Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Российские СМИ
Отправить другу

Виген Акопян: Смертельные враги Грузии (REGNUM)

Шарик, который лопнул

Безопасность на Южном Кавказе лопнула, словно воздушный шарик, который усердно надувают. Причем, как правило, надувающий и получает шлепок по носу лоскутками лопнувшей резинки.

События, произошедшие в период с 8 по 12 августа 2008 года в Южной Осетии - логический итог продолжительного накачивания напряженности в регионе, которое подробно описывает ИА REGNUM на протяжении 5 лет. О том, что активное вовлечение "нерегиональной силы" в острые и конфликтные региональные вопросы чревато катастрофическим по последствиям взрывом, неоднократно заявляли, в частности, представители Ирана - государства, на протяжении тысячелетий принимающего участие в судьбе Кавказа, досконально знающего нюансы и тонкости кавказских проблем. Говоря о нерегиональных игроках, Тегеран, естественно, подразумевал США, которые - опять же за 5 лет - превратили Грузию в полноценный военный плацдарм, успели укрепиться в Азербайджане и Армении. Опасения Ирана не лишены здравого смысла. Если "оснащенную и обученную" американцами грузинскую армию пришлось усмирять России, то чем завершатся направленные против интересов Ирана маневры США в Азербайджане и в Каспийском бассейне, а также "миротворчество" американцев в карабахском конфликте и армяно-турецких разногласиях, приходится лишь догадываться.

Осознавая все эти риски, иранская сторона в свое время предложила, как представляется, весьма жизнеспособный формат обсуждения проблем кавказского региона - "3+3", с участием России, Ирана и Турции, с одной стороны, и Азербайджана, Армении и Грузии - с другой. Во всяком случае, диалог в таком формате позволил бы создать сбалансированную систему сдержек и противовесов, учитывающую интересы как крупных региональных центров - Москвы, Тегерана и Анкары, так и "средневесов" - Баку, Еревана и Тбилиси. Активное вмешательство Вашингтона в кавказскую политику, в некоторой степени подстегнувшее страны Евросоюза к столь же проактивной роли в регионе, вызвало ревность традиционных центров силы и неестественно натянуло внешнюю политику трех республик Закавказья. В целом, политическая и ментальная конфигурация в регионе, никогда не отличавшаяся особой статичностью, оказалась сильно деформирована. Венцом деформации региональной военно-политической картины можно считать западную контрверсию иранской инициативы. В видении запада, место ведущих государств региона - России, Ирана и Турции - в формате "3+3" должны были занять три республики Прибалтики - Литва, Латвия и Эстония. Таким образом, речь шла о совершенно абсурдной попытке "извлечения" республик Южного Кавказа из их естественного политико-географического ареала. Наблюдая за риторикой посетивших Тбилиси в этот сложный для государства период президентов стран Прибалтики, с ужасом понимаешь, как же они могут отравить информационный эфир, скажем, в случае осложнения ситуации вокруг Нагорного Карабаха. На данном этапе утешает лишь одно - развить реальную активность прибалтийские политики смогли лишь в Грузии - ни Армения, ни Азербайджан подобного карт-бланша им пока не давали. Сегодняшняя трагедия Грузии - во многом результат лоббистской и дипломатической активности стран Прибалтики, той же Польши и Украины, не адекватной серьезности проблем региона - и на самом деле, не имеющей ничего общего с национальными и историческими интересами самого грузинского государства.

В этом контексте солидарность с Россией в связи с ситуацией вокруг Южной Осетии, выраженная 13 августа премьер-министром Турции Реджепом Тайип Эрдоганом, лишь подтверждает принципиальное неприятие турецкой стороной такого технологического вторжения. Очевидно, однозначная позиция по этому поводу есть и у Тегерана. Таким образом, Россия, Турция и Иран, при всей сложности истории взаимоотношений этих государств, не будут и не смогут спокойно наблюдать за стараниями США и ЕС вклиниться в этот регион и создать здесь силовые механизмы контроля.

Смех сквозь слезы

Если бы последствия войны в Южной Осетии не были столь трагичны, то к ситуации, в которой сегодня оказалась Грузия, можно было бы отнестись с определенной долей юмора. Еще несколько дней назад из Тбилиси доносились бравурные реляции грузинских руководителей о полном контроле над Южной Осетией, героической грузинской армии, разбивающей российские части. Сегодня, уже после завершения операции, грузинские политики, пытаясь сохранить лицо, говорят о превосходящих силах противника и кормят народ иллюзиями о будущих победах на дипломатических фронтах. Грузия сегодня похожа на шустрого малого, которому старший брат дал карт-бланш на неадекватное поведение, однако когда пацаненок отхватил в ухо, гарант не вмешался ожидаемым образом. О том, что именно Вашингтон дал гарантии Саакашвили в том, что Россия не отреагирует должным образом на силовой захват Южной Осетии, грузинский президент говорит прямо и без особого стеснения. Более того, Саакашвили во всеуслышание призывает США начать войну против России, не отдавая себе отчет в том, каковы будут последствия этой войны для народов региона. Эта провокация угрожает жизненным интересам не только стран кавказского региона, Ирана и Турции, но и очень болезненно может сказаться на всей системе глобальной безопасности. Вторжение США в Черноморский бассейн, без согласования данной акции со всеми членами НАТО, особенно Турцией и Грецией, нарушит весь региональный баланс. Вне всякого сомнения, это повлечет и соответствующие действия со стороны России. Не будет единой позиции и у Европейского Союза, о чем в Москве прямо заявил французский президент Саркози. На фоне избыточной активности Польши и стран Прибалтики, та же Германия прямо заинтересована в создании балансирующего полюса в ЕС. Отсюда вполне логичным выглядит однозначное заявление премьер-министра Словакии Роберта Фицо, обвинившего Грузию в провоцировании военного конфликта на Кавказе. Примечательно, что словацкий премьер выступил с обвинениями в адрес Грузии сразу после резкой реакции президента США, объявившего о намерении подключить к гуманитарному процессу ВМС и ВМФ США.

Между тем, Саакашвили, принимавший в Тбилиси глав Украины, Польши, Литвы, Эстонии и премьера Латвии, вероятно, гордился столь широкой поддержкой его страны на международной арене. Трудно судить, думал ли он в тот момент, когда стоял на митинге в Тбилиси, о том, что за 4 дня войны в Южной Осетии совершенно диким и нелепым образом погибли люди - женщины, дети, старики, цвет осетинского и грузинского народов - молодые парни, военнослужащие. Тем более не думали о жизнях простых людей прибалтийские эмиссары, которые и само место Кавказа на карте, видимо, узнали после консультаций в Госдепе. Почему их тянет на Кавказ? Почему Ющенко решил отдать свое сердце грузинам? Неужели для него так важно вернуть Абхазию или Южную Осетию в состав Грузии и при этом свершено наплевать на то, в каких границах будет существовать Сербия (Украина до сих пор не высказалась по косовской проблеме)?

На самом деле, прибалтийские лидеры, как и Ющенко с Качиньским, трезво осознают, что Кавказ - это болевая точка России. И тянет их на Кавказ не чувство сострадания к народам региона или принципиальная позиция относительно защиты территориальной целостности Грузии, а именно желание как можно больнее надавить на эту болевую точку России. Укрепление грузинской государственности и восстановление ее территориальной целостности - ничто для Польши. Высшим стратегическим приоритетом Качиньского и его заокеанских партнеров является использование Грузии как ключика к деструктивному проникновению на Северный Кавказ, что, вне всякого сомнения, станет весьма болезненной для России процедурой. В этом своем намерении Качиньский, равно как и Ющенко, являются смертельными врагами грузинского народа, поскольку все сопротивление государства российского, ни в коей мере не желающего подвергаться такому хирургическому вмешательству, будет направлено против Грузии.

Россия терпеливо наблюдала за процессом изготовления этого ключика многие годы, время от времени неуклюже отмахиваясь от назойливых речей и действий Саакашвили. Но настал момент, когда тот вставил ключик в замочную скважину, которой и была Южная Осетия. Открыв при помощи грузинского ключика дверь на Северный Кавказ, США и их союзники нанесли бы сокрушительный удар по России, в этом сомнений нет. Именно в этой плоскости лежит объяснение жестких действий России в Грузии, в частности, меры, принятые уже после вытеснения грузинских войск из Южной Осетии.

Новые перспективы старых проблем Грузии

12 августа президент России Дмитрий Медведев заявил об успешном завершении операции по принуждению Грузии к миру. Российский президент дал однозначную оценку действиям Грузии в Южной Осетии, назвав это геноцидом. Отвечая на вопрос о том, признает ли Россия суверенитет и территориальную целостность Грузии, Дмитрий Медведев озвучил весьма интересную позицию:

"... Признаёт ли Россия суверенитет Грузии? Безусловно, признаёт, равно как и независимость грузинской власти от каких-либо других властей..."... - "Теперь в отношении территориальной целостности. Территориальная целостность - это отдельное понятие. И если суверенитет основан на воле народа и на Конституции, то территориальная целостность, как правило, показывает реальное состояние дел. И, несмотря на то, что на бумаге все будет и может смотреться хорошо, в жизни всё бывает гораздо сложнее. Вопрос территориальной целостности - это очень сложный вопрос, который не решается ни на митингах, ни даже в парламентах и на встречах лидеров. Это желание людей жить в одном государстве. Здесь Вы правильно задали вопрос: могут ли и хотят ли осетины и абхазы жить в составе Грузии? Этот вопрос нужно задать им самим, и они дадут на него свой недвусмысленный ответ. На этот вопрос не должна отвечать ни Россия, ни какие-либо другие государства. Это должно происходить в строгом соответствии с нормами международного права. Хотя и международное право за последние годы изобилует очень сложными примерами самоопределения народов и возникновения новых государств на карте. Давайте вспомним пример Косова. Поэтому это тот вопрос, на который должны ответить осетины и абхазы с учётом истории, принимая во внимание и то, что случилось в последние дни....".

Сегодня грузинские руководители обещают своим гражданам громкие победы над Россией на дипломатической арене, в чем Грузии должны помочь "западные друзья". На самом же деле, грузинский народ еще не вполне осознает масштаб катастрофы, постигшей их страну за последнюю неделю. Итак, каковы последствия 4-дневной войны для Грузии, не считая уничтожения грузинских анклавов в Южной Осетии и потери контроля над Кодорским ущельем:

1. Абхазы и осетины отныне не пойдут на переговоры с Грузией при любом исходе грузино-российских баталий на международной арене. Путь в эти регионы для Тбилиси лежит через новую войну. Таким образом, новых переговорных форматов по определению статусов этих регионов не будет. Трезво осознавая данный факт, президент Саакашвили настоял на исключении 6 пункта плана Саркози-Медведев, который как раз и предусматривает переговоры вокруг статуса.

2. Сегодня представляется совершенно утопичной возможность возврата грузинских вооруженных сил в зоны конфликтов - это вызовет однозначное и объективное отторжение абхазов и осетин. Таким образом, выбрав силовой вариант решения конфликта в Южной Осетии, Грузия раз и навсегда закрыла возможность возобновления мирного диалога - ибо не бывает мирного диалога со стороной, которая может в любой момент в одностороннем порядке нанести неожиданный удар.

3. Грузия оказалась откинута лет на десять назад в своем военном и экономическом развитии. Уничтожена инфраструктура, страна принимает гуманитарную помощь. По сути дела, необходимо заново строить армию, но, даже построив ее, не будет никаких гарантий ее боеспособности. Был нанесен удар по духу армии, которая оказалась в совершенно неуправляемом состоянии и была вынуждена отступить, побросав оружие. Такую травму невозможно излечить гуманитарной помощью, речь здесь идет о восстановлении веры общества в свою армию, но, что самое важное, об уважении к силе этой армии со стороны ее потенциальных противников.

4. Подорвана надежда на то, что Грузия когда-нибудь может стать безопасным коммуникационным коридором. За период военных действий Азербайджан полностью приостановил экспорт нефти и газа через территорию Грузии. Сегодня представители Баку рассматривают возможность экспорта части добываемого объема углеводородов по старому маршруту - через Россию.

5. Поствоенная импотенция грузинского правительства может способствовать активизации южных регионов республики, населенных армянами и азербайджанцами. Могут возникнуть центробежные процессы в Борчалы, где Азербайджан и Турция развивают бурную хозяйственно-экономическую и гуманитарную деятельность. В этом плане в Джавахети срочных рисков нет, но, безусловно, армянское население региона уже предельно ясно представляет себе, насколько опасна и в то же время беззащитна Грузия в своем желании оставаться империей.

6. Грузинские беженцы из Южной Осетии, о числе которых можно лишь догадываться (во всяком случае, оно значительно - грузинское население Южной Осетии официально исчислялось 12 тысячами), станут источником колоссальной социальной напряженности. Внутриполитическая ситуация в Грузии в самое ближайшее время вновь накалится, но на этот раз у Саакашвили не хватит ресурсов для подавления оппозиционного большинства.

Шах в Южной Осетии, мат в Иране?

Вклад США в трагедию Грузии невозможно переоценить. Как и в случае с Польшей и прибалтийскими государствами, задача возвращения Абхазии и Южной Осетии в состав Грузии не могла входить в перечень национальных приоритетов США по определению. В Вашингтоне, вне всякого сомнения, знали о готовящейся в Тбилиси операции против Южной Осетии. Но насколько обоснованы предположения о том, что американцы не ожидали столь резкой реакции России? В это сложно поверить, поскольку проблема Южной Осетии, даже если упустить ряд весьма принципиальных моментов, в том числе гибель российских миротворцев, имеет для России характер приграничной проблемы. Итак, Россия не могла остаться безучастной. Можно предположить, что цели Тбилиси и Вашингтона в данной операции коренным образом расходились. Если грузинская сторона рассчитывала на результат в виде восстановления своей юрисдикции в Южной Осетии, то США спокойно ожидали последствий российской реакции, в частности, создавших условия для еще более активного развертывания американской военной активности в регионе. Американцам нужна была развязка, поскольку процессы в регионе зашли в тупик. При этом они прекрасно отдают себе отчет в том, что возращение Абхазии и Южной Осетии в состав Грузии, или Нагорного Карабаха в состав Азербайджана - это гиперсложные и никому не нужные операции. Что это дает США?

Вместе с тем в Вашингтоне уже успели сполна оценить реалистичность планов по привлечению энергоресурсов Средней Азии в каспийско-черноморский коридор. После ряда превентивных действий России данный проект стал совершенно утопичным. Идея Транскаспийского трубопровода оказалась подвешена в воздухе после провала США в Средней Азии, в частности в Узбекистане и Казахстане, неоправданных надежд, связанных с Киргизией, и резкой сменой ситуации в Туркменистане.

Война в Южной Осетии может стать прелюдией к перегруппировке сил в регионе. Грузия стала катализатором весьма опасного процесса, чреватого крупнейшей региональной войной, а грузинский и осетинский народ - первыми жертвами этой авантюры. Кроме того, как уже отмечалось, инициированная Грузией с подачи США дестабилизация в Южной Осетии, обернувшаяся вооруженным противостоянием между Москвой и Тбилиси, фактически поставила точку в истории с восстановлением территориальной целостности Грузии, а значит и на самих конфликтах. Таким образом, можно смело ставить вопрос о вступлении Грузии в НАТО, а также о введении войск Альянса для защиты стратегических коммуникаций.

Кроме того, уже сегодня заметна резкая активизация проамериканской оппозиции в Армении. По всей видимости, первая декада сентября будет использована американцами для решающего удара по пророссийской власти в республике, после чего будет поставлен вопрос об открытии границы с Турцией и выводе российской военной базы.

Если американскую сверхактивность в регионе, мотивированную стремлением "помочь братской Грузии", не пресечь в корне, то на повестку встанет перспектива разрастания грузинского плацдарма до размеров всего региона, хотя и Абхазию с Южной Осетией уступили России "малой кровью". А это означает, что кольцо вокруг Ирана сжимается с севера на фоне уже замеченной концентрации американских сил в Персидском заливе.

Когда будет нанесен удар по Ирану и будет ли он нанесен вообще - сказать сложно. На первый взгляд, это полная утопия. Однако США входят в предвыборную кампанию и, зная опыт использования американскими технологами военной пропаганды в электоральных процессах, такой сценарий имеет право на жизнь.

Показать источник
Просмотров: 1308

Комментарии к статье (0)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Мар >
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Сотрудничество
Реклама на сайте




Реклама