Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Выступления Президента - 2002 год
Отправить другу

Выступление Президента Республики Беларусь А.Г. Лукашенко на итоговом пленарном заседании постоянно действующего семинара руководящих работников республиканских и местных государственных органов - 22 марта 2002 года

Уважаемые товарищи!

Свое заключительное выступление я хотел бы начать с ответа на вопрос, поднятый на занятиях ряда учебных групп. Хочу обратить внимание на этот вопрос потому, что по воле случая он совпал с моими сегодняшними размышлениями.

"На лекциях и семинаре мы не получили полного представления о принципиальных особенностях "белорусской модели развития". Если такая модель существует, почему нет толковых теоретических разработок о ее принципах и перспективах?" (Василий Борисович Долголев и другие поднимали эту проблему).

И сегодня я подумал о том, что мы очень много говорим: "белорусская модель экономического развития", "свой путь", "белорусский путь" и так далее, но в действительности мы четко не выкристаллизовали эту модель, хотя, в принципе, мое заключительное выступление, которое было ранее подготовлено, в своем изначальном плане сконцентрировано на характеристике вот этой модели.

Но я вам скажу то, чего не говорил никогда никому по этому вопросу. Еще до президентских выборов, до начала 2001 года, мне в доклад мои помощники, Глава Администрации - в то время Михаил Владимирович Мясникович - и многие в Правительстве часто вставляли вот это словосочетание: "белорусская модель развития". И я его всегда вычеркивал, я опасался, что меня начнут критиковать за то, что я изобрел какую-то особую "белорусскую модель", какой-то "особый путь", не похожий ни на что.

Теперь мы решили открыто (особенно после выборов) заговорить о "белорусской модели развития", после того, как зарубежные партнеры и наши противники (не только партнеры) об этом заговорили сами. Оценивая наш путь развития, многие уже говорят, что Беларусь поступила правильно (даже Международный банк и даже МВФ), не пойдя на ломку по российскому принципу, мол, как дальше будет - посмотрим. Они положительно оценили и фактически признали этот пусть не особый путь развития, но путь развития Беларуси - "белорусскую модель" с некоторыми ее особенностями. И только после этого я согласился с тем, что буду говорить о "белорусской модели развития". Но идея эта была уже давно. Я просто старался избегать говорить о ней, чтобы не попасть под огонь критики не только оппозиции, но и "свядомай" части нашего общества, в том числе и вас. Сегодня об этом говорить можно.

Да, "белорусская модель развития" или "белорусский путь развития" объективно существует. Все, что сегодня мы имеем в экономике, в социальной и других сферах, результат того, что мы все эти годы шли своим путем, мы жили своим умом. Мы не слушали "докторов" из Международного валютного фонда, прописывающих лекарства, которые опаснее самой болезни.

На характеристике "белорусской модели" я остановлюсь подробнее чуть дальше. Сейчас я хотел бы сказать о другом. Вопрос участниками семинара ставится совершенно правильно: наша гуманитарная наука в разработку "белорусского пути развития" заметного вклада не внесла. К сожалению, не вносит и теперь. Глубоких и обстоятельных теоретических исследований "белорусской модели развития" просто нет. Наши научные учреждения и ученые плетутся далеко в хвосте событий и не успевают не то ,что прогнозировать будущее, но даже толково описать, что уже складывается. Академия наук страны, вузы, Институт социально-политических исследований при Администрации Президента, Академия управления - все вместе за эти годы не создали ни одной стоящей работы, не то что предсказывающей, но хотя бы комментирующей, разъясняющей "белорусский путь развития".

В результате в практической политике приходится идти по "целине", принимая стратегические решения ,как говорится, от жизни. И слава Богу, что пока этот подход, знание самой жизни позволяют избежать серьезных ошибок. Разумеется, мы и дальше будем проводить свою политику, исходя из потребностей страны. Но роль науки в подготовке управленческих решений должна кардинальным образом измениться. Ученые должны обеспечивать руководство страны выверенными рекомендациями о дальнейшем совершенствовании "белорусской модели развития", о решении наиболее серьезных экономических и социальных проблем, стоящих перед государством.

И семинар должен нам в этом помочь. На следующих занятиях наши ученые должны не пересказывать своими словами учебники, а предлагать научно обоснованные решения практических проблем, скажем, как обеспечить конкурентоспособность белорусских товаров, как "расшивать" неплатежи и другие. Я ожидаю от Академии наук и ее нового руководителя Михаила Владимировича Мясниковича (грамотного, толкового, опытного человека, бывшего руководителя Госплана) разработки теории белорусской экономики нового уклада. Мы обсуждали эту проблему при его назначении. Мы уже многое наработали, многое нащупали. Надо свести все в систему и сформировать целостный теоретический подход к этому вопросу. Может быть через эту работу мы придем и к "национальной идее". Может быть. Пока мы не готовы к этому.

Говорю это и задаю себе вопрос: почему в принципе я - Глава государства - должен формулировать исследовательские задачи? Ведь сегодня столько академиков, членов-корреспондентов, профессоров! В моем понимании способность выделить, вычленить проблему - непременное качество ученого-исследователя. Я очень надеюсь, что новое руководство Академии сможет искоренить схоластику и начетничество в академических институтах, прежде всего гуманитарных, и подключить их к решению реальных задач.

А теперь об итогах наших занятий.

Мы ознакомились с практикой экономических преобразований и становления рыночной экономики в Китае и России. Опыт Китая и опыт Беларуси весьма близки друг другу, они перспективны и успешно реализуются на практике. В этом я убедился при неоднократном посещении Китайской Народной Республики. И у них, и у нас проявились такие особенности переходного периода, как регулирующая роль государства, принцип эволюционности преобразований, создание сильной и эффективно действующей вертикали государственной власти, четкая система законодательства, обеспечивающая общность интересов государства и каждого его гражданина в отдельности, бережное сохранение того хорошего, что было создано ранее, а не бездумное его разрушение.

Но при этом хочу попросить, чтобы вы не идеализировали опыт ни России ,ни Китая. Мы просто говорим о своих основных партнерах, с которыми мы имеем добрые отношения. Эти супердержавы являются членами Совета Безопасности, всегда и везде нас поддерживают. У нас с ними очень хорошие торгово-экономические отношения. Поэтому мы эти два государства взяли как пример.

Это не значит, что опыт Соединенных Штатов Америки, имеющих такой огромный потенциал, вообще не приемлем. Нет, но это совсем другой подход. Это не значит, что в Западной Европе, которая расположена рядом, нет полезного. Или в той же Польше. Везде есть полезное. Но в данном случае мы изучаем опыт этих двух государств, ищем общее и пытаемся извлечь для себя уроки, не повторить их ошибок в своей практике.

Бережное сохранение того хорошего, что было создано ранее, а не бездумное его разрушение - это характерно для Китайской Народной Республики и ее опыта. В то же время нам тщательно нужно изучить опыт Китая по привлечению зарубежных инвестиций.

Серьезные уроки нам необходимо извлечь из практики социально-экономических преобразований в России. Во-первых, чтобы не повторять ошибок начального этапа реформирования российской экономики. А во-вторых, чтобы находить реальные пути сближения наших стран в новых политических и экономических условиях XXI века.

Необходимость масштабного научного взгляда на пути дальнейшего развития страны определяют и те тенденции, которые складываются в мировом сообществе.

Хочу отметить два характерных события последнего времени.

Первое. Обвал экономики Аргентины, модель либерализации которой еще не так давно выдавалась многими политиками и экономистами за универсальный образец для нас, постсоветских, постсоциалистических государств. Помнится, разработчиков этой модели приглашали в Россию, чтобы внедрить "аргентинское чудо" и поднять страну. Но, как показали последние события, аргентинский опыт либерализации - это прямой путь не к долгосрочному и стабильному подъему, а к системному и глубокому кризису. К чему он и привел в итоге. Вы это знаете.

Второе. Присуждение Нобелевской премии за 2001 год в области экономических наук трем американским ученым Джозефу Стиглицу, Джорджу Акерлофу и Майклу Спенсу. Они в своих работах доказывают наибольшую эффективность не чисто либеральной модели развития (рыночной ,как мы говорим), а необходимость самого активного регулирования государством рыночных процессов. Вдумайтесь, что произошло. Сегодня Нобелевскую премию присуждают за то, что мы с вами начали делать семь лет тому назад. Не это ли признание нашей правоты?

Сейчас происходит принципиальная смена господствовавших в западной экономической науке либеральных теорий. В частности, речь идет об отказе от принципа неограниченной конкуренции и признании важной роли социального фактора.

Для чего я обращаю ваше внимание на эти моменты?

Дело в том, что ряд наших экономистов, парламентариев и общественных деятелей настоятельно предлагают отказаться от оправдавшей себя нашей модели развития в пользу зарубежных аналогов "аргентинского чуда". То ли не следят они за мировыми тенденциями? То ли живут по принципу "чем хуже для страны, тем лучше для них"? То ли, отвергая все отечественное, бездумно поддерживают все зарубежное? Не знаю. Но именно такое впечатление складывается, когда слышишь от них призывы: "быстрее в Европу" и "даешь реформы". Мы не против зарубежного опыта и продуманных экономических реформ. Но мы их применять должны творчески, с учетом особенностей нашей страны.

Отказавшись от "шоковой терапии", которую нам навязывали извне, мы создали свою модель развития. Притом создали не на пустом месте. До нас очень многое было сделано. Мы только собрали всё воедино и что-то добавили свое. Наша модель учитывает закономерности общественного развития и опыт других государств. В первую очередь, таких европейских стран с развитой социально ориентированной экономикой, как Бельгия, Швеция, Германия, Франция. А также поучительный пример эволюционного перехода к методам рыночной экономики, который продемонстрировал Китай.

Кстати, хрестоматийными примерами моделей социального рыночного хозяйства являются германская и шведская. Я вам говорил об этом и пять, и шесть лет тому назад. И ориентировались мы на это. Их главное отличие - активное участие государства в регулировании социально-экономических процессов. В шведской (скандинавской) модели государству отводится роль главной социально-экономической силы. Поэтому и результаты там в социально-экономической сфере самые поразительные из всех государств планеты.

Время подтвердило правильность приоритетов, заложенных в белорусской модели развития, её жизненную силу и эффективность. Наша страна первая на постсоветском пространстве преодолела кризисные тенденции в экономике и восстановила уровень производства 1990 года.

Для справки: За 2001 год объем валового внутреннего продукта у нас увеличился более чем на 4 процента. Производство продукции промышленности возросло на 5,5 процента и составило 106 процентов к уровню 1990 года. То есть, мы уже превзошли уровень 1990 года. Для сравнения, в России в 2001 году ВВП составил 68,8 процента к 1990 году, на Украине - всего 43 процента. Производство продукции промышленности у них 57 и 65 процентов соответственно.

Несмотря на крайне ограниченные ресурсные возможности Беларуси, у нас успешно реализуется основная задача - поэтапное повышение жизненного уровня народа. Только за 2001 год реальные денежные доходы населения выросли на 25 процентов, а реальная заработная плата - более чем на 30 процентов.

Нередко в обществе возникает такой банальный вопрос: вот говорят, что реально выросли доходы, а денег не хватает. Это совсем не противоречит тому, что я сказал. Если есть реальный рост, даже на четверть заработной платы, то это не значит, что уже все богатые и все хорошо живут. Действительно, этого недостаточно. Встает вопрос: а когда будет достаточно? Достаточно будет только тогда, когда мы будем все произведенное продавать по хорошим ценам. Пока у нас очень много лежит на складах нереализованного, а это деньги, огромные деньги! Во-вторых, даже если продаем, то продаем по низким ценам. Производить научились - продавать не умеем. Еще мешает бартер, мешают те, кто жаждет заработать на посредничестве, многие другие негативные явления нашей экономической жизни. Всё в нас. Захотим решить - решим.

Но уже сейчас эксперты Организации Объединенных Наций ставят Беларусь по индексу развития человеческого потенциала на первое место среди стран СНГ. В свое время с 1991 года по 1995 год по этому показателю мы "упали" с 40-го места чуть ли не на 70-е. В 2001 году эксперты ООН констатируют уже не 68-е место, а 53-е место Беларуси по данному индексу. И если есть этот рост - это же не наша выдумка - наверное, мы идем правильным путем. Хотелось бы быстрее. Но быстро в экономике вряд ли что бывает. Обвалиться можно быстро. Подняться очень сложно. Это вы знаете.

Об особенностях нашей модели развития. Сейчас кое-кто рассуждает: а нужна ли своя собственная "белорусская модель развития"? Отвечу прямо: очень нужна!

Наш курс - создание социально ориентированной рыночной экономики с адекватной инфраструктурой, действенными механизмами государственного и рыночного регулирования, обеспечивающими восприимчивость к научно-техническому прогрессу.

Почему мы пошли на создание своей собственной модели?

Дело в том, что из опыта экономических преобразований в других странах мы увидели, что универсальной модели развития нет. Практику одной страны механически переносить в другую невозможно в силу специфичности условий, особенностей хозяйственной жизни и национальных традиций каждой страны.

Именно наш подход в наибольшей степени отвечает традициям белорусского народа, интересам граждан. Он предполагает, что решение даже самых сложных социально-экономических проблем общества должно проходить с наименьшими социальными издержками.

Каковы характерные особенности этой модели?

Первая из них - сильная и эффективная государственная власть.

Роль государства в том и заключается, чтобы обеспечить безопасность граждан, социальную справедливость и общественный порядок, не дать развернуться криминалу и коррупции. И только сильная власть позволила вытянуть экономику Беларуси из бездны экономического кризиса.

Ближайшие наши соседи, наконец, осознали, что либерализация экономики в переходных условиях без сильной властной вертикали ведет к социальной нестабильности и правовому беспределу. К общественной разнузданности!

Мы же с самого начала ясно представляли, что преждевременное расширение рыночных отношений не позволит радикально решить ни одну из существующих острейших проблем. Зато создаст новые, вытекающие из специфики рынка. Нарушится общественное согласие, что приведет к конфликтам и нестабильности. А ведь политическая стабильность - одно из главных условий постепенной интеграции в мировую экономику. Я бы это назвал одной из характерных особенностей или следствием (как хотите назовите) модели развития белорусской экономики.

При этом мы исходим из того, что менталитет, традиции и жизненный уклад народа невозможно изменить в одночасье. И нужно ли вообще менять? Невозможно бросить в пучину рынка неподготовленных людей. Потребуются десятилетия на выработку нового мировоззрения.

Чего греха таить, за годы Советской власти у нас притупилось чувство индивидуальной ответственности, а личная инициатива и осознанный риск отошли на задний план. Мы вместе работали, думали, принимали решения и несли ответственность. Что, откровенно говоря, было не так уж плохо.

В массовом сознании граждан Беларуси доминирующее положение занимают ценности и социально-политические ориентации советских времен. Социологические исследования ученых Национальной академии наук Беларуси показали, что за социализм как наиболее предпочтительную форму общественного устройства в 1996 году высказался 41 процент населения, в 1998-м - 42, в 2000-м - 43 процента. Это при том, что у нас зачастую издеваются над социализмом, над теми людьми, которые говорят о социализме, половина населения открыто сказала, что она за социализм. За капитализм при этом высказалось всего лишь около 20 процентов - пятая часть опрошенных. Это реальная картина расстановки сил в обществе и характера умонастроений людей, без учета которых нельзя строить эффективную и понятную социально-экономическую политику.

Вторая характерная особенность нашей модели состоит в том, что частный сектор может и должен развиваться наряду с государственным. Однако не в ущерб национальным интересам. Подчеркиваю: если ты частник, это не значит, что ты действуешь по принципу "что хочу ,то и ворочу". Национальные интересы, государство должны быть главным приоритетом и главной целью, во имя которой работает каждый гражданин, предприятие или предприниматель, основавший свое производство на частной форме собственности.

В отличие от наших соседей, мы не форсировали искусственный рост негосударственного сектора. Да, действительно были поставлены барьеры. Но только для тех, кто создает фирмы по вывозу капитала в оффшорные зоны, кто берет кредиты, не намереваясь их возвращать, кто создает платные вузы, не собираясь обучать студентов, кто упорно уклоняется от уплаты налогов.

Однако точно так же действует любое цивилизованное государство, стоящее на страже законности и защиты интересов своих граждан.

Именно из-за криминального бизнеса у общественности зачастую складывается негативное мнение о частном предпринимательстве в целом. По уровню доверия у населения объединения предпринимателей занимают одно из последних мест. И это вынуждены признать даже так называемые "независимые" социологические исследовательские центры.

Государство заинтересовано в развитии частного бизнеса, в повышении доверия к нему. Но только бизнеса честного, приносящего пользу и предпринимателю, и государству. И самое главное - населению. Об этом мы говорили на встрече с деловыми кругами республики в октябре прошлого года. И пришли к общему согласию.

В дальнейшем диалог власти и бизнеса будет направлен на то, чтобы сокращать сферу вмешательства государства при одновременном повышении ответственности субъектов предпринимательства за выполнение законодательства.

Вообще о роли государства и вмешательстве-невмешательстве скажу следующее. По крайней мере, этим принципам я следую в своей политике. Государство должно и может вмешиваться только в те сферы, где оно сможет, вмешавшись, эффективно действовать и добиваться и давать результаты. К примеру, если ты сегодня не можешь делить гвозди - не дели. Потому что гвоздей хватает. С другой стороны а надо ли вообще когда-нибудь вмешиваться в этот процесс дележки гвоздей? Я образно привожу пример. Конечно, надо. Может быть, хотя бы для того, чтобы понизить цену на них. Создать дополнительные предприятия, поставить перед ними задачи, усилить конкуренцию.

Есть проблема занятости населения. У нас небольшая безработица. Она даже не дает возможности почувствовать тому, кто работает, что ему дышит кто-то в затылок. Но тем не менее этим процессом государство должно заниматься? Обязательно должно. Наиважнейший вопрос!

Или процесс строительства жилья? Мы вмешиваемся в этот процесс. Заставляем строить жилье. Финансируем. Понуждаем население к строительству жилья. Надо это делать? Надо. Можно было этого не делать? Конечно можно. Но поскольку у нас социально ориентированная экономика, мы определились, что этот вопрос должен быть под контролем государства. Потому что он касается каждого из нас, каждой семьи как ячейки общества. Любого общества.

Поэтому там, где вы чувствуете, что ваше вмешательство - как субъектов государства руководителей той или иной системы - принесет пользу, вмешивайтесь. Но там, где вы увидите, что будет хуже, не надо. Вот и весь вопрос.

В Беларуси зарегистрировано более 60 тысяч предприятий негосударственной формы собственности и около 200 тысяч индивидуальных предпринимателей. Предприятия негосударственной формы собственности производят более 40 процентов промышленной продукции. В розничном товарообороте их доля по итогам 2001 года превысила 77 процентов.

Считаю, что не все вопросы поддержки и развития предпринимательства требуют решения на уровне Президента и даже Правительства. Значительные полномочия в соответствии с нашим законодательством имеются и у местных органов власти. Власть в регионах не должна быть в стороне в деле поддержки и развития нормального и честного бизнеса, особенно в производственной сфере.

Третья составляющая белорусской модели - приватизация - не самоцель, а средство найти заинтересованного инвестора, создать эффективного собственника.

Мы делаем ставку на инвесторов, способных к ответственным и заинтересованным действиям. На тех, кто обеспечит привлечение инвестиций в реальный сектор экономики, кто заинтересован в долгосрочном развитии белорусских предприятий, кто готов взять на себя обязательства по улучшению социальных условий работающих. Результат - усиление мощи нашего государства. И всякого рода махинаторам поставлен надежный заслон.

Сейчас мы приступаем к приватизации крупных государственных предприятий. Можем ли мы здесь рисковать? Конечно, нет. Среди различных вариантов приватизации крупных предприятий выбираем те, которые оптимальным образом соответствуют интересам государства, рабочего человека, предприятия и отрасли в целом. На первом этапе контрольный пакет акций сохраняется, как правило, за государством чтобы убедиться, что инвестор пришел всерьез и надолго. При приватизации каких-то предприятий нестратегического значения можно пойти и на продажу контрольного пакета акций. Но обязательное условие - процесс этот должен проходить открыто и честно, на конкурсной основе.

Особенность процесса приватизации состоит в том, что это очень сложный и серьезный процесс. У нас нет приватизации "огулом", как это было в России. У нас приватизация носит индивидуальный, если можно сказать, персональный характер.

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2018 Сегодня < Июл >
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама