Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Архив статей за 2004-2006гг.
Отправить другу

"Язык умершего латышского народа"

Если сохранять язык ради языка, то нужно его записать на пленку, приклеить вот такое название и положить на дальнюю полку. И тогда о нуждах народа можно вообще не вспоминать, считает "пожизненный электрик, чистокровный латыш, житель Юрмалы" Зигис Бенькис, который на днях зашел в нашу редакцию поделиться своими мыслями "о 15–летней авантюре, потому что наболело".

"Независимость Латвии и независимость человека — это две разные вещи, — начал беседу с глобального вывода Бенькис, объясняя, что сам он никогда ни в каких партиях и фронтах не состоял, в баррикадах не участвовал. Говорит, привычка к критическому осмыслению помогла ему еще в конце 80–х распознать признаки массового психоза, который насаждали в Латвии по заокеанскому сценарию: крики у моря, огненная дорога…

Он рассказывает, что еще в 67–м во время своей службы в Советской армии в южном Казахстане наблюдал, как уже тогда разные недруги проверяли стабильность советской власти искусственным созданием народных беспорядков. "Это сделал народ, говорят, — добился независимости. Так почему же сейчас народ ничего не делает, когда за 15 лет создали в Латвии массовую бедноту, 15 тысяч покончили жизнь самоубийством,

50 тысяч выехали на заработки — депортировано было меньше. Скоро страна без единого выстрела станет по–настоящему свободной — свободной от жителей". Почему же латыши даже в условиях бедности не разрешают себе посмотреть в глаза правде? Это мой собеседник объясняет профессионально близким ему законом электрона: идти по пути наименьшего сопротивления. Но этот путь ведет к концу, потому что электрон в итоге уходит в землю.

Личная борьба Бенькиса за независимость родины была гораздо прозаичнее и конкретнее общественной. С 1974 года он работал в военном санатории ДКБФ (позже переименованном в "Мариенбад") и до последнего спасал родное детище, которое мимо него загнали в долги, закрыли и ликвидировали. А наш электрик еще три года жил в пустом лечебном корпусе, отгоняя по ночам бомжей, забивая досками выбитые ими стекла, поддерживая в порядке свое электрическое хозяйство. "Думал, народу пригодится для поправки здоровья. В прошлом году санаторию исполнилось бы 30 лет и 2 года, как его нет — вот так поступили с плодами моего труда!"

"И, главное, обращаться за помощью не к кому, — разводит руками Бенькис. — Потому что в нашей стране уважается только условно–честный труд (как выразился однажды о своих успехах один миллионер), а всю жизнь работая по–настоящему честно, как я, на трех работах, надеяться не на что. Пенсию дали 140 латов, и то десятку отобрали неизвестно в чью пользу".

Зигис Бенькис признается, что его взгляд на окружающую действительность соплеменники–латыши в основном не разделяют. Это он объясняет все теми же заокеанскими манипуляциями: "Они накрыли память народа более впечатляющими вещами. Но я–то жил в Латвии с 45–го по 85–й и точно знаю, как здесь все было". Сам же он подходит ко всему исключительно с точки зрения электрика: ищет причину и устраняет ее. Потому что если не найти, будет крупная авария. В государственном масштабе действовать, конечно, сложнее, но разобраться что к чему — уже дело.

Историческая обида Бенькиса не гложет. Говорит, что депортации обошли его родных стороной. Но дело, он считает, все равно не в этом: "Моего отца в 43–м погнали в легион. Но он не хотел убивать, и его отправили подальше, в Польшу, где он пропал без вести. Вот те, КОГО загоняли, — те погибли, а те, КТО загонял, остались живыми и теперь шествуют по Риге".

Дядю, рассказывает Зигис, тоже в конце войны забрали в немецкую армию и пленили под Лиепаей. Два года он провел на Беломорканале, а вернувшись, стал ведущим мебельным конструктором (кстати, рассказывал, что при Улманисе жизнь вовсе была не сахар). На пенсию провожали — сняли Малую гильдию, а умер 4 года назад в бедноте, новые власти про него забыли. "Я работал не хуже его, но уйду с работы — никто и не заметит — это что, достижение новой жизни?"

"Раньше меня фотографировали для доски почета, а теперь для досье спецслужб", — проводит исторические параллели мой собеседник. Не страшно ли так откровенно критиковать "независимый режим", так ведь и довольно солидную работу потерять можно? "Если я начну бояться, тогда меня точно уничтожат", — поясняет он логику. И приходит к следующему выводу:

— Беда в том, что развитие нашей страны в 90–е было даже не остановлено — его повернули в обратную сторону. Улучшать надо было все, а не ломать. А получается, идею коммунизма смешали с партократами и списали. Но партократ выкарабкался — он бросил билет и залез в новую власть, заклеймив прогрессивную идею. Хотя на самом деле он же ее и дискредитировал. Зигис вспоминает о своем первом опыте прозрения, когда в начале 90–х познакомился с одним, судя по всему, заблудшим американским миссионером.

Тот объяснял, что они у себя в Америке признают Ленина, потому что тот сказал много умного. "То есть они, оказывается, разделяют, что умного — что неумного, приучены иметь собственную точку зрения, а нам предписали мыслить по указке: все прошлое — на свалку, — возмущается Бенькис. — А люди, к сожалению, клюют на эту удочку".

— Вот, устроили митинг против бедности — смешно просто: народ опять толкнули на роль бедного просителя. Показать, что у нас все–таки есть демократия и даже протест. Но кто там говорил о причинах бедности и как с ней бороться? — продолжает критическую линию электрик и смеется в ответ на популярный лозунг "все зло от русских": — Если носитель государственного языка вымирает, что ж у нас тогда главное? Один умный человек сказал, что нация гибнет, когда падает мораль. А мораль наша падает от двойных стандартов. Я лично придерживаюсь принципа Блаватской: нет высшей религии, чем истина. И Юрис Подниекс хотел показать истину людям, но ему помешали.

…Разговор близился к концу — Зигис торопился на пикет в поддержку Айо Бенеса, "потому что поддерживаю его идею: на самом деле есть две партии — партия богатых и партия бедных. А его хотят посадить искусственным путем из–за близости саммита НАТО". Особо мой собеседник гордился плакатом, изготовленным собственноручно. Точнее, обозначенной на нем глубокой мыслью: "Люди, будьте бдительны! После Айо Бенеса уничтожат и вас, спящих". Разбудит ли?

Показать источник
Автор: Елена СЛЮСАРЕВА
Просмотров: 392

Комментарии к статье (1)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Фев >
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728     
Сотрудничество
Реклама на сайте




Реклама