Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Чечня - 2005 ...
Отправить другу

В ожидании третьего витка войны

Чечня: конфликт интересов. Часть 2

Когда речь заходит о сегодняшней Чечне, не избежать одного слова: “кадыровцы”. Или официально – Служба безопасности президента Республики. Вот и президент сменился, а службу эту кличут прежним словом.

Даже когда был жив сам Ахмад-Хаджи Кадыров, сначала глава администрации, а потом и президент, чью безопасность эта структура была призвана оберегать, никто точно не знал, о скольких штыках всё-таки идет речь, и каков официальный статус этого странного подразделения. По бумагам изначально их, вроде бы, проходило всего-то шесть десятков человек. На деле даже по самым скромным оценкам получалось тысяч около полутора. Говорили, впрочем, и о пяти тысячах – да кто же их считал? Командовал ими сын Ахмада Кадырова, Рамзан, известный своей жестокостью, граничащей с садизмом.

После гибели Ахмада-Хаджи Служба безопасности Президента ЧР никуда не делась. Рамзан Кадыров как возглавлял ее раньше, так и возглавляет до сих пор. Конечно, имела место определенная реорганизация. “Кадыровцев” попытались влить в регулярные структуры министерства внутренних дел. Был создан спецполк МВД ЧР имени Ахмада Кадырова – в него вошло 1250 человек. Но бойцы спецполка продолжают называть себя СБ-шниками, то есть, сотрудниками службы безопасности. Куда делись остальные? Может, были закреплены за другими силовыми структурами. А, может, просто пребывают в свободном полете, пользуются старыми документами. Зачем им, действительно, новые удостоверения, когда автоматы еще не износились? Сейчас в силовых ведомствах Чечни поговаривают о том, что то ли формируется, то ли уже сформирован второй спецполк имени Ахмада Кадырова. Одни представители МВД Чечни это подтверждают, другие – отрицают. Самое неприятное во всей истории, наверное, то, что ни те, ни другие не блефуют, а действительно не знают. Равно как не могут внятно прокомментировать ситуацию сотрудники прокуратуры и федеральные военнослужащие. На письменные запросы соответствующие инстанции либо не отвечают, либо указывают на то, что, мол, никакой такой Службы безопасности формально не существует.

В устной беседе прокурорские работники красноречиво разводят руками и страдальчески закатывают глаза. А чиновники МВД и военные, отбросив ложный стыд, кроют непрояснённых кадыровцев последними словами и намекают, что эта мощная группировка по большому счёту не что иное, как незаконное вооруженное формирование. Абсолютно ясно одно: среди кадыровцев много бывших боевиков, которые вступили в эту расплывчатую структуру на условиях гарантий личной безопасности, в рамках так называемой “кадыровской амнистии” - “вместо того, чтобы сложить оружие, потрясай им на нашей стороне”.

Для современной Чечни все более актуальным становится противостояние между федеральными и местными силовыми структурами. Но не менее, если не более остро, стоит проблема конфликта между так называемыми “кадыровцами”, иначе говоря, людьми вице-премьера Чечни Рамзана Кадырова и милицией, в большой степени лояльной Президенту республики и бывшему министру внутренних дел, Алу Алханову.

Ходят слухи о том, что высокую награду “Героя России” Рамзану Кадырову присвоили в качестве отступного, последнего подарка перед его уходом с чеченской сцены, то есть переводом в Москву, на синекурную должность в органах государственной безопасности. Но только вот орден Рамзан принял, а покидать пост вице-премьера отказался наотрез. Более того, говорят, что когда перевод Кадырова-младшего был вопросом решенным, и Алханов изготовился подписать соответствующий приказ, Рамзан с присущей ему агрессивной прямолинейностью дал понять Президенту ЧР, что если тот подпись поставит – не ходить ему больше по белу свету, неба не коптить. Тиражировать слухи, конечно, не самое достойное занятие. Но в данном случае скажу в свое оправдание – такую версию событий сообщали три разных источника, среди них – один достаточно высокопоставленный чиновник МВД ЧР и один очень хорошо осведомленный иностранный дипломат. И тот, и другой почти не сомневались: ситуация в республике взрывная, и Алу Алханов с Рамзаном Кадыровым на одном пространстве долго не протянут. Для федерального центра Алу Алханов – гораздо более предсказуемый и лояльный партнер, чем Рамзан. Только вот что же делать Москве, если последний уходить никуда не собирается, и готов отстаивать свое существование до последней капли крови?

27 января этого года начальник Управления собственной безопасности Главного управления МВД РФ по Южному федеральному округу Владимир Савченков публично заявляет, что для обеспечения охраны чеченского президента Алу Алханова и его семьи в министерстве создается новая, не имеющая отношения к Рамзану Кадырову структура, которая начнет работать уже к весне, и тогда бойцы Рамзана Кадырова смогут уйти на покой. А Рамзан Кадыров эту информацию немедленно и категорически опровергает в следующих выражениях: “Служба безопасности занимается не только охраной президента, но и всего народа Чеченской Республики. Сейчас просто подбираются люди для роты личной охраны президента Алханова. Такая же есть у российского президента в Москве. Служба безопасности остается в прежнем виде, будет так же называться и действовать, как действовала раньше. В эту роту из службы безопасности перейдут 60--70 лучших, отборных ребят, которые должны сдать определенные нормативы, а общая ее численность будет до 120 человек. Подчиняться рота действительно будет ГУ МВД по ЮФО. Рота создается, чтобы Алханов мог свободно передвигаться по Северному Кавказу, а то иногда людей президента не пропускают на постах, разные разборки возникают. Раньше его сопровождали сотрудники чеченской милиции, а сейчас мы посчитали нужным, чтобы у охраны президента были удостоверения сотрудников ГУ МВД по ЮФО. Пока мы живы, служба безопасности президента была, есть и останется”.

При этом Кадыров-младший, осознавая шаткость своего положения, сегодня делает все возможное, чтобы укрепить свою власть, заменить максимальное число сотрудников МВД своими людьми. Так, около 20 января 2005 года в Веденский район Чечни были направлены дополнительные подразделения “кадыровцев”. Комментируя эту операцию по чеченскому телевидению, Рамзан Ахмадович настаивал, что с помощью такого усиления станет возможным “наконец, привести власть” в крайне проблемный и в большой степени контролируемый боевиками горный район, удастся урегулировать ситуацию, в первую очередь, в родовом селе Шамиля Басаева Ведено.

Надо сказать, что с тех пор никакой информации о конкретных успехах “кадыровцев” в борьбе с боевиками из злосчастного Веденского района не поступала. Но кое-какими сведениями о том, что поделывали в Ведено сотрудники Службы безопасности Президента ЧР в последнюю декаду января, автор этих строк располагает. Благо автор со товарищи специально выезжали на место проведения великой спецоперации – смотрели, слушали, с людьми разговаривали. Задача это была нелегкая – в Веденском районе дислоцирован достаточно большой контингент федеральных военнослужащих, и когда до кучи прибыло огромное “кадыровское” “пополнение”, то в самом селе Ведено вооруженных лиц в камуфляжной форме было, по нашим наблюдениям, поболе, чем гражданских, а пойди-попробуй опроси народонаселение, если за спиной автоматчики маячат… И мирные жители в такой ситуации не больно разговорчивы, и самому – впору ямку в снегу вырыть, да закопаться в нее с головой. Но что-то выяснить все же удалось. Например, вход в село “кадыровцев” выглядел на редкость впечатляюще. Приехали “две огромные колонны” - УАЗы, джипы “Нива”, “таблетки”, новенькие “Волги”, 99-ые “Жигули”… Эти колонны обитателям села показались “бесконечными” - их проезд занял около 20 минут, то есть речь идет о сотнях “силовиков”.

Начало спецоперации люди Рамзана Кадырова ознаменовали тем, что сняли начальника РОВД Веденского района, Шахаба Могуева. А на его место немедленно поставили некоего Мусу Дехиева, которого с этой целью с собой и привезли. Отстранением Могуева бравые ребята не удовлетворились – в тот же день приказали еще 12 сотрудникам РОВД в течение 24 часов подать заявления об увольнении по собственному желанию. При этом милиционерам четко дали понять, что если они этого не сделают, то на них “повесят связь с боевиками”. Такой аргумент оказался более, чем убедительным – все двенадцать человек немедленно ушли из РОВД, хотя для того, чтобы туда устроиться они в свое время заплатили немалые деньги: место рядового милиционера в Ведено на сегодняшний день стоит 1700 “зелёных”. Освободившиеся вакансии “кадыровцы” тут же заняли своими людьми.

Правда, были некоторые эксцессы. Главному бухгалтеру РОВД по имени Малика также посоветовали уволиться по собственному желанию. Оно и понятно – на деньгах должны сидеть только свои. Что интересно, к Малике, - видимо, как к даме, - отнеслись помягче, чем к милиционерам: на подачу заявления ей дали целых двое суток. Видимо, такое великодушие сбило женщину с толку. За два дня она так и не собралась написать заявление, а на третий… исчезла. И с тех пор о ней ни слуху, ни духу. А еще новое руководство РОВД уволило одну сотрудницу паспортно-визового стола. Наивная женщина попыталась восстановиться через суд. К ней тут же явились “кадыровцы” и объяснили – либо ты, дорогая, забираешь жалобу, либо твоему любимому, единственному племянничку очень худо придется. Женщина решила не испытывать судьбу.

Днем “кадыровцы” прочесывают окрестный лес, но этим не ограничиваются: ходят по селу группами от 3 до 20 человек, проверяют все дворы и дома, расспрашивают жителей про боевиков и изымают нескоропортящееся продовольствие – особенной популярностью пользуются супы “Ролтон” в пакетиках, никакой рекламы не надо. Хозяевам добры молодцы, естественно, не представляются, удостоверений не показывают, а об ордерах на обыск и говорить нечего. Но до заката солнца ведут себя “нормально”, не скандалят. Только вот “ночью надевают маски, и все становится совсем по-другому”.

Местные жители запуганы “кадыровцами” настолько, что при одном о них упоминании переходят на сдавленный шепот. В большинстве случаев говорить просто отказываются. А зачастую предлагают: “Давай, я лучше тебе про “федералов” расскажу. А про этих не надо. Они -- страшнее. Всех знают. Из под земли выкопают. И людей похищают даже больше, чем русские”. Не гнушаются и женщинами. В двадцатых числах января похитили проживающую в Ведено дальнюю родственницу Шамиля Басаева, Луизу. Избивать ее начали прямо в доме. Не дали одеться. Уволокли босиком. Ее двое детишек, трех и пяти лет от роду, плакали, цеплялись за мать. Их несколько раз ударили прикладами, отшвырнули на другой конец комнаты. Под утро полураздетую, истерзанную женщину вышвырнули недалеко от дома. Она тут же собрала детей и уехала из села. Куда – никто не знает. Еще несколько женщин, состоявших в разной степени родства с боевиками, “кадыровцы” похитили из села Дерагой Веденского района около 22 января. Потом один из жителей Ведено, видел, как продавали их паспорта – по пять тысяч рублей за штуку.

И уж совсем едва слышно говорят “веденские” о том, что женщин не только похищают – некоторых даже насилуют. И похоже на правду. Ведь о таких вещах в Чечне обычно не упоминают вовсе. А если заикнулись – значит, слишком реальна угроза. Значит – страшно, невыносимо страшно.

*****

В своих действиях “кадыровцы” давно перешли все границы, и их война в большой степени является войной против женщин, состоящих в родстве с сепаратистами. Похищая родственников Масхадова, они не остановились перед тем, чтобы забрать его немощную старуху-сестру, Бучу Абдулкадырову. Об этом известно многим. Но мало что известно про десятки других похищенных женщин.

Так, например, в поселке Ойсхара (он же – Новогрозненский или Новогрозное), совсем недалеко от Гудермеса, 30 ноября прошлого года “кадыровцы” сожгли дом родителей Вахида Мурдашева по адресу: ул. Карла Маркса, дом 38, и похитили его старуху-мать Асмарт Мурдашеву, больную раком сестру Тамару Мурдашеву и жену Зою Данкаеву. Вахид Мурдашев в первую войну был командиром отряда самообороны села, а позже и полевым командиром. С 1997 по 1999 год он занимал должность руководителя государственного управления по кадрам в администрации Масхадова. Во второй кампании Мурдашев активного участия не принимал. Семья ничего не слышала о нем примерно с начала 2000 года. Даже думали, что он скрывается где-то за границей. Мать Вахида, семидесятилетняя Асмарт, была рада, что сын не пытается связаться с родными - боялась нехороших последствий. В последнее время она частенько говорила своим дочерям Лизе Мушкаевой и Тамаре Мурдашевой: “Вот бы случилось так, чтобы нас с сыном Аллах в одну ночь забрал, чтобы людям зла от него не было!”

Тогда, 30 ноября, Зоя Данкаева, проживающая в соседнем селе Бачи-Юрт и редко навещавшая родственников, неожиданно приехала в Ойсхару. Объяснила, что ей соседи передали – бегал по Бачи-Юрту какой-то парнишка, говорил, что он из Новогрозного и вроде бы ее, Зою, родственники по мужу ищут, нужно им зачем-то, чтобы она 30 числа всенепременно к ним приехала. И свекровь, и золовки очень удивились – связаться с Зоей они не пытались, никого к ней в Бачи-Юрт не посылали. Похоже, недоразумение вышло. Ну, да что делать-то?...

Зоя вместе с Тамарой пошли ночевать в дом Асмарт, а Лиза осталась у себя. Но около девяти вечера прибежали к ней соседские ребята и сказали, что дом ее матери пылает, как факел. Когда она прибежала на место пожара, то увидела, что горящий дом окружен людьми в камуфляже. Некоторые из них кидали в пламя гранаты, взрывы сопровождались хохотом. Соседей на улице не было: им приказали сидеть по домам и не пытаться пожар тушить. При этом рядом с домом находились бездействующие пожарные, вызванные поджигателями на случай, если огонь перекинется на близлежащие дома. На Лизины крики: “Где моя мать? Помогите!” - никто не реагировал. Один из поджигателей снимал пожар на видеокамеру… Потом Лизе звонили родственники, проживающие в Европе, выражали соболезнования и говорили, что видели видеозапись пожара в ее родовом доме – неизвестные выслали им видеокассету.

Прошло более месяца. Около 10 января к дому Лизы подъехал на машине неизвестный мужчина лет сорока. Он сказал, что знает, где находятся ее мать, сестра и невестка, подтвердил, что забрали их “кадыровцы”, но посоветовал Лизе воздержаться от поисков “ради собственной безопасности”. Он добавил, что видел пленниц мельком, “в щелочку”, но при этом довольно точно описал их внешность. Узнав от Лизы, что ее семидесятилетняя мать плохо переносит холод, а старшая сестра много лет болеет раком щитовидной железы и долго не проживет без лекарств, он заверил ее, что в помещении, где содержатся женщины, не холодно, и к тому же им выдали теплые камуфляжные куртки (!). Затем “информатор” предупредил Лизу, что похитители “может быть, клюнут на деньги”.

Дальнейший диалог стоит того, чтобы воспроизвести его дословно:

Лиза: “Если мне три трупа привезут и на крыльцо положат, мне их даже похоронить будет не на что!”

Информатор: “Да ты не бойся, мы их убивать не будем”.

Лиза: “Так это, значит, ты?”

Информатор: “Я у них поневоле, чтобы не случилось, как с твоими! Я знаю, что они на деньги клюют, и тебя предупредить хотел; если узнают, что я с тобой говорил – на две части разорвут”.

На сегодняшний день с момента визита “посредника” прошло около месяца. Никакой дополнительной информации о похищенных Лиза Мушкаева за это время не получила. Из страха за собственных детей и родственников она боится предпринимать какие бы то ни было действия по поиску и освобождению – официальные или не официальные.

Скорее всего, таким образцом кадыровцы хотят вынудить Вахида Мурдашева сдаться. Но опять же – и деньгами не побрезгуют. Здесь все перемешано: и война, и коммерция. Может, сдастся. Или хотя бы заплатит. А еще лучше – и то, и другое. Не сторгуются на живых – трупы тоже недёшево стоят. И заложниками, по сути, являются не только сами похищенные, но и их семьи, и просто все жители Чечни, которые редко осмеливаются говорить даже шепотом, вздрагивают, заслышав не то что стук в ворота, а даже шаги на улице, прячут детей, ждут беды…

*****

В последнее время такие истории случаются все чаще. Название этого явления известно – заложничество. Милиция и прокуратура отсутствием информации не страдают. В ряде дел виновные известны или легко устанавливаются, но об их наказании и речи не идет. И сегодня дело даже не в том, что безнаказанность сознательно культивируется. Скорее можно говорить о беспомощности системы. Долгое время федеральный центр насаждал произвол, вскармливал жестокость и безответственность “силовиков”. В результате ситуация вышла из под контроля настолько, что урегулировать ее становится почти невыполнимой задачей - даже если бы вдруг появилось реальное желание это сделать.

Совсем недавно один из видных сотрудников чеченского МВД в ответ на мои бесконечные вопросы о судьбе бесконечных похищенных сказал, - и, похоже, совершенно искренне: “Выходит, что у нас с Вами похожая работа. Вы знаете, кого, где и когда забрали. И я это знаю. У Вас есть предположения том, кто за этим стоит. А я даже знаю наверняка, что это за люди. Да и где содержатся наши с Вами похищенные, если они живы, для меня, как правило, не секрет. И вот еще что сближает: вы – абсолютно ничего не можете сделать, и я не могу. Кстати, рапорты своему начальству пишу регулярно. Они тоже в курсе. Только вот против “кадыровцев” не попрешь. А в последнее время “кадыровцы” эти совсем обнаглели – хуже “федералов” и ФСБ-шников вместе взятых. Так что тут я бессилен. Не обессудьте. По крайней мере – пока бессилен”.

А еще один чеченский МВД-шник, - надо сказать, в немаленьком чине, - тоже не замедлил помянуть “кадыровцев” добрым словом, и даже уточнил на условиях анонимности: “У Рамзана, среди его бойцов, 86 человек в федеральном розыске числятся…”

Чеченизация конфликта взяла своё. В некотором смысле Москва добилась того, что хотела: о том, что делают чеченцы друг с другом, сейчас говорят гораздо больше, чем о “подвигах” федеральных “силовиков”. Но ведь сами “кадыровцы” – не что иное, как порождение Москвы. Породили их, скорее всего, с прицелом на скорое заклание. Казалось бы, сейчас уместно от них избавиться, - естественно, списав на них многочисленные “достижения” последних пары лет. Только вот ведь какая неувязка выходит: не хотят “кадыровцы” хоронить себя добровольно. И что теперь с ними делать, Бог весть… По крайне мере, пока их плодили, о долгосрочных перспективах особенно не задумывались.

Сегодня в Чечне, затаив дыхание, ждут третьего витка войны - критического обострения отношений между федеральными силами, кадыровскими структурами и сотрудниками МВД, в большинстве своем подконтрольными Президенту ЧР Алханову. И, учитывая горький опыт последнего десятилетия, никто не сомневается: основной жертвой такого противостояния станет мирное население.

Показать источник
Автор: Татьяна Локшина
Просмотров: 570

Комментарии к статье (0)

Другие статьи по теме:

Новая варварская акция террористов: теракт в чеченском селении Знаменское


Кавказ готовят к большой войне
Проверки на дорогах
Чечня, путевые заметки

Теги: чечня 2005
В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.
e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Апр >
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Сотрудничество
Реклама на сайте




Реклама