Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Рассказы и статьи
Отправить другу

Серый

Здравствуйте, уважаемая редакция журнала "Братишка"!

Пишет вам восемнадцатилетняя девчонка. А зовут меня Вера.

Очень часто в своем журнале вы рассказываете о ребятах, которые служили в Чечне, воевали, а нередко теряли свои жизни на этой проклятой войне. Войне, которую потом назовут "ошибкой". А ведь из-за этой "ошибки" матери теряли своих сыновей, девчонки - любимых.

Благодаря вашему журналу тысячи читателей узнают об этих мужественных людях. И я больше чем уверена, что все эти парни навсегда останутся в нашей памяти.

Я хочу рассказать вам историю об одном парнишке, который погиб в Чечне, и о его девушке, которая вместе с любимым потеряла свои надежды и мечты. А ведь они могли быть так счастливы... Мой парень сейчас тоже служит, в воздушно-десантных войсках. И я каждый день молю Бога о том, чтобы он хранил его в чужом краю.

С любовью и уважением - Вера, всегда ваша читательница.

----------------------------------------------

ЖИЛ-БЫЛ Серый. Серега то есть. Не у самого синего моря, а в Москве, в Перово, рядом с кинотеатром "Березка". Семья была обычная. Отец — авиационный инженер, в меру пьющий, сильный и задумчивый человек. Мать — медсестра, девушкой очень ладная, но после первого неудачного замужества быстро поблекшая. Не вернули ей красоту ни влюбленность инженера, ни рождение сына. Есть такие — однолюбы. Она была из таких.

Серый любил родителей, хотя старался этого не показывать. Он любил ходить с ними в кино и в гости, но больше всего нравилось ему ездить с отцом на охоту. В последние два года перед окончанием школы Серый зачастил в мотоклуб. Он быстро получил права сначала на мотоцикл, затем на машину и к выпуску считался важным авторитетом в "области лошадиных сил". Плюс к этому он занимался боксом, учил английский, "качался", фотографировал, курил, сочинял стихи, играл на гитаре и нравился девчонкам. Жить он намеревался лет 120-130 минимум, и не абы как, а чтобы, испытав все на свете, остаться в памяти благодарных потомков.

Школу Серый закончил без напряга, но поступать в институт не стал и решил лето до армии скоротать в Озерах. Озерская родня любила Серого, да и как его было не любить — ловкого, юморного, с крепкими, точно коваными, кулаками, белозубой улыбкой и... морем в глазах. "У тебя, Серый, море в гла­зах, быть тебе моряком, — говорил ему быв­ший североморец дядя Гриша и прибавлял, нахмурясь: — А не будешь моряком, станешь ментом, факт!"

Когда Серый уезжал в Москву, деревня пригорюнилась. Прощание, начавшееся в баньке, куда набились местные рокеры, продолжилось под липой, которую посадил еще прадед Серого. Было много водки, музыки и танцев. А потом Серый исчез и обнаружился лишь утром на сеновале в объятиях красавицы Любки Гончаровой. Заплаканная и счастливая Любка с полдня демонстрировала Серого как своего жениха, затем поехала провожать до автовокзала и там, на глазах у всей честной публики, пообещала ждать его до гроба.

Ждать пришлось недолго — гроб с телом Серого вплыл на грузовике в деревню через год с небольшим. Лежать рядом с прадедом и дедом была воля покойного, во всяком случае, так он сказал медсестре в госпитале. Когда небо, вобравшее в себя материнский крик, пролилось дождем, толпа стала расходиться с похорон. Первой ушла Любка, сжимая под плащом тоненькую пачку солдатских писем. Дома она затворила дверь в свою комнату и долго смотрела на себя в зеркало. Теперь она была одна, без мечты, без надежд, просто одна и все. Так прошло минут десять. Любке сделалось холодно. Она укуталась в плед, села на диван и взяла из пачки первое письмо.

"Любушка моя! — прочитала она и вздрогнула... — Любушка моя! Сначала хотел, как напишу письмо, сразу бежать отсылать, но после раздумал — буду ждать ответа, психа ломать да еще думать, не роется ли в нем цензура? Лучше я сделаю так: начну сочинять тебе письма и складывать под подушку. А потом как приду геройски со службы, как упаду на тебя со всей своей литературой, только держись! Вообще, по честному, я уже соскучился. Представляешь, не успели нас переправить за Урал и раскидать по ротам, а я уже тоску в кулаке душил, характер проявлял, Ну и проявил — в нашей роте случилась кража, вором оказался один "дед" Мордва, я его вычислил и шепнул пару слов. Той же ночью меня учили в туалете "любить родину". Их было четверо, и я все же каждому отвалил по подарку. Наутро я был в норме, а у одного из них оказалась сломана челюсть. Теперь мы враги, и я чувствую, когда-нибудь схлестнемся. А в остальном все в порядке — полковнику уже поставил на ноги "жигуль". Сама понимаешь, что сие значит в войсках. Кстати, я во внутренних, а значит — немножко "мент"... Вот тебе и "море в глазах", как гово­рил дядя Гриша! На этом все, и так расписался, аж в носу хлюпает. Передавай привет друганам и родичам. Я приду и тебе обойму! Серый".

Любка зарыдала так сильно, что в комнату постучала мать. Она не открывала, лишь попросила, чтобы ее оставили в покое. Перевела взгляд в пустоту оконных сумерек – Серый был перед глазами – статный, с хитроватым прищуром и улыбочкой. Но главное, вспоминались руки Серого – сильные, умеющие любить.

«Любаша моя!» - читала Любка второе письмо, - мы на Кавказе. Сама знаешь зачем. Пока Моздок, а через три дня – в Грозный, Северный. Настроение разное. Есть чудаки, которые рвутся «мочить чичиков». Я не рвусь, но придется, потому что – приказ. Мордва тоже с ними, говорит, что в первом же бою меня распатронит. Только, по-моему он сам дрейфит. Слышал, как он страдал на ухо начальству, что у него двое детей. А у нас с тобой разве нет детей, пусть еще не родившихся? Вчера нас слаживали – новые пацаны, новые рожи… Чем ближе война, тем больше думаю о тебе. На кой черт я здесь? Серый»

Когда Серый пригласил ее танцевать на дискотеке и притянул к себе ближе положенного, она попробовала отстраниться и не смогла — объятия Серого были как каменные, Тогда Любка пошла на хитрость и выскользнула из них. Серый удивился: "Ты первая, кому это удалось", — сказал он. С тех пор за весь вечер он больше ее из рук не выпускал.

"Любаша моя! Привет тебе от героического бойца необъявленной войны. Прошел все — огонь, водку и стальные трубы, то бишь стволы, из которых вылетает всякая разнокалиберная гадость. Под Новогрозненским был контужен, два дня рвало, но отлежался. А вот в районе Чечен-Аула попали в засаду. Шли колонной – два БМП и бэтээр. Разогнались так, что проскочили перекресток. Опомнились, отмотав километра три, в каком-то поселке. Смотрим, народу никого, дома все разбиты и следы от гусениц. Вдруг какие-то два деда на дорогу выскочили, руками машут, кричат. Хотел, я было из машины вылезти, узнать, что за базар, но Тищенко убил их из СВД. Я подумал – не к добру это. И, правда, когда вернулись на перекресток и стали поворачивать, бэтээр странно так подпрыгнул, и из под него рванул огонь. Пацанов, что были на броне, раскидало, как щепки, кого убило, кого помяло. Мы сами скатились с БМПух, заняли оборону, и в это время нашу машину накрыли из гранатомета. Она загорелась. Я стал слушать, откуда бьют. А били со всех сторон, головы не поднять – чистая засада. Смотрю, рядом со мной Махонина убило. Сейчас, думаю начнет рваться боекомплект... Взводный орет: "Отползай!" А тут не то, что отползать, пошевелиться не можешь. И вдруг шальная мысль — а, была, не была... Вскочил, дал с ходу длиннющую очередь, и в пять прыжков был около задней машины. В это время заработал наш ПКТ, жахнула пушка. Я бил с колена, не переставая, потом слышу: Фикса вызывает по рации подкрепление. Оно подошло минут через сорок, Общими силами "духов" рассеяли. Когда вернулись, я узнал, что в районе Старой Сунжи ночью обстреляли наш блокпост и что один солдат погиб. Это был Мордва. А вообще, жизнь прекрасна и удивительна... если "духи" не борзеют. В Чечне весна, грязь меняется на пыль, светит солнце. Люблю тебя. Серый".

Любка открыла последнее письмо, но прежде чем начать читать, прислушалась. По усадьбе гулял ветер, сбивая с веток яблоки. Они падали на землю с тупым стуком, и от этого казалось, что там, за окном, кто-то нер­вничает, "Меня убили, Любаша моя, меня и Полещука. Полещука сразу, а меня по чуть-чуть. Поздно вечером мы тормознули две машины на блоке при въезде в Черноречье. И пока мы шмонали первую, из второй, дальней, по нам открыли огонь. Леща убило в голову. Я успел отскочить за машину, и в этот момент они пальнули из гранатомета. В животе запекло — осколки. Потом был бой — наши ударили с блока. Одна пуля попала мне в ногу... Я тоже стрелял, в упор завалил двух "духов", затем отключился. Пришел в себя в госпитале после операции. К моему удивлению, я остался весь целиком, не то что неко­торые — без ног, без рук, Но дела мои дрянь, надежд, что я выкарабкаюсь, мало — весь ливер в металле и нужна новая кровь. Я диктую это письмо Сереге Соловьеву. Через два дня нас хотят перебросить бортом в Москву, только я думаю, что полет этот, пройдет уже без меня. Или со мной, но — "двухсотым". Да, тут к нам заходил один поп, зовут его отец Киприан. Так вот, он сказал, что если чего, то мы с тобой все равно встретимся "на небеси". Учти, я буду молодой, не женатый и собой ничего, так что ты не подкачай, На этом все. Не грусти. Люблю очень. Серый. А письма мои Серега, если что, отдаст маме".

Любка прислушалась к ветру в усадьбе, Деревья по-прежнему шумели, роняя на землю яблоки. Тум, тум, тум... "А может, это не яблоки?" — подумала Любка и неожиданно вспомнила, как в ту ночь на сеновале она прижалась к груди Серого и услышала его сердце. Оно билось внутри, точно зверь о прутья клетки, "Твое сердце стучится там, как дикий конь", — прошептала она. "Серый, в яблоках", — рассмеялся Серый.

Показать источник
Просмотров: 773

Комментарии к статье (0)

Другие статьи по теме:

Активизация боевых действий федеральных войск


Буденновская трагедия
Ввод войск на территорию Чеченской Республики
Второй год войны, завершающий?
«Горная война»
Исторический обзор
Мораторий
Несостоявшаяся пауза
Операции по блокированию других городов и населенных пунктов Чечни
Первый этап операции. Замысел

Все статьи по теме

Теги: чечня
В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.
e-mail друга: Ваше имя:


< 2018 Сегодня < Дек
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама