Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Танки
Описание
Характеристики
Исторические сведения
Фотографии (27)
Рисунки (3)
Файлы (2)
Схемы (2)
БТ-2 - лёгкий колёсно-гусеничный танк

БТ-2 - лёгкий колёсно-гусеничный танк

Год принятия на вооружение: 1931 г.

Боевое применение
Отправить другу

Одновременно с развитием танкостроения в 30-е гг. разрабатывались и совершенствовались формы и методы боевого применения танков, развивалась военная наука. По вопросу о путях организационного развития танков, их роли и месте высказывались различные точки зрения.

Начальник штаба РККА Б.М.Шапошников считал наиболее целесообразным иметь танки в составе отдельных батальонов и полков, предназначенных для совместных действий с пехотой и конницей. Другого мнения придерживались заместитель начальника штаба РККА - В.К.Триандафилов и инспектор броневых сил РККА К.Б.Калиновский. Они настаивали на том, что "боевые свойства танков должны быть использованы в полной мере и осуществить это возможно только в составе самостоятельного механизированного соединения, все части которого обладали бы приблизительно одинаковой подвижностью. Поэтому, не отказываясь от применения танковых систем в составе других родов войск, необходимо создавать специальные механизированные соединения". По мнению М.Н.Тухачевского, танки не должны были оставаться лишь средством Резерва Главного Командования (РГК); их необходимо было внедрять не только в кавалерийские, но и в стрелковые дивизии. Комиссия РВС СССР во главе с С.С.Каменевым, обобщив различные точки зрения, пришла к общему выводу о том, что мотомеханизированные войска в организационном отношении должны включать в свой состав:

а) механизированные (танковые) соединения, которые предназначались для решения как самостоятельных задач в отрыве от главных сил войск армии (фронта), так и во взаимодействии с ними;
б) танковые части (соединения) РГК, как средство усиления войск, действующих на направлении главного удара;
в) танковые части, организационно входящие в состав общевойсковых соединений и предназначаемые для совместных действий с ними во всех видах боя. Система организационных форм развивалась постепенно в соответствии с поступлением в войска новой техники.

В мае 1930 г. было сформировано первое постоянное соединение мотомеханизированных войск — механизированная бригада (МБР).

В период 1930 — 1931 гг. были проведены опытные учения на Украине и в Белоруссии, в ходе которых были выявлены существенные недостатки в организации бригады и ее вооружении. Поэтому весной 1931 г. механизированная бригада была реорганизована и ее основу стали составлять батальоны. В один из таких батальонов механизированной бригады им. К.Б.Калиновского и поступили на вооружение первые серийные танки БТ-2.

По состоянию на 1 сентября 1932 г. в бригаде состояло на вооружении 35 танков БТ-2. 11 марта 1932 г РВС СССР принял решение сформировать в 1932 г. два первых механизированных корпуса (МК), выделив для их создания по одной стрелковой дивизии из Ленинградского и Украинского военных округов.

Осенью 1932 г. был сформирован 11-й МК, на вооружение которого поступили 11 танков БТ-2, еще 14 боевых машин заняли место в боевом строю 45-го МК в УВО. Всего же по штату МБР в своем составе должна была иметь 178 танков Т-26, 32 танка БТ-2, 91 танкетку Т-27, 48 бронемашин, 46 артиллерийских установок, 39 орудий калибра 76 мм, 7 зенитных пулеметов и свыше 600 автомобилей различных типов.

В 1934 г. были сформированы еще два (7-й МК в ЛВО и 5-й МК в МВО) механизированных корпуса. Причем 5-й МК был создан на базе 1-й МБР с оставлением ранее присвоенного бригаде им. К.Б.Калиновского. Основной ударной силой корпуса являлись его механизированные бригады, представляющие собой сильные в тактическом отношении соединения, способные выполнять различные боевые задачи как в составе корпуса, так и самостоятельно. Из двух входящих в состав корпуса бригад трехбатальонного состава, одна имела на вооружении танки БТ, а вторая — Т-26. Опыт учений и маневров, проведенных в 1932 — 1934 гг. показал, что механизированные корпуса существовавшей организации оказались громоздкими и трудноуправляемыми. Эти учения также показали, что целесообразнее иметь однотипную организацию бригад, как входящих в состав корпуса, так и отдельных.

В феврале 1935 г. механизированные корпуса перешли на новую организацию. Для улучшения оперативного руководства соединениями корпуса большинство корпусных частей обеспечения и обслуживания было упразднено, в управлении были оставлены только средства связи и разведки. Кроме того, в число корпусных частей был включен отдельный танковый батальон в составе двух рот танков БТ. Механизированные бригады новой организации вооружались только танками одного типа, преимущественно БТ. Справедливости ради следует отметить, что организационное развертывание механизированных корпусов не получило должного размаха и к середине 30-х гг. было сформировано лишь три корпуса (5, 7 и 45-й), а четвертый корпус (11-й) находился в стадии формирования. Среди руководящего состава Наркомата обороны имели место различия во взглядах на роль и место механизированных корпусов в будущей войне. Вот почему после 1935 г. и до расформирования их в 1939 г. создание новых формирований механизированных корпусов не производилось.

В 1935 г. началось формирование пяти отдельных механизированных бригад: 2-й ОМБР (УВО), 3, 4 и 5-й ОМБР (БВО), 6-й ОМБР (ОКДВА). Сначала эти бригады укомплектовывались лишь танками Т-26, в последствие часть из них была перевооружена на танки БТ. По штату отдельной механизированной бригаде полагалось иметь 145 линейных танков. Танками БТ в середине 30-х гг. также оснащались механизированные полки (МП) кавалерийских дивизий (КД). Эти полки, в каждом из которых насчитывалось 60 танков БТ и 30 танков Т-37 (Т-38), являлись основной ударной силой кавалерийской дивизии. Таким образом, в первой половине 30-х гг. была разработана система организационных форм автобронетанковых войск и практически осуществлено их развертывание.

В августе 1938 г, механизированные полки, бригады и корпуса были преобразованы в танковые. По существу произошло их переименование, так как организационно-штатаная структура этих частей и соединений претерпела весьма незначительные изменения. Бригады, имевшие на вооружении танки БТ и Т-26 именовались легкотанковыми (ЛТБР), а Т-28 и Т-35 — тяжелыми танковыми (ТТБР). Боевой состав легкотанковых бригад значительно усиливался за счет увеличения количества танков во взводе с трех до пяти. Такая бригада по штату должна была иметь 278 танков БТ. Причем в каждом из четырех танковых батальонов (ТБ), согласно штату, должно было быть по 54 быстроходных машины.

К концу 1938 г. танки БТ-2 состояли на вооружении 10, 15, 20 и 25-го танковых корпусов (ТК), они также входили в состав тяжелых танковых бригад и полков мотострелковых и кавалерийских дивизий. Значительная часть танков БТ-2 использовалась для обучения тактике, стрельбе и вождению в ряде учебных заведений, специально созданных в связи с быстрым развертыванием танковых и механизированных частей и соединений. В начале 30-х гг. была создана Военная академия механизации и моторизации (ВАММ) РККА, Ленинградские и Московские бронетанковые курсы усовершенствования и переподготовки комсостава РККА, Орловская, Саратовская, Горьковская и Ульяновская бронетанковые школы, а также Московская школа автотехников и 2-я Ленинградская школа танковых техников. В этих учебных заведениях находилось до 130 танков БТ-2. Подготовка младших специалистов экипажей БТ сначала осуществлялась в корпусных школах и учебных батальонах отдельных бригад, а начиная с 1935 г. — в учебных (четвертых) батальонах механизированных бригад.

В мае 1940 г. все 597, находящихся к тому времени на вооружении РККА танков БТ-2 было решено "оставить как учебный парк до полного износа". По мере износа эти танки планировалось реализовывать в качестве лома через ОФИ (отдел финансовой инспекции). Танки БТ-2 в 30-е гг. явились своеобразной научной и, конечно, незаменимой учебной базой для создания и совершенствования организационной структуры и обучения личного состава при оснащении новой техникой бронетанковых войск. Как уже отмечалось, первые танки БТ-2 начали поступать в войска в 1932 г. Вследствие отсутствия какого-либо опыта эксплуатации, недоработанности конструкции и низкой надежности танка БТ-2, в войсках с первых дней столкнулись с рядом неполадок и аварий. Больше всего хлопот доставляли капризные карбюраторные двигатели, особенность конструкции которых часто являлись основной причиной возникновения пожара в танке. Как показал опыт эксплуатации, наиболее главными причинами возникновения пожаров в танках БТ-2 были: обратная вспышка в карбюратор из-за неправильной установки угла опережения зажигания, короткое замыкание в электропроводке системы зажигания, нагрев докрасна выхлопных труб, небрежное обращение экипажа с огнем (курение, зажигание спичек, применение паяльных ламп и т.п.), наличие подтеков бензина на двигателе и под ним по небрежности механика-водителя. При возникновении пожара его тушили либо эффективным, но крайне ненадежным порошковым огнетушителем "Тайфун", либо более надежным пенообразующим огнетушителем типа "Богатырь". Последний, правда, из-за больших габаритов был неудобен при перевозке. Наиболее эффективными, как всегда, оказывались подручные средства — песок и земля, а еще лучше — два брезента плюс вода.

Бытует мнение о якобы низком качестве двигателей танков БТ и их малом ресурсе. Здесь уместно процитировать доклад от 29 апреля 1934 г. И.А.Халепского К.Е.Ворошилову: "...Все танки БТ имеют авиационные моторы типа "Либерти", купленные в Америке и частично моторы "М-5", переданные из авиации в промышленность для установки на танки БТ. Практическим опытом установлено, что эти двигатели могут работать в танке 400 — 450 часов до капитального ремонта. В целях сбережения материальной части Вами издан приказ № 046, согласно которого 50% танков должны находиться в неприкосновенном запасе, 25% — эксплуатироваться в размере 50% от установленной нормы и 25% — в пределах полной нормы эксплуатации".

Ресурс двигателя 400 — 450 часов был достаточно большой. Для сравнения, этот показатель у трактора "Коминтерн" составлял 700 часов. Годовые же нормы эксплуатации, о которых говориться в приказе № 046, были призваны, прежде всего, обеспечить высокую боевую готовность боевых машин и не допустить одновременный массовый выход танков в плановый ремонт. Опыт эксплуатации в войсках, особенно при проведении тактических учений, показал, что "из-за недостаточного освоения производства механизмов танка БТ-2 наиболее часто выходят из строя коробки перемены передач, бортовые фрикционы и шестеренчатые гитары". Очень часто сваливались резиновые бандажи с направляющих и ведущих колес гусеничного хода из-за слабой посадки и приварки ломались злополучные кронштейны направляющих колес и расходились сварные швы выхлопных коллекторов. Но, несмотря на множество дефектов, эти быстроходные танки были наиболее любимыми в войсках.

Свои боевые качества танкам БТ-2 пришлось неоднократно демонстрировать во время боевых действий, начиная с Освободительного похода в Западную Белоруссию и Западную Украину и заканчивая первым периодом Великой Отечественной войны. Во время Освободительного похода в Западную Белоруссию и Западную Украину танки БТ-2 применялись в небольших количествах, так как к осени 1939 г. основу танковых бригад составляли более современные танки БТ-7.

Танки БТ-2 в основном имелись в танковых полках кавалерийских дивизий, причем их количество колебалось от 34 машин в 44-м ТП 3-й кд до 41 машины в 42-м ТП, 4-го КК. Высокая скорость позволяла танковым подразделениям, действуя совместно с кавалерией, совершать стремительные маневры практически без потерь. Так, в 44-м ТП, действовавшем в составе 3-й КД, за все время Освободительного похода был ранен только один солдат. При совершении многочисленных маршей вышли из строя лишь один двигатель и три коробки передач. Личным же составом полка, возглавляемым полковником Старковым, были взяты в плен: один генерал, 68 полковников и подполковников, свыше 600 офицеров и 2866 солдат. Захвачено: 2 танка, 4 орудия, 950 пистолетов и 168 лошадей с седлами. Двигатели танков за время похода отработали от 125 до 225 моточасов. Для восстановления материальной части полк получил семь двигателей, три коробки передач, по десять ведущих и направляющих колес. Кроме того, требовали замены 3000 траков.

Более тяжелые испытания пришлось перенести экипажам танков БТ-2 зимой 1939-1940 гг. во время советско-финской войны. Количество танков БТ-2 в танковых подразделениях еще больше колебалось. Наибольшее число танков БТ-2 (82 машины) находилось в 1-й ЛТБР. Во время боевых действий танки БТ-2 преимущественно участвовали в блокировке долговременных огневых точек противника и оказывали непосредственную поддержку стрелковым частям. Ограниченное число танков БТ-2, находившихся в составе 13-й ЛТБР, приняло участие в первой ночной атаке (в ночь с 15 на 16 февраля 1940 г.) в районе станции Кямяря. В бою за эту станцию 13-я ЛТБР при минимальных потерях уничтожила 800 солдат и офицеров противника, 10 противотанковых пушек и до 15 станковых пулеметов. Кроме того, было взято в плен 250 солдат и захвачено: 8 танков "Рено", артиллерийская батарея и большое количество стрелкового оружия и боеприпасов.

Оценивая в целом действия танков БТ-2 в этой войне, необходимо отметить, что экипажам танков приходилось идти в наступление в исключительно тяжелых географических и климатических условиях. Нередко морозы достигали -50°C. Глубокий снег толщиной до 2 м исключал движение танков вне дорог. Во время боев выяснилось, что легкие танки БТ-2 и Т-26 не могут решать задачи по преодолению заблаговременно подготовленной обороны противника с наличием мощных ДОТов и ДЗОТов. Танки БТ и Т-26 могли двигаться лишь по следу, проложенному средними танками Т-28. Они очень часто застревали на противотанковых надолбах и в болотах. В целом за весь период боевых действий 1939 — 1940 гг. безвозвратные потери танков БТ-2 были незначительны.

К началу Великой Отечественной войны в Красной Армии числилось 587 танков БТ-2, причем 366 из них были на ходу и использовались только в качестве учебных машин. 119 БТ-2 требовали среднего, а 30 - капитального ремонта, еще 72 были чисто учебными и использовались в основном в качестве учебных стендов. С началом боевых действий все находившиеся в войсках в качестве учебных машин танки БТ-2 были поставлены в строй несмотря на то, что использование этих машин, вооруженных 37-мм пушкой, затруднялось из-за отсутствия 37-мм выстрелов, так как их производство было прекращено, а имеющиеся на складах незначительное количество этих боеприпасов уже вылежало все сроки хранения.

В первом периоде войны эти технически устаревшие и предельно изношенные танки в составе механизированных и кавалерийских корпусов приняли участие в тяжелых боях с немецкими войсками. Тем не менее, как наиболее подвижные средства командующих армиями и фронтами МК, БТ-2 использовались преимущественно для нанесения контрударов по наступающим группировкам противника. Так, когда к вечеру 22 июня 1941 г. сложилась крайне тяжелая обстановка на левом фланге Западного фронта (передовые танковые части противника заняли Кобрин и продвинулись в глубь советской территории до 60 км), танки БТ-2 приняли самое непосредственное участие в проведении контрударов 6-го и 11-го МК. Причем в составе 6-го МК участвовало 30 пулеметных танков БТ-2, а в 11 МК - лишь 2 машины. В течение 23-25 июня силами 6-го и 11-го МК были проведены контрудары с целью перехватить у врага инициативу и отбросить его за пределы нашей территории. Однако вследствие удаленности друг от друга соединений, неустойчивости управления, мощного воздействия авиации противника, сосредоточить в полном составе контрударную группировку в назначенное время не удалось. Конечные цели контрудара (уничтожить сувалкинскую группировку противника и овладеть Сувалками) не были достигнуты, практически все танки БТ-2 в этих боях были безвозвратно потеряны.

На Юго-Западном фронте для ликвидации угрозы глубокого прорыва обороны фронта и уничтожения основных сил вклинившейся 1-й танковой группы противника командующий войсками принял решение силами 9-го и 19-гo МК нанести контрудар с севера, а 8-го и 15-го МК — с юга. В этом контрударе, вылившись в крупнейшее танковое сражение первого периода войны, в период с 25 по 29 июня приняли участие и пулеметные танки БТ-2. В строю 9-го МК на момент контрудара был 21 боеспособный танк, а в 8-ом МК — 14 танков БТ-2. И хотя наступление танковой группы противника было задержано до конца июня, все же войскам Юго-Западного фронта не удалось ликвидировать прорыв.

Основные причины низкой эффективности контрударов заключались в их поспешной подготовке, отсутствии единого руководства и надежной противовоздушной обороны. Корпуса вступали в сражение после 200 -400-километровых маршей, в ходе которых они несли значительные потери от ударов вражеской авиации. Большое количество танков вышло из строя по техническим причинам. Практически контрудар превратился в разрозненные действия соединений: одни начинали атаку, другие завершали ее, а третьи еще только подходили. В окружении оказались многие части и соединения, в том числе основные силы 8-го МК. В этих боях были потеряны практически все танки БТ-2.

В начале июля 1941 г., когда ожесточенные бои развернулись в междуречье Березины и Днепра, 10 танков БТ-2 в составе 5-гo МК и 27 танков БТ-2 в составе 7-го МК на основании решения командования Западного фронта приняли участие в попытке разгрома прорвавшейся группировки противника. Однако, из-за неподготовленности и недостаточной артиллерийской и авиационной поддержки контрудар не достиг своих целей. В то же время в результате активных действий и ценой больших потерь танков в мехкорпусах, все попытки противника форсировать Днепр были сорваны. На северном фланге советско-германского фронта наибольшее число боеспособных танков БТ находилось в составе 24-й ТД 23-й А. На 22 июня в штате дивизии имелось 139 танков БТ-2 и 142 танка БТ-5, причем 22 танка БТ-2 и 27 танков БТ-5 требовали среднего или капитального ремонта. На второй день войны, 23 июня, дивизия в составе двух полков, оставив в пункте постоянной дислокации в г.Пушкин 49 неисправных машин, совершила своим ходом на старой изношенной материальной части 180-км марш и к 9:00 25 июня 1941 г. сосредоточилась на границе с Финляндией в районе Лейнола. До 4 июля 24-я ТД приводила в порядок окончательно потрепанную в ходе марша материальную часть. 5 июля по приказу Командующего Северным фронтом 90 лучших танков БТ были переданы в 24 ТП. Оставшиеся 98 танков (преимущественно БТ-2), в период с 8 июля по 5 августа, участвовали в боях на Лужском направлении, в результате чего в строю дивизии на 1 августа оставалось в строю 88 боеспособных танков, 3 из них — БТ-2. Всего в 23-й А за этот период было подбито 37 танков, причем безвозвратные потери по БТ-2 составили лишь 7 машин, 23 машины были отправлены в капитальный ремонт на заводы промышленности.

Характер наиболее типичных повреждений танков в этих боях был представлен в отчете о "Потерях боевых машин 23-й А за период с 22.06 по 1.08.41г.” Как видно из отчета, несмотря на значительное число пробоин, большинство подбитых танков после проведенного капитального ремонта (при наличии ограниченного количества запасных частей) могло быть возвращено в строй. Другое дело — танки, оставленные на территории противника. Даже при незначительных повреждениях их приходилось относить к числу безвозвратно потерянных. Вот почему уже к середине сентября первого года войны количество боеспособных танков БТ-2 в РККА можно было пересчитать по пальцам.

Танкам БТ-2 выпала честь защищать и столицу Советского Союза - Москву. Пять боеспособных машин, вошедших в состав 18-й ТБР, на подступах к г.Гжатску, приняли участие в атаке частей 40-го МК на противника, продвигавшегося в направлении на Мценск. И все же, чем дальше на восток отступали советские войска, тем меньше оставалось в строю боеспособных танков БТ-2. С постепенным же наращиванием выпуска отечественной промышленностью новых танков для РККА потребность в неоднократно ремонтировавшихся, технически устаревших машинах естественным образом отпала. Тем не менее, оставшиеся в строю после боев периода лета-осени 1941 г. немногочисленные танки БТ-2 использовались в боевых действиях.

К лету 1943 г. в частях Ленинградского фронта оставалось только 12 танков. Еще одна машина, правда, не на ходу, входила в состав 107-го ОТБ Волховского фронта. Учебные танки, находившиеся в различных учебных заведениях в течение 1942 — 1943 гг. были списаны и сданы на металлолом.

Показать источник
Просмотров: 18252
Теги: бт-2


Комментарии к оружию (0)

Материалы данного раздела получены из открытых источников и опубликованы в информационных целях. В случае неосознаного нарушения авторских прав, информация будет убрана, после получения соответсвующей просьбы, от авторов или издателей, в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Мар >
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Сотрудничество
Реклама на сайте




Реклама