого центра масс самолет, так сказать, «вращается». А вот «специальное место», за которое его держит и вращает вокруг центра масс некая «рука», это и есть «аэродинамический фокус», а «рука» - это не что иное, как вектор, «равнодействующая аэродинамических сил».


Как же расположены относительно друг друга эти две точки: Ц.М. и

А.Ф.? А по-разному. Тут возможны три варианта:

1. А.Ф. «впереди» Ц.М., тогда самолет лететь прямо просто не может, такой самолет называется «динамически неустойчивым» и будет просто кувыркаться. Никакой летчик не сможет «напрямую» им управлять, но, с другой стороны, именно такой самолет и будет сверхманевренным!

Пытаться управлять таким самолетом все равно, что пытаться удержать железный шарик на кончике иглы. Зато такой самолет запросто сделает знаменитую «кобру Пугачева». Но как им управлять? А что если заставить управлять таким самолетом компьютер, а летчик будет «управлять» этим самолетом опосредованно, шуруя джойстиком в кабине? Вот именно так сделан наш истребитель СУ-27 и все машины на его базе: СУ-32, СУ-34, СУ-35, СУ-33, СУ-37. Все эти самолеты являются «динамически неустойчивыми» и смогли появиться только благодаря наличию очень мощных и при этом маленьких и легких ЭВМ.

2. А.Ф. и Ц.М. «совпадают». В этом случае самолет называют «нейтральным». Управлять таким самолетом все равно, что пытаться удерживать стальной шарик на кончике пальца. Трудно, но возможно. Не знаю, может быть, мои познания по истории авиации не совсем полные, но я знаю всего два доведенных до серийного производства «нейтральных» самолета, это И-16 и МИГ-29. Сюда еще можно добавить американские изделия фирмы «БЕЛЛ»: Р-39 «Аэрокобра» и Р-63 «Кингкобра». У них тоже А.Ф. и Ц.М. почти совпадают, потому что американские инженеры засунули двигатель у этих самолетов («алисон» в случае с «Аэрокоброй») прямо им в середину корпуса, сильно «сдвинув» Ц.М. назад. Но, с другой стороны, насколько я знаю, «сверхманевренность» этим «американцам» изначально в качестве их свойства не закладывалась и рассматривалась скорее как помеха, а не достоинство. По крайней мере, по рассказам наших фронтовиков-летчиков, летавших на «Аэрокобрах», при расстреле всего боезапаса этих истребителей у них Ц.М. смещался еще более назад, управлять самолетом становилось еще сложнее, многие неопытные летчики не справлялись с управлением и сваливались либо в штопор, либо просто в беспорядочное падение, что служило сигналом для немецких пилотов: «у русских кончились боеприпасы», что безусловно отражалось на обстановке в бою. Если бы конструкторы «Аэрокобр» рассматривали маневренность своих изделий как одно из достоинств, то, скорее всего, они постарались бы устранить такой недостаток, как изменение управляемости при расходе боеприпасов, хотя я не знаю полностью историю создания «Аэрокобры». Кстати, западники до сих пор тужатся-тужатся создать «неустойчивый» самолет, но ни черта у них с их F-22 «Рэпторами», Х-31, «Еврофайтерами» не получается. Ну, с МИГ-29 все ясно, опять компьютеры помогают «удержать шарик на пальце», а как с И-16? А никак, приходилось нашим пилотам становиться акробатами и все это делать «вручную». Вот Вы, уважаемый Юрий Игнатьевич, как-то написали, что истребителем И-16 было трудно управлять, а в чем эта трудность заключается, сказать забыли. Неискушенный читатель (ох уж эти неискушенные читатели) может подумать, что для «шурования» ручкой управления этого самолета приходилось прикладывать недюжинную силу, так сказать, летчики-богатыри всем телом наваливались на ручку управления, чтобы хоть как-то сдвинуть ее с места, так что ли было? Это как-то странно сочетается с тем мнением, что И-16 был очень маневренным, то есть он, конечно, был маневренным, только вот ручку управления с места было не сдвинуть... А как было на самом деле? А на самом деле вся сложность управления И-16 как раз и заключалась в том, что уж очень легко он реагировал на малейшее колебание ручки, так сказать, был очень чувствительным. Забыл опохмелиться перед утренним вылетом и все, летишь, дрожа крыльями. Плохо это или хорошо? Да как сказать. Для неопытного летчика плохо, а для опытного, наоборот, - хорошо. Ну так вот, получается, что И-16 был первым в мире серийным самолетом, маневренность которого обеспечивалась не только отношением вес - площадь крыла, но и «нейтральной» конструкцией. (На самом деле, конечно, А.Ф. у И-16 был чуть-чуть сзади Ц.М., но вот именно что чуть-чуть.)Вторым таким самолетом стал МИГ-29, так что И-16 если и не дедушка

Теги: и-16
В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.
e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Ноя >
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама