Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Другие войска
Отправить другу

Вальщиков Георгий Маркович (капитан). Интервью.

Вальщиков Георгий Маркович, полковник в отставке, инвалид Отечественной Войны второй группы, два тяжелых ранения, награжден 4 орденами (два ордена Отечественной войны 1 степени и два ордена Красной Звезды) и 25 медалями.

Я родился в городе Вышний Волочок, в Тверской губернии. В 1940 году окончил 10 классов средней школы и поступил в военно-морское хозяйственное училище, которое находилось в Выборге. Там меня и застала война. Очень быстро наше училище было эвакуировано в Ленинград. Разместили нас в здании Адмиралтейства, а вначале сентября весь второй курс нашего училища, 400 человек, был преобразован в курсантский батальон и отправлен на фронт. И в течений двух месяцев мы воевали под городом, который сейчас называется Ломоносов.

Пошло нас 400 человек, а осталось - 98, в том числе тяжелораненых и искалеченных. После окончания войны, мы, кто остались в живых, собрали деньги и на месте боев в память о погибших соорудили памятник - он называется "Якорь".

После ранения, в начале октября, я был переправлен в Ленинград, в госпиталь. Блокада уже началась, и командование приняло решение о выводе училища из Ленинграда. Надо было совершить марш - 200 км по первому льду. Но тяжелораненых - а нас было около 25 человек- в том числе и меня - оставили в госпитале. Так мы остались в Ленинграде в первую блокадную зиму. Начался голод. Мы, как курсанты, что-то получали - кусочек хлеба, в столовой варили суп: в основном вода и ложка какой-нибудь крупы. Мы охраняли Адмиралтейство (от мародеров, чтобы там все не разграбили), и вот, помню, как-то раз во время артобстрела в вестибюль вошла одна женщина и говорит: "Матросик, можно я погреюсь?" - я подвел её к батарее - у нас там была кочегарка, было тепло, посадил её на стул, и, собственно говоря, забыл о ней. Потом я к ней подхожу, чтобы её разбудить, а она холодная и мертвая. И так повторялось несколько раз. Мы заинтересовались, почему к нам так приходят умирать. Оказалось, что в городе знают, что матросы так не бросят, а обязательно похоронят. И действительно, у нас была машинешка, мы отвозили этих умерших женщин без документов, без всего, на Пискаревское кладбище. Там были траншеи, где добывали гравий, песок, строительный материал, и вот эти траншеи и стали братскими могилами. Только на этом кладбище жертв блокады более 400 тысяч человек похоронено.

У меня в памяти сохранилось такое воспоминание - напротив Адмиралтейства, как и сейчас, был сад, а дальше проезжая часть забита троллейбусами. Троллейбусы как бы мертвые, все занесено снегом, люди еле-еле бредут. Помню, женщина на санках умершего везет. У меня часы испортились и я пришел в часовую мастерскую, а приемщик мне говорит: "Слушай, матрос, тебе не нужны золотые часы? Я тебе их отдам за буханку хлеба." Но у меня не было буханки хлеба, ничего не было.

Конечно, на хлебе в блокадном Ленинграде можно было обогатиться, и некоторые из тех, кто был приставлен к нему, обогащались.

Всего за эту зиму я потерял больше двадцати килограммов веса, так что, в Москве, когда я пошел в парикмахерскую, меня там отказались брить, сказали, что у меня на лице очень сильно натянута кожа, может лопнуть. Страшный был вид.

Но и в блокаде мы знали и верили, что победа будет за нами. Верили, что вырвемся из блокады, прорвем кольцо. Когда мы узнали, что после тяжелых боев немцы отброшены от Москвы, то среди наших раненых ребят возник просто стихийный митинг.

Что еще о блокаде рассказать? Действительно, самое страшное, что с человеком может случиться, это голод. Но даже несмотря на голод люди не сдавались, я знаю, что работали оборонные заводы, ремонтировали танки. А немцы были совсем близко от Ленинграда. Выйдешь вечером, особенно если морозный воздух, слышны пулеметные очереди. Балтийский флот стоял в Неве, в том числе и подводные лодки. Вот какой эпизод вспоминается. Уже после войны я учился в военно-юридической академии, а вместе со мной там учился один врач. Он был врач и захотел стать юристом. И он рассказал такую историю. Зимой было принято решение отправлять подводные лодки в Балтийское море, чтобы они, пройдя подо льдом Финский залив, топили немецкие корабли. Одну лодку снарядили, она ушла и пропала. Конечно, она никуда не дошла, потому что между Поркалаудом и Таллином была немецкая минно-артиллерийская позиция. Там было много противолодочных сетей, и лодки просто не могли пройти. Потом дошла очередь и до его лодки. Их снарядили двухмесячным пайком, что в условиях блокадного Ленинграда было сделать очень-очень трудно. И они знали, что все равно погибнут. Поэтому офицеры приняли решение - свой паек раздать родным и близким, а себе оставить недельный запас и справить по себе поминки. А он, как врач, заведовал вином (вино входит в рацион подводников). И вот они справили по себе поминки, на следующий день ждут разрешения выйти в море, как вдруг приходит приказ поход отменить. Надо сдавать продукты на склад, в том числе и вино. Командир сразу пошел на склад и сумел договориться, что продукты они постепенно возместят. А так как вина в городе было не достать, то этого врача отправили в штрафной батальон.

Еще помню, что когда начались налеты, город сразу сильно изменился. И вовремя налетов было очень много сигналов с земли ракетами, которые наводили немецкие самолеты на цель. Патрули много этих шпионов ловили.

Но самое сильное воспоминание это, конечно, голод. На фронте с едой было получше, а после ранения, помню мне начали сниться сны о еде. Как мать варит щи со свининой! Жира в котелке столько, что аж пар не идет, а запах...

Уже весной мы добились, чтобы нас (кто остался) вывезли из Ленинграда и отправили в Москву, где в это время находилось наше училище. И как только проехали "Дорогу жизни", мы просто почувствовали, что здесь не блокада. Здесь могли просто так дать белого хлеба. В Ленинграде это было бы невозможно.

Показать источник
Автор: Интервью и обработка:
Артем Драбкин
Просмотров: 431

Комментарии к статье (0)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2018 Сегодня < Дек
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама