Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Рассказы и статьи
Отправить другу

Я - "Тамерлан"! Принимаю бой!

«Идет обычная рутинная служба»

Комбриг Денисов (некоторые фамилии изменены) — человек не суеверный, никогда не придавал серьезного значения предсказаниям и приметам. И все же... И все же в то утро 6 августа 96-го года сердце его обдало холодком нехорошего предчувствия, когда командир разведывательного батальона сказал точно отрезал: «Старшим спецгруппы со своими бойцами сейчас должен ехать я! Другой, боюсь, не справится. Разрешите, товарищ полковник!» В кармане Олега Визнюка лежат отпускное удостоверение и проездные требования, ему бы скорей на бэтр и — в аэропорт Северный, да проклятая война, как осколочком острым, перечеркивает личные планы... Знать, не судьба убыть капитану в очередной отпуск шестого августа, согласно утвержденному графику, придется отложить до лучших времен встречу с родными. Жаль, подумал полковник: командир разведбата, как никто другой, заслужил передышку — за считанные месяцы подготовил и сплотил крепкое боевое подразделение, лично возглавил 79 спецопераций, в ходе которых ликвидированы восемь банд, уничтожены семь складов с боеприпасами, представлен к ордену Мужества и к «майору» досрочно. Пахал не щадя себя, на износ. Если б не нарастающий грохот стволов вокруг городка, не тревожные сигналы с «контролей», в этот утренний час он, Денисов, уже пожал бы Олегу руку на прощание, пожелав доброго пути...

Впрочем, другого решения и не ждал комбриг от своего лучшего комбата. Нет на свете такой силы, которая принудила бы Визнюка оставить в лихую минуту подчиненных. Даже будь он сейчас дома, в Брянске, немедленно вернулся бы в Грозный, узнав, что здесь такая мясорубка кровавая завертелась. В этом Денисов не сомневался. Не было у Юрия Ивановича сомнений и по поводу просьбы Визнюка: все задачи, которые ему ставили, Олег выполнял на пять с плюсом, и в этой, восьмидесятой по счету, операции сделает все как надо. Смелость, активность, командирское творчество, умение быстро оценить обстановку и принять верное решение в критической ситуации, четко управлять бойцами и группами под вражеским огнем, укрепляя их дух личным примером бесстрашия, — эти и другие качества, коим в разведке и в бою поистине нет цены, капитан Визнюк проявлял так полновесно, талантливо, по-военному красиво и гармонично, как мог делать только офицер от Бога. Даже внешне он притягивал к себе людей — открытой мужественной красотой, богатырской статью современного витязя в спецназовских доспехах, способного выполнить то, что не каждому под силу. Не зря в солдатских разговорах Олег Визнюк — батя, хотя по возрасту мальчишкам — старший брат. И у него, полковника Денисова, такое же мужское теплое чувство к капитану. За то, что спорилась у Олега учебная и боевая работа. За то, что не жалел парней на занятиях и оберегал их под пулями — грамотными командирскими действиями, личной отвагой. Наконец, за то, что Визнюку, прекрасно подготовленному, надежному боевому профессионалу, смело можно доверить самое трудное задание. Такое, какое предстоит ему в это жаркое утро — первое утро грозной августовской эпопеи...

Боевики плотно зажали омоновцев в одном из зданий Октябрьского района. Те лихорадочно запросили помощи. Сверху приказ — на разблокирование немедленно выслать разведчиков и спецназовцев. Он, полковник Денисов, пробовал убедить: «Помощь оказать готовы, сил не пожалеем. Но в принципе это не задача «беретов». У них другое предназначение — разведывательные и специальные операции, которых обычным подразделениям не потянуть. В данной обстановке считаю целесообразным выдвинуть в указанный район группу оперативного батальона». В ответ категорично: нет, только разведбат — на броне!

Что ж, приказ, он для всех приказ — и для генерала, и для полковника. Благо есть кому организовать его выполнение. Капитан Визнюк... «Коль рвешься в бой, готовь бронегруппу, Олег Станиславович. Верю в тебя — пробьешься, выручишь товарищей. Об одном прошу, комбат, зря не рискуй, береги себя и людей. А теперь смотрим на карту...»

Получив боевой приказ, Олег побежал к казарме батальона — готовить-вооружать своих гвардейцев, «седлать» бэтээры. В темпе вальса. До выезда — всего ничего... А Денисов с головой окунулся в поток других проблем, каких у комбрига во фронтовой лихорадке — не счесть. Находясь в центре боевого управления, он будто слился с рацией, с картой, с телефонами, втянутый в круговерть многотрудных командирских забот. И среди них, точно тревожная тема в героической симфонии, — неумолчная мысль о Визнюке и его группе. У мужиков сейчас самый тяжелый крест. По улицам — с бешеной скоростью, сквозь огонь. На выручку попавшим в беду... Только бы не сбылось предчувствие...

 ...Голос Визнюка в рации сквозь треск очередей. Напряженно-ровный. Закодированное чередой условных чисел и вспомогательных слов из жаргона разведчиков сообщение: «Попал под обстрел. Двое «двухсотых». «Коробочки» целы. Не доезжая до Минутки, свернул на запасной маршрут. Петляю. Обстановка ни к черту».

Умница Олег! Не теряется. Принимает единственно верное решение. Держись, комбат!

Через десять минут, спрессованных в колкую зернистую плотность, вновь звучит его позывной: «Я — «Тамерлан». Возле цементного завода попал «в елочку» (в засаду. — Авт.). Мой бэтр подбит. «Духи» обложили со всех сторон. Принимаю бой! Жду помощи...»

А дома шестого августа, как и двумя-тремя днями раньше, ждали от него телеграммы или телефонного звонка, наверное, в сотый раз перечитывая последнее письмо из города Грозного.

«...За меня не переживайте, у меня все нормально, идет обычная рутинная служба. Часто выходим на учения и стрельбы... Жду, когда наступит август и приеду в отпуск...» — эти строки для родителей Олега, Галины Сергеевны и Станислава Петровича, младшего брата Андрея и жены Лены были как бальзам на изболевшиеся души. Август наступил. Не сегодня — завтра... Маленькая Настенька не отходит от окна, хочет первой увидеть, как шагает к подъезду папа, и звонко крикнуть, хлопая в ладоши: «Приехал! Приехал!»...

Они не знали, да и знать, конечно, не могли, что утром 6 августа внезапно кончилась «рутинная служба» Олега — комбат вел свой последний бой...

Смелого пуля боится

В эти часы со встревоженными лицами застыли у батальонной радиостанции разведчики и спецназовцы, оставленные в резерве. Согреваясь надеждой: «Выстоят, отобьются. Батяня спасет», — машинально прокручивали в памяти боевые эпизоды, когда капитан и его гвардейцы уверенно демонстрировали превосходство над противником. Хорошо работали, жестко гладили «волков» против шерсти. Не случайно еще до августовских боев в Грозном непримиримые объявили «зеленым» и «краповым беретам» 101-й бригады газават, назначив за голову командира разведбата сто тысяч долларов. Но Олег только посмеивался в ответ на угрозы врагов. При ликвидации снайперских капканов, уничтожении засад бандитов подбадривал своих солдат: «Ничего не бойтесь, парни. Если суждено жить долго, пуля в бою не найдет».

— Однажды утром, возвращаясь на базу из Старопромысловского района, где проводили разведывательно-поисковые мероприятия, увидели на столбе возле завода чеченский флаг, — вспоминает бывший боец РШР кавалер медалей Суворова и «За отвагу» Евгений Артемов. — Вчера вечером его не было, своими глазами видели, отправляясь на операцию. Чуем, драки не миновать. И точно. За кормой головной командирской «коробочки» ухнула граната, хлестнули автоматные очереди. Визнюк быстро сориентировался в обстановке. Картина привычная. «Духи» засели в производственном корпусе. Судя по интенсивности огня, бандгруппа небольшая. «Земля!» — спешиться, значит. «К бою! Вперед!». Прикрывая друг друга, как учил командир, короткими перебежками при поддержке башенных пулеметов приблизились к забору, стали плотно окна обрабатывать, гасить огневые точки бандитов.

Потом был такой запоминающийся момент. Я повернулся, меняя позицию, гляжу — батя стоит на дороге в полный рост, рядом пули взметают фонтанчики земли, а он — ноль эмоций, спокойно раскладывает «Муху», целится... Выстрел! Флаг с изображением зверюги стал медленно падать — комбат перебил древко из «граника». Отбросил «Муху» и, не сгибаясь, направился к нам. «Ну что, пацаны, брать будем?» — «Смерть волкам!» — дружно отвечаем. И — к зданию, внимательно слушая каждую команду капитана, как всегда идущего в составе штурмовой группы.

Ворвались в корпус без потерь. Но чеченцев и след простыл. Не выдержали натиска, ушли в сторону жилого сектора.

Были и покруче дела. Пехом, маскируясь под «духов», углублялись на их территорию. Охотились на машины с полевыми командирами, беспокоили бандитов диверсионными актами, потом отходили в указанный район, куда в назначенное время подлетали «вертушки». Есть о чем вспомнить. Но в первую очередь — историю со сбитым чеченским флагом. До сих пор как наяву вижу нашего батю под пулевым градом... Смелого пуля боится! Тогда, шестого августа, у рации, переживая, что ничем не могу помочь товарищам, я был убежден — не изменит командиру удача. Вытащит пацанов из пекла. А когда прилетела черная весть, долго не верил, что он остался там, у цементного завода. Никто не верил... До тех пор, пока не привезли в бригаду тела погибших у цементного завода в обмен на пленных боевиков.

Последний приказ комбата

О его подвиге в наградном листе — представлении на Героя — десяток скупых, лаконичных строк. А что за этими строками — знают лишь те, кому посчастливилось выжить. Выжить благодаря капитану Визнюку. Из 42 разведчиков и спецназовцев спаслись 16... Много ли, мало в сравнении с потерями — кто оценит? И по каким критериям?

Вступив в бой возле цементного завода, они оттянули на себя значительные силы «духов», что позволило заблокированным омоновцам вырваться из окружения с минимальными потерями. Трагическая логика войны: «Жизнь и смерть в одной упряжке». И Бог нам всем судья...

Передо мной бесценное свидетельство участника того боя рядового запаса Александра Кожемякина, кавалера ордена Мужества. Он откликнулся на мою просьбу рассказать о командире, о роковой сшибке у цементного завода, написав подробное письмо. 

Как от сердца документ — правдивый рассказ простого русского солдата:
«Шестое августа. Прекрасное солнечное утро. О том, что «духи» вошли в Грозный, мы узнали в десять часов. Вскоре комбат приказал построить спецгруппу из состава нашей РШР и ГСН. Лично отобрал людей. Поставил задачу. На трех бэтрах выехали из городка где-то в полдвенадцатого. В районе Минутки нас начали обстреливать. Повернули влево. Как только первый бэтээр поравнялся с цементным заводом, его подожгли «эрпэгэшным» выстрелом. «Земля!» Мы горохом с брони, в считанные секунды заняли круговую оборону.

Я был контужен, «плыл», из ушей текла кровь, какое-то время ничего не слышал. Но чувствовал себя более-менее уверенно, так как видел по действиям бойцов, что комбат отлично руководит нами, все его команды четко выполняются. На занятиях он научил нас понимать приказы с полуслова, работать по условным сигналам-жестам рук. «Граната!» — прижимаемся к земле. «Духовский» пулемет в окне — «Сосредоточенный огонь! Уничтожить!»... Наблюдая за противником, командир одновременно держал в поле зрения всех солдат, умело управлял огнем. Словно издалека, приглушенно доносился его голос: «Держаться, сынки! Выберемся, прорвемся! Помощь близка!» Этого я никогда не забуду.

Бой продолжался час или больше, под пулями времени не замечаешь. Несмотря на слабость после контузии я, как и мои товарищи, прицельно бил из автомата, обрабатывал окна из подствольника. Перед тем как меня ранило, увидел: капитан Визнюк, стреляя на ходу, занял позицию возле горевшего бэтра. Приподнявшись с земли, метнул гранату, и в этот миг в грудь ему ударила длинная пулеметная очередь...

Позже я узнал от парней, находившихся во время боя рядом с командиром, что батяня принял решение прорываться к тринадцатому КПП, до него было метров восемьсот. Обстановка вынудила на этот отчаянный шаг. Посланные к нам на подмогу бронегруппы не смогли протаранить плотные заслоны «духов». Спасение теперь зависело только от нас самих. Комбат приказал заводить уцелевшие бэтээры, грузить «трехсотых» и «двухсотых». «Я прикрою!» — его последние слова.

На выручку к Визнюку пополз кто-то из пацанов. Дальше — провал. Я получил пулю в голову. Пришел в себя, слышу — работают двигатели. Рядом со мной остановился второй бэтр, оттуда кричат: «Сюда, скорее! Уходим!» С трудом, на локтях, дополз до брони, меня затащили в люк, и я снова отключился. Очнулся уже на «блоке». Как мы туда доехали, не знаю. Это просто чудо, что машины по пути не подбили из «граников».

Совещаемся, как вытащить командира и солдат, которых не смогли вывезти из-за чеченских снайперов, долбивших с близкого расстояния почти в упор. На КПП была «бээмпэшка». Может, на ней вернуться к заводу и под прикрытием огня из пушки забрать батю с ребятами? Но бойцы и омоновцы, находившиеся на посту, удержали: «Гибельный план. Не доедете до завода, подобьют. Вашим товарищам уже ничем не поможешь...»

Обороняли «блок» вплоть до лебедевского замирения. Все это время капитан Визнюк был с нами — в нашей памяти. И мы держались до конца, мысленно равняясь на комбата.

***

«История родного края дала нам множество примеров, когда любовь к Отчизне вела людей на ратные и трудовые подвиги. И мы должны быть и будем достойны славы своих отцов и дедов» — так писал Олег-девятиклассник в сочинении на вольную тему. Не ради отличной оценки. Уже тогда, в школьные годы, он сформулировал для себя твердое жизненное кредо. И никогда ему не изменял. Теперь его яркая жизнь, его офицерская биография будет служить примером молодым поколениям защитников Отечества.

...Минута молчания в зале Дома культуры железнодорожников Брянска после вручения Елене Визнюк Золотой Звезды погибшего Героя. Третий тост — молча — у памятника с надписью: «Комбат! Ты сердце не прятал за спины ребят...»

Вытирали слезы генералы, пережившие в Чечне столько, что, казалось бы, внутри все должно окаменеть. Полковник Юрий Костенко, представитель управления кадров главкомата, привозивший посмертные ордена во многие семьи, потом признался, что всегда старался держаться в траурно-скорбные минуты, а тут... пересилило горе. Молчаливыми, серьезными выходили из ДК старшеклассники школы № 27, в которой учился Олег. Прикосновение к подвигу не оставило равнодушным даже тех, у кого массовые мероприятия, за исключением дискотек да тусовок, вызывают скептические ухмылки.

Только маленькая Настенька, стоявшая на сцене рядом с безутешными родными, еще не осознавала смысла памятного для семьи Героя, для всего Брянска события. В ее представлении папа находится где-то далеко-далеко и скоро вернется...

Каждый вечер по привычке Настя подходит к окну. Долго смотрит на дорожку, ведущую к подъезду, — ждет отца из затянувшейся на годы командировки. В доме все напоминает о нем. Письма. Фотографии. Видеозапись на кассете: он встречает Новый год со своими солдатами, желая им вернуться домой живыми и здоровыми. Камуфляж со Звездой, орденом и кавказскими крестами. Разговоры мамы, дедушки и бабушки. Все о нем, о нем...

Мечтает Настенька первой увидеть папу, шагающего к родному дому и, хлопая в ладоши, звонко крикнуть: «Приехал!»

Втайне надеются на чудо Галина Сергеевна и Лена. Бывало ведь — и в ту, Отечественную, и в эту, проклятую: приходили похоронки, посмертные награды, а следом возвращались оплаканные воины.

Ждут мама, жена и дочь родного, любимого.

Но его все нет и нет.

Нет...

Показать источник
Автор: Юрий Кислый
Просмотров: 1234

Комментарии к статье (0)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Авг >
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Сотрудничество
Реклама на сайте




Реклама