Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Военно-Промышленный Комплекс
Отправить другу

Заказ вооружения: новые времена

К 2003 г. родилась концепция "единого государственного заказчика вооружения, военной и специальной техники (ВВСТ)". Несколько лет эта концепция оставалась на бумаге. Время от времени слова о необходимости ее реализации произносились с высоких трибун. На деле же почти ничего не менялось.

При этом витавшие в воздухе идеи о коренной реорганизации военной системы заказов, обрастая, как водится, различными слухами, явно не способствовали повышению эффективности деятельности и устойчивости системы заказов, уже потерявшей к этому времени значительную часть квалифицированных кадров.

В практическую плоскость вопрос о формировании системы единого военного заказчика был переведен только с появлением директивы министра обороны Российской Федерации от 27 декабря 2004 г. № Д-64. Согласно этому документу главными задачами создания системы единого заказчика являлось рациональное распределение и централизованное использование ассигнований, выделяемых на оснащение армии и флота с учетом важности стоящих перед ними задач.

Одной из первых публикаций на эту тему была появившаяся 6 декабря 2005 г. в газете "Известия" статья начальника вооружения Вооруженных сил - заместителя министра обороны РФ по вооружению Алексея Московского "Оборонно-промышленный комплекс не должен быть обузой для госбюджета".

В статье декларировалось, что в рамках выполнения решения Совета безопасности РФ завершается комплекс мероприятий по созданию к 1 января 2007 г. в Минобороны РФ единой системы заказа, размещения, реализации и финансирования государственного оборонного заказа.

Алексеем Московским - одним из главных идеологов реформы - так определялись ключевые направления реформы системы заказов. Во-первых, ликвидировалось право главнокомандующих видами Вооруженных Сил, командующих родами войск, начальников главных и центральных управлений министерства обороны самостоятельно осуществлять заказ необходимой им техники. Во-вторых, в министерстве обороны возникал некий единый орган заказов и поставок ВВСТ, централизовавший функции гособоронзаказчика по закрепленным видам техники, обеспечивающий единство планирования, позволяющий реализовывать единую ценовую политику. 

Общий уровень загрузки предприятий оборонки составляет сегодня всего лишь от 20 до 40%. Фото: Леонид Якутин.В  рамках реализации этой концепции в министерстве обороны прошли большие организационные изменения и кадровые перестановки. По понятным причинам не будем давать точные структуры и названия управлений. Для понимания идеологии этих изменений и возникшей в результате ситуации достаточно и примерной схемы.

Главой системы - "единым государственным заказчиком" - стал начальник вооружения Вооруженных Сил - заместитель министра обороны РФ по вооружению. Некоторым реформам (скорее косметическим, чем принципиальным) подвергся и бывший аппарат начальника вооружения Вооруженных Сил. Теперь он стал называться не очень вразумительно: управление начальника вооружения Вооруженных Сил. Появились должности начальника управления начальника вооружения Вооруженных Сил и его заместителей (названия, с точки зрения норм и правил русского языка, безусловно, резали слух).

В состав нового управления начальника вооружения вошли (после незначительного переформирования) управления, ранее составлявшие основу старого аппарата. Основными из них являются управление планирования НИОКР и управление планирования серийных поставок. Условная структура нового управления начальника вооружения показана на рисунке 1. Интересно отметить, что даже из этой структуры только часть управлений и служб вошла в штат центрального аппарата министерства обороны, на который распространяются льготы и надбавки, положенные государственным служащим. То есть сразу было заложено разделение на "черную" и "белую" кости, оплата труда которых отличается очень существенно.

Тогда же управление, занимавшееся перспективными технологиями, и управление, планировавшее разработку и поставки элементной и компонентной базы для разрабатываемых и эксплуатируемых образцов техники, были резко сокращены и объединены под новым названием.

Это был тот случай, когда вместе с водой выплеснули ребенка. Именно вследствие этого министерство обороны окончательно потеряло контроль за деятельностью и влияние на действия предприятий электронной, электротехнической промышленности и др., ранее обеспечивавших армию требуемыми микросхемами и прочими компонентами (вплоть до реле и конденсатора). Именно после этого решения вновь поднялся вал произвольного снятия с производства компонентной базы, по коммерческим причинам не выгодной владельцам этих предприятий, как это уже было в 1990-х гг. Например, ключевые предприятия в г. Зеленограде фактически переориентированы их владельцами на выпуск низкотехнологичной, но массовой коммерческой продукции. Поэтому вновь возникли серьезные проблемы при разработке новой техники и при эксплуатации вооружений в войсках.

Одновременно из видов Вооруженных Сил, родов войск, главных и центральных управлений министерства обороны, ранее самостоятельно осуществлявших заказ необходимой им техники, были изъяты соответствующие управления и переданы в аппарат единого заказчика. При этом, как водится, не преминули их вновь сократить, на этот раз под лозунгом борьбы с "параллелизмом и дублированием". И большинство из них в штат центрального аппарата не попало. Принципиальная структура заказывающих управлений показана на рисунке 2.

Упомянутое "изъятие" заказывающих управлений и служб вызвало целый ряд негативных последствий. Оказалась разорванной система ответственности за результаты создания новых образцов вооружения. Ведь головные научно-исследовательские институты, обосновывавшие облик и основные характеристики перспективного вооружения, остались в своих видах Вооруженных Сил. Там же остались и бывшие научно-технические (ныне - военно-научные) комитеты, обосновывавшие военно-техническую политику своих главкоматов. 

При этом существенная часть работы, которую выполняли в видах Вооруженных Сил заказывающие управления (в основном организационно-плановой) не была передана в аппарат единого заказчика. Видам Вооруженных Сил не оставалось ничего другого, как создать новые подразделения для выполнения этой работы. Естественно, эти подразделения, слабо укомплектованные специалистами и оторванные от непосредственного общения с промышленностью и полигонами, до сих пор не могут выполнять свои обязанности с требуемым качеством.

Таким образом, вопреки ранее озвученным обещаниям, создание в министерстве обороны системы единого заказчика не привело к сокращению численности заказывающих служб. Просто это было замаскировано за счет разделения их подчиненности. Зато пострадала система распределения ответственности.

Практически ликвидированы и остатки созданного в рамках системы программно-целевого развития вооружения механизма контроля расходования денежных средств. Фактически единственное, что было реализовано в полном объеме, так это концентрация финансовых потоков, предназначающихся на оплату государственного оборонного заказа, в руках одного лица - заместителя министра обороны по вооружению. 

Хорошо это или плохо? Если верить словам, то хорошо. Но даже самый поверхностный анализ показывает, что хорошо-то не слишком. Ранее уже отмечалось, что в конце 1980-х - начале 1990-х гг. объективно были сформированы зачатки коррупционности в системе заказа вооружения. В новой структуре военных заказывающих органов объективно нет независимого органа, способного пресечь это явление. И результаты налицо.

Победные заявления об улучшении ситуации в деле перевооружения и переоснащения армии, мягко говоря, не вполне соответствуют действительности. В прошлом году (первом году деятельности единого заказчика) - на фоне очередного крупного увеличения ассигнований на закупку оружия и военной техники - проблема стала особенно очевидной. Объем средств на закупку оружия и военной техники с 2002 по 2006 гг. вырос почти в три раза - с 80 до 237 млрд. рублей. В 2007 г. он увеличится еще на 25% (до 302 млрд. рублей). Но такой рост расходов совершенно несопоставим с темпами реального перевооружения и переоснащения армии.

Так, например, размер гособоронзаказа в 2006 г. почти в полтора раза превысил годовой объем экспорта российских вооружений. Однако поставки, например, современных истребителей Су-30МК и их модификаций в Индию, Китай, Малайзию исчисляются десятками штук в год, а российским ВВС - единицами. Картина по другим видам техники совершенно аналогична.

Главные причины такого положения дел достаточно очевидны. Первая причина - неэффективное использование средств. Счетная палата РФ констатирует, что с 1999 по 2005 гг. общая сумма финансовых нарушений в сфере закупок вооружения составляет 15,8 млрд. руб. Если перевести эту фразу на обычный язык и говорить честно, то преобладающая часть денег попросту разворовывается.

Другая, не менее важная, причина - структура единого военного заказчика потеряла контроль над ценообразованием на продукцию военного назначения для российской армии. Накатывающееся завышение цен имеет не только коррупционную составляющую. Более того, не она является определяющей. Здесь проявились более сложные, системные причины. И потому ситуация гораздо более тревожна, чем может казаться со стороны.

Дело в том, что общий уровень загрузки предприятий оборонки составляет сегодня всего лишь от 20 до 40%. В мировой экономике этот показатель является близким к оптимальному, но при одном условии - если остальные мощности загружены продукцией гражданского назначения. На многих же оборонных предприятиях ОПК России этого нет. В итоге накладные расходы по содержанию до 80% "пустующих" мощностей ОПК включаются в себестоимость продукции военного назначения, что и вызывает рост цен на ВВСТ. Поэтому дело дошло до того, что министерство обороны по ряду позиций приостановило подписание контрактов с промышленностью на выполнение гособоронзаказа 2007 г.

Сегодня министерство обороны во многом утратило контроль за деятельностью и влияние на действия предприятий электронной и электротехнической промышленности, ранее обеспечивавших армию требуемыми микросхемами. Фото: Леонид Якутин.Здесь, в частности, проявились последствия излишней и потому ошибочной, на наш взгляд, централизации управления военными представительствами, осуществленной в рамках формирования аппарата единого заказчика. Пока военные представительства подчинялись непосредственно заказывающим управлениям, в интересах которых они действовали, уровень координации работы был достаточным, чтобы преодолевать проблемы нерациональных по организации и составу коопераций, следствием чего и является столь низкий уровень загрузки гособоронзаказом. Теперь же военные представительства выведены из-под заказывающих управлений и сформировано централизованное управление военных представительств, которое весьма далеко от интересов заказа конкретных работ.

Отсюда же и проблемы перманентного снижения качества разрабатываемого и производимого ВВСТ. В последние годы "Рособоронэкспорт", торгующий нашим оружием, с тревогой констатирует неуклонное снижение его качества. И не нужно думать, что это касается только экспортируемой техники, а качество вооружения, поставляемого в нашу армию, выше. По имеющимся оценкам, на цели технологического перевооружения ОПК до современного уровня нужно порядка 140 млрд. рублей в год. Сейчас же на эти нужды тратится в пять раз меньше. Очевидно, что оборонные предприятия без помощи государства самостоятельно не справятся с модернизацией. Но финансовые ведомства постоянно блокируют даже обсуждение этого вопроса, полагая, что оборонные предприятия должны сами изыскивать необходимые средства. Но таких средств нет даже у предприятий, постоянно экспортирующих вооружения. А таких к тому же единицы или небольшие десятки из почти полутора тысяч. При дальнейшем отсутствии государственной поддержки технологической модернизации предприятий последствия для ОПК могут быть самыми плачевными.

Конечно, проблема качества в значительной степени обусловлена кадровыми и социальными проблемами оборонных предприятий (уход ведущих специалистов, рост среднего возраста и связанное с ним снижение уровня квалификации работников, износ основных фондов и др.), в основном связанными с последствиями 1990-х гг. Но свою лепту внесли и отсутствие государственной технической политики и не до конца продуманные реформы аппарата заказчика.

Как уже отмечалось ранее, серьезную негативную роль в процессе снижения качества ВВСТ сыграло и включение "Основных направлений развития вооружения и военной техники" разделом в Государственную программу вооружения. Оказались упущены ориентиры, определяющие требуемый технический уровень ВВСТ и направления работ по их созданию, обоснование рационального типажа, требуемого научно-технического и конструктивно-технологического уровня вооружения, требуемого уровня его боевых (тактико-технических) характеристик на 15-летнюю перспективу.

Проблемы качества продукции ОПК в значительной степени обусловлены кадровыми и социальными проблемами оборонных предприятий (уход ведущих специалистов, рост среднего возраста, снижение уровня квалификации работников). Фото: Леонид Якутин.Снижение координирующей роли военных представительств и тематических заказывающих управлений во многом являются причиной того, что, по данным Федеральной налоговой службы, 170 из 198 стратегических предприятий, имеющих признаки банкротства, - это предприятия ОПК. В отношении 150 стратегических предприятий и организаций налоговыми органами вынесены постановления о взыскании задолженности за счет их имущества.

Эти данные свидетельствует о том, что для реформы военной системы заказов ее авторами и идеологами было выбрано, мягко говоря, не лучшее время. С одной стороны, реструктуризация оборонной промышленности еще не была завершена. Не были отработаны условия хозяйствования новых интегрированных структур. Не завершилась их внутренняя реструктуризация, необходимая для обеспечения приемлемого уровня экономической эффективности. С другой - полностью изменена структура системы заказов, причем не во всем удачно. Поэтому серьезный рост расходов на оборонную промышленность фактически стал скрытой формой субсидирования неэффективных производств. Эти же причины привели и росту коррупционного потенциала отрасли.

Тезис о непродуманности реформы системы заказа ВВСТ подтверждает и тот факт, что в Минобороны создана рабочая группа по анализу функций структур ведомства. Как заявил министр обороны Анатолий Сердюков, создать ее пришлось в основном из-за возникшей путаницы, связанной с реформой гособоронзаказа. 

Понимание нарастания негативных явлений в оборонно-промышленном комплексе страны в целом, видимо, к этому времени достигло и руководства страны. Оно начало принимать активные меры по демпфированию этих явлений и созданию условий для нормализации работы оборонно-промышленного комплекса. В марте 2005 г. Президент РФ Владимир Путин подписал указ "О Военно-промышленной комиссии при Правительстве РФ". Возглавил ее заместитель председателя Правительства РФ - министр обороны (ныне - первый заместитель председателя Правительства РФ) Сергей Иванов, а его первым заместителем в ранге федерального министра стал генерал-полковник Владислав Путилин.

Очевидно, что именно ему предстояло взять на свои плечи основную организационную и техническую работу в новом ведомстве. Никто из высших руководителей существующей системы заказа и поставок ВВСТ в ВПК не вошел и это симптоматично. Следует полагать, что президент и Сергей Иванов таким образом застраховались от возможности заражения ВПК вирусом коррупции, о распространенности которого в существующих заказывающих органах не говорит только ленивый.

Следует отметить, что выбор и кандидатур руководителей нового ведомства далеко не случаен. Если вопрос с Сергеем Ивановым в целом понятен, то о Владиславе Путилине необходимо сказать несколько слов.

Последние годы службы генерал-полковник Путилин был начальником главного организационно-мобилизационного управления Генерального штаба, а перед этим - начальником организационно-мобилизационного управления главного штаба РВСН. Эти должности очень тесно связаны с вопросами оснащения войск вооружением, военной и специальной техникой. Кроме того, и это также крайне важно, на этих должностях Владиславу Путилину приходилось много заниматься вопросами мобилизационной готовности (в том числе мобилизационной подготовки промышленности). После ухода из Вооруженных Сил он продолжал работу примерно по этой же тематике в Минэкономразвития в должностях заместителя министра и начальника департамента.

Если же учесть его предшествующий опыт работы в аппарате ЦК КПСС и военную службу, то, пожалуй, Владислава Путилина следует относить к числу немногих действительно сильных и подготовленных специалистов в высшем государственном аппарате по управлению промышленностью.

К концу 2006 г. аппарат новой Военно-промышленной комиссии был в основном сформирован и она приступила к активной работе. Таким образом, в стране в области оборонно-промышленного комплекса образовалась новая ситуация, отдаленно напоминающая то, что было во времена СССР. Однако новая ситуация имеет принципиальные отличия. Во-первых, теперь Военно-промышленная комиссия не имеет директивных прав в отношении предприятий и федеральных органов государственной власти. Во-вторых, ей не дано право самостоятельно распоряжаться бюджетными средствами, выделяемыми на оборону страны. В-третьих, если "старая" ВПК опиралась на четкую систему управления государством, то теперь необходимо решать вопрос о ее роли и месте в новой структуре государственного управления, без чего о работоспособности ВПК говорить не приходится. Понятно только, что возврат к старым формам и методам невозможен.

Надо полагать, что пониманием этого обстоятельства и вызвано решение о создании при ВПК федерального агентства по закупкам вооружений, военной и специальной техники. Эта структура численностью примерно 1100 человек начнет работу с 1 января 2008 г. и будет укомплектована исключительно гражданскими специалистами. После этого заказ ВВСТ окончательно перестанет быть внутренним делом "силовых" министерств и ведомств и перейдет под государственный контроль. За силовыми ведомствами останется только определение номенклатуры заказываемого ВВСТ. Показательно, что, несмотря на активные попытки, ни одному из руководителей ведомственных заказывающих служб не удалось войти в руководство и этим агентством.

Однако руководители нового федерального агентства при его формировании столкнутся с серьезными кадровыми проблемами. Точнее - с отсутствием в стране квалифицированных кадров заказчиков.

Ранее мы уже упоминали, что в заказывающих управлениях работают специалисты уникального профиля. Для них является обязательным знание не только и даже не столько правил бюрократической работы (что важно само по себе), но и целый ряд специфических знаний.

Так, заказчик должен быть профессионально подготовлен в курируемых областях науки и техники, чтобы иметь возможность правильно оценивать предлагаемые инженерные решения для создания новых образцов ВВСТ. Он должен ориентироваться в технологиях разработки и производства, понимать экономику этих процессов, равно как и экономику предприятий. Заказчику требуются знания в области организации и ведения научной работы, чтобы правильно оценивать перспективы развития ВВСТ и поступающие от войск предложения по созданию перспективных образцов. И это далеко не полный перечень необходимых знаний.

В былые времена в заказывающие управления набирали людей из военных научно-исследовательских институтов, с испытательных полигонов, из военных представительств, лучших специалистов по эксплуатации вооружения из войск. Существовали в военных вузах специальные учебные программы для переподготовки и повышения квалификации заказчиков. При всем этом специалист заказывающего управления начинал чувствовать себя уверенно только через 3-5 лет предметной работы.

Поэтому-то столь опасен массированный отток таких специалистов вследствие непродуманных реформ. Немногие оставшиеся в системе заказов по-настоящему опытные специалисты в один голос констатируют резкое падение уровня подготовленности молодых работников и их готовности решать возникающие проблемы, вследствие чего падает уровень квалификации заказывающих управлений в целом.

Сегодня перечисленные источники подготовленных специалистов существенно иссякли, да и уровень квалификации в них заметно снизился. О вузовской подготовке и говорить не приходится. Приход же в ключевое звено системы заказов - федеральное агентство по закупкам ВВСТ - неподготовленных людей приведет к параличу всей системы. А если всерьез рассматривается, что в этом агентстве будут работать только экономисты и финансисты (подобная кадровая установка периодически озвучивается), то последствия будут самые трагические. О перевооружении российской армии можно будет забыть, что называется, всерьез и надолго.

Что касается функций надзора и контроля в оборонно-промышленной области, то его по-прежнему будет выполнять Федеральная служба по гособоронзаказу. По всей видимости, она также перейдет под эгиду ВПК. Более того, с 1 апреля 2007 г. к контролю за закупками вооружений подключилась еще и Федеральная антимонопольная служба. Остается надеяться, что этот тройной контроль будет способствовать более рациональному распределению расходов государства на закупку вооружений и повышению эффективности использования выделяемых средств.

Таким образом, за последние годы в стране создана структура новой организации государственного управления ОПК, которая обобщенно показана на рисунке 3.

Что же в итоге получается? Воссоздается, наконец, некая вертикаль управления оборонно-промышленным комплексом, которая будет владеть всей полнотой информации о выполняющих гособоронзаказ предприятиях и ходе его выполнения. Более того, восстанавливается ответственность этого органа за состояние дел. Это не может не радовать. Однако до конца не ясны важнейшие вопросы восстановления единой ответственности по всей вертикали.

Так, головные военные НИИ - основные органы обоснования облика перспективных образцов ВВСТ - остались в подчинении видов Вооруженных Сил и родов войск, т.е. в стороне от политики заказов. Да и сами виды и рода войск - главные потребители техники - также оказались в позе отстраненности. Речь ни в коем случае не может идти о каких-то их переподчинениях. Отрывать институты от войск, плотью от плоти которых они являются, нельзя ни в коем случае. Однако установить для НИИ подобающее место в новой системе заказов просто необходимо (равно как и войскам). Все должны нести свою долю ответственности в рамках выполнения общего дела.

Сейчас идет много разговоров о Государственной программе вооружения до 2015 г. При этом эпитеты употребляются в основном в диапазоне от оптимистичных до восторженных. Тем не менее, позволим утверждать, что до тех пор, пока Основные направления развития ВВСТ на 15 лет не станут вновь самостоятельным и основополагающим документом в системе программно-целевого развития вооружения, разработка собственно Программы вооружения не будет опираться на объективное понимание перспектив и останется преимущественно декларативным документом.

Для улучшения обоснованности программных решений также следует серьезно поднять статус военно-научных комитетов как основных органов обоснования единой военно-технической политики и разработки Основных направлений развития ВВСТ. Их статус третейских судей между войсками, военной наукой и заказчиками, как это и было ранее, должен обеспечить объективность, реализуемость, экономичность программы вооружения, поставить серьезные преграды коррупционным проявлениям.

На войска обязательно должна быть вновь возложена функция контроля хода разработки и испытаний новых образцов ВВСТ. Ранее это осуществлялось через руководство начальниками заинтересованных родов войск комиссиями по рассмотрению эскизных и технических проектов, по проведению государственных испытаний и включение в состав комиссий их представителей. Этот опыт сугубо позитивен, потому что именно войска наиболее заинтересованы в получении оружия, максимально отвечающего их боевым задачам. Не в их интересах давать послабления тем, кто "не сумел сделать то, что надо, а пытается сдать то, что получилось".

Крайне важно сформировать работоспособное федеральное агентство по закупкам, что будет непросто сделать ввиду острого дефицита квалифицированных кадров, и правильно наделить его полномочиями, ни в коем случае не ограничивая деятельность агентства только финансово-экономическими вопросами.

И, конечно, жизненно необходимо целенаправленно помочь оборонным предприятиям преодолеть трагические последствия 1990-х гг. Вот тогда система управления и программно-целевого планирования развития ВВСТ замкнется и сможет работать на конечный результат - безопасность страны. Очень хочется надеяться, что начатое дело воссоздания государственной системы программно-целевого развития вооружения не ограничится очередным переключением финансовых потоков.

Показать источник
Автор: Сергей Колганов, генерал-майор, доктор технических наук, профессор
Просмотров: 2076

Комментарии к статье (0)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Мар >
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Сотрудничество
Реклама на сайте




Реклама