Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Статьи
Отправить другу

Ставка на тактическое ядерное оружие должна быть сохранена

Основным гарантом внешней безопасности России в перспективе остаются ядерные вооружения, которые обеспечивают режим ядерного сдерживания глобальных и региональных угроз по всему возможному спектру. Военно-политический механизм сдерживания на межконтинентальном уровне с его военно-технической базой - Стратегическими ядерными силами (СЯС) - складывался десятилетиями, и его концептуальной основой является гарантированная способность России нанести ответный удар возмездия по любому агрессору. Региональное сдерживание имеет особенности, присущие только ему, и отличается от глобального сдерживания принципиально.

Новые времена - новые задачи

На региональном уровне России необходимо потенциальное ядерное сдерживание ядерных и "региональных" неядерных держав с целью как нейтрализации угрозы региональной агрессии против нашей страны и ее союзников, так и эффективного пресечения такой агрессии уже в ее начальной фазе без катастрофических политических и экологических последствий.

Да, системно самостоятельная военно-политическая задача России (как ранее и СССР) заключается исключительно в эффективной нейтрализации любой гипотетической агрессии. При этом как для СССР, так и для России оправдана (была ранее и поныне) только оборонительная война. И вот в такой гипотетической войне при наличии эффективного ядерного статуса, в том числе и регионального, Россия побеждена быть не может.

Концептуально проблема регионального сдерживания разработана слабо, имеющиеся воззрения противоречивы. В то же время достаточно очевидно, что являющаяся концептуальной основой межконтинентального сдерживания идея немедленного массированного ответного удара возмездия для случая регионального сдерживания неприменима. Наиболее вероятный вариант развития гипотетической региональной агрессии - постепенное возрастание напряженности в режиме эскалации. Характерные времена нарастания угрозы при этом, скорее всего, - недели, а характерные времена начальной фазы региональной агрессии - несколько суток.

Поэтому имеются значительное время и реальная возможность осуществить деэскалацию агрессии и ликвидацию ее в начальной фазе (при неблагоприятном для России развитии событий) за счет ограниченного использования ядерного фактора.

В начальной фазе использование ядерного фактора должно носить ограниченный, демонстрационный характер и не иметь катастрофических последствий. На этом начальном этапе важно не столько добиться серьезного чисто военного успеха, сколько продемонстрировать решимость политического и военного руководства России к использованию ЯО во все возрастающих масштабах в случае продолжения агрессии против нее.

Ясно декларированная политически и адекватно подкрепленная военно-технически идея ограниченного, эскалационного задействования ядерного фактора не может не иметь серьезного (очевидно, даже решающего) значения для сдерживания потенциальной агрессии и нейтрализации агрессивных намерений всего возможного спектра региональных агрессоров.

С точки зрения теории в начальной фазе необходимы такие удары по потенциалу агрессора, которые могли бы отрезвить его, а не ожесточить - то есть, именно удары без катастрофических последствий.

Военно-технической базой режима регионального сдерживания должны быть те системы ЯО, которые традиционно (хотя и системно неверно) определяются как "нестратегические", "тактические", "оружие поля боя".

И сдерживать, и воевать

Любой класс ЯО целесообразно оценивать по возможности встраивания его в общий механизм ядерного сдерживания агрессии. Если та или иная система ЯО не обладает сдерживающими качествами, то ее можно рассматривать как избыточную в оборонном арсенале России.

Такой подход не противоречит взгляду на ЯО как на средство, которое может быть применимо в определенных обстоятельствах даже при неядерной агрессии. Ведь если у потенциального агрессора не будет уверенности в принципиальной готовности и решимости потенциальной жертвы на ответный ядерный удар и если ТТХ ЯО потенциальной жертвы не позволяют его эффективно применить в том или ином объеме, то не обеспечиваются не только чисто военные задачи, стоящие перед ЯО, но и задачи сдерживания.

Из сказанного следует, что в проблеме ядерного сдерживания в конечном счете важен психологический момент. Однако только вполне определенная военно-техническая база сдерживания (типаж и номенклатура ЯО, ТТХ различных систем ЯО, количественные уровни и т. д.) способна обеспечить высокую психологическую уверенность потенциального агрессора в решимости потенциальной жертвы на ядерный ответ.

Отметим одно существенное обстоятельство. Если система ЯО не обладает сдерживающими качествами, она избыточна. Но верно и обратное. Если в ядерном арсенале России отсутствует какой-то класс ЯО, который обладает присущими только ему сдерживающими качествами, но концептуально необходимость в таком классе ЯО уже осознана, то необходимо предпринимать конкретные, практические шаги по созданию этого недостающего ЯО и принятия его на вооружение.

Недооценка психологической стороны проблемы, а также отсутствие адекватной военно-политической концепции ведут к утрате системных ориентиров в оборонной политике, к накоплению избыточных, неэффективных систем оружия и к бесцельной растрате усилий общества и государства.

Недооценка военно-технической стороны проблемы ведет к "провисанию" концепций, к ослаблению (или даже утрате) материальной базы сдерживания.

Необходимы разумный, гармоничный учет всех аспектов проблемы и понимание - какие структурные элементы военной организации России необходимы и достаточны для обеспечения внешней безопасности на всех уровнях гипотетических угроз. Какой может быть конструктивная роль ЯО на уровне нейтрализации региональных угроз России.

Надо понять и то, каким должен быть облик такого ЯО и каким - алгоритм его задействования при необходимости.

Что защищал СССР?

Основной военно-политической целью любого подлинно миролюбивого государства является обеспечение такой ситуации, когда:
- против него невозможна никакая успешная агрессия со стороны другого государства или блока государств;
- оно полностью суверенно в своих действиях внутри и вне своих границ;
- для внешнего мира исключены все возможности использовать его потенциал в интересах, отличных от интересов национального общества и государства.

К началу 80-х гг. ХХ в. Россия впервые в своей истории достигла этой цели и обрела практически абсолютные гарантии внешней безопасности. Угроза агрессии против СССР была фактически исключена за счет мощной комплексной военной структуры СССР.

На глобальном и на всех региональных уровнях был создан механизм эффективного многофакторного (ядерного и неядерного) сдерживания любых попыток строить взаимоотношения с Россией на принципах силового диктата или решения противоречий военным путем.

Военная структура СССР включала в себя три системные компоненты:
- ЯО межконтинентального класса;
- ЯО регионального, континентального класса;
- "обычные" виды Вооруженных Сил (ВС).

Подчеркну, что выше названы не организационные, а системные компоненты.

ЯО межконтинентального класса (стратегическая "триада") находилось в составе наземной компоненты - РВСН, морской компоненты - МСЯС Военно-морского флота и авиационной компоненты - АСЯС Военно-воздушных сил. ЯО регионального, континентального класса находилось на вооружении в видах Вооруженных Сил: Сухопутных войсках, ВМФ, ВВС, войсках ПВО.

"Обычные" виды Вооруженных Сил (ВС) представляли собой неядерную компоненту общей военной организации - то есть, армию, авиацию и флот в их традиционном понимании.

Каким был вклад в обеспечение стабильности и сдерживания агрессии каждой из этих компонент к середине 80-х гг.?

1. СЯС триадного состава обеспечивали ядерное сдерживание на межконтинентальном уровне и были способны даже в случае массированного первого ядерного удара по СССР нанести такой гарантированный ответный удар по агрессору, который обесценивал саму идею агрессии.

При этом всем было ясно, что ЯО СЯС - это, по сути, политическое оружие, реальное задействование которого означало бы глобальную катастрофу.

2. "Континентальные" системы ЯО в составе видов ВС СССР (называемые также "оперативно-тактическим ЯО", "тактическим ЯО", "нестратегическим" ЯО, "оружием поля боя", "ядерными вооружениями ТВД") концептуально рассматривались как более приемлемые для ведения реальных боевых действий.

Собственно, термин "нестратегическое" ЯО был введен Соединенными Штатами Америки в рамках активно разрабатывавшихся в 60-80-е гг. концепций "ограниченной" ядерной войны. Фактически, речь шла о том или ином варианте такой европейской или азиатской ядерной войны, когда США могли бы использовать в ней свое ЯО, не рискуя получить ядерный удар по собственной территории.

Системно более точно называть это ЯО "региональным". И даже этот термин подразумевает принципиальное различие в роли "регионального" ЯО для США и России. Об этом ниже будет сказано.

Необходимо отметить, что насыщение практически всех видов и родов войск ядерным оружием имело в СССР характер достаточно некритического подражания в этой сфере политике США. По открытым данным, в США за период с 1950 по 1980 г. было создано более 50 типов различных ЯБП для оснащения "нестратегических" систем ЯО. Номенклатура аналогичных отечественных вооружений оказалась существенно шире, чем в США, при огромных количественных уровнях этих вооружений.

Была ли в этом для СССР необходимость?

Объективно, для США - с учетом их прикрытия двумя океанами и слабого в военном отношении геополитического окружения - "региональные" системы носят агрессивный характер, поскольку они даже теоретически не предназначены для защиты национальной территории США.

Для континентального СССР - с учетом его геополитического окружения - необходимость парирования региональных угроз была объективно насущной. Поэтому "региональные" системы ЯО были необходимы. Однако масштабы создания "регионального" ЯО в СССР были скорее избыточными по отношению к задачам эффективного сдерживания любой агрессии - если брать в расчет сдерживающий эффект мощных обычных Вооруженных Сил СССР.

В целом же "региональные" системы ЯО имели для СССР фактически стратегический характер, поскольку перед ними стояла та же стратегическая задача сдерживания агрессии, но не на межконтинентальном уровне (как для СЯС), а на региональном.

Поэтому (по аналогии с СЯС) далее будем называть эту компоненту военной организации СССР региональными ядерными силами (РЯС), хотя подобного вида Вооруженных Сил в СССР не было и нет в РФ. Термин "РЯС" тут носит чисто рабочий характер.

Соответственно, взамен системно неверного применительно к российскому ЯО термина "нестратегическое" ЯО далее будет употребляться термин ЯО регионального сдерживания (ЯОРС).

3. "Обычные" виды Вооруженных Сил СССР включали в себя Сухопутные войска, Военно-морской флот, Военно-воздушные силы, войска ПВО и другие войска.

Уровень "обычных" ВС СССР и их технической оснащенности был таков, что уже их было достаточно для того, чтобы у ближайшего геополитического окружения СССР не возникало агрессивных намерений по отношению к нам.

Эту компоненту военной структуры будем называть далее сокращенно ОВВС СССР (далее также - ОВВС РФ).

Что было бы, если бы...

Проведем мысленный эксперимент, последовательно убирая из общей оборонной структуры одну или несколько компонент военной структуры СССР. При всей кажущейся надуманности такого эксперимента он позволит оценить роль той или иной оборонной компоненты для обеспечения режима глобальной и региональной стабильности, а также эффективного механизма сдерживания агрессии против нашей страны.

Все теоретически возможные варианты таковы:
- исключение СЯС при сохранении РЯС и развитых ОВВС;
- исключение РЯС при наличии СЯС и развитых ОВВС;
- исключение развитых ОВВС при сохранении СЯС и РЯС;
- исключение РЯС и развитых ОВВС при сохранении СЯС;
- исключение СЯС и ОВВС при сохранении РЯС;
- исключение СЯС и РЯС при сохранении развитых ОВВС.

Каковы могли быть результаты реализации каждого из этих вариантов? Анализируя, можно констатировать следующее.

Вариант №1.

Исключение СЯС при сохранении РЯС и развитых ОВВС сразу же ликвидировало бы механизм ядерного сдерживания. Именно СЯС гарантируют быстрое и неотвратимое массированное возмездие агрессору.

СЯС были также пригодны для решения региональных проблем - в частности, в силу того, что РК континентальной дальности "Пионер" находился в составе РВСН. Однако региональные проблемы тогда решались за счет наличия РЯС и ОВВС.

Обратное было неверно, то есть РЯС и ОВВС гарантированно не решали задачу сдерживания на глобальном уровне. То есть, СЯС - абсолютно необходимый, ничем не заменяемый элемент военной структуры, гарантированно исключающий агрессию против нас.

Вариант №2.

Исключение РЯС при наличии СЯС и развитых ОВВС означало бы, что Советский Союз отказывается от той части ядерных вооружений, которая выполняла функции сдерживания по отношению к НАТО.

Однако даже при отсутствии у СССР "регионального" ЯО агрессия со стороны Запада гарантированно исключалась за счет СЯС и мощных ОВВС.

Азиатский аспект безопасности был тогда малозначащим, и отказ СССР от РЯС не сказался бы на мировоззрении азиатских соседей СССР. Могучие обычные Вооруженные Силы СССР эффективно обеспечивали неядерное сдерживание на всех азиатских направлениях (при, естественно, дополняющем факторе ядерного сдерживания за счет СЯС).

Однако наличие "нестратегических" систем у США (как и ЯО континентальной дальности у Франции и Англии) при полном отсутствии РЯС у СССР могло продуцировать авантюрные тенденции в политике Запада. Поэтому до некоторых пределов наличие РЯС у СССР было оправданным.

Вариант №3.

Исключение развитых ОВВС при сохранении СЯС и РЯС означало бы, что, в полной мере обеспечивая ядерное сдерживание США и НАТО, Советский Союз фактически лишал бы себя возможности вести неядерную войну.

Был бы такой вариант катастрофичным для национальной безопасности СССР? Думаю, нет. И вот почему.

Отсутствие у СССР развитых ОВВС при наличии мощных развитых РЯС просто лишало бы СССР возможности втягиваться в такие конфликты, участие в которых было избыточным (афганская война, вьетнамский конфликт) и проводить избыточно активную в силовом отношении внешнюю региональную политику. В то же время отсутствие развитых ОВВС при наличии СЯС и РЯС не увеличивало бы значительно опасность внешней агрессии.

Уже при наличии у СССР одних лишь СЯС и РЯС с мощью на уровне 80-х гг. ни одна страна мира не смогла бы планировать агрессию против СССР. Ведь при отсутствии развитых обычных вооружений ответ СССР мог бы быть только ядерным с самого начала - то есть, сокрушающим. И провоцировать его никто бы не рискнул.

Для парирования любых военных амбиций было бы достаточно однозначного заблаговременного предупреждения со стороны СССР о том, что в случае агрессии и при отсутствии могучей обычной армии СССР будет вынужден почти сразу же после предупреждения агрессору наносить нарастающие ядерные удары по объектам вначале высшего военно-государственного управления, а затем - и по объектам ВЭП агрессора.

Наличие до 20 тыс. единиц "регионального" ЯО, размещенного на тысячах носителей и отсутствие эффективного противодействия им на региональных ТВД вполне компенсировало бы отказ от развитых ОВВС.

В целом как глобальная, так и региональная стабильность в этом случае тоже сохранялись бы, скорее всего, на прежнем уровне. И этот вывод сегодня еще более актуален, чем ранее!

Вариант №4.

Исключение РЯС и развитых ОВВС при сохранении СЯС означало бы, что Советский Союз, по сути, не в состоянии вести никакой войны, кроме полномасштабной ядерной, причем только на глобальном уровне.

Безусловно, даже наличие одних лишь СЯС было бы первостепенным отрезвляющим фактором, поскольку угроза даже частичного задействования СЯС против регионального агрессора обеспечивала бы серьезный сдерживающий эффект. Однако не абсолютный.

Слабость СССР на региональном уровне, отсутствие военных средств парирования второстепенных угроз объективно стимулировали бы региональный авантюризм собственно наших геополитических соседей, а также (и, пожалуй, в еще большей мере) авантюристический военно-политический курс Запада и США в различных регионах мира.

В целом глобальная и региональная стабильность в этом случае, скорее всего, сохранялась бы и впредь, но уровень ее серьезно снизился бы.

Вариант №5.

"Исключение СЯС и ОВВС при сохранении РЯС" и вариант №6 "Исключение СЯС и РЯС при сохранении развитых ОВВС" являются, собственно, тождественными варианту №1 (исключение СЯС).

И если исключение уже только СЯС ликвидировало бы гарантированную глобальную стабильность, то исключение, кроме СЯС, еще одной компоненты военной организации тем более привело бы к однозначной утрате глобальной стабильности и восстановлению нарастающей угрозы агрессии против СССР.

Итак, с достаточной уверенностью можно констатировать определенную системную взаимозаменяемость (с позиций обеспечения сдерживания агрессии) "регионального" ЯО СССР и обычных Вооруженных Сил СССР к середине 80-х гг.

Следовательно, можно говорить и об определенной избыточности одной из двух этих компонент военной структуры СССР. Если бы СССР не развивал (или прогрессивно сворачивал) только РЯС ("ТЯО"), то его безопасность в ситуации 80-х гг. практически не снизилась бы. Это же можно сказать о возможных значительных сокращениях ОВВС СССР - при сохранении арсенала РЯС на уровне 80-х гг.

Оптимальной структурой были бы мощные СЯС в сочетании с разумно минимизированными РЯС и ОВВС.

При этом можно было бы за счет оптимизации структуры РЯС минимизировать ОВВС даже в большей мере, чем РЯС.

Так или иначе, но "региональные" системы ЯО имели для СССР второй порядок значимости. Это же можно сказать (особенно при наличии РЯС) и об "обычных" Вооруженных Силах СССР.

России необходимо "региональное" ЯО

Сегодня ситуация изменилась. И даже в случае полного сохранения Россией потенциала эффективного ядерного сдерживания США на межконтинентальном уровне, проблема сдерживания потенциальных конфликтов на региональном уровне становится все более значимой.

Обладает ли Россия военной структурой, способной выполнять двуединую задачу сдерживания на глобальном и региональном уровнях в настоящее время, и какой должна быть адекватная задачам сдерживания перспективная военная структура России?

Нижеприводимое рассмотрение абстрагируется от глобального аспекта сдерживания и посвящено аспекту регионального сдерживания. При этом предполагается, что сдерживание на глобальном уровне гарантированно обеспечивается и впредь.

Формально военная структура Российской Федерации одинакова с военной структурой СССР. Однако, по сути, все ее компоненты серьезно и негативно изменились, и сегодня их можно оценить так:

1. Стратегические ядерные силы триадного состава сохранены, однако постоянно находятся под угрозой обвальной деградации, начальная фаза которой уже пройдена.

Впрочем, достаточно реальны возможности сохранять, по крайней мере до 2010 г., как РВСН с "тяжелыми" МБР с РГЧ, так и МСЯС с глобальным потенциалом ответного удара, а также АСЯС с потенциалом сдерживания если не угроз со стороны США, то ряда других угроз (АСЯС могут рассматриваться и как некий резервный компонент в системе регионального сдерживания).

2. "Нестратегическое" ЯО (которое фактически является стратегически значимым ядерным оружием регионального сдерживания - ЯОРС) по сравнению с ситуацией середины 80-х гг. утратило прежде всего такую эффективную континентальную систему оружия, как ракетный комплекс средней дальности "Пионер".

В итоге суммарная количественная и качественная мощь российского ЯОРС и его системные возможности по сравнению с серединой 80-х гг. значительно упали. Ситуация усугубляется концептуальной неопределенностью в этой сфере. Дополнительные осложнения вносит нажим Соединенных Штатов, пытающихся концептуально и договорным путем уравнять значение своего объективно действительно "нестратегического" ЯО и фактически стратегического российского ЯО регионального сдерживания.

Роль и место ЯОРС в военной структуре России внятно не обозначены.

3. "Обычные" Вооруженные Силы РФ претерпели наиболее серьезные и негативные изменения по сравнению с ситуацией середины 80-х гг. Это, увы, факт.

Резко сократились как численность армии, так и уровень ее материальной обеспеченности, вооруженности и боевой подготовки. Резко сокращаются закупки техники и вооружения, Вооруженные Силы не переоснащаются новой техникой.

И говорить об обладающих серьезным потенциалом сдерживания обычных Вооруженных Силах РФ сейчас нельзя. На негативные изменения в военной структуре России накладываются кризисные явления в экономике и во внешней политике.

Проведем еще один мысленный эксперимент. Законсервируем современные уровни мощи ЯОРС России и ее ОВВС и посмотрим, какими могут быть последствия отказа от одной из этих компонент.

Вариант 1.

Исключение ослабленных ОВВС при сохранении ЯОРС.

Ясно, что Россия лишается возможности проведения какой-либо активной военной политики за пределами своих границ. Однако возможности сдерживания региональной агрессии у нее будут при наличии ЯОРС достаточно большими.

В этом случае - при начавшейся агрессии против России - у нее возникает реальная потребность сразу же прибегнуть к ядерному удару, а при продолжении агрессии - осуществить эскалацию ядерного пресечения агрессии за счет ядерных ударов или угрозы ударов непосредственно по ВЭП агрессора.

Даже сегодняшнего ЯОРС достаточно для нанесения катастрофических ударов по любому гипотетическому региональному агрессору. И это внешний мир хорошо сознает. Поэтому даже при наличии только ЯОРС в подкрепление к СЯС вероятность агрессии против России катастрофически не возрастет.

Однако гипотетическое исключение ОВВС из оборонной структуры России все же резко сокращает возможности внешнеполитического и военно-политического маневра и т. п.

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2014 Сегодня < Июл >
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Сотрудничество
Реклама на сайте
Мы поддерживаем:



главный сайт ВМФ

Реклама