Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Рассказы и статьи
Отправить другу

Братцы

По всему Кавказу про нас слава ходит,
Наш дедушка, наш Ермолов
Страх на врага наводит!
(Из старой песни солдат отдельного Кавказского корпуса).

Так уж принято было у русских витязей. Без Божьего благословения не начиналось ни одной битвы, ни одного похода. Потому что вера их в бою, давала силы для морального превосходства над противником, надежным щитом ограждала “от стрелы, летящая во дни”. А если суждено было сложить кому голову “за веру, Царя и Отечество» то был уверен воин, что душа его с миром вознесется на Небеса, как положившего жизнь за своих друзей, согласно евангельской заповеди. «Чудо-богатыри! Без молитвы оружия не обнажай! — учил великий Суворов - Молись Богу от Него победа!»

Не все потеряно, живы добрые традиции в русском воинстве и сегодня. Накануне выхода на очередную спецоперацию решили принять обряд Крещени военнослужащие полка специального назначения ВВ сержант Алексей Меньшиков и рядовой Сергей Пашаев. Мысль эта зрела у парней давно, но креститься они решили именно здесь и сейчас. В полевом палаточном храме в Ханкале, развернутом на базе уральского отряда специального назначения. Совершавший обряд Крещения священник доволен не меньше воинов. “Прибыло полку православного - значит у врагов стало еще меньше шансов на победу!”

До места проведения операции — пару часов быстрого хода. Колона собралас основательная. Здесь, кроме “бэтров”, бронированные «Уралы» называемые еще “Хищники”, в обозе — полевая кухня. Это в правилах командира полка, полковника Николая Скворцова — создать своим бойцам, находящимся на выезде, максимально нормальные условия. Тогда за результат можно спрашивать по полной программе.

Цель и маршрут движения к месту проведения спецоперации становятся известны лишь за несколько минут до начала движения колоны. Пыль столбом. Косынки, франтовато по-ковбойски, повязанные на груди, перемещаются повыше, под самые глаза — защитить от пыли. Позади остались Аргун, Шали, Герменчук. Значит, следуя указанию красной стрелы, нанесенной на оперативной карте старшего начальника, острием нацеленной на горы, колонна повернула на юг. Маленький мальчик, лет трех, держащий за руку отца, приветливо машет ручонкой. Помнится в августе 1996 чеченская малышня “приветствовала” наших солдат далеко не так. На задрипанном магазинчике, подобии наших сельповских точек, вызывающая надпись “Супермаркет», дескать “у нас не хуже!» Бросается в глаза обилие российских флагов, победно реющих над оборудованными повсеместно блок-постами и комендатурами, которые попадаются каждые 500 метров. Лозунги “Слава России!». Кажется, одними флагами мы уже должны привести в трепет всех врагов сразу и убедить население в серьезности наших намерений. Однако не тут-то было. Под покрытом пылью заднем стекле, попавшегося навстречу УАЗи-ка принадлежащего местной милиции, надпись “Великая Чечня”. Нет, борьба символов и лозунгов — это только внешнее выражение сути происходящего сегодня в республике. Корни лежат глубже. Одних зеленых шестов на символических могилах “шахидов” на кладбище Герменчука, призывающих родственников к газавату — священной войне, насчитывается свыше 10 штук. Возьмутся ли родственники погибших за оружие, чтобы мстить, или пойдут другим путем — вот в чем вопрос.

Замысел операции прост и понятен: выявление и ликвидация участников бандитских формирований, скрывающихся в окрестных лесах и хорошо оборудованных в домах схронах в поселке Автуры — большом населенном пункте Курчалоевского района. Основной метод — вошедшие в «моду» адресные проверки. Командир хмурится. Не нравится ему этоот либерализм, когда утечка информации идет полным ходом и все бандиты предупреждены заранее. Как тут не вспомнить добрым словом генерала Ермолова. Он действовал так, как того требовали обстоятельства. Главным критерием считал интересы России и жизнь подчиненых. Но сейчас другие времена.

Несколько минут общения с оперуполномоченным ФСБ по району. Шутки в сторону. “Парни, работаем!”

С места срывается “бэтр” первой роты и исчезает в туче пыли. Несколько минут езды, пару резких поворотов. Такая же неожиданная остановка в каком-то переулке. Негромкая, четкая команда. Люди скатываются с брони и занимают свои места. Через несколько секунд понятно, где предстоит работать: стоящий на отшибе дом незаметно, но плотно оцеплен. Сегодня работают профессионалы. Пожалуй, единственный солдат в роте, водитель “коробочки”, да и тот не мальчишка, взрослый мужик. Ему 22 года, его ребенку – 5. Элитность подразделения заметна не только в экипировке, но в самом стиле работы. Еще бы, ведь под железной “маской” — мозги выпускников лучших военных вузов страны. Это суперспецназ и лучшее их слово - это дело. Командир под прикрытием пулеметчика быстро входит на широкий двор. Это дом, где время от времени появляется полевой командир местного бандформирования Иса Умаров. Под вздохи и причитания престарелых родителей боевика, начинается “игра в прятки” по заведенным здесь правилам. “Не был, не появлялся уже давно. Где находится не знаем!” — разводит руками добродушная на вид бабулька. Впрочем, это мало что значит в спланированном мероприятии. Свои роли назубок знают все участники этой недетской игры. По всем правилам досматриваются многочисленные комнаты, сараи, дворовые постройки, большой сад. Сценарий нарушает только появляющаяся с ревущим на руках ребенком женщина. Плач напуганного непрошеными гостями ребенка, нервирует командира, мешает работать, но мамаша упорно ходит следом, пытаясь что-то пояснить. Странная психология. Боится ребенок — уведи его в другое помещение. Командир пункта дислокации считает, что это прием психологического давления. Но сегодня он не пройдет. Угрюмый на вид, вооруженный «винторезом» - модернизированной снайперской винтовкой, рослый боец в в чине не ниже старшего лейтенанта, убедительно поводил стволом по сторонам. Лучший и веский, хотя и бессловесный аргумент. Та мигом исчезает. “Дика ду”— так-то всем лучше. Работа продолжается. Среди фотографий, ворохом рассыпанных на столике, снимки чьей-то свадьбы. Счастливые жених и невеста, улыбающиеся гости. «Год 1984” подписано на обороте. Наверное, этот высокий, усатый жених и есть Иса? А счастливая невеста в белом платье — эта женщина с плачущим ребенком? Елки зеленые, да что же вам, люди, мешало нормально жить?

С литографии, висящей на стене, на нас грозно смотрит имам Шамиль. Что же, как говорит история, национальный герой чеченского и дагестанского народов искренне раскаялся, когда познал глубину и благородство русского народа, величие и мощь императорской России. Только вчера в Ханкале в группировке войск раздавали календарики с Шамилем и словами его завещания, обращенными к своим землякам: “Да, я жалею, что не знал России и что ранее не искал с ней дружбы!». Вручаю его бабульке в надежде на воспитательный эффект.

Неожиданно тишину мирно завершающейся адресной проверки прорезает длинная пулеметная очередь. Все в сад, из глубины которого, обвешанный, как матрос революции лентами, пулеметчик, гонит к дому молодого, лет шестнадцати парня. Выяснить его личность сходу не удается, поэтому, получив легкий пендель, перепуганный чеченец в уже натянутой на глаза черной шапочке лезет в чрево “бэтра”. Выяснять, почему этот парень лазит по чужим садам, будут теперь более компетентные органы. Похоже, что на сегодня это все. Не густо. Активные боевики боятся днем появляться дома открыто. Придется побеспокоить хозяев ночью. Тем более, что оперативники настаивают на своем: “Иса бывает дома!»

Ночной выезд, как и ожидалось, был более эффективен. В ходе молниеносно проведенной специальной операции Иса Умаров и два бандита с ним были уничтожены.

Так завершился только один “рабочий день” этого подразделения, которое, кстати, по возвращении домой ждет реформирование. Суперпрофессиональное, единственное в войсках подразделение, которое складывалось на протяжении двух последних лет, дающее высокие стабильные результаты, будут сокращать. В который раз демонстрируется неуклюжая попытка зарезать курицу, несущую золотые яйца!

Судите сами. Всего в ходе боевой работы спецназа в этом районе меньше чем за одну неделю было уничтожено 17 боевиков, изъято 49 ручных гранат, 8 автоматов Калашникова различных модификаций, РПГ- 26 — 6 шт., РПО “Шмель” — 2 единицы, более 58 тысяч патронов, большое количество взрывчатых веществ и электродетонаторов, используемых при минировании местности. За полгода командировки полк потерял одно боевого товарища, представленного к званию Героя России, рядового Сергея Бурнаева.

Боевики напоследок решили огрызнуться, устроив засаду и заминировав на растяжки тропу на опушке леса, куда по их расчетам должны были пойти спецы. Однако неожиданно для бандюков в лес парни не вошли, а въехали. На своих “бэтрах”. Поэтому и прозвучавший взрыв лишь легко ранил двоих. Не удержавшись на броне при резком торможении, офицер при падении получил несколько переломов, в том числе височной кости, но, не потеряв сознания, принял руководство боем на себя. Огрызнувшись огнем башенных пулеметов по ожившей “зеленке”, парни вернулись на базу. Втягиваться в бой с боевиками в этот раз задачи не было. Капитану не повезло вдвойне, накануне командировки его выселили из общаги, которую офицер с семьей снимал в городе.

Это была крайняя спецоперация полка. На базе в Ханкале их уже ждали: прибывший на замену отряд спецназа из Москвы и готовый к открытию памятник. На черном мраморе, заказанном в Моздоке, золотом: “Вечная память воинам-спецназовцам, погибшим при исполнении служебного долга”.

По сложившейся в группировке войск традиции, при убытии подразделения к месту постоянной дислокации, производится награждение отличившихся. Пятнадцать медалей Министерства обороны были вручены бойцам полка еще под Автурами командующим оперативной группировкой, армейским генералом. Родное ведомство было куда скромнее. Одна медаль, полтора десятка ведомственных нагрудных знаков, несколько радиоприемников фирмы “Vitek”. Неужели и правда кто-то считает, что в Чечне люди “гибнут за металл”, скромно уместившийся на половинке стола, вынесенного для награждения? Тем не менее, полковник Скворцов, которого страна наградила черно-белым миниатюрным телевизором, принимая подарок, сказал, обращаясь к своим орлам, как-то совсем по-ермоловски:

«Спасибо, братцы!»

Показать источник
Автор: подполковник Роман Илющенко
Просмотров: 1033

Комментарии к статье (0)

Другие статьи по теме:

Активизация боевых действий федеральных войск


Буденновская трагедия
Ввод войск на территорию Чеченской Республики
Второй год войны, завершающий?
«Горная война»
Исторический обзор
Мораторий
Несостоявшаяся пауза
Операции по блокированию других городов и населенных пунктов Чечни
Первый этап операции. Замысел

Все статьи по теме

Теги: чечня
В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.
e-mail друга: Ваше имя:


< 2018 Сегодня < Сен >
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама