Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Война в Чечне (1994-1996)
Отправить другу

Сдача Грозного — сдача Чечни

Договоренности в Назрани породили массу противоречий, и к этому времени стало уже совершенно очевидно, что они работали больше в пользу сепаратистов, нежели федеральных войск. В начале августа 1996 года Масхадовым был отдан приказ незаконным вооруженным формированиям о воспрещении продвижения колонн федеральных войск по дорогам на юго-востоке республики. На маршрутах движения воинских колонн устанавливались взрывные устройства и противотанковые мины. К примеру, 1 августа в 200 метрах от КПП федеральных войск на противотанковой мине подорвался бронетранспортер внутренних войск, в результате чего трое военнослужащих получили ранения. В тот же день на участке дороги Вашиндарой— Шатой нашими саперами было обезврежено пять взрывных устройств и на следующий день— еще одно.

Противоречия между 3. Яндарбиевым и известными полевыми командирами все более обострялись. В этой обстановке, не имея реального доступа к источникам финансовых средств, новый лидер сепаратистов стал предпринимать решительные шаги для укрепления своего авторитета. После того как полевые командиры под страхом смерти запретили исполняющему обязанности премьер-министра правительства ЧРИ В. Хазуеву, занимающемуся сбором средств в мусульманских странах, выполнять распоряжения Яндарбиева, лидер сепаратистов стал активно сближаться с А. Масхадовым, начинающим играть все более заметную роль среди военных руководителей Ичкерии, и популярным командиром А. Закаевым.

Тем временем в Грозный продолжали стекаться отовсюду вооруженные боевики. Разведка 5 августа подтверждала сведения о намерениях боевиков нанести удар по военным и гражданским объектам в Грозном. Министр внутренних дел генерал А. Куликов неоднократно докладывал в Центр о накоплении боевиков в столице Чеченской Республики и призывал к немедленному введению чрезвычайного положения в Чечне и «зачистке» Грозного от накопившихся там бандформирований. Однако новый Секретарь Совета Безопасности Российской Федерации генерал А. Лебедь всячески стремился к продолжению процесса мирного урегулирования и выполнению достигнутых договоренностей, в соответствии с чем армейские части к этому времени ушли из центра Грозного на его окраины — в Ханкалу и Северный, а группировка внутренних войск постепенно сокращалась.

Деятельность А. Лебедя в Чечне, направленная на активное взаимодействие с руководством сепаратистов в обход легитимного руководства республики, фактически лишила остатков авторитета и власти законно избранного главу Чечни Д. Завгаева. Из радиоперехвата переговоров лидеров незаконных вооруженных формирований стало известно, что назначение А. Лебедя уполномоченным представителем Президента России в Чечне являлось условием начала боевых действий боевиков в Грозном, сосредоточившихся там еще до выборов.

Руководители сепаратистов перед началом боевых действий в Грозном провели тщательную разведку и планирование операции. Каждому отряду был «нарезан» свой район действий и поставлена конкретная задача по этапам операции. В основу плана захвата Грозного легла концепция А. Масхадова, включающая следующие основные задачи операции: блокирование частей и подразделений федеральных войск в местах их дислокации и на блокпостах с целью исключить возможность их участия в удержании тех объектов, которые по плану боевиков должны быть захвачены или уничтожены; сосредоточение сил и средств для штурма правительственных зданий и ключевых военных объектов; создание рубежей обороны на возможных путях подхода федеральных войск из других районов Чеченской Республики, их остановка с помощью организации засад и применения управляемых фугасов; вынудить федеральные войска максимально расходовать материально-технические средства и боеприпасы. Бандиты понимали, что в городских условиях, где затруднено использование войсками тяжелого вооружения и поддержки с воздуха, силы федеральных войск и незаконных вооруженных формирований уравниваются. Сепаратистами учитывались также слабое ориентирование военнослужащих в Грозном и в то же время умелое использование боевиками скрытых путей подхода и отхода.

При выполнении своего плана боевики ввели часть сил в город задолго до начала боевых действий и, таким образом, с началом операции 6 августа успешно выполнили первую задачу — блокировали части и подразделения федеральных войск в местах дислокации и на блокпостах, подвергая их массированному обстрелу. Одновременно боевикам удалось уничтожить часть бронетехники выдвигающихся разведывательных подразделений 204 омсп. и 1398 орб.

В своих действиях в Грозном 6—14 августа 1996 года бандформирования использовали недостатки в обороне города блокпостами, которые в большинстве оказались зажатыми в узком пространстве между близлежащими домами. Благодаря этому боевые группы чеченцев могли свободно перемещаться по городу в различные районы, используя маршруты, неприкрытые блокпостами. Это позволило руководству сепаратистов сосредоточить основную часть своих сил и средств на штурме главных объектов города.

Для удержания личного состава федеральных войск от активных боевых действий на блокпостах боевики применили следующую тактику. На офицеров и солдат перед вводом незаконных вооруженных формирований в город оказывалось психологическое воздействие: распространялись листовки с призывом не оказывать вооруженного сопротивления и не обстреливать друг друга на блокпостах на окраинах города. Аналогичное обращение было передано Масхадовым по радио. По сопротивляющимся блокпостам и местам дислокации федеральных войск наносился массированный огонь из всех видов оружия с целью максимального поражения личного состава, его деморализации, запугивания и исключения возможности ведения каких-либо действий вне блокпостов. Снижение активности личного состава на заставах и блокпостах и их возможностей по наблюдению достигалось за счет интенсивного снайперского обстрела. На каждый объект, в зависимости от его значения, выделялось по 1—2 снайпера, действующих в составе группы с гранатометчиком и автоматчиком.

Кроме того, боевики использовали свою обычную тактику — «удар-отход» мелких групп. Такие группы, как правило, осуществляли кратковременный обстрел из-за укрытий, после чего меняли позиции. Попав под ответный обстрел, группа моментально рассеивалась и переходила на другое место.

Наиболее эффективное противодействие боевикам оказывалось тогда, когда из расположении федеральных войск открывался огонь 82-мм минометов по предварительно пристрелянным перекресткам и возможным подступам. Также оказалось эффективным применение небольших подразделений войск вокруг города на вероятных маршрутах подвоза боевиками боеприпасов и материальных средств — при непосредственной поддержке боевыми вертолетами.

10 августа боевиками были фактически захвачены центр Грозного, основные улицы и перекрестки, при этом боевики продолжали блокировать блокпосты, КПП и комендатуры; велся обстрел пунктов временной дислокации федеральных войск. На маршрутах выдвижения частей федеральных войск устраивались засады и долговременные опорные пункты. В Грозный продолжало стекаться подкрепление боевиков из других районов Чечни. Из населенных пунктов Беркаи-Юрт через Старую Сунжу в город боевикам подвозилось оружие и боеприпасы, эвакуировались раненые. При этом отмечалась доставка раненых боевиков в Хасавюрт (Дагестан) и через территорию Дагестана в Азербайджан.

Прибывшее 10 августа в Грозный пополнение незаконных вооруженных формирований практически не имело опыта крупномасштабных боевых действий и совершенно не ориентировалось в городе. В связи с этим командование сепаратистов распределило среди них опытных инструкторов и боевиков, имеющих достаточный опыт ведения боя в городе. Среди пополнения наблюдались и группы наемников, в том числе из Турции и Афганистана. Одна из таких групп действовала в районе автостанции. Среди боевиков отмечалась нехватка специалистов по эксплуатации захваченной боевой техники (САУ, танков и БТР), что не позволяло им активно ее применять.

О напряженности боев в Грозном свидетельствует подвиг командира батальона спецназа внутренних войск капитана Дмитрия Ларина. Идя на выручку группе спецназовцев батальона, удерживавших в окружении опорный пункт на площади Минутка, он 7 августа лично возглавил группу бронемашин с подкреплением и боеприпасами. Чудом прорвавшись к своим под огнем противника, хоть и с потерями, сам дважды контуженный, он принял на себя командование опорным пунктом и удерживал оборону под непрерывными атаками боевиков четверо суток.

Когда кончились медикаменты и были на исходе боеприпасы, капитан решил прорываться в пункт постоянной дислокации с ранеными и за пополнением. Трижды под огнем противника, проявляя отвагу и смекалку, он прорывался на Минутку. 13 августа во время последнего «рейса» на Минутку капитан был тяжело ранен и благодаря отваге подчиненных спасен от гибели.

Многим раненым военнослужащим он спас жизнь и обеспечил удержание важного объекта города до конца. За мужество и героизм майору Дмитрию Вячеславовичу Ларину было присвоено звание Героя Российской Федерации.

По обнаруженным скоплениям боевиков, а также по зданиям, где были засечены их пункты управления, наносились удары фронтовой авиации и артиллерии. 13 августа в некоторых отрядах боевиков из-за значительных потерь и недостатка боеприпасов сложилось трудное положение. Учитывая призыв Президента Российской Федерации Б. Н. Ельцина возвратить ситуацию в Чечне к положению на 5 августа: вывести из Грозного отряды боевиков и вернуться к выполнению назраньских договоренностей,— командующий ОГВ в ЧР генерал К. Пуликовский обратился к жителям чеченской столицы с предложением покинуть город в течение 48 часов по коридору через Старую Сунжу.

Он не называл это ультиматумом, но оставлял за собой право в сложившейся обстановке по истечении объявленного срока использовать все имеющиеся силы и средства, в том числе бомбардировочную и штурмовую авиацию, реактивные системы залпового огня и артиллерию — для ударов по местам скопления боевиков и их позициям. Сепаратисты не сомневались в решительности Пуликовского, потерявшего в Чечне своего сына — офицера, и это возымело действие. Некоторые полевые командиры тогда, без согласования с Масхадовым, вывели свои отряды из Грозного для укрытия в отдаленных селениях. Однако Секретарь Совета Безопасности России А. Лебедь отреагировал на заявление Пуликовского критически и настоял на неприменении силы и продолжении переговорного процесса.

Установлено, что чеченские незаконные вооруженные формирования в ходе августовских боев в Грозном дважды испытывали серьезные проблемы, связанные с потерями, нехваткой оружия и боеприпасов. Оба раза, 9 и 13 августа, руководство чеченских сепаратистов активизировало свою деятельность по форсированию переговорного процесса. Для поддержания боевого духа боевиков в Грозном руководство незаконных вооруженных формирований распространяло дезинформацию о гибели Д. Завгаева, завышались данные о потерях федеральных войск и замалчивались собственные потери.

14 августа 1996 года в ходе встречи командующего Объединенной группировкой федеральных войск генерала К. Пуликовского и НГШ ЧРИ А. Масхадова было достигнуто соглашение о прекращении с 12.00 14 августа боевых действий на всей территории республики. При этом было совершенно очевидно, что данное соглашение будет распространяться скорее всего только на федеральные войска, особенно после поражения в Грозном. В течение дня местные представители незаконных вооруженных формирований вели переговоры с командирами частей и подразделений федеральных войск по обмену пленными, ранеными и убитыми. Несмотря на договоренности и распоряжения А. Масхадова, перестрелки в Грозном не прекращались, а некоторые полевые командиры открыто отказались их выполнять.

15 августа в Чечню прибыл Секретарь Совбеза России А. Лебедь, в селе Старые Атаги состоялась его встреча с 3. Яндарбиевым и А. Масхадовым.

Только 17 августа обстановка в Грозном относительно стабилизировалась. Взяв под контроль большую часть районов города, боевики поставили командование федеральных войск в невыгодное положение. Сложившуюся ситуацию сепаратисты оценивали как победу над федеральными войсками по всей Чечне. Изображая перемирие, они действовали как обычно:

пополняли боезапас, восстанавливали укрепления и доукомплектовывали свои отряды. В городе по приказу А. Мовсаева, выполнявшего роль руководителя департамента госбезопасности Ичкерии, боевиками выявлялись и уничтожались лица, сотрудничавшие с федеральными войсками и правительством Д. Завгаева. В районах Черноречье и Алды боевики Р. Гелаева, пользуясь затишьем, занимались мародерством и разбоем.

22 августа 1996 года в результате встречи Лебедя и Масхадова в Хасавюрте было заключено Соглашение о неотложных мерах по прекращению огня и боевых действий в Грозном и на территории Чеченской Республики, в котором предусматривались окончательное прекращение огня и вывод федеральных войск с 12.00 23 августа.

Несмотря на достигнутые договоренности, боевики не оставили ни одной из занимаемых ими позиций, повсеместно проводили работы по укреплению и инженерному оборудованию своих рубежей на случай срыва переговорного процесса и возобновления боевых действий. 25 августа они лишь в Октябрьском районе Грозного отошли от линии соприкосновения с федеральными войсками на безопасное расстояние.

К 28 августа под контроль боевиков перешли города Гудермес, Аргун и Шали, а с 30 августа там начался процесс смены руководства местных органов власти, назначенного Д. Завгаевым, на представителей сепаратистов. Отряды самообороны Урус-Мартановского района встали на защиту своих населенных пунктов и в ходе боев захватили в плен несколько наемников, среди которых были граждане Турции, Пакистана, Азербайджана и России. В ходе допроса наемники сообщили, что каждый из них за месяц участия в боевых действиях получал от 1 200 до 1 500 долларов США. Кроме того, за каждого убитого офицера федеральных войск выплачивалось дополнительное вознаграждение в размере до 1 000 долларов, а за рядового и сержанта— от 200 долларов и более.

К 4 сентября группировка боевиков в Грозном составляла уже 2 000 человек. На вооружении боевиков имелось 2—3 танка, 3—4 БМП, 2 САУ, 6— 8 БТР, 5—6 минометов. Одна часть группировки была сосредоточена в правительственном квартале и насчитывала до 500 хорошо вооруженных боевиков, называвших себя президентской гвардией.

В этот период вновь стали известны факты издевательств сепаратистов над пленными военнослужащими в Грозном. Зверства бандитов и их ненависть к военнослужащим федеральных войск была сродни зверствам фашистов на оккупированных территориях России в годы Великой Отечественной войны. Ситуация с легкой победой над великой державой как никогда способствовала повсеместному проявлению вседозволенности и безнаказанности бандитов. Так, в районе улицы Красных Фронтовиков и по проспекту Революции в разное время в конце августа были обнаружены соответственно 9 и 15 трупов военнослужащих федеральных войск, залитых по голову в бетон. По свидетельствам очевидцев, их заливали бетоном другие военнопленные под угрозой расстрела боевиками из группировки «серые волки».

К этому времени уже начали функционировать органы власти, формируемые в основном из боевиков, и в Грозном. Руководством сепаратистов была произведена полная замена состава городской мэрии, на которую были возложены обязанности руководства всеми коммунальными, медицинскими, общеобразовательными и другими объектами города. Городская мэрия разместилась в здании гостиницы «Арена». На руководящие посты сепаратисты везде назначали своих людей, при этом ключевые посты и должности в администрации Грозного занимали преимущественно чеченцы из горных районов (в основном представители тейпа Мелхи, т. е. дудаевского). Так, мэром Грозного был назначен Лечо Дудаев (племянник Д. Дудаева). Контролировал назначения на руководящие посты старший брат Дудаева — Вес-хан Дудаев. Им и его ближайшим окружением была негласно установлена «цена» на определенные должности в городской администрации, причем минимальная сумма достигала 50 тысяч долларов США.

В Гудермесе главой местной администрации был назначен Ахмед Абашев, начальником РОВД — Хазам Сасадов, комендантом — Сулейман Ямодаев, мэром города — Абдурахман Эзамбиров. В Шали были назначены: мэром города — Заур Ножаев, комендантом — Якуб Усманов, военным комиссаром — Сайд Гатаев, начальником ДГБ — Резван Агаев, главой района— Якуб Гужманов. Все главы администраций Ачхой-Мартановского района были отстранены сепаратистами от своих должностей, а власть передана назначенным сепаратистами комендантам. В самом Ачхой-Мартане глава администрации и начальник РОВД были взяты боевиками под домашний арест до выяснения степени их «пособничества промосковскому режиму и оккупационным войскам». Приказом 3. Яндарбиева начальником РОВД Ножайт-Юртовского района был назначен бывший командир отряда боевиков Абалаев. Таким образом осуществлялась постепенная сдача власти по всей Чечне.

Одновременно развернулась борьба за власть между полевыми командирами, вернувшимися после боев в Грозном в места своего прежнего проживания. В частности, один из авторитетных полевых командиров Р. Хайхороев (убит в августе 1999 года в результате внутренних разборок) не желал признавать назначенного комендантом Бамута У. Мержоева. В Гудермесском районе в борьбе за пост главы администрации образовалось противостояние между братьями Ямадазаевыми и Р. Гелисхановым.

С 1 сентября в Чечне вводились шариатские нормы жизни. За каждое их нарушение виновнику начислялись «штрафные» баллы. Лицу, набравшему 100 баллов и более, предлагалось покинуть место своего постоянного проживания, населенный пункт или район Чечни, либо его выдворяли насильно. Очевидно, что данная мера была направлена в первую очередь на вытеснение остатков русскоязычного населения, незнакомого с исламскими канонами и не принимавшего их.

В Шелковском районе Чечни после подписания договора о прекращении боевых действий дома русских семей почти каждую ночь обстреливали из стрелкового оружия, дворы забрасывали гранатами. У жителей русскоязычной части населенных пунктов района отбирали урожай, скот и птицу. Боевики угрожали уничтожить казаков, а затем продолжить проведение терактов в России. Чеченская молодежь, имея на руках огнестрельное оружие, практически не задумываясь применяла его против русских. Отмечались случаи участия детей в военизированных играх «убей русского».

6 сентября сепаратисты праздновали День независимости Ичкерии, в честь которого в Грозном состоялся большой митинг. На нем с речью выступил новый глава ЧРИ 3. Яндарбиев, который призывал рассматривать Чечню как самостоятельное независимое государство. Празднование прошло относительно спокойно, в ряде населенных пунктов и в столице Чечни отмечались большие скопления вооруженных людей и техники, но без каких-либо столкновений.

Несмотря на имеющуюся договоренность командования ОГВ с лидерами сепаратистов о порядке вывода частей федеральных войск и обеспечения прохождения колонн в образованных коридорах, боевики под различными предлогами пытались воспрепятствовать движению воинских колонн, продолжались провокационные обстрелы частей федеральных войск, особенно в темное время суток. По мере вывода из Грозного воинских частей, на их позиции и места дислокации сразу же прибывали формирования боевиков, нарушая тем самым договоренности между Лебедем и Масхадовым об одновременном выводе всех вооруженных формирований из столицы Чеченской Республики и передаче силовых функций временным объединенным комендатурам.

Другим нарушением договоренности со стороны сепаратистов было то, что они до этого времени не выдали тела погибших военнослужащих, а также раненых и пытались их в частном порядке обменять на захваченных в бою боевиков или получить за них денежный выкуп. Это при том, что федеральные войска еще 29 августа отпустили всех находившихся у них в плену боевиков без всяких условий. Весь сентябрь поступала информация об использовании в селе Шарой на различных хозяйственных и строительных работах 20 российских военнослужащих.

В этот период развернул свою деятельность «департамент государственной безопасности Ичкерии» под руководством Абу Мовсаева. По его личному указанию 2 сентября в 3—4 микрорайонах Грозного были расстреляны пятеро чеченцев, обвиняемых в мародерстве и грабеже. В городе были созданы фильтрационные пункты для лиц, подозревавшихся в сотрудничестве с федеральными войсками и не имевших документов, удостоверяющих личность. Подписание 5 сентября Яндарбиевым указа «Об амнистии в ознаменование пятой годовщины Дня национальной независимости ЧРИ» преследовало цель продемонстрировать стремление вооруженного руководства Чечни к гражданскому миру и согласию. Вместе с тем этот документ фактически узаконил деятельность ДГБ и других аналогичных структур, созданных сепаратистами для преследования и физического устранения своих противников. В частности, пункт второй данного указа свидетельствовал о том, что под амнистию не попали лица, совершившие тяжкие военные и государственные преступления, в отношении которых возбуждено уголовное дело о военной агрессии Российской Федерации против Чеченской Республики Ичкерия. Это позволяло сепаратистам и далее продолжать розыск и преследование лиц, не поддерживавших новую власть.

Именно в это время были казнены российские заложники из числа военнослужащих-контрактников. Кадры этой казни официально были продемонстрированы летом 1999 года по российскому телевидению.

10 сентября в Грозном завершил работу четвертый съезд политических партий и движений Чечни. Участники форума выразили полную поддержку подписанных Лебедем и Масхадовым мирных договоренностей. По сообщению министра печати и информации Ичкерии М. Удугова, участников съезда ознакомили с посланием Секретаря Совета Безопасности Российской Федерации А. Лебедя. В работе съезда приняли участие представители всех политических организаций республики, за исключением представителей Д. Завгаева, который назвал грозненский съезд попыткой изоляции законной власти.

Из Грозного часть боевиков стала разъезжаться по местам постоянного проживания, но провокации с их стороны по-прежнему не прекращались. Части федеральных войск постоянно подвергались огневому воздействию. На блокпостах и в базовых районах в адрес военнослужащих постоянно звучали угрозы со стороны чеченцев и требования скорейшего вывода из Чечни.

В связи с нехваткой у сепаратистов денежных средств ими в это время готовилось проведение ряда крупных финансовых махинаций типа «воздушного авизо». По данному вопросу из Москвы в Чечню приезжали отдельные криминальные авторитеты, а также представители деловых кругов, через которые планировалось провести всю операцию. Руководство сепаратистов в ходе такой «операции» намеревалось разово изъять более 10 миллиардов рублей.

Лидеры сепаратистов, добиваясь выхода Чечни из состава России, торопились закладывать фундамент для формирования суверенного государства, создавая для этого все необходимые атрибуты: независимое от России правительство республики, законодательство и уголовный кодекс, полностью ориентированные на исламский мир и законы шариата, собственные силовые структуры. По словам А. Закаева, ими прорабатывались вопросы финансирования республики на начальном этапе самостоятельности. Первичную помощь (до 1 миллиарда долларов США) им обещали влиятельные исламские политические круги Кувейта и Ирака.

В соответствии с указом 3. Яндарбиева, на территории Чечни с 12 сентября вводился в действие «уголовный кодекс», не имеющий ничего общего с Уголовным кодексом Российской Федерации. Более того, действие норм УК РФ на территории Чечни отменялось. Органам суда Чечни предоставлялось право вершить суд без присутствия обвиняемого, при этом исполнение приговора в отношении высшей меры наказания возлагалось на силовые структуры «независимо от места нахождения приговоренного». Смертная казнь предусматривалась за измену ЧРИ, за умышленное убийство и вероотступничество — отказ мусульманина от ислама. За другие преступления, регламентирующие бытовую жизнь, назначались наказания от штрафа и ударов палками—до одного, трех и десяти лет тюрьмы, в зависимости от тяжести вины. 10-летний срок заключения под стражу применялся только как замена смертной казни при умышленном убийстве. За все иные преступления наказания назначались в основном на срок от нескольких месяцев до года тюрьмы.

Публикация данного «уголовного кодекса ЧРИ», закреплявшего власть сепаратистов, велась на страницах грозненской газеты «Ичкерия». В целях реализации в отрядах боевиков положений нового уголовного кодекса, во всех формированиях вводилась должность председателя шариатского суда.

К середине сентября сторонники Д. Завгаева еще не собирались отказываться от власти. При необходимости они были способны выставить против сепаратистов несколько тысяч вооруженных людей. Об этом свидетельствует и тот факт, что сторонники Завгаева, при нахождении его у власти, получили со складов федеральных войск более 5 000 единиц стрелкового оружия, и более 10 000 единиц было выдано работникам МВД Чеченской Республики. В селе Знаменское брат Завгаева вел работу по формированию вооруженных отрядов для борьбы с сепаратистами. Число вооруженных сторонников Завгаева в этом районе достигало тысячи человек. Попытки сепаратистов нейтрализовать их деятельность первоначально успеха не имели.

Большая часть населения Урус-Мартановского района также склонялась на сторону Завгаева, но к середине сентября заняла выжидательную позицию. До 50 местных жителей продолжали активную борьбу с сепаратистами. В основном это были люди, у которых от рук боевиков погибли родные и близкие. В связи с тем что в Урус-Мартане сложился определенный паритет сил между чеченскими сепаратистами и вооруженными сторонниками Д. Завгаева, противоборствующие стороны избегали конфликтов. В значительной степени их «мирное сосуществование» обусловливалось жесткой позицией местных старейшин, категорически отрицавших даже возможность возобновления вооруженных столкновений в Урус-Мартане. В самом Урус-Мартане не прекращалась торговля оружием и боеприпасами (автомат Калашникова стоил 1,5—2 миллиона рублей, по курсу 1996 года, в зависимости от модификации).

Д. Завгаев через начальника Главного управления Казачьих войск при Президенте Российской Федерации А. Семенова обратился к атаману Терского казачьего войска с предложением начать совместную борьбу с сепаратистами в Чечне, при этом пообещал снабдить казаков оружием, боеприпасами и боевой техникой. Атаман Терского казачьего войска В. Шевцов от данного предложения отказался.

Отмечались все новые факты нарушения чеченцами договоренностей, подписанных Лебедем и Масхадовым. В Грозном продолжала наращиваться группировка незаконных вооруженных формирований. Боевики брали под контроль все передвижения федеральных войск по территории республики, вблизи населенных пунктов на дорогах выставляли контрольные посты. При этом руководство сепаратистов требовало убрать блокпосты и контрольно-пропускные пункты федеральных войск, созданные по подписанному обеими сторонами соглашению, а отряды боевиков, в том числе с техникой, перемещались по территории республики практически беспрепятственно. Посты, выставленные боевиками, зачастую являлись источниками провокаций и противодействия продвижению колонн федеральных войск.

Усиливались гонения русскоязычного населения. 17 сентября эксгумационной группой 22 оброн в Заводском районе Грозного были обнаружены четыре изуродованных тела гражданских лиц славянской национальности, убитых 15 сентября. В тот же день подверглась нападению и была выселена из своего дома № 150 по улице Рабочая армянская семья. 23 сентября в Старопромысловском районе Грозного было найдено 6 трупов гражданских лиц славянской национальности, а 24 сентября в этом же районе — еще 4 трупа, из которых один — женский.

В результате прекращения боевых действий большое количество вооруженных отрядов и различных банд уголовников из горных районов Чечни осталось почти без средств к существованию. Боевики открыто проявляли недовольство политикой, проводимой Яндарбиевым и Масхадовым, грабили не только русскоязычное население и сторонников Завгаева, но и чеченцев, занимавших нейтральную позицию. Руководство сепаратистов официально признавало возрастание преступности и пыталось бороться с ней. По указанию А. Масхадова с целью ускорения процесса рассмотрения уголовных дел в отношении «военнослужащих формирований ЧРИ» был создан военно-полевой суд. Во всех районах Грозного помимо временных объединенных комендатур создавались комендатуры боевиков численностью по 10—15 человек во главе с комендантом. Они должны были отвечать за поддержание порядка на территории нескольких соседних кварталов.

В то же время руководство сепаратистов уделяло пристальное внимание расследованию происшествий с участием российских военнослужащих. При этом осуществлялся скрупулезный сбор информации о всех подробностях и вещественных доказательствах. Участились также случаи, когда при передвижении воинских колонн по дорогам Чечни или отдельных транспортных средств федеральных войск боевиками провоцировались дорожно-транспортные происшествия с участием российских военнослужащих, которые при этом снимались на видео. Боевики пытались добиться письменного признания вины военнослужащих со стороны официальных лиц, чтобы использовать эти материалы в своей антироссийской пропаганде.

Несмотря на договоренность о создании в Чечне коалиционного правительства, к этому времени в республике уже действовало правительство вооруженных сепаратистов, состоящее из главарей незаконных вооруженных формирований и их сторонников. В структуре министерства внутренних дел ЧРИ были восстановлены подразделения криминальной милиции, которые возглавил Р. Гелаев.

В сентябре 1996 года активизировало свою деятельность вахабистское движение исламистов. Выступая перед собравшимися на митинг в селе Первомайское (Чечня), начальник штаба вахабистов Насиб Исаков не скрывал своего участия в боевых действиях на стороне чеченской оппозиции, открыто заявляя, что занимался переправкой оружия и другого необходимого имущества для боевиков. Он с уверенностью говорил о том, что в Чечне будет создано независимое исламское государство. Высказывалась мысль о том, что «...это только начало большого процесса распространения ислама на Кавказе. Вслед за Чечней исламской республикой должен стать Дагестан».

После подписания хасавюртовских договоренностей о прекращении боевых действий в Чечне значительно ослаб режим охраны административной границы Чечни с Дагестаном на хасавюртовском и новолакском направлениях. Проверка граждан и автотранспорта на блокпостах у населенных пунктов Чапаеве и Герзель-Аул, во избежание конфликтных ситуаций, осуществлялась поверхностно. Это способствовало беспрепятственному пересечению границы боевиками и переброске вооружения. Используя сложившуюся ситуацию, чеченские сепаратисты налаживали каналы сбыта огнестрельного оружия крупными партиями в Хасавюртовский район Дагестана. В начале сентября в этот район уже была завезена крупная партия пистолетов ПМ, ТТ и АПС, в том числе и с приспособлением для бесшумной стрельбы. При этом боевики неоднократно обращались к военнослужащим федеральных войск с просьбами о продаже им вооружения. Так, военнослужащим 104 вдд. чеченцы предлагали автомобиль УАЗ с оформленными документами за пулемет ПКМ и 6 подствольных гранатометов ГП-25.

Особую озабоченность у сепаратистов вызывало наличие большого количества заминированных участков местности, карты минирования которых отсутствовали. Иногда командиры отрядов боевиков обращались к представителям командования федеральных войск с предложениями о проведении совместного разминирования, в частности в районах Бамута и Ведено. За содействие в этом вопросе боевики обещали показать места захоронения военнослужащих федеральных войск.

Обсуждая хасавюртовские договоренности на организованном правительством Ичкерии расширенном совещании с участием всех авторитетных полевых командиров, включая Ш. Басаева, Яндарбиев в своем выступлении заявил, что «несмотря на достигнутые соглашения, главная цель деятельности руководства ЧРИ — добиться полного суверенитета и создать условия для доминирования на Северном Кавказе». На совещании был разработан план руководства самопровозглашенной Ичкерии, предусматривавший действия сил сепаратистов на ближайшие пять лет. Он включал в себя три этапа:

1. Полный вывод российских войск из Чечни; при этом предусматривалась необходимость создания условий для захвата выводимой техники и оружия путем подкупа и применения силы.

2. Подрыв экономики России путем создания «черной дыры», то есть с помощью подкупа, шантажа и запугивания должностных лиц. Перенаправление средств, выделенных на восстановление хозяйства Чечни, в теневые структуры. Осуществление выброса на российский рынок фальшивой денежной массы (имелись сведения о наличии типографии для производства фальшивых денежных знаков России в селе Хал-Килой).

3. Дестабилизация обстановки на Северном Кавказе путем разжигания межнациональной розни. После этого — укрепление своего влияния в качестве миротворческой и объединяющей силы.

И в перспективе предусматривалось создание единого исламского государства «от Ростова до Черного моря».

По мнению, бытовавшему в администрации З. Яндарбиева и среди большинства лидеров чеченских сепаратистов, хасавюртовские соглашения являлись первым актом удовлетворения политических требований чеченской стороны. Формирование коалиционного правительства сепаратисты считали «несерьезной возней». За этим им виделась попытка российского руководства создать «управляемый полузаконный гибрид» из правительства Д. Завгаева и 3. Яндарбиева, с приданием ему чисто технических функций. При этом считалось, что образованное указом президента Ичкерии правительство являлось по сути своей временным, а истинное коалиционное правительство могло быть образовано только после выборов парламента республики.

Главную же проблему на данном этапе лидеры сепаратистов видели в выборе авторитетной кандидатуры на пост главы правительства, способной консолидировать чеченское общество. Наиболее удачным компромиссом, по мнению большинства чеченских лидеров, как военных, так и гражданских, являлось назначение на эту должность Делана Масхадова, что позволяло избежать серьезного политического конфликта в республике.

Сам же Масхадов тем временем намеревался выставить свою кандидатуру на предстоящих в республике президентских выборах, при этом осознавая незначительное влияние своего тейпа, от которого он к тому же не надеялся получить необходимой поддержки, а также недостаточность денежных средств для предвыборной кампании, и рассчитывал только на широкую поддержку населения.

Позже Масхадов все-таки дал согласие на назначение его на пост премьер-министра правительства Чечни. Перед поездкой 23 сентября в Страсбург на заседание Совета Европы А. Масхадов дал интервью ряду республиканских газет, в котором отмечал, что борьба некоторых чеченских руководителей за места в правительстве ЧРИ «угрожает национальной безопасности республики. Важно, чтобы в правительство попали компетентные люди, лишенные властолюбия. Чеченскому народу совершенно не нужны политиканы и провокаторы». Здесь же, говоря о проблемах в российско-чеченских отношениях, он дал положительную оценку деятельности совместных комендатур в Грозном и осуществлению ими конкретных мер по борьбе с бандитизмом и мародерством. По его мнению, можно было надеяться на заключение договора или соглашения с российским руководством о едином военном пространстве между Россией и Чечней, что позволило бы решить вопрос присутствия российских войск в Чечне.

22 сентября в Чечне был первым днем, когда федеральные войска не подвергались обстрелам боевиков. Зато правительство Ингушетии вынуждено было обратиться к руководству ЧРИ по поводу участившихся случаев правонарушений со стороны чеченских боевиков на ингушской территории. В связи с этим А. Масхадов издал приказ, который гласил: «...командирам подразделений и бойцам ВС ЧРИ категорически запретить выезд на территорию РИ в военной форме и с оружием, запретить проводить на территории РИ любые незаконные действия и мероприятия, выполнение данного приказа взять под личный контроль командирам подразделений ВС ЧРИ и ГШ».

Однако уже 23 сентября провокации против военнослужащих федеральных войск возобновились. На западной окраине Хасавюрта, при возвращении с разминирования, на управляемом фугасе подорвался БТР саперов 21 оброн. внутренних войск. Погиб один и ранено было шестеро военнослужащих. Дважды открывался огонь по позициям внутренних войск.

Политические силы Чечни в октябре 1996 года находились перед дилеммой: вести дальнейшую бескомпромиссную борьбу за выход из состава России и исламизацию республики или принять глубокую тактическую линию на размежевание республиканских и федеральных интересов с постепенным выходом из подчинения Центра. Это нашло свое отражение в развернувшейся предвыборной кампании в республике. При всем стремлении сепаратистов обеспечить единство своих рядов в преддверии президентских и парламентских выборов, наметилась поляризация основных претендентов на власть. Основная борьба разгорелась между президентом Ичкерии 3. Яндарбиевым, находящимся под влиянием идей ислама, и премьер-министром республики А. Масхадовым, придерживавшимся в тот момент прагматических взглядов.

Исламские движения стремились закрепить свое влияние на Яндарбиева, чему в немалой степени способствовал его менталитет. Среди его ближайшего окружения отмечалось усиление влияния представителей ортодоксальных религиозных течений, в том числе вахабистов. Премьер-министр республики более критически оценивал реальную ситуацию и делал ставку на решение актуальных проблем, имея в виду перспективу создания светского государства.

При всем различии политических и иных взглядов основных претендентов на пост главы республики, в это время выделялась общая для них особенность — отсутствие широкой поддержки населения Чечни, гарантирующей приход к власти. Ни 3. Яндарбиев, ни А. Масхадов не пользовались абсолютным авторитетом у большинства населения Чечни. Это было обусловлено как особенностями их тейповой принадлежности, так и степенью участия в борьбе за независимость республики. Решающее слово принадлежало полевым командирам, многие из которых не спешили делать окончательный выбор до конца декабря.

З. Яндарбиев не оставлял попыток провести проект «выдвижения единого кандидата» в своем лице, но наталкивался на противостояние со стороны Масхадова и Басаева. Басаев дискутировал по этому вопросу с Яндарбиевым, что усугубило и без того натянутые отношения между ними.

Активно вступив в предвыборную борьбу, Ш. Басаев стал чаще появляться по местному телевидению. 19 ноября он выступал с предложением об организации выборов для чеченских беженцев, а 27 ноября транслировался большой материал о его семье. В конце репортажа Басаев выступил с заявлением о выдвижении своей кандидатуры на пост президента ЧРИ и изложил некоторые пункты своей программы, в которой призывал народ к борьбе с коррупцией и предлагал изменить внутреннюю политику в республике, направив ее на изменение системы распределения средств таким образом, чтобы вся собственность в республике равномерно принадлежала всему народу. Он уверял, что знает, как этого добиться, однако не поделится секретами со зрителями.

7 ноября 3. Яндарбиев, как президент Ичкерии, подписал указ о награждении орденами и медалями ЧРИ около 150 боевиков, как сказано в указе, «за мужество и героизм, проявленные в борьбе с российскими агрессорами, Джихаде свободы и достойный вклад в общее дело борьбы с руссизмом».

9 ноября на площади Шейха Мансура в Грозном состоялся митинг по случаю 8-летия инаугурации бывшего президента Чечни Д. Дудаева. Яндарбиев, выступая на митинге, выразил неудовлетворение в адрес некоторых арабских стран за слабую поддержку борьбы за независимость Чечни. Днем раньше по местному телевидению выступил украинский корреспондент Бакевич, который заявил, что Украина с начала боевых действий в Чечне выделила этой республике около 330 миллионов российских рублей, отправила на помощь в «священной войне» с Россией 127 своих добровольцев.

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.
e-mail друга: Ваше имя:


< 2021 Сегодня < Апр >
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама