Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Воздушно-космическая оборона
Отправить другу

Воздушно-космическая оборона - задача Вооруженных Сил и Генерального штаба

На протяжении последних лет о воздушно-космической обороне много говорят и пишут. Интерес к ней возник после первой войны в Заливе и еще более усилился вслед за окончанием боевых действий в Югославии, операции против режима талибов в Афганистане и военной кампании в Ираке. Исход вооруженной борьбы там во многом был предрешен применением США и другими странами НАТО современных средств воздушно-космического нападения. Теперь СВКН играют главную роль практически в любом масштабном военном конфликте и способны определять его исход.

ВАЖНОСТЬ проблемы привела к необходимости разработки концепции воздушно-космической обороны, основные элементы которой, по-видимому, сводятся к следующему: ВКО рассматривается как комплекс общегосударственных и военных мероприятий, а также боевое применение войск (сил), способных вести борьбу с СВКН противника, по единому замыслу и плану, под единым руководством с целью защиты группировок Вооруженных Сил, населения, экономических и других объектов страны от ударов с воздуха, из космоса и через космос.

Материальной основой воздушно-космической обороны государства является система ВКО, которая включает в себя пять относительно самостоятельных систем: противовоздушной обороны (ПВО), противоракетной обороны (ПРО), предупреждения о ракетном нападении (ПРН), контроля космического пространства (ККП) и противокосмической обороны (ПКО). Отмечается необходимость единой ответственности за борьбу с СВКН над всей территорией государства и создания системы управления силами и средствами ВКО. Таким образом, задача ВКО практически сводится к борьбе со СВКН, находящимися в воздушном и космическом пространстве. Вместе с тем (судя по материалам СМИ) в концепции (или ее проекте) отсутствует перечень конкретных боевых задач, решаемых ВКО, и требования к уровню их решения.

ВКО: ЗАДАЧА ИЛИ СИСТЕМА?

Считаю целесообразным высказаться по следующим вопросам: что такое воздушно-космическая оборона - задача или система; против каких стран она должна быть направлена и в каких конфликтах задействоваться; чем определяется критерий эффективности ВКО; каковы требования к уровню решения боевых задач; в чем суть и каковы основные направления работ по повышению эффективности ВКО?

Очевидно, что результативность боевого применения СВКН определяется большим количеством факторов. В частности, априорной информированностью каждой из сторон о замысле, масштабах и вариантах действий противника; выбранном построении удара СВКН и способах противодействия им; эффективностью СВКН и средств борьбы с ними; полнотой и достоверностью сведений о составе, дислокации, принципах функционирования и технических характеристиках СВКН, инфраструктуры, обеспечивающей их эффективное боевое применение; выбранных как атакующей, так и обороняющейся стороной стратегии применения наступательных и оборонительных систем.

Понимая, что ВКО должна снизить эффективность СВКН противника, дабы нанести поражение его вооруженным силам в целом, воздушно-космическая операция складывается из проведения тех мероприятий и действий, которые позволяют решать эту задачу. Замысел операции ВКО обязан предусматривать сбалансированное использование ресурсов, сил и средств для нанесения наибольшего ущерба СВКН. Причем она - составная часть операции по боевому применению всех видов и родов войск ВС РФ.

С учетом вышесказанного при организации воздушно-космической обороны необходимо предусмотреть следующее: мероприятия, снижающие возможности противника проводить разведку потенциальных объектов атаки; поражение (подавление) инфраструктуры, обеспечивающей эффективное боевое применение СВКН (информационные и навигационные системы, системы материально-технического обеспечения, аэродромы, стартовые позиции баллистических ракет и ракет-носителей, носители СВКН, в т.ч. авианосцы, системы боевого управления и связи); и, наконец, уничтожение самих СВКН, находящихся в воздушном и космическом пространстве.

Снижение потерь от применения СВКН может быть достигнуто и путем проведения операции сдерживания вероятного противника (в том числе ядерного) . В условиях отсутствия дорогостоящей территориальной системы ПВО-ПРО эта акция может являться весьма эффективной. Не случайно в США столь остро реагируют даже на малейшее подозрение о возможности наличия в регионах, где планируется применение их Вооруженных Сил, ОМП. Это определенно сказывается на решимости Вашингтона задействовать высокоэффективные средства воздушно-космического нападения.

Даже этот краткий анализ позволяет сделать такие выводы:
операция ВКО является частью операции по боевому применению Вооруженных Сил в целом;
в операции ВКО участвуют практически все виды и рода войск ВС РФ; при этом используются все имеющиеся у них системы боевого управления, средства и системы стратегической и тактической разведок, РЭБ, информационного и навигационного обеспечения, средства непосредственного поражения объектов противника; потребуется также задействование сил и средств гражданской обороны;
ВКО - это задача, а не система, поскольку в противном случае в ее состав пришлось бы включить практически все управленческие, информационные и боевые средства ВС РФ (у них задачи, безусловно, более широкие);
как следствие, нет смысла создавать ВКО со своей системой боевого управления, как об этом часто упоминается в открытой печати; надо развивать систему БУ, информационные и навигационные системы, системы вооружения всех видов и родов войск ВС РФ, совершенствовать их взаимодействие друг с другом с целью наиболее эффективного решения и задач воздушно-космической обороны;
подход к ВКО как к системе, а не одной из задач Вооруженных Сил РФ, абсолютизирует воздушно-космическую оборону и не обеспечивает эффективную защиту от СВКН на основе использования возможностей всех сил и средств ВС РФ.

Таким образом, утверждение о том, что система воздушно-космической обороны строится на основе объединения систем ПВО, СПРН, СККП, ПРО и ПКО недостаточно корректна. Несмотря на то, что они играют значительную (можно сказать важнейшую) роль в решении задач ВКО, только их применением обойтись не удастся, поскольку воздушно-космическая оборона не сводится к поражению СВКН, находящихся в воздушном и космическом пространстве. Следует также отметить, что в рамках интеграции только этих систем не может быть сформулирован критерий эффективности ВКО, что является одним из основных признаков системы.

Определить же критерий эффективности воздушно-космической обороны крайне необходимо, ведь иначе будет чрезвычайно затруднен выбор той или иной стратегии развития систем, участвующих в решении задач ВКО. Чем меньше у государства средств, тем более важна для него точная формулировка критерия ВКО, причем в терминах эффективности боевого применения ВС РФ в целом. В частности, в терминах предотвращенного ущерба за счет проведения операции ВКО.

В то же время, вне зависимости от того, является ли воздушно-космическая оборона задачей или системой, крайне важно попытаться сформулировать частные боевые задачи систем, задействованных в ВКО, и определить требования к уровню их решения. Именно тогда это будет иметь оперативно-тактический смысл, сделает программу работ по развитию систем содержательной и даст надежду на то, что вложенные в их развитие средства не окажутся зря потраченными.

С этой точки зрения наиболее проблемными являются формулировки боевых задач и требований к уровню их решения для систем ПВО, ПРО и ПКО.

ВОЗМОЖНОСТИ ПВО, РЕАЛИИ ПРО, НЕЯСНОСТИ С ПКО

Принято считать, что ПВО должна обеспечивать оборону войск, административных и промышленных центров, экологически опасных объектов от аэродинамических целей. Вроде бы сформулирована ясная задача. Но анализ показывает, что не все так просто.

Естественно, общим вопросом для решения задачи ПВО в рамках воздушно-космической обороны является необходимость определения, против каких стран и в ходе каких конфликтов мы собираемся задействовать ВКО.

Если, в частности, не исключать возможности широкомасштабного использования современных СВКН США и другими странами НАТО (т.е. если допустить, что противники России прибегнут к "югославскому" варианту агрессии), то, очевидно, что образцами оружия, поражающими их в воздушном и космическом пространстве, уберечь страну невозможно. Это потребовало бы создания высокоэффективной территориальной системы ПВО, что разорило бы государство. В данном случае придется полагаться на ядерное сдерживание, которое поневоле заставит противника отказаться от эскалации применения СВКН.

В случае регионального конфликта не исключена возможность формирования систем ВКО на том или ином ТВД, направлении, уничтожающих СВКН в воздушном и космическом пространстве. Очевидно, такая же система должна быть создана и для решения задач прикрытия миротворческих сил, решающих задачу принуждения к миру. Столь же сложно определить требования к уровню задач противоракетной обороны (как для ее "стратегической", так и "нестратегической" компоненты, хотя такое разделение после прекращения действия Договора по ПРО 1972 г. в значительной мере утратило свой смысл).

Ясно, что мы не сможем создать эффективную защиту от массированного применения ракетного оружия США и другими странами НАТО. Признание этого неоспоримого факта в свое время заставило США и СССР отказаться от строительства территориальной системы ПРО. В подобных условиях единственным средством обороны опять же является стратегия ядерного сдерживания. Что касается задач отражения ограниченного ракетного удара, то ее решение будет иметь смысл лишь в отношении третьих стран, с еще недостаточно развитым ракетным потенциалом. В связи с этим, с нашей точки зрения, целесообразна постановка задачи создания зональной (например, для Центрального промышленного района) "тонкослойной" системы противоракетной обороны от третьих стран.

Очевидно, по этим вопросам могут быть и другие точки зрения. Но надо их критически осмыслить для того, чтобы выбрать правильную стратегию.

Столь же интересен и в то же время неясен вопрос о том, надо ли нам создавать (а если создавать, то какую) систему противокосмической обороны. Нельзя не учитывать большой вклад военного космоса в эффективность боевого применения различных систем вооружения. Однако совершенно очевидно, что не только ВКС противника, но и наши средства могут стать объектами воздействия.

Здесь также необходимо определить, против каких стран и в каких конфликтах мы собираемся применять средства ПКО, найти оптимальную стратегию создания систем, непосредственно воздействующих на ВКС и их инфраструктуру, обеспечивающих сдерживание противника от применения аналогичных систем против отечественных группировок. С учетом того, что разные страны обладают различным, причем сильно отличающимся друг от друга космическим потенциалом, и должна разниться стратегия ПКО в отношении тех или иных государств.

Подводя итог всему сказанному, еще раз подчеркну: основное содержание работ в области воздушно-космической обороны должно заключаться не в создании системы ВКО и ее системы боевого управления, а в максимальной взаимной увязке всех информационных и других обеспечивающих систем, систем управления и огневых средств, позволяющих наиболее эффективно снижать боевую эффективность применения СВКН противника. Ясно, что это не задача какого-либо отдельного вида или рода войск ВС, а задача Вооруженных Сил и Генерального штаба.

В настоящей статье лишь кратко сформулированы те моменты, которые, с моей точки зрения, требуют дальнейшего обсуждения. Ясно только одно, что проблема воздушно-космической обороны актуальна и необходимо ответить на все поставленные вопросы для правильного выбора стратегии в данной сфере. Очевидно также, что это проблема общегосударственная и к ее решению необходимо привлекать всех специалистов, как военных, так и гражданских, которые занимаются различными аспектами ВКО. По результатам такой широкой дискуссии могла бы быть определена (или уточнена) концепция воздушно-космической обороны.

Показать источник
Автор: Александр МЕНЬШИКОВ, профессор, доктор технических наук
Просмотров: 3101

Комментарии к статье (1)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Авг >
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Сотрудничество
Реклама на сайте




Реклама