Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Противо-воздушная и противо-ракетная оборона
Отправить другу

Крылья "Беркута"

29.04.2005

7 мая 2005 г. исполняется ровно 50 лет со дня принятия на вооружение зенитной ракетной системы С-25 "Беркут". Событие это по своей значимости, пожалуй, сопоставимо с появлением в СССР атомной бомбы. И не только потому, что С-25 стала первой в мире ЗРС с непревзойденными характеристиками, созданной руками наших ученых и конструкторов по самым новым и передовым в то время технологиям. Сегодня, после рассекречивания американских планов бомбардировок Советского Союза, можно с уверенностью сказать: именно она уберегла страну от налетов американской авиации в начальный период "холодной войны", а Москву - от участи Хиросимы.

Мало кто знает, но еще задолго до провокационного полета Пауэрса самолеты ВВС США появлялись даже над Москвой. Достать их зенитная артиллерия была не в силах. И. Сталин понимал: этот зондаж нашей ПВО ничем хорошим не закончится. Поэтому поставил задачу - в кратчайшие сроки сделать непроницаемой воздушную оборону столицы. Ее основой должен был стать тогда еще не существовавший вид вооружений - зенитное управляемое ракетное оружие.

Для воплощения в жизнь этого грандиозного замысла требовались особые меры: ни одна из существовавших тогда конструкторских организаций не способна была реализовать его. Требовался новый мощный разработчик, который мог бы соединить последние достижения и ноу-хау радиолокации, автоматического управления, баллистики, аэродинамики, связи, вычислительной техники. И он был создан приказом Минвооружения от 12 августа 1950 г. (№ 427): особо секретное Конструкторское бюро №1 (КБ-1). Его возглавил сначала К.М. Герасимов, которого в 1951 г. сменил А.С. Елян - директор Горьковского машиностроительного завода, одного из основных изготовителей артиллерии в Великую Отечественную войну. Главными конструкторами тем же приказом утверждены известный с довоенных времен радиоинженер П.Н. Куксенко и С.Л. Берия - сын всемогущего тогда Л.П. Берии.

Но, может, больше всего КБ-1 повезло с назначением заместителем главного конструктора по системе "Беркут" и начальником радиолокационного отдела КБ-1 А.А. Расплетина. Так уж сложилось, что непосредственное руководство разработкой московской системы ПВО в целом, особенно ее радиолокационного обеспечения, тогда сразу легло именно на него. Что, впрочем, было объяснимо: еще задолго до назначения Александр Андреевич успешно занимался радиолокационными системами в ЦНИИ-108. И по прибытии в КБ-1 вскоре предложил оригинальную идею построения радиолокаторов наведения зенитных ракет на цели, определившую потом облик всей системы ПВО Москвы. Фактически он стал лидером разработки, а потом и главным конструктором "Беркута", хотя официально это произошло в 1953 г., после ареста Л. Берии.

Основную массу сотрудников нового КБ составила талантливая молодежь. Сюда по разнарядке направлялись целые выпуски гражданских и военных учебных заведений из разных городов. А для разработки отдельных устройств наземных средств системы и бортового оборудования зенитной ракеты оперативно подключались различные проектные организации, создавались новые производства, конструкторские бюро. Параллельно в Капустином Яру началось строительство полигона для стрельбовых испытаний...

Вглядываясь в те уже далекие 50-е гг., понимаешь: даже по нынешним временам такие задачи посильны не для каждого государства. Но у только вышедшей из самой кровопролитной войны ХХ в. страны нашлись силы, воля политического руководства взяться за их решение. Что подтверждало и закрытое постановление Совета Министров СССР о развертывании работ по созданию системы ПВО Москвы и Московского промышленного района в целом под кодовым названием "Беркут". Разработать зенитную управляемую ракету (ЗУР) поручили известному конструктору самолетов С.А. Лавочкину, двигатели ракеты - А.М. Исаеву, мощные передающие устройства для радиолокаторов - радиотехнической лаборатории АН СССР под руководством А.Л. Минца, стартовое оборудование - КБ В.П. Бармина. Непроницаемость московской системы ПВО должны были обеспечить два кольца ЗРК - на расстоянии 50 и 90 км от столицы.

Но в главном ее будущий облик зависел от того, каким будет радиолокационное наведение зенитных управляемых ракет. При его разработке казалось очевидным применение для поражения каждой цели двух радиолокаторов с узким лучом: один для ее сопровождения, второй - для наведения ракеты. Американцы тогда пошли именно по этому пути в создании своей ЗРС "Ника-Аякс".

На первых порах чуть было не клюнуло на это и руководство КБ-1. Были даже сделаны некоторые расчеты и чертежи. Но такой путь оказался бы тупиковым и технически невыполнимым: для двух колец ПВО Москвы потребовалось бы свыше 1000 ЗРК с двумя радиолокаторами в каждом. Изготовить подобное количество средств, разместить на местности, снабдить квалифицированным персоналом, наконец, обеспечить эффективное управление боевыми действиями громоздкой системы на практике оказалось бы просто нереальным.

Прозорливость Александра Андреевича Расплетина как раз и состояла в том, чтобы не поддаться гипнозу легких решений, "найденных" в лабораториях США. Он предложил строить ЗРК на основе специальных широкоугольных секторных радиолокаторов, которые могли бы сканировать воздушное пространство по азимуту и углу места. А главное, наблюдать за всеми находящимися в их секторе целями, непрерывно сопровождать их и наводить до 20 ракет каждой РЛС. Таких ЗРК потребовалось бы не 1000, а всего 50-60.

Это революционное предложение, пусть не сразу, но обрело кровь и плоть, воплотилось в конкретное решение. Построение ЗРК "Беркут" на основе секторных радиолокаторов придавало системе ПВО Москвы исключительные тактические и эксплуатационные характеристики, позволяло определять координаты цели и ракеты одним измерительным средством, обеспечивало их встречу с максимальной точностью. Более того, этот принцип построения радиолокаторов с линейным сканированием пространства ляжет потом в основу создания мобильных ЗРК.

Путь от идеи до ее воплощения обычно долгий. Через тернии пришлось пробиваться и создателям "Беркута", хотя работы шли очень интенсивно. Люди, вдохновленные энтузиазмом Александра Андреевича Расплетина, трудились по 12 часов в сутки. В книге "Годы работы над системой ПВО Москвы 1950-1955" лауреат Ленинской и Государственной премий, в то время заместитель главного конструктора КБ-1 Карл Самуилович Альперович пишет: "Работали мы с энтузиазмом, почти без выходных, нередко рабочий день заканчивался, когда метро уже было закрыто. В такие дни, проспав 2-3 часа на диванчике в кабинете начальника, я с открытием метро уезжал домой. Брился, завтракал и снова на работу... Увлекшись, потерял счет дням. Так прозевал 30 ноября - день своей свадьбы, ее десятую годовщину".

Ему лично Расплетин предложил сразу заняться проработкой общей схемы построения секторного радиолокатора, особенно многоканальной части. Подчеркнул при этом: сектор ответственности должен обозреваться радиолокатором часто, а координаты автоматически сопровождаемых им объектов автоматически определяться с возможно большей точностью. Чуть забегая вперед, скажу: их локатор станет обозревать пространство с невиданной до тех пор скоростью: пять раз в секунду!

Конечно же, проект "Беркут" включал в себя не только вопросы радиолокации. Он охватывал все: от расстановки вокруг Москвы "точек" ПВО, до разработки новых электровакуумных приборов и других специальных элементов для центрального радиолокатора наведения (ЦРН) и ЗУР. Таких, в частности, как автопилот (за это направление отвечал П.М. Кириллов), приемоответчик, аппаратура приема управляющих команд. Конструкция сканирующих антенн создавалась в специализированном подразделении КБ-1. Параллельно, под руководством Н.А. Викторова, прорабатывалось оснащение зенитной ракеты радиолокационной головкой самонаведения.

В марте 1951 г. многотомные технические проекты по "Беркуту" и системе ПВО Москвы в целом были выпущены. В них окончательно определился облик центрального радиолокатора наведения. Он включал азимутальную и угломестную антенны, антенну передачи на ракеты управляющих команд, мощные передатчики. А его приемные устройства были разбиты на четыре группы по пять 20-стрельбовых каналов. Предусматривались рабочие места операторов управления боевой работой и сопровождения целей, командира ЗРК. Рабочее место командира, например, было разработано с таким расчетом, чтобы с него легко осуществлялось управление стартовой позицией ЗУР и ЗРК, отдавались команды на подготовку ракет к пускам, производился контроль функционирования систем... Аппаратурная часть, кроме мощных передающих устройств, изготавливалась опытным производством КБ-1. Антенны - на Подольском механическом заводе, мощные передатчики - в Радиотехнической лаборатории Минца.

Каждое звено в этой цепочке, любая деталь играли важную роль. Перед ЦРН на удалении от 1,2 до 4 км должны были располагаться 60 стартовых столов (для трех ракет на каждый канал обстрела). Ракеты стартовали вертикально, склонялись от радиолокатора в сторону целей, автоматически захватывались им на сопровождение и потом управляющими командами наводились.

Конечно, проблем и "заморочек" на этом пути, как и во всяком новом деле, оказалось предостаточно. Особенно пришлось поломать голову с изготовлением и настройкой аппаратуры, электромеханической частью систем сопровождения. На одном из этапов, например, выяснилось, что коэффициент усиления антенн оказался гораздо ниже ожидаемого, а боковые лепестки диаграммы направленности больше расчетных, что снижало дальность действия радиолокатора. Потом возникли серьезные разногласия с немецкими специалистами, которые помогали разрабатывать проект, к их точке зрения почему-то особенно прислушивался С. Берия. И, как потом оказалось, напрасно. Все это могло вывести из равновесия, но Александр Андреевич Расплетин своей убежденностью в конечном успехе дела вносил в коллектив спокойствие, боевой настрой, вселял в подчиненных надежду.

Опытные испытания ЦРН начались уже осенью 1952 г. в Жуковском. Их техническим руководителем, как и следовало ожидать, стал Александр Андреевич Расплетин. Отлаживалось функционирование систем, проверялась дальность действий и точность определения координат целей и ракет, для чего на самолетах, например, устанавливались специальные ответчики. В частности, на проходящем тогда испытания новом реактивном бомбардировщике Ту-16, который для обеспечения секретности летал только в темное время суток. Мощная, без искажений пачка отраженных от него сигналов показывала: ошибки наведения ракет на такие цели будут минимальны. Подобная методика определения точности измерения координат путем облета радиолокаторов самолетами с автоответчиками станет в дальнейшем общепринятой.

Первый реальный пуск с наведением ракеты сначала на неподвижную цель состоялся в ноябре 1952 г. Конструкторы, инженеры, военные из КБ-1 во главе с Расплетиным наблюдали за происходящим в кабине ЦРН по движению отметки на экране индикатора. И лишь авиаконструктор Семен Алексеевич Лавочкин, ОКБ которого разрабатывало ракету, решил проследить за ее полетом по факелу двигателя в вечернем небе. Все с замиранием сердца ждали момента встречи с целью. Казалось, эти мгновения вобрали в себя всю их предшествующую жизнь.

И вот свершилось: первый пуск - успешный! На лицах восторг, радость. Но больше всех оказался потрясен, как вспоминают ветераны, Лавочкин. Влетев в кабину станции, он с восхищением, словно завороженный увиденным, повторял: "Как ее взяло, как вывело на траекторию!..".

Это был, безусловно, успех. Более того, пожалуй, именно тот вечер в продуваемой леденящим ветром степи определил судьбу и доброе имя известной сегодня на весь мир фирмы под названием НПО "Алмаз" - головного разработчика зенитных ракетных систем, которым нет равных на рынке вооружений.

Потом начались стрельбы по парашютным мишеням - уголковым отражателям, самолетам-мишеням. Интересно, что тогда самолетов-мишеней с автоматическим взлетом еще не было. И летчики, которые поднимали в небо такой самолет, знали, что он будет сбит. Поэтому после выхода машины на боевой курс должны были по команде в считанные минуты покинуть ее. Всего на комплексных испытаниях с октября 1952-го по май 1953 г. был выполнен 81 пуск ракет по Ту-4. И еще 33 - по Ил-28.

1 октября 1954 г. начались Государственные испытания. И почти все 65 пусков на них оказались успешными. Кульминацией стала одновременная стрельба 20 ракетами по 20 целям в сложной помеховой обстановке. Так захотели военные, в основном бывшие артиллеристы, которые никак не могли поверить в стабильность непревзойденных возможностей нового оружия. Но придраться было практически не к чему. После этого состоялись еще и ресурсные испытания ракеты, а также проверка на срабатывание взведенного на ней радиовзрывателя при прохождении через соседние разрывы.

7 мая 1955 г. состоялось заседание Совета обороны, на котором система С-25 была принята на вооружение. Но работы на этом, естественно, не завершились. Расплетин определил два новых направления: разработку для ЦРН аппаратуры подавления пассивных помех и создание мобильной ЗРС. Второе направление в ранге заместителя главного конструктора возглавил Б.В. Бункин, который, по поручению Расплетина, еще до этого занимался разработкой новой системы ЗУРО (С-75).

В начале 1955 г. в Подмосковье были завершены строительные работы на объектах С-25. К этому времени были построены две кольцевые дороги на 50- и 90-километровом рубежах, мощные линии электропередач, базы хранения, командные пункты, подъездные пути, жилые городки для офицерского состава, казармы для солдат... Таким образом, проект "потянул" за собой создание целой инфраструктуры, новых рабочих мест. В отечественной науке, промышленных технологиях были совершены прорывы, родились квалифицированные коллективы разработчиков. А в стране - новый род войск - зенитные ракетные войска.

За создание зенитной ракетной системы ПВО Москвы С-25 А.А. Расплетину, С.И. Ветошкину, А.М. Исаеву, Г.В. Кисунько, А.Л. Минцу, А.Н. Щукину было присвоено звание Героя Социалистического Труда. С.А. Лавочкин, получивший его еще во время Великой Отечественной войны, награжден второй золотой медалью "Серп и Молот". Кроме того, Расплетину правительством была подарена автомашина "ЗиМ", чем подчеркивалась его особая роль в создании ЗРС Москвы. 13 сотрудников только КБ-1, среди которых К.С. Альперович, П.М. Кириллов, были награждены орденом Ленина. Этой же награды удостоено КБ-1 в целом, КБ Лавочкина - ордена Трудового Красного Знамени.

Таким образом, от постановки задачи главой государства до ее выполнения прошло всего 4,5 года. Она не была бы выполнена, если бы государство не подчинило ее решению все ресурсы страны, не мобилизовало лучших ученых, конструкторов, организаторов производства, талантливую молодежь. Прослужила С-25 три десятилетия и была не раз модернизирована. На основе РЛС с линейным сканированием пространства созданы ЗРК С-75, С-125, которые экспортировались во многие страны и подтвердили высокие характеристики в реальных боевых действиях.

Американцы, узнав о создании в СССР столь мощной и необычной по возможностям зенитной ракетной системы, уже не осмеливались залетать в подмосковное небо. А чем 1 мая 1960 г. закончился полет считавшегося неуязвимым У-2, все мы хорошо знаем. Как и то, что С-75 одержал верх над американской авиацией во Вьетнаме, отличился вместе с С-125 в военных конфликтах на Ближнем Востоке. Наконец, уже в наши дни ЗРК С-125, принятый на вооружение еще в 1961 г., поразил в небе над Югославией самолет F-117А, выполненный по технологии "Стелс". Остается непревзойденной ЗРС дальнего действия С-200, которая стоит на вооружении многих стран.

...Александр Андреевич Расплетин незадолго до своей безвременной смерти в 1967 г. вновь обратился к многоканальным ЗРС, заложил основу теперь широко известного во всем мире семейства типа С-300ПМУ. Задуманное им было развито и осуществлено его преемником - Борисом Васильевичем Бункиным. А ныне воплощается в жизнь под руководством генерального конструктора НПО "Алмаз" Александра Алексеевича Леманского и генерального директора НПО "Алмаз" Игоря Рауфовича Ашурбейли. Находящаяся на заключительном этапе испытаний новая разработка НПО "Алмаз" ЗРС "Триумф" является венцом зенитного ракетостроения и не имеет равных по своим возможностям.


Показать источник
Просмотров: 336

Комментарии к новости (0)

e-mail друга: Ваше имя:


< 2019 Сегодня < Окт >
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама