Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама
живи интересно

Рассказы и статьи
Отправить другу

Блокпост - 13 вызывает "Шторм"

В первые дни 2000 года телевидение показало скорбные кадры из Екатеринбурга — прощание с бойцами ОМОНа, погибшими в Чечне. Диктор напомнил, что в марте 1996-го здесь уже прощались с десятью омоновцами...

«Олег! Ты был самым сильным у нас во взводе. Но свою силу ты всегда применял только для того, чтобы помочь нам, поддержать. Пускай твое доброе сердце всегда подсказывает, когда и где твоя сила нужна.

Семен Путинцев».

(Из выпускного альбома Владикавказского ВВККУ. 1993 год.)

В военное училище внутренних войск Олег Варлаков поступал вслед за братом. Владимир, тремя годами старше, уже не раз побывал в горячих точках со своим батальоном, которым в то время командовал полковник Александр Александрович Чикунов.

«Знакомьтесь, мужики, — братишка мой, вот, к нам поступил». Владимир Варлаков представил Олега своим однокашникам явно не без удовольствия. Выпускники, без пяти минут лейтенанты, уважительно оглядели «первача» — на полголовы выше старшего брата, метр девяносто росту, в плечах — 56-й размер, нога — 47-й, весу — под центнер даже после изнурительных вступительных экзаменов. Одно слово — хорош!

Учился он в охотку. Людмила Михайловна хранит все письма сыновей. Вот одна из первых курсантских весточек Олега.

«Здравствуй, дорогая мама!

Как твое здоровье, как дела с работой? Какая сейчас обстановка в городе? У меня пока все хорошо, даже отлично. Живем с ребятами весело и потихоньку привыкаем к порядку. Только вот сейчас прохладная погода. Но ничего, нам выдали шинели. Если сможешь, вышли что-нибудь из теплых вещей и обязательно шерстяные носки. А то я только здесь узнал, что такое настоящий мороз.

Учимся мы каждый день по три пары, как в школе, но посложней стало. Вчера получили новые шинели, «пэша» и новые сумки сержантские. Володя приходил ко мне. Мы с ним долго беседовали, спрашивал, есть ли у нас проблемы. Мы сказали, что пока нет проблем. Сейчас получил по психологии оценку «четыре» и по тактике «пятерку». Да, мама, получил сегодня твое письмо, дал Володе его прочитать. Очень огорчился, что тебя кладут в больницу...

Мама, ты не беспокойся, мы скоро с Володей приедем, до отпуска нам осталось всего 135 дней. Насчет того, что Володю отправят в какую-нибудь республику, не беспокойся — их уже никуда не отправят, ведь они выпускной курс, должны сдавать госэкзамены. А нас тем более никуда не отправят, мы еще «зеленые» для этих дел. Так что пока не беспокойся. Мама, ты лучше о своем здоровье побеспокойся...»

Обстановкой в родном Ташкенте он интересовался неспроста. Ферганские события лета 89-го были свежи в памяти, владикавказские курсанты тогда помогали наводить порядок в Узбекистане, как было прежде в Сумгаите, Баку, Ереване и Тбилиси. Отстажировались будущие офицеры внутренних войск в горячих регионах так, что, казалось, теперь им сам черт не страшен.

«...У меня все по-прежнему, все нормально. Сейчас у нас сыплет снег, уже два дня идет без перерыва. Каждую перемену играем в снежки, а иногда поймаем ослов и катаемся на них — жизнь протекает весело...

Должен скоро пойти в увольнение, мне за бег на 5 км объявили одно увольнение вне очереди и благодарность. Пробежал я 5 км на третий разряд — с автоматом, с сумками, 9 магазинами и противогазом, в сапогах. Главное, бежали не по равнине, а по небольшим пригорьям. Я бежал с Володей. Он пробежал на второй разряд, а мне не хватило 18 секунд до второго разряда. Но это тоже неплохо, ведь я 5 км первый раз пробежал. Володя от меня такого успеха и не ожидал. Но теперь буду стараться не отставать от Володи.

Мама, как ты там себя бережешь? Ты, давай, не болей. Мы скоро с Володей приедем, осталось 58 дней...»

Когда приезжал в отпуск, в их ташкентской квартире двери не закрывались — гости шли за гостями. Курсант Олег Варлаков среди своих друзей-одноклассников выглядел как генерал среди солдат: не только рассказывал курсантские байки, но и рассуждал о военной службе, о политике, о видах на жизнь будто прожил уже и прошагал ой-ей сколько. А ведь парню не было еще и двадцати...

Курсантские годы пролетели незаметно. Молодые лейтенанты разъезжались. Кто-то будет встречаться на юбилеях — через десять лет, через двадцать. Никогда уже не встретятся на этой бренной земле два однокашника, Олег Варлаков и Андрей Зозуля. Оба погибли в Чечне, оба стали Героями России посмертно...

Брат Владимир тоже подтверждает мысль о том, что Олег был не по годам рассудителен, солиден, серьезен: «Уже лейтенантом Олежка «тянул» как минимум на майора. И не только внешне. Он знал службу, умел руководить людьми, не боялся брать на себя решение сложных вопросов. Во всем был основателен...»

По окончании училища Олег был направлен во внутренние войска суверенного Узбекистана, ведь для России был он, как ни дико это звучит, «иностранцем». Но ташкентец по рождению, он оставался русским по крови, по духу. Среди узбеков он пользовался авторитетом, солдаты относились к нему, как к командиру, с почтением. И все же мыслями он был со своими друзьями по училищу где-то в России. Перевод к новому месту службы из одного государства в другое был невозможен. Оставалось одно — уволиться. Благо, остаются еще в системе МВД мудрые люди, сознающие, что такими кадрами нельзя разбрасываться, пренебрегать. Олег нашел свое место в Екатеринбургском ОМОНе. Немаловажный факт — там, как и в училище, входил в состав знаменной группы. Отобрали не только за стать, за отменную строевую выправку, но и за прочный заслуженный авторитет среди сослуживцев. На омоновском знамени, у которого старший лейтенант Олег Варлаков шел с обнаженной шашкой, начертан девиз «Вера, Честь, Отечество».

С декабря 1994 года отряд стал выезжать в Чечню. Трижды там был Олег Варлаков. Опытные бойцы и командиры провели более 60 боевых операций, более ста тридцати раз отражали вооруженные нападения на свои блокпосты, задержали 49 преступников, изъяли около пятидесяти автоматов, снайперских винтовок и других стволов, 362 гранаты и 452 единицы снарядов и мин, более 43 тысяч других боеприпасов, 39 радиостанций, 24 килограмма наркотиков...

Во время третьей командировки Олега Варлакова в Грозный, а прибыли они туда 5 февраля 1996 года, их отряд сменил нижнетагильских коллег, приняв от них Заводскую комендатуру. Службу несли на трех блокпостах. Один из них — 13-й — и оказался самым несчастливым. К длительной обороне он был мало приспособлен: бетонные плиты создавали только видимость надежности. Несколько прицельных выстрелов из ручного гранатомета, и...

Когда 6 марта командир ОМОНа полковник Владимир Голубых увидел дым над райотделом милиции, а потом не смог вызвать его на связь, он понял, что дело плохо. Наблюдатели, засевшие заблаговременно на многоэтажном доме, докладывали о скоплении чеченских боевиков в промышленной зоне, что находилась буквально через дорогу от отряда. Информация из вышестоящего штаба, с которым еще была связь, и вовсе маловразумительна и неутешительна: в городе повсеместно активизировались бандиты, практически все блокпосты подверглись нападению, находятся в осаде. С его 13-го последовал краткий доклад: «Идет стрельба, видим боевиков».

Деревянные строения и хлипкую баррикаду боевики спалили с нескольких выстрелов из РПГ. В лоб пока не шли, надеясь взять омоновцев измором. От 18-го и 19-го блокпостов бандитов отогнала артиллерия внутренних войск — эти точки были пристреляны, и снаряды легли как надо. А вот с 13-м все оказалось посложнее. Координат его в отряде не было, хотя располагался он на важной дороге в центр города. С помощью простой ученической линейки по карте сориентировали артиллеристов и на эту точку. По сути, вызывали огонь на себя. Рискнули, как оказалось, не напрасно — снаряды ложились совсем рядом, от канонады заложило уши, зато бандитов отогнали.

Утром 7 марта связались с 13-м. Пост был практически разбит и сожжен, но люди, слава Богу, живы. Решили их вытаскивать на броне. У бээмпэшки не поворачивалась башня, не стреляла пушка, хорошо хоть двигатель работал... Поставив дымовую завесу, с третьей попытки удалось проломить кирпичную стену и рвануть в сторону комендатуры. Чеченцы, не ожидавшие такой прыти от измученных долгой осадой омоновцев, машину проморгали.

Но когда машина заскочила во двор комендатуры, радость встречи сменилась отчаянием — не досчитались пятерых, двух омоновцев и трех солдат, которые должны были сидеть верхом на броне...

По первоначальной версии случившееся объясняли тем, что сидевшие на броне просто слетели на землю, когда машина таранила стену. Позже оставшиеся в живых участники той трагической эпопеи рассказали, что произошло на самом деле. Сидевшие в машине должны были рвануть с места по условному сигналу — удару приклада по броне. В ожидании того самого мгновения, в реве мотора и грохоте боя, кто-то из находившихся под броней, видимо, принял удар очередного осколка за условный сигнал. Бээмпэшка пошла на таран стены. На броне никого не было...

Не долго гадали, как быть и что делать, — своих надо было выручать, это было ясно как белый день. Кто возглавит смертельно опасный рейд? Первым вызвался старший лейтенант Олег Варлаков. С ним было девять бойцов на двух машинах — БМП и БРДМ, в расчете, что обратный путь все проделают под броней. Командир отряда приказал-попросил: «Перескочите только железнодорожный переезд —и тут же поворачивайте. Мы вас прикроем...».

Все жили надеждой. Но, увы, когда машины оказались в узкой улочке, по ним ударили из нескольких гранатометов сразу. Последнее, что успел сказать в эфир Олег Варлаков: «Шторм», ты слышишь меня, «Шторм»?.. Броня подбита. Ребята ранены, я тоже...»

Был полдень — черный и дымный полдень 7 марта 1996 года в Грозном. Наблюдатели доложили командиру, что обе машины горят. Боевики пытались затащить их тягачом на промзону. Пока цепляли трос, их одного за другим сняли наши снайперы. Потом по скоплению «духов» удачно поработали минометчики. Но это было слабым утешением. 13-й блокпост «Шторму» не отвечал...

9 марта Сергей Шарапов, внешне похожий на чеченца, отправился на разведку к 13-му блокпосту. Он вернулся с удостоверением Олега Варлакова и его крестиком. Сказал, что ребята лежат у стены километрах в полутора от комендатуры. Боевики еще рыскали по промзоне, но вытащить ребят все-таки можно было. Теперь за старшего пошел Андрей Команд и н. На грузовике удалось подъехать незамеченными и погрузить тела погибших. Видно было, что, во первых, омоновцы отбивались до последнего вздоха, а во-вторых, бандиты выместили на них всю свою лютую волчью злобу, буквально изрешетив пулями...

В тот же день обнаружились и те пятеро, на спасение которых отправлялся Варлаков с товарищами. Они, увидев, что бээмпэшка ушла без них, не растерялись. Скрывшись от бандитов в дымовой завесе, после нескольких попыток побиться к своим, они заняли оборону на чердаке. У них был пулемет, в ленте которого осталось... пять патронов. Правда, еще оставили по гранате на Брата... А десять омоновцев, которые пробивались на выручку товарищам, отправились в Екатеринбург «грузом 200».

Героя России Олега Варлакова похоронили в Пятигорске, где живут теперь его мама, брат, бабушка. Екатеринбургские омоновцы установили на могиле боевого друга красивый памятник из серого уральского мрамора, помогли семье Героя с квартирой. Людмила Михайловна бережно хранит камуфлированную форму сына с золотыми аксельбантами — в ней он выносил Знамя своего отряда на торжественные построения. А вот награды на этой куртке появились уже после его смерти — Золотая Звезда Героя России и медаль «За отвагу». Руководство УВД Свердловской области в целях поощрения личного состава ОМОНа, принимавшего участие в боевых действиях, учредило нагрудный знак «Участник войны в Чечне» — на серебряном диске Георгий

Победоносец в обрамлении Российского флага. И его Олег Варлаков удостоен был посмертно. К сожалению, самые достойные фронтовики не видят при жизни своих высоких наград.

«Мне кажется, что Олежка шел к званию Героя, сам не думая об этом, — признается Людмила Михайловна. — А еще, чувствую, по жизни Бог его вел...».

Оставляем на могиле полдюжины пушистых хризантем — цветы для Героя. Цветы запоздалые...

Показать источник
Автор: Борис Карпов
Просмотров: 2636

Комментарии к статье (2)

Другие статьи по теме:

Активизация боевых действий федеральных войск


Буденновская трагедия
Ввод войск на территорию Чеченской Республики
Второй год войны, завершающий?
«Горная война»
Исторический обзор
Мораторий
Несостоявшаяся пауза
Операции по блокированию других городов и населенных пунктов Чечни
Первый этап операции. Замысел

Все статьи по теме

Теги: чечня
В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.
e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Авг >
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Сотрудничество
Реклама на сайте




Реклама