Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама
Medef.ru: если вам интересно отбелить зубы народными средствами, эта статья вас заинтересует

Армия и обороноспособность
Отправить другу

Спецназ - рабочие войны

— Да пойми ты, мы — рабочие войны. Вот есть, к примеру, шахтеры. Они уголь добывают. Есть врачи, они людей лечат. А мы — спецназовцы. Мы воюем. Это наша работа!

Командир отряда спецназа «Росич» посмотрел на меня внимательно, и я перестал задавать свои глупые вопросы. Все понятно. Не дурак. Пусть будут рабочие.

Про идею

— ...И тогда мы придумали свою идею. Спецназовскую. Человек ведь не может не то что служить, жить без какой-то идеи. — Подполковник Игорь Семин распаляется, и его тихий голос повышается. — В спецназе ведь как? Негодяю в глаза здесь скажут, что он негодяй, здесь никто никогда не подставит товарища. Причем совершенно не играет роли, происходит это на службе или в быту. Фальшь исключена. Но не всем наш уклад нравится.

Спецназовец, прошедший на войне огонь, воду и медные трубы, в гражданской жизни уязвим и неповоротлив, как слон в посудной лавке. Тех трудностей, которые он привык преодолевать в боевой обстановке, на гражданке нет и быть не может. Если здесь и стреляют, то это становится событием из ряда вон выходящим. Здесь нередко надо смолчать, когда хочется высказать кое-кому в лицо что-то неприятное. Поэтому их тянет обратно, туда, откуда какую-нибудь неделю назад их увез военный транспортный самолет.

А еще... Там можно заработать деньги. Со всеми дополнительными окладами, командировочными и процентами за выслугу лет.

— Я, например, могу заработать деньги только таким образом. Когда сидим в месте постоянной дислокации, получки просто не хватает, — признается «комиссар» отряда майор Константин Пугачев.

Конечно, есть и какой-то внутренний зов, желание испытать себя в настоящем деле есть. Но они давно уже не пламенные юноши, а обстрелянные мужики. Рабочие войны.

А чтобы закончить этот вопрос с деньгами, можно рассказать еще об одной отрядной особенности. Как только кому-нибудь становится известно, что спецназовец решил подработать где-то на стороне, с этим военнослужащим отряд тут же расстается, каким бы замечательным человеком и специалистом своего дела он ни был. Потому что нельзя быть вот здесь — спецназовцем, а вот тут — чуточку не спецназовцем. Он одинаков везде. И на службе, и вне службы, и это самое «вне службы», наверное, даже важнее. Он ни от кого не должен зависеть.

В месте постоянного расположения просто сидеть они не могут. Душа жаждет движения, работы. С выматывающими тренировками, кроссами, спаррингами. А однажды появилась идея: есть ведь в штабе отряда должность старшего инструктора по десантной подготовке, а почему бы не попробовать попрыгать с парашютом? Так, в 1993 году были осуществлены первые прыжки. «Росич» сегодня — единственный отряд спецназа во внутренних войсках, где офицеры и прапорщики прыгают с парашютом. Вначале к прыжкам допускались и рядовые, но оказалось слишком накладно — прыжки недешево стоят, а у солдата не за горами увольнение в запас. И придется готовить нового человека.

— Мы должны уметь все. Такое у нас предназначение, — говорит старший прапорщик Мищенко, старший инструктор по десантной подготовке.

Эти люди сами ищут работу, чтобы и в мирное время быть загруженными на полную катушку. Это их мир, они в нем живут. Кому не нравится, дверь открыта. Можно уйти.

Герои

В отряде — пять Героев России. Один из них жив. Лейтенант Бабаков. Остальные — старший лейтенант Немыткин, лейтенант Зозуля, прапорщик Терешкин, рядовой Кадырбулатов — пали на поле боя. Но дело все в том, что в отряде каждый — потенциальный герой. Никто не знает, что будет завтра, и окажись любой из них в ситуации, когда от него и только от него будет зависеть судьба товарищей или исход боя, он поступит только так, как должен будет поступить. Без бравады и истерик. Буднично и просто. «И если не поймаешь в грудь свинец, медаль на грудь поймаешь «За отвагу». Уже в штабе распишут и разукрасят все глянцевыми строками в наградном листе, который потом запросто могут «завернуть». Тоже буднично и просто. У каждого — своя работа. Одни герои, другие «молодцы внутренних войск».

Для того чтобы вот так, немногословно и качественно, делать свою нелегкую военную работу, спецназовцы все время поддерживают себя в состоянии постоянной боевой готовности. Они сами требуют от себя большего, чем могли бы от них потребовать командиры. Зато на войне им раскачиваться не надо. И наши стратеги, надо отдать им должное, на полную катушку используют силу и выносливость этих людей. Я ахнул, увидев хронологию боевых действий отряда в Чечне. Все события, которых за войну было немало, все громкие наступления, отступления, «зачистки», штурмы и все такое прочее обойтись без «Росича» просто не могли. Не успели они уехать из Осетии, где обеспечивали поддержание режима ЧП, как уже участвовали в штурме Грозного и тут же, в январе, поехали в Ассиновскую — громить склады боеприпасов боевиков, а 16 января уже воевали за Малый Бамут. Потом — Самашки. Потом — просто Бамут. Тогда погибли десять человек. Наверху решили: надо дать «Росичу» передышку.

— Страх приходит гораздо позже случившегося, как правило, когда уже приезжаешь домой и начинаешь все вспоминать. Мы так устроены, что во время боевых действий все подчинено только решению задачи, — вспоминает подполковник Семин. Тогда, после Бамута и гибели товарищей, было какое-то ощущение подавленности. Но они — профессионалы. Только крепче стиснули зубы, и не прошло и недели, как снова пошли в бой.

Затем был Серноводск. Опять кровь, взрывы, раненые. Как только закончилась «зачистка», отряд был переброшен к Самашкам. Тем самым, которые они брали в прошлом году. Потом были Гехи. Спустя неделю — опять бои за изрядно набивший оскомину Бамут. Однажды кому-то из штабных пришла в голову мысль затеять «гениальную» операцию: забросить «Росич» к боевикам зимой в горы, где толщина снежного покрова достигала 2—3 метров. Потом, мол, помощь подойдет. Хорошо зная скорость подхода подкрепления на чеченской войне, командир пошел в штаб и, открыв тетрадочку, разбил в пух и прах замысел предстоящей операции. Это тоже в некотором роде был бой. Уже хотя бы потому, что в ходе его удалось спасти жизни доброй половины личного состава отряда. От рискованного замысла отказались, но обвинили «Росич» в трусости. Тот самый «Росич», где пять Героев России, который всегда посылали вперед в самых сложных ситуациях, который вновь и вновь бросали на штурм уже давно взятых, но почему-то не удержанных городов и поселков, который во время одной из «ходок», без выводов и замен, провоевал в Чечне 15 месяцев беспрерывно до того, послебамутского синдрома. Они всегда на виду, поэтому их так легко обвинять. А потом война закончилась, и отряд ушел из Чечни одним из последних.

Сегодня

Сегодня «Росич» несет службу во временной оперативной группировке сил на территории Северо-Кавказского региона. Отряд посылают туда, где жарче. «Вертушки» взмывают в небо и перебрасывают спецназовцев то в Дагестан, то в Осетию, то на Ставрополье. Они не любят, когда их обманывают и, несколько раз безрезультатно попробовав устраивать проверки на дорогах, взаимодействуя с местной милицией, решили действовать неожиданно и самостоятельно. Тут же появились результаты. В тот день, когда я приехал в отряд, его разведдозором на административной границе с Чечней были задержаны 3 топливозаправщика с пятьюдесятью тоннами бензина. Все водители — чеченцы. Никаких документов на груз нет.

— Радоваться нечему, — ухмыльнулся Пугачев. — Автомашины сейчас находятся в Моздоке, в РУВД идет проверка. Не пройдет и часа, как появятся люди с отлично выправленными бумагами, в которых будет сказано, что одна фирма везет груз другой. Или колхоз — другому колхозу. И отпустят их как миленьких, хотя никто не сомневается, что бензин этот — ворованный.

Руки у рябят не опускаются, они упорно продолжают делать свою работу. Тренируются, учатся, сдают экзамен на право ношения крапового берета, с уважением читают в прессе о своем «старшем брате» — так они называют отряд «Витязь». Нередко читают и о себе. Краповый берет стал для них не просто символом или почетным знаком. Именно этот краповый берет — верный залог порядка и дисциплины в подразделении. Пьянка или неуставные взаимоотношения означают лишение берета. Собирается специальный совет, и нарушителей дисциплины, а тем более любителей подраться со своими боевыми товарищами здесь не щадят. Недавно двоих солдат пришлось лишить беретов. Вот так — готовились к сдаче не меньше полугода, а лишились в одночасье. Зато задумались. Командир отряда любит повторять: «Самое главное у спецназовца — голова».

А еще у «росичей» есть рэп. Спецназовцы выстраиваются в круг и начинают притопывать, прихлопывать и присвистывать таким интересным образом, что рождается мелодия, отдаленно напоминающая известную квиновскую песню. Но слова здесь свои — про братишек, спецназ, «вертушки» и БТРы. Весь отряд дружно подхватывает припев, а несколько человек перед строем крутят нижний брейк. Зрелище замечательное! Я его видел по ОРТ во «Взгляде» Александра Любимова. Но на этот раз было еще интереснее — «Росич» этим рэпом встречал Новый, 1998 год. В 00 часов, с бенгальскими огнями в руках... Трехминутное действо потрясало. Как, впрочем, любого обывателя мог потрясти и совсем другой факт: это был пятый Новый год «росичей», встреченный в далекой командировке, в отрыве от дома и семей.

Семьи спецназовцев — отдельная тема для разговора. Жены и дети принимают условия той непростой жизни, которую раз и навсегда выбрали их мужья и отцы. У Игоря Семина недавно родился сын, ему год. Другому сыну — 9 лет. Думаете, он их не любит? Еще как! Просто он живет, что ли, с другой температурой крови. И не нам с вами этих людей осуждать или учить жизни. Мы только можем пожелать им удачи. А еще — сказать спасибо. За тяжелую работу, которую кто-то должен делать, взвалив на себя груз, одних приводящий в изумление, других — в восторг, а третьих, кто встанет на пути «Росича», — в панику.

Показать источник
Автор: Владимир Торин, фото Александра Александрова
Просмотров: 1083

Комментарии к статье (0)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Дек
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама