Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Статьи
Отправить другу

Языковые барьеры

Вот уже пять лет длится эксперимент над русской школой, где сначала введено билингвальное образование, а с этого года старшие классы решено перевести на госязык обучения.
В то же время учителя, родители и ученики в один голос заявляют: реформу надо было начинать с повышения качества преподавания самого латышского языка. С этим предметом у нас по–прежнему большие проблемы. На эту тему я решила побеседовать с завотделом педагогики и издательской деятельности LVAVP (государственная программа по освоению латышского языка) доктором филологических наук Бригитой Шилиней.

История первая
…Восемь лет назад, когда моя старшая дочь пошла в 1–й класс, по латышскому языку учебников не было вообще. Старые почему–то не годились, новые еще не придумали. И каждый раз, забирая детей из школы, толпа родителей собиралась в гардеробе, чтобы списать с листочка на стене пройденные на уроке слова и предложения. В этом году в 1–й класс пошла моя младшая. Увы, латышский язык — по–прежнему бо–ольшая проблема, и бедные родители вынуждены брать репетиторов уже на первом году школьной жизни.
В LVAVP я отправилась с тремя учебниками "валстс валоды" для 1–го класса. Именно столько книг сменила в этом году моя первоклассница. Сначала родители купили "ABECЇTE" Зиле. Потом по собственной инициативе мы приобрели учебное пособие для активизации словарного запаса "Skaties un runќ" В. Рулле. Увы, из этого интересного учебника за весь год мы прошли всего 20 страниц. Зато первый учебник стал настольной книгой. Полгода дети писали одни буквы, а на английском уже к Новому году вовсю рассказывали короткие стихи и отвечали на простые вопросы. Родители стали беспокоиться, и тут–то оказалось, что мы учимся по учебнику для латышских школ! Дальше — больше: учительница стала задавать учить стихи. Из этого же учебника. Стихи без рифмы, со словами, которые и родителям пришлось смотреть в словаре. Без горьких слез, увы, не обошлось.
Родители попросили показать открытый урок. На хорошо подготовленном уроке работали человек пять из группы — те, кто окончил латышский садик. Остальные отвечали максимум по одному разу. К весне мы добились, чтобы нам заменили учебник. Хорошо, что третью книжку уже не пришлось покупать — выдали из библиотеки. Это был учебник "LAT–2". Увы, оценить по достоинству мы его уже не смогли. Начали с конца, прошли галопом. Какие там рассказы по картинкам! Ну почему английский идет как по маслу (по подпольно используемому российскому учебнику Верещагиной), почему латышский нельзя учить по тем же годами отработанным методикам?
— Я вам сочувствую, — посмотрев злополучную "ABECITE", сказала Бригита Шилиня ( в прошлом завкафедрой английской литературы ЛУ), — то, что русских первоклассников учили по учебнику для латышских школ, просто кошмар! Конечно, эти стихи ребенку крайне трудно выучить на первом году обучения. Куда смотрели методисты и директор? С нашим учебником для школ нацменьшинств дети учат язык шутя, играя, напевая. Буквы и первые слова они пишут в рабочих тетрадях, а тексты из учебника вначале читает только учитель, а дети воспринимают простейшие фразы на слух, смотрят картинки, а потом повторяют их и отрабатывают в своей речи, строя диалоги.
Латышский язык нельзя изучать как иностранный, как, например, английский. Латышский — это второй язык, потому что в Латвии есть языковая среда. Мы использовали опыт Дании, Швеции, Англии и Норвегии, где есть школы второго языка.
Методики отличаются тем, что при изучении второго языка можно использовать интерактивные методы, то есть применять язык вне школы. И учитель дает такие задания: пойди в магазин или во двор и спроси что–нибудь. Конечно, труднее всего в Латгалии, где у ребенка часто нет вокруг языковой среды. Да даже в Риге у русских есть эта проблема! Вот почему важно создавать языковые клубы и детские лагеря.
История вторая
…Учителя жалуются на то, что с новыми учебниками у нас полная анархия. Раньше, вспоминают они, при Министерстве образования был методический центр, где создавались новинки. Экспериментальные учебники отправляли в несколько школ, по ним работали учителя, писали свои отзывы и замечания, потом учебник дорабатывался и только тогда шел в массовое использование. А сейчас учебников много, все рекомендованы министерством, учителя мечутся от одного к другому, но самое удивительное, что такой эксперимент почему–то длится бесконечно, а значит, конечный результат — хорош или плох учебник — вообще неизвестен.
— Сейчас, при рыночной экономике, издание учебника — это бизнес для издательства: оно заинтересовано, чтобы путь от типографии до покупателя был как можно короче, — поясняет Б. Шилиня. — Мы свои первые учебники для 8–го и 9–го классов разрабатывали год, одновременно подключая учителей, которые опробовали их на практике. Только потом, учитывая их замечания, мы издали учебник. После этого в течение года у нас было четыре рецензента. Их замечания мы тоже учли. Сейчас мы издаем новый учебник латышского языка для 8–х и 9–х классов, более сложный. Несколько его глав мы дали на пробу в одну школу, несколько — в другую. Проблема в том, что год опробовать уже изданный учебник, а потом что–то в нем менять очень сложно. А за три года любой учебник устаревает.
История третья
…Когда старшая дочь пошла в школу, учителей латышского катастрофически не хватало, менялись они каждый год. Помню одну пенсионерку из Сигулды, которая устраивала перед каждым уроком сеанс гипноза при свечах. Очевидно, чтобы дети лучше запоминали госязык. А сейчас, в восьмом классе, латышский ведет учительница географии! Дочь даже спросила: "Неужели наша русская учительница математики тоже может преподавать русский язык?" Директор жалуется, что с трудом может найти молодых выпускников вузов с дипломом учителя латышского. А старые кадры просто отсиживают уроки, заставляя зубрить по старинке. Неужели для учителей латышского нет курсов? Или для преподавания этого предмета не требуется знания новых методик? И даже диплом по специальности учителям не нужен?
— В 1996 году, придя работать в LVAVP, я попала на районное совещание учителей латышского языка, — вспоминает Б. Шилиня. — Может быть, я несправедлива, но меня поразило тогда, что большинство учителей никакие новинки и эксперименты вообще не интересовали. Они были какие–то замученные жизнью. И меня радует, что в нашем центре работают совсем другие люди! А курсы для учителей у нас беспрерывные. В том числе и для учителей латышского. Сейчас повторно начнут обучаться учителя, окончившие курсы 5 лет назад. Ведь время бежит, появляется много нового и интересного. Вначале мы всем нашим выпускникам выдавали свидетельства об окончании курсов. Но сейчас мы поняли, что не знаем, использует учитель на уроках полученные знания или курсы оказались пустой формальностью. Поэтому мы будем более серьезно подходить к выдаче этих документов, и учителя должны будут периодически доказывать и показывать на практике полученные умения и знания.
История четвертая
…Учительница младших классов, пройдя эти курсы, посетовала, что, помимо языковой практики, ничего на них не получила. Никаким новым методикам преподавания именно билингвальных предметов здесь не обучали. Наоборот, каждый "курсант" должен был сам показать свой билингвальный урок. А вот учебников на двух языках нет до сих пор, хотя билингвизм предполагает двуязычие. По ее мнению, хорошо было бы составить учебник математики, где, например, новая тема шла по–русски, простые задания и термины — по–латышски, сложные — на родном языке, закрепление темы — на госязыке. Почему даже в учебниках по–латышскому, не говоря уж о географии, нет словарей? Недавно министр образования пообещал выпустить хотя бы терминологические словари. Иначе учителя и ученики вынуждены сами их составлять, что отнимает массу времени, которое и так тратится на перевод с латышского на русский.
— В конце учебника по латышскому есть список пройденных слов без перевода, — поясняет Б. Шилиня. — Конечно, словари нужны, но учителя сами должны вместе с учениками составлять их на уроках. К тому же наши учебники предназначены для всех школ нацменьшинств, а не только для русских. Мы не можем обижать поляков или литовцев, давая перевод лишь на русский язык. Согласна, что процент польских и литовских школ несоизмерим с русскими, но все же это было бы несправедливо. Терминологические словари — это вообще пройденный этап. Их будут готовить под давлением политиков. Такие словари — это вспомогательная литература, а не панацея, не самое главное для билингвального обучения. Самое главное — вспомогательные визуальные материалы. По биологии, истории и географии мы издали учебные пособия на латышском плюс таблицы с рисунками и терминами, чтобы ученики визуально представляли себе, о чем идет речь на уроке.
Вы говорите, что учителя жалуются на снижение качества знаний по билингвальным предметам. Действительно, на учителе, преподающем билингвальный предмет, лежит очень непростая задача: он должен быть максимально собранным, не тратить времени ни на одно лишнее слово, ни на один лишний жест! Кстати, необязательно, чтобы на одном уроке звучали два языка! И совсем необязательно иметь учебники на двух языках. Если ребенок не понимает по–латышски, то учитель обязан что–то коротко объяснить ему на родном языке. Мы должны понять, что в результате билингвального образования человек будет владеть сразу двумя языками! И я с вами согласна, что изучать язык надо уже с детского сада. В этом году будут изданы специальные методические пособия для дошкольных учреждений.
История пятая
…Встретила недавно свою знакомую — преподавателя латышского языка для взрослых при LVAVP. Она решила сменить работу, не может больше преподавать латышский. Отдача, говорит, нулевая. Во время курсов люди начинают говорить, учатся с удовольствием, комплексы исчезают, но проходит два–три месяца после окончания занятий, и все знания улетучиваются. Почему так происходит? Ведь латышский мы слышим каждый день!
— Представители маленьких народов растут с мыслью, что должны знать иностранные языки! — говорит Б. Шилиня. — Но самое главное, они не боятся говорить и ошибаться. А представители больших народов — американцы, русские, немцы и французы — к этому относятся иначе. Они уверены, что все должны знать их язык! Поэтому они не хотят учить иностранные языки. А для практики главное — говорить, не боясь ошибок! Конечно, можно создавать клубы, но лучше сделать язык инструментом каждодневного общения. И пользы будет больше, и результата. Очень важна внутренняя мотивация. Помню своих студентов из Норвегии, которые учили латышский. Я поражалась их целеустремленности — каждый день они выучивали определенное количество слов. Образование и способность к языкам не связаны напрямую. Казалось бы, гуманитарии должны учиться быстрее, но это не всегда так. Мы заметили, что быстрее всего учат латышский те, кому он действительно необходим для работы и карьеры, — учителя и политики!

Показать источник
Автор: Юлия АЛЕКСАНДРОВА
Просмотров: 1710

Комментарии к статье (0)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Дек
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама