Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама
Диплом вуза как его купить: купить диплом.

Рассказы и статьи
Отправить другу

Жерты повторных ампутация

Как правило, раненые, получившие тяжелые травмы в Чечне, проходят несколько этапов эвакуации. Примерно эта схема выглядит так: место боестолкновения - батальонный (или полковой) лазарет - дивизионный госпиталь в Ханкале - армейский госпиталь во Владикавказе - окружной госпиталь в Ростове-на-Дону - центральные военные клинические госпитали и ГВКГ им. Бурденко - реабилитационный 6-й ЦВКГ в Москве. Казалось бы, за две чеченские кампании отечественная военно-полевая хирургия приобрела богатый опыт, однако в последние годы врачи центральных военных госпиталей сталкиваются с неприятным явлением - в большинстве случаев им приходится не долечивать пациентов, а исправлять предыдущие врачебные ошибки своих коллег из Северо-Кавказского военного округа.

"Взгляните, например, на этот снимок, - делится наболевшим Виктор И., офицер медицинской службы одного из подмосковных госпиталей, - вот эта операция была выполнена неправильно: культя зажила, но ее спротезировать никак нельзя, потому что малую берцовую кость отрезали ниже большой берцовой кости, и она получилась длиннее. Тогда как для последующей установки протеза малая берцовая должна быть короче большой берцовой на 3-4 сантиметра. Если хирург игнорирует это, значит, он просто не знает, как правильно оперировать. Другой причины я не вижу. И из-за этого придется заново малую берцовую кость ампутировать, то есть опять доставлять человеку определенную боль".

На другом рентгеновском снимке представлен вид голени сбоку, с отрезанным, но не "закругленным" спереди концом большой берцовой кости. Некий врач, делавший эту ампутацию, видимо, "позабыл", что на голени спереди нет подкожной клетчатки, и со временем острый край кости кожу просто порвет. На языке медиков это звучит так: "игнорирование косой резекции переднего гребня большеберцовой кости", и, как уверяет Виктор И., пациентов с такими "ошибками" с Юга России приходит немало.

Еще чаще встречается "выкраивание кожных лоскутов без учета их кровоснабжения". То есть, хирург после ампутации закрывает место опила поверх мышц куском кожи несколько большего размера, и после зашивания раны этот участок кожи не срастается и постепенно омертвевает из-за неплотного соприкосновения с подкожной клетчаткой, а значит, отсутствия нормального кровоснабжения. Следствием таких "технических погрешностей" являются повторные ампутации, в результате которых пациентам еще более приходится "укорачивать" их конечности.

Отслеживая ошибки врачей по возрастающей, майор И. подсчитал, что практически каждый четвертый тяжелораненый, поступивший в его лечебное учреждение, стал жертвой "нерационального выбора уровня ампутации". В этом случае доморощенные "гиппократы" настолько увлекались мыслью максимально сохранить покалеченные руки-ноги, что впоследствии также исключало любую возможность протезирования. К примеру, один такой горе-хирург ампутировал стопу, а пяточную кость делал опорной. Но ведь на пятке-то человек все равно ходить не смог бы, и в итоге потребовалась вторая ампутация на уровне средней трети голени, иначе бы эту культю вообще не спротезировали бы никогда. Да, описание ампутации ноги на уровне пяточной кости содержится в учебнике по хирургии - в XIX веке так оперировал сам Пирогов. Вот только не учел тот медик, что в Крымскую войну у людей другого выбора не было, а сейчас при наличии современных технологий подобные ампутации ни к чему. Бывает, врачи грешат тем, что делают раненым экзартикуляцию, то есть удаляют голень на уровне сустава, хотя, опять же, в целях последующего протезирования есть смысл ампутировать ниже колена или наоборот выше. В результате, когда у человека почти все заживает и уже ничего не болит, в очередном госпитале к нему подходит хирург: "Милок, завтра будем ногу выше отрезать:".

Ну и наиболее часто встречается "ушивание огнестрельных ран культи наглухо без оставления дренажей". Все дело в том, что пуля или осколок, влетая в живую ткань, разрушают ее внутриклеточную структуру, и, если огнестрельную рану сразу окончательно зашить, то без доступа кислорода микробы там размножатся моментально. Потому-то огнестрельную рану нельзя зашивать наглухо, даже наоборот: ее рассекают, останавливают кровотечение, удаляют нежизнеспособные ткани и инородные тела, рассекают фасцию (сухожильную сумку, внутри которой находятся мышцы), чтобы она не мешала отеку мышц, затем производится вскрытие и дренирование гнойных затеков. То есть все секреты воспаления, которые скапливаются внутри раны, обязательно должны выходить наружу. И только после стабилилизации основных жизненных показателей и исчезновения признаков воспаления раненым могут быть наложены глухие швы. Это обязан знать каждый хирург. Однако правда такова, что в 36% случаев из южных военных госпиталей в центральные военные госпитали России поступают на излечение раненые с зашитыми, но незажившими огнестрельными ранами, что является грубейшей ошибкой. "В итоге, - свидетельствует Виктор И. - за год набегает такое количество врачебных ошибок, сделанных на ранних этапах эвакуации, что практически в 80-90% случаев мы проводим реампутации".

Если в период активных боевых действий первую квалифицированную врачебную помощь раненым в Чечне оказывал медицинский отряд специального назначения, который укомплектовывали лучшими представителями отечественной военно-полевой хирургии, то сейчас все заботы на ранних этапах эвакуации почти целиком ложатся на преимущественно молодой медперсонал СКВО.

В полковых медицинских пунктах и медротах служат фельдшеры-прапорщики и начальники этих самых медпунктов и медслужб - сплошь старшие лейтенанты да капитаны. Они способны оказать лишь первую врачебную, но никак не квалифицированную помощь. Как шутят сами медики: "Служит в войсках лейтенант-военврач, и не военный, и не врач". А те специалисты, которые после обязательных шести лет пребывания в военно-медицинской академии еще полгода-год дополнительно учились на хирургов, нейрохирургов, травматологов, допускают врачебные ошибки.

Конечно же, временами на юг России все же командируют в помощь местным кадрам офицеров медицинской службы более высокого ранга и даже с учеными степенями из военно-медицинской академии или других научно-медицинских институтов. Но и на старуху бывает проруха. Как рассказывает Виктор И.: "Смотришь личное дело раненого, поступившего к нам из Ханкалы, - оперировал полковник. Как правило, это человек, который направлен на усиление. Но ляпы им допущены грубейшие, которые приходится исправлять. В госпитале Ростова-на-Дону такая же проблема: кадры - в основном молодежь, так как опытных хирургов не хватает. И это бы ничего, если бы существовала хоть какая-то преемственность..."

"Раньше, - продолжает Виктор И., - в нашем госпитале была интернатура, где в течение трех-пяти месяцев проходили первичную специализацию и повышение квалификации молодые офицеры, которые приезжали к нам со всей страны. Они жили у нас в общежитии, ходили по отделениям, а мы им читали лекции и, если в том была необходимость, вызывали на операции. И таких интернатур было несколько: в Подольске, Красногорске, Одинцово, Купавне. Мы видели этих офицеров, знали их, они - нас, и в дальнейшем в той же Чечне, работая за одним операционным столом, могли уже говорить с ними на понятном всем языке. Интернатуры упразднили лет 5-6 назад, и вроде бы эту функцию взял на себя Институт усовершенствования врачей Министерства обороны, еще существует интернатура при Военно-медицинской академии, но как там сейчас учат молодое звено, мы не знаем".

Само по себе ужасно, что малоопытные или недоучившиеся врачи прибавляют бойцам страданий, а государство несет двойные убытки из-за повторных операций и увеличения сроков содержания раненых в госпиталях. Однако начнись завтра большая война, в которой счет раненым пойдет на сотни и тысячи, и слабые современные медицинские кадры, по твердому убеждению Виктора И., "на потоке работать не смогут". Гражданские же врачи не заменят собой военных, поскольку попросту не владеют элементарными навыками военно-полевой хирургии, в частности, первичной хирургической обработкой огнестрельных ран. (С примерами такого рода военным медикам уже приходилось сталкиваться в Чечне.) Тогда большинству наших соотечественников останется взывать о помощи только к Богу...

Показать источник
Автор: Вадим УДМАНЦЕВ
Просмотров: 2036

Комментарии к статье (0)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Окт >
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама