Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Ситуация в стране
Отправить другу

Так говорил Лукашенко

Президент А.Г. Лукашенко отвечает на вопросы представителей российских региональных СМИ

А.Г. Лукашенко: Доброе утро.

Уважаемые друзья! Я рад приветствовать вас на белорусской земле. Я думаю, что у вас не было никаких проблем во время работы. Знаю, что и белорусский народ, и должностные лица, и героическая земля белорусская приняли вас с удовольствием. Вы имели возможность общаться с вашими братьями–белорусами и познакомиться с жизнью союзной вам республики.

Мне нет необходимости рассказывать о каких–то достижениях или недостатках в работе власти, в работе наших предприятий, вы это могли видеть сами. Мы крайне заинтересованы в вашей работе. После прежних посещений журналистов Республики Беларусь мы анализировали те материалы, которые были размещены в средствах массовой информации России. Что и как писать — это ваше право, и мы с этим абсолютно согласны.

В целом мы не имеем никаких претензий к журналистам. Информация в основном была объективной. И я очень надеюсь, что и после этой вашей поездки россияне узнают больше о нашей стране — больше правды. И мы в этом очень заинтересованы. Поэтому я не для красного словца заявляю, что мы готовы предоставить вам возможность работать в Беларуси столько, сколько для вас потребуется, для того чтобы от этого был соответствующий результат.

Уважаемые друзья! Еще раз подчеркиваю, что мне нет необходимости делать сегодня большое вступление. Я думаю, что лучше мы проработаем в формате открытого, искреннего диалога. Абсолютно демократично я готов отвечать на все ваши вопросы, которые возникли у вас в ходе поездки по Беларуси и накануне этой поездки.

Надежда Савельева, «Союз–инфо»: Александр Григорьевич, хочу сказать огромное спасибо за то, как нас принимали, — у Вас очень хорошая команда. И еще. В год Великой Победы было очень приятно посетить Брестскую крепость. Я знаю, что Вы поддерживаете этот памятник, и огромное спасибо за то, что сохраняете памятники Великой Отечественной войны для будущих поколений.

А теперь мой вопрос. В конце ноября ожидается заседание Высшего Госсовета Союзного государства. Уже сейчас его называют судьбоносным. Действительно ли это так и какие вопросы Вы планируете обсудить там со своим российским коллегой? Спасибо.

А.Г.Лукашенко: Я, в свою очередь, Надежда, хочу вас также поблагодарить за ту оценку, которую вы дали только что по поводу нашей исторической памяти. Мы действительно немало делаем для того, чтобы эту память сохранить. Не знаю, были ли вы на «Линии Сталина». Наверное, вам не удалось побывать. А надо было бы. Не потому, что это «Линия Сталина», а чтобы вы еще узнали неизвестную страничку Великой Отечественной войны. Впечатляющая картина!

Мы хотим, чтобы в памяти народной для молодежи остались вот эти страницы истории. Тем более, что касается памятников Великой Отечественной войны.

Знаете, часто наши старики говорили: у нас хотят отнять Победу. И лет пять тому назад я как–то спокойно к этому относился, а многие издевательски посмеивались: ну вот там опять эти старики, опять про Великую Победу… А сегодня мы остро чувствуем, что это было действительно так. Дошло до того, что сначала говорили о том, что Гитлер и Сталин развязали войну, потом — Сталин, потом Советский Союз, оказывается, развязал войну! Поэтому надо было специально сохранить самое великое достояние нашего народа — Победу в Великой Отечественной войне. Это мы остановили фашизм, остановили эту «коричневую чуму» и не дали возможности ей расползтись по всей земле — это великое достояние нашего народа, за которое перед ним просто должны преклоняться многие поколения нашей планеты. Потому что неизвестно, да вообще известно, что было бы с Европой и тем более миром, если бы фашизм преодолел вот эту непреодолимую преграду в виде Советского Союза. Это наше достояние! И это — концептуальная вещь.

У нас сегодня нет ни одного даже самого маленького памятника в самой глухой деревеньке или в лесу, который бы мы не восстановили и не поручили или детям, или взрослым следить за ними, обслуживать их, поддерживать в нормальном состоянии. Мы на это тратим немалые средства. Это касается прежде всего таких основных святынь, как Брестская крепость, Хатынь, Курган Славы, многих, многих других памятников. Мы на это средств не жалеем, хотя и лишних денег нет.

Теперь о «команде». Те, кто сегодня в оппозиции Президенту, — такая особенность — это те, которые когда–то привели Лукашенко к власти. Я часто упрекаю: «Вы же привели Лукашенко к власти, чего вы уже сегодня против него боретесь, когда хуже не стало, а значительно лучше, чем было когда–то». Портфели в свое время не получили, которые хотели, поэтому ушли, как вы говорите, из «команды», ушли от Президента и занялись оппозиционной деятельностью. Ну ради бога, хотите заниматься оппозиционной работой, занимайтесь, никто ж не против. Мы же даже если бы и хотели, воспрепятствовать этому не можем, поскольку находимся в центре цивилизованного мира. Нас и так ни за что сегодня прессуют и давят, что мы якобы тут задавили всех, разговаривать не даем, оппозиционные газеты не выходят. Хотя я нисколько не сомневаюсь, что даже здесь, в Администрации Президента, в киоске, в Правительстве можете купить оппозиционную газету. Никто не против. Но я не собираюсь издавать оппозиционные газеты. Если там тираж 1.500 — 3.000 экземпляров, ну так я же ничего не могу сделать, чтобы у них было 300 или 500 тысяч. Надо самим бороться за тираж. Поэтому сказать, что я тут создал какую–то «команду», — это не так. Я использовал и использую профессионалов. Профессионален, честен, искренен — пожалуйста, иди работай. Есть результат — буду поддерживать. Нет результата, кто бы ты ни был, пришедший с Президентом 10 лет назад и поддерживающий его сегодня и вчера, или же ты вчера только пришел, если ты не тянешь воз, то мы с тобой работать не сможем. Если бы такой подход не был к кадрам, то у нас не было бы этих небольших положительных результатов, которые вы не могли не заметить.

Что касается Высшего государственного Совета. Основные вопросы — это утверждение бюджета, это рассмотрение Конституционного акта, это еще раз рассмотрение вопроса о единой валюте нашего союза. Вы спросили о сроках. Российская Федерация неожиданно вчера, как мне сообщили, в Конституционный акт, проект, который был уже более или менее разработан совместной группой (со стороны России — Грызлов, со стороны Беларуси — Коноплев), они уже вроде вышли на какой–то согласованный проект, вдруг неожиданно поступили предложения из администрации Президента России, которые, конечно, нуждаются в доработке. Поэтому я думаю, что на сегодня существуют два срока: тот, который вы назвали, — конец ноября и середина декабря. Думаю, это не принципиально. Мы можем и в середине декабря его провести. По плану он должен пройти в Минске. Это тоже не принципиально, но, скорее всего, он пройдет в Минске, согласно нашей договоренности.

О судьбоносности. Поверьте, что любое такое заседание Высшего государственного Совета — это хоть небольшое, но движение вперед. В судьбе наших народов это очень важно. Поэтому это судьбоносные все вопросы. Это судьбоносные все мероприятия в рамках Высшего государственного Совета. Вот так я бы ответил на ваш вопрос.

Евгений Шилов, Пензенская область, газета «Наша Пенза»: Мы опубликовали у себя в области материалы прошлогодней пресс–конференции. Они вызвали огромнейший интерес, было много звонков. И я констатирую факт, что действительно в глубинке России россияне с большим интересом следят за тем, как развивается Беларусь. В связи с этим вопрос. Национальная модель развития государства на современном этапе, какова она и каковы перспективы? Очень любопытно. Спасибо.

А.Г.Лукашенко: Вы знаете, долго не буду говорить. Ваш вопрос несколько теоретический, а я не хотел бы здесь теоретизировать. Но что касается существа экономической, социально–экономической модели развития нашего государства, первое — это перспектива, о чем вы сказали. Мы хотим создать государство для людей, для народа. Я сейчас поясню, что я имею в виду. Это тоже не банальное какое–то заявление. Вы знаете, за последние годы мы выходили из такой ямы, что не было времени принимаемые решения выстроить в какую–то систему. Мы на самом высоком уровне принимали решения по самому, казалось бы, малейшему вопросу. Но мы реагировали на любое движение нашего общества. И поскольку мы были частью большой страны, то у нас не было той традиции государственности, как это, допустим, в Москве, в Российской Федерации. Это очень большая работа. Нам надо было создавать государство, спасать народ. У нас был кредит доверия, но он бы очень быстро мог растаять, как вот в Украине сейчас, вы видите… Тогда нам надо было спасти производство. Опять фабрики, опять заводы, опять фермы, опять тракторы, автомобили, болты, гайки. Для чего? Для того чтобы это спасти и дать возможность человеку зарабатывать. У нас от 10 до 30 долларов была заработная плата… Страшная была ситуация. И мы, ради прорыва из кризиса, забюрократизировали тогда систему, человек оказался на втором плане.

Второе. Человек, сталкиваясь с властью, видит эту бюрократическую машину, которая пытается его подмять. И мне, конечно же, очень стыдно и неудобно за это, потому что этот простой народ же меня привел к власти. И сегодня встает задача — надо «зачистить» все это поле, привести в систему, дебюрократизировать государство, приспособить его для человека, прежде всего по тем вопросам, где человек сталкивается с властью.

Ну, допустим, отвод земельного участка для строительства дома. Посмотрите, сколько в России, и у нас тоже было так, надо пройти инстанций человеку и сколько надо отмучиться, а может быть, и заплатить, взятку дать, откровенно говоря, для того, чтобы решить эту проблему. Посмотреть, в каких местах, в каких вопросах человек сталкивается с милицией, с прокуратурой, вообще с правоохранительными органами? По многим вопросам. Мы сделали перечень таких вопросов, если можно так сказать, исходя из обращений к нам граждан, их жалоб. Мы все это регламентировали и поручили: вот это — Администрация Президента, вот это — Правительство, это — правоохранительные органы — вы должны в ближайший год, может, два внести нормативные акты — законы, указы, декреты Президента, распоряжения, постановления Правительства, чтобы мы однозначно могли «раскрепостить» человека. Чтобы он не говорил, что власть какая–то там «антинародная и плохая», хотя, конечно, человек всегда будет недоволен властью — это, наверно, у нас, у славян — в крови, но тем не менее мы должны дебюрократизировать страну и создать государство, чтобы человек им гордился! Допустим, если тебе надо купить участок земли, а у тебя есть желание продать, два человека пришли в сельский Совет, к примеру, написали два заявления, ушли, через неделю (сроки будут четко установлены) пришли, забрали документы — вопрос решен. Не надо ходить, кого–то просить и так далее. Это называется принцип «одного окна»!

Ну вот я вам несколько фрагментарно пояснил наши подходы. В ближайшее время они будут оформлены в определенные нормативно–правовые акты, будут приняты соответствующие решения, в следующий ваш приезд наши специалисты могут вам подробно рассказать по тем или иным направлениям, как мы работаем.

Что касается вообще социально–экономической модели, не вдаваясь в теорию, я вам должен сказать, что мы строим социально ориентированное государство. Проводя рыночные преобразования, кстати, мы отказались от слова «реформа», которое еще давно пугало наших людей и в России, и в Беларуси, мы говорим не о реформе, а о совершенствовании. Мы не пошли путем разрушения. Мы взяли то, что у нас было, поставили все с головы на ноги, подняли на ноги то, что лежало, и начали это все совершенствовать, где–то меняя полностью базу, где–то разрушая. А в основном мы становились на тот фундамент, который был создан в Советском Союзе, здесь, на этой земле, и возводили нормальное здание экономики, которое сегодня дает определенный результат.

У нас строится модель, которая «завязана» прежде всего на человека! И только в этом основная сила и Президента, и нашей власти, в том, что мы никогда не упускали из поля зрения интересы гражданина. Мы всегда боролись за него, старались ему помочь — от постройки забора до борьбы с коррупцией, жестокой и непримиримой. Поэтому в общем–то при всех недостатках, которые, конечно же, есть, и люди ни разу не подводили, а поддерживали Президента и власть.

Алексеевич Татьяна, «Красноярский рабочий»: Александр Григорьевич, вообще наш Красноярский край, наверное, можно назвать «малой Беларусью» — так много у нас белорусов, столь представительная белорусская диаспора. И в общем–то я могу с гордостью и радостью сказать, что выходцы из Беларуси, уроженцы Беларуси, представлены и в верхних эшелонах власти, и эти люди внесли свой очень большой вклад в историю, в развитие нашего края. И когда наша газета объявила акцию «Задать вопрос Президенту Лукашенко» перед моим отъездом сюда, то на редакцию просто обрушился шквал телефонных звонков, писем. Буквально приезжали специально, из таежной глубинки, за 350 километров, чтобы передать Вам письмо. В основном вот главный лейтмотив всех — это пожелания Вам здоровья, это восхищение Вами, восхищение стойкостью и трудолюбием белорусского народа. И вот как было сказано в одном письме: «Мы очень гордимся тем, что Лукашенко никому не «подтанцовывает...»

Вопросов на самом деле было очень много. Ну вот, наверное, основные. Это то, что касается развития сельского хозяйства. Что осталось в нем от советской системы? Какие новые подходы внедрены в вашем сельском хозяйстве? Мы уже часть видели. Это все очень интересно, все очень поучительно. Все это вызвало добрую зависть у нас, россиян.

И второй вопрос — относительно экологических программ. Для Беларуси, я знаю, — это насущная проблема. И поэтому красноярцы интересуются, зная, что у вас многие экологические программы осуществляются методом «народной стройки».

А.Г.Лукашенко: –Татьяна, я очень прошу, передайте через вашу газету мое глубочайшее удовлетворение таким отношением наших белорусов к своей Родине — к Беларуси. Я хочу, чтобы они знали и понимали, помнили, что мы никогда не забываем о тех наших людях, которые живут от нас вдалеке. Но я надеюсь, что белорусы живут там нормально. Это очень порядочный, добрый и трудолюбивый народ. Он действительно может быть примером и образцом для многих, как надо жить, как надо работать. Поэтому очень вас прошу, что касается писем и заявлений, если даже они дополнительно еще к вам поступят, я готов на эти письма, если вы пришлете их мне, дать ответы. И, если вы согласитесь разместить этот материал от моего имени в газете, мы обязательно проработаем все ответы на ваши вопросы. Это касается, конечно, и других газет. Если такая вас акция устраивает, мы можем подготовить эти публикации в ваших газетах. Вот такое предложение.

Спасибо за пожелания и здоровья, и за то, что вы оцениваете, что наша страна живет достаточно гордо. Она заняла определенное место в тесном, порой неуютном мире. И, конечно, кого–то мы, может быть, задели плечом, когда занимали свое место после распада Советского Союза, может, потеснили кого–то. Мы не хотели никого обидеть. Но все в жизни бывает. Пока, как говорится, «устаканилась» после распада СССР эта система, мы должны были найти свое место в мире. Мы его нашли. Я думаю, все будет нормально. И прибалты на нас «обижаться» не будут, и поляки, и украинцы. Кстати, у нас с Украиной хорошие отношения. Были и будут всегда. Так же, как и с Российской Федерацией. Украина это ведь и наша страна. Ну правительство там, руководство несколько такую особую позицию занимает. Да и прежнее, кстати, тоже такую же позицию занимало. Чтобы показать свои достижения, они несколько «опускали» Беларусь, критиковали незаслуженно. Ну я все это понимаю. С одной стороны, это ревность, с другой стороны — некоторая зависть… Мы спокойно к этому относимся.

Вопрос не в этом. Вопрос в том, что украинцы так же, как и россияне, очень хорошо по основным моментам знают политику нашего руководства и нашей страны. Вот, допустим, в России прекрасно знают, что Беларусь — это последний оплот Российской Федерации на Западе и та земля, где никогда плохо россиянину и русскому человеку не будет. Это правда. Это та земля и тот народ, которые никогда танки на Москву не пропускали, грубо говоря. И никогда этого не будет. Это россияне твердо знают. Хотя и вы видите, что грязи на нас выливается достаточное количество в некоторых средствах массовой информации. Но россияне научились понимать, кто это делает, зачем это делается. Точно так и Украина.

Поэтому у нас хорошие отношения с этими государствами, и тем не менее мы не склонили ни перед кем голову, мы очень гордо проводим свою политику. Это наш принцип. Мы действительно никому не «подтанцовываем». Это не потому, что мы хотим показать: вот, мол, мы какие. Нет! Просто мы проводим свою политику в интересах собственного народа, строим свое государство!

Что касается конкретных вопросов. Если говорить об экологических программах, я могу привести пример. В этом году мы закончили строительство своей части Августовского канала — из Польши сюда к нам, на Неман. Когда–то, век назад, была создана эта система, экологически чистая, для того чтобы на лодках можно было осуществлять туристические маршруты и в хозяйственных целях использовать этот путь. Мы профинансировали восстановление этой части канала. Приедете в следующий раз, мы вам ее покажем, вы приятно будете удивлены. Мы обустроили канал. Во–первых, это для территории, для людей, где проходит канал, мы создали инфраструктуру для туристов и продолжаем создавать — это рабочие места, возможность продать продукцию и так далее. Это сразу оживило край.

Во–вторых, зная, что студентам нужны были деньги, я предложил студенческим строительным отрядам, а у нас это движение уже, наверное, лет 5 как восстановлено и существует: возьмите деньги, выделяемые государством, поезжайте туда работать. И вы знаете, многие там зарабатывали приличные деньги.

Мы построили в Гомеле центр радиационной медицины, это для лечения людей после чернобыльской катастрофы. Огромным спросом он пользуется и у украинцев, и у россиян. Так что там мы лечим не только белорусов. Тоже и «народная стройка», и другие методы всякие использовались. Потому что эта стройка была после распада Советского Союза заморожена, а потом сказали, что «это нам не надо». И мне пришлось возобновлять строительство этого объекта, доводить центр «до ума».

На огромные стройки, которые требуют огромных денежных вложений, мы привлекаем своих людей, формируем коллективы, особенно молодежные, которые могли бы заработать там деньги. Зачем же вывозить эти деньги — 300 миллионов на Запад? Допустим, фирма приедет, построит «под ключ», но они ж и деньги заберут. Поэтому там, где уж мы не можем чего–то сделать, мы привлекаем и Россию, и Запад, поскольку нужны высокие технологии. Но в основном стремимся дать возможность заработать нашим людям и проконтролировать, чтобы все происходило порядочно.

Что касается сельского хозяйства. Мы приняли Программу возрождения села, читай, спасения нашего села. Это очень характерно и для матушки–России, вы это, наверное, лучше, чем кто–либо, чувствуете, живя в основном в глубинке, да и москвичи это чувствуют и понимают, журналисты–то жизнь знают. Суть программы заключается в том, что многое традиционное устарело. Технологии старые. Если сейчас не взяться за село, то к моменту вступления в ВТО у нас в деревне никого не останется. Наше сельское хозяйство, а тем более Российской Федерации, окажется неконкурентоспособным с западными сельскохозяйственными предприятиями. Поэтому, видя перспективу, осознавая, что мир идет к глобализации и унификации, что мы не сможем защитить себя тарифным, нетарифным регулированием, соответствующими пошлинами, мы вынуждены были «развернуться» к деревне. Для нас это наиважнейший вопрос, чтобы модернизировать производство сельскохозяйственное и в растениеводстве, и особенно в животноводстве и выйти на низкие затраты себестоимости сельскохозяйственной продукции. Чтобы конкурировать и по цене, и по качеству с западными образцами.

Вот вы были, по–моему, в Бресте на «Савушкином продукте». Не говоря о том, что в России их продукция нарасхват, они на Западе уже работают — и торгуют, и конкурируют. Вот эти мы точки создавали. И сейчас, после «Савушкина продукта», в Минске, в Могилеве, в Гродно, в Гомеле, не говоря о Бресте, созданы аналогичные производства. Мы создали «маяк» и потом во всех областях все это повторили. Вот недавно я был в Могилевской области, изучал проблемы. Когда–то могилевчане перерабатывали в месяц 200 тысяч тонн молока. Сегодня перерабатывают 500 тысяч тонн, за три года увеличили в 2,5 раза производство. Я говорю: хорошо, вы–то увеличили, но рынок, конкуренция огромная, как вы продаете? Они попросили еще помочь деньгами для углубленной модернизации, на производство сыров. Я говорю: куда вы будете продукцию девать? Ведь и в России сегодня конкуренция жестокая. Говорят: без проблем! А ведь были проблемы, не могли масло сливочное реализовать и сыры — очень жесткая конкуренция по ценовому фактору. Сегодня мы продаем в Российской Федерации все, что туда отвезем, все у нас россияне покупают. Как когда–то в советские времена Москву, Питер и другие области обеспечивали, весь центр России. У нас высокоразвитое сельскохозяйственное производство. Но мы его модернизируем, особенно переработку. Ведь что было? Умели производить свеклу, картофель, морковь. Но закопаем, землей засыплем. К весне или к моменту вскрытия и продажи — 30 — 40 процентов теряем. Поэтому надо было переработку модернизировать.

Мы сегодня производим новые виды сельскохозяйственной продукции, которые раньше не возделывали: лук, чеснок, зеленый горошек. Помните, из Болгарии мы все это завозили, сейчас полностью себя обеспечиваем. И продаем почти половину в Российской Федерации для того, чтобы иметь валюту, чтобы купить нефть, газ и так далее.

Мы привели это в систему, специализировали сельское хозяйство. Допустим, если на севере трудно производить зерновые культуры, то мы производим там животноводческую продукцию — мясо, молоко. Трава–то там растет хорошо. Кукуруза на корм растет нормально. На юге, в центре хорошо возделываются любые культуры. На севере производим лен. Сахарную свеклу — в центре и на юге. То есть провели жесткую специализацию и возделываем культуры такие в каждой конкретной области и районе, которые там дадут наилучший эффект.

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Ноя >
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама