Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама
Выбирая элитную мебель для ванной комнаты из Германии.

Статьи
Отправить другу

Школа Щетинина. Москва - Текос.

Каждый слышит, как он дышит,
Как он дышит, так и пишет,
Не стараясь угодить.
Так Природа захотела,
Почему - не наше дело,
Для чего не нам судить...

Булат Шалвович Окуджава.

Подготовка

Наша с сыном поездка в Текос зрела несколько лет, но как-то все не решался я сделать этот шаг и откладывал и откладывал его на потом. О школе слышал много самых фантастических слухов и сплетен. И за и против. Необходимость поездки родилась из самой жизни. Наша группа "чудаков" работая над проектом экопоселения вышла на уровень подготовки школьного проекта. Школа в экопоселении должна быть необычной, особенной, авторской. Да и мои домашние дела развивались параллельно с этой темой. Сын, отличник, заканчивает школу. Он вовлечен вовсе мои начинания. Выразил желание поехать со мной попытать счастья. Мы узнали, что в лицее есть возможность получить высшее образование, строительное и архитектурное. Возникла идея выучить сына в этой школе, окунуть его в другую жизнь, пропитать его духом этой по сути дела коммуны, общины. (Здесь можно цепляться за слова, но руководящая идея тут одна вовлеченность и увлеченность общим деланием.)

В этом году вдруг резко осознал, что мой сын вынужден будет идти в один из московских вузов, где вовсю работает долларовая зачетная круговая порука и как-то сразу стало кисло и уныло.

Об экопоселениях. Обстоятельства моей жизни в этом году резко изменились, вокруг появились новые люди, занятые проблемой создания экопоселений в России и я принял в этом деле живейшее участие. "Экопоселение" слово наполовину русское наполовину иностранное означает новое движение горожан, желающих жить на природе, но не в качестве фермеров, а "по другому". В каждом конкретном случае это "по другому" выглядит особенно и своеобразно.

Этим летом мы с сыном были в экопоселении Гришино, что под Питером, где живут очень интересные люди. Васудева и Марина, являясь центром своеобразной общины радушно принимают гостей занимаются их досугом и за три доллара в день дают и кров и питание. Их дочери Женя и Маша учатся в школе Щетинина. С Женей - Жекой мы и познакомились. Удивительно смышленая по взрослому рассудительная и по-детски наивная и веселая Жека настолько понравилась, что поездка в Текос была решена...

По мере моих экопоселенческих изысканий я вышел на Валеру Хилтунена, умного и очаровательного финского гномика, журналиста-энциклопедиста, Щетининоведа и Щетининолюба. Беседы с ним подогрели мое любопытство и усилили решимость попасть в Текос.

По возвращении из Гришино я много раз звонил в лицей. Сейчас я понимаю, что это было наивно: "поговорить с Михаилом Петровичем". Весь месяц мне говорили, что его нет на месте, а когда он будет на месте не известно. Наконец мы перестали звонить и поехали без приглашения. Я понимал, что эта поездка была заранее обречена и только маленькая надежда на чудо грела душу. И чудо произошло.

Начало

Сентябрь, 2002г. Пятница, вечер. Плацкартный вагон поезда Москва-Новороссийск. Поздний вечер, уже выехали за пределы города. Ощущение табора: негромкий гул голосов, висящее постельное белье, лежащие поверх одеял одетые люди, стук дверей и запахи туалета. Мы с сыном попили чай, убрали рюкзаки, расстелили спальники и начали укладываться спать. Я уже лежал в проходе на нижней полке, когда через купе от нас раздался громкий хлопок, на пол посыпалось битое стекло, мужчина, сидящий лицом ко мне, схватился за голову, камень откатился в нашу сторону...

"Вот так и ездим, вот так и ездим" - повторяла в такт, под стук колес проводница, подметая битое стекло. Окно закрыли одеялом, мужчина ушел в туалет. Кто-то сказал: "Стрелять надо", кто-то ответил, "Всех не перестреляешь," и все уснули.

В Новороссийск прибыли в воскресенье, рано утром, когда транспорт еще не ходил, на пустынной платформе встретили наших московских знакомых Татьяну и Мишу, эти два удивительных чудака приехали "греть пузо" в Геленджик. Как старожилы они быстро нас довели до автовокзала, где мы сели в автобус до Геленджика.

Текос. Воскресенье. День первый.

Утро.

Жара. Рюкзаки. Улица-шоссе, шум и пыл от проносящихся мимо машин. Одноэтажные дома и висящие на заборах, гроздья черного винограда, столики с яблоками, грушами и прочей "фруктой" и "овощью". Быстро нашли комнату, разложили вещи, умылись, позавтракали и пошли. Широкая улица дугой уходи в горы от основного шоссе и упирается в группу зданий необычного вида - знаменитые "терема". При входе на территорию в тени кустов столик за которым сидят двое дежурных в пятнистой униформе. Около дежурных, тоже в кустах, на земле сидит огромный волосатый дядя в косоворотке и с гитарой, глаза блестят, вид томный и загадочный, сразу видно, что "волхв". Он потом запоет...

Симпатичный дежурный на "волхва" особенно не реагирует, видимо насмотрелся всякого. Дежурный подходит и вежливо спрашивает о цели нашего визита. Я уже догадался, что я тут далеко не первый гость. В кустах, на пластиковых стульях сидит примерно еще 5 человек. Почему-то у всех горят глаза и яркий румянец на щеках, а может это южное солнце? Конец сентября, а жара африканская, градусов 25-28. Все мои красивые рассуждения о том, как я буду беседовать со Щетининым о проблемах создания школ в экопоселениях быстро испарились и я понял: "Они тоже хотят его и хотят давно и очень сильно, а он один, а нас тут много."

Позже я увидел тут людей с Крайнего Севера. Видел папу, который жонглировал маленьким голеньким ребеночком, демонстрируя видимо какую-то новейшую педагогическую систему. Малыш молча летал по воздуху и лицо его ровным счетом ничего не выражало...

Внутри лицея видел разукрашенного аксельбантами, усами и прочей военной атрибутикой казачьего атамана, он слушал пояснения кивал и важно раздувал щеки. Видел мать пятерых детей из Мурманска, которая привела в приемную к Михаилу Петровичу двенадцатилетнего оболтуса, который не знал таблицу умножения. На голове у него красовался роскошный венок, цветы были подобраны со вкусом и торчали в разные стороны, как булавки из головы Страшилы. Мамаша была в восторге: "Это подарок Михаилу Петровичу!" Мальчик все время молчал и только улыбался загадочной улыбкой юного фавна. "Что вы хотите?" - спросила помощница МП. Мама стала объяснять, что денег осталось только на один билет до Мурманска. По ее мнению одно этого было достаточно что бы растопить самое холодное сердце на свете. Когда они удалились с криками и воплями, мне объяснили, что школа вынуждена за свой счет отправлять таких "детей лейтенанта Шмидта"...

Дежурный вызвал "администратора". Подошла девушка, лет 14-15-ти и вежливо объяснила, что МП занят и принять не может. Посоветовала подойти к часам четырем. Мы вежливо ее поблагодарили и ушли не солоно хлебавши.

Позднее, пребывая в потоке любопытных и наблюдая эту странную жизнь алчущих приобщиться, мы заметили два направления. Первое составляют официальные гости "по звонку". Отказать им нельзя, они с именами, медалями, званиями и регалиями. Лицей государственный, а директор - академик, ну и идут, кому не лень добраться до Текоса. При мне звонили из Управления Делами президента, просили принять, не хватало только увидеть послов из республики Чад... Второй поток составляют простые труженики, желающие увидеть чудо своими глазами, приобщиться, потрогать и устроить свое чадо. Я оказался как раз в этой группе паломников. "Михаил Петрович принимает всех!" из выступления дежурного администратора.

Для защиты от этой неуемной публики разработаны специальные меры. Наиболее настырных дежурный администратор проводит по основным местам, заученным голосом рассказывает истории, отвечает на вопросы. Лица, как правило, у слушателей восхищенные и восторженно удивленные: "Как это? Все здороваются! Все улыбаются, никто не дерется, не кричит, все заняты делом!

До четырех мы гуляли по окрестным горам, правда не очень далеко. В четыре часа девочка - дежурный администратор сказала с улыбкой: "Михаил Петрович занят с гостями и принять не может!" Эту фразу я потом слышал несколько дней по многу раз... Нам предложили прийти завтра часам к одиннадцати, возможно встреча состоится. Мы ушли грустные и расстроенные. Уходя, слышали гул ребячьих голосов, мимо нас взад и вперед сновали веселые парни и дивчины, они душевно здоровались с нами и шли по своим делам...

Утро. Понедельник.

Встали рано, около семи утра. До одиннадцати времени много, решили сходить в горы, размяться, набраться сил и энергии. Тропу нашли сразу за территорией лицея. Тропа утоптанная, не крутая, идет полого, серпантином вверх. Кроны деревьев сразу скрывают вид долины и поселок. Слышен только гул трассы.

Сын рвется вперед, он возбужден, первый раз в свои 16 лет он покинул среднюю полосу России. Он в горах! Здешние горы это скорее крутые холмы, но и холмы тоже горы. Тропка становится круче, теряется в зарослях, попадаются завалы деревьев, видны скальные выступы и обрывы. Вверх и вверх. Древовидные лианы обвивают деревья, срастаясь со стволом хозяина, ноги стали застревать в "колючей проволоке" неизвестного нам, жителям Подмосковья, растения. Вынимать ногу приходится осторожно, шип врезается в штанину и его приходится аккуратно вынимать. Порвал брючину.

Идем вверх более часа, но вершина все еще скрыта от глаз кронами деревьев. Наконец тропы исчезли, крутизна достигла того уровня, что приходилось цепляться руками за камни и стволы де6ревьев. Когда мы поняли, что вершина рядом прошло около двух часов. На верху вершины, как таковой не оказалось, а была длинная, сколько хватало глаз, и плоская без обрывов ровная поверхность. Перейдя на другую сторону, обнаружили вполне приличную дорогу пробитую тяжелыми машинами!

Символ веры. Обнаружили грубый деревянный крест, сделанный неумело и наспех. В центре креста дешевая маленькая иконка - образок, на которой изображен Георгий Победоносец. Горизонтальная перекладина примотана к вертикальной стойке суровой ниткой и этой же ниткой привязан образок. Приглядевшись повнимательней понял, что крест живой. Сделан он так: ствол дерева срублен на высоте двух метров, а верхушка освобождена от листьев и привязана к стволу суровыми нитками. Дерево со срубленной макушкой живет. Этот крест произвел на меня ошеломляющее впечатление! В голове вдруг возник образ человечества в виде этого креста, оно живое, и как часть природы, живой вертикальный ствол с обрубленным верхом. Верх лишенный живых листьев, погиб и привязан к этому обрубку нитками. И в центре креста дешевая иконка на суровых нитках.

В десть часов начали спуск вниз и поняли, что опаздываем к одиннадцати часам! Мы практически бежали ссыпаясь с обрывов, выскочили к ручью, вдоль которого расположен лицей и оказались в его тылу, внизу шла дорога, заросшая мокрой травой, побежали по ней и промокли. Вид для встречи с академиком у нас был неважный: красные и потные лица, мокрые внизу и немного рваные брюки ...

Около кабинета Михаила Петровича мы были в 11.10. Две милые женщины, которые видимо привыкли тут ко всякому приняли нас спокойно и сказали, что поскольку мы опоздали, то Михаил Петрович уже занят с гостями и попросили подождать. Мы сели и стали ждать. Ждали мы около трех часов: входили и выходили веселые парни и дивчины, они решали свои проблемы, постоянно звонил телефон. Просьбы о приеме и ответ: "Мест нет, мест нет." Звонили будущие "гости" и родители. Последние просили позвать своих детей, детей звали.

Тут все были своими, как родня или близкие друзья, а нас просто не замечали, как пустое место. Несколько раз в окне показывался Михаил Петрович, знакомый по фильму, он кому-то радостно и приветливо улыбался и что-то рассказывал уверенно и красиво. Сначала нам говорили, что его нет, а когда мы раскрыли эту незамысловатую ложь, нам выдали дежурную фразу: "Он занят с гостями." Гостями мы не были, а чувствовали себя назойливыми мухами, что и было так на самом деле. Нас сюда никто не звал! Наконец, по прошествии почти трех часов наши дамы закончили свои дела, им нужно было уходить и, они очень твердо сказали, что сегодня Михаил Петрович очень занят с гостями и принять не сможет. Было времени около двух часов. Время явно обеденное. Мы встали, попрощались и ушли. Все на сегодня.

Мы решили искупаться и утопить свое горе. Сын моря не видел ни разу. Обед, сборы, попутка, 20 минут езды и мы в "Архипке ". Было пусто на каменном пляже. Дешевые, местные, потасканного вида проститутки лениво стреляли глазами по пляжу, но добычи не было. Осень время инвалидов, старичков и старушек! Мы ушли подальше от публики.

Сын надел маску и залез в воду. Вдруг он зафыркал, как конь, начал прыгать и орать: "Она соленая! Пап! Она соленая, здорово!" Он фыркал, бил по воде руками и кричал: "Она соленая!!!" Было радостно и грустно одновременно: радостно, что есть еще волнующие открытия и грустно от невеселых мыслей. Они мешали восторгаться этой "большой ванной" в которой плескался мой сын, море не радовало. Рушилась красивая сказка: "Мой сын выучиться в необычной школе, усвоит азы человеческого общения, будет радоваться жизни вместе со сверстниками. Выучиться и приедет в экопоселение Любинка, что на Оке-реке и мы вместе, дружно будем строить новую светлую жизнь без злобы и равнодушия без бензина и свинцовых газов. На Природе и с Природой!" И вот на тебе, полный облом! "Какого черта мы торчим в Текосе, мешаем людям работать, мозолим напрасно глаза преподавателям, сидим в толпе подозрительной публики. Стыдно, то как!" С другой стороны жизнь, подсмотренная в замочную скважину двух дней "сиденья" снаружи и внутри завораживала и очаровывала. Все заняты делом! Все - взрослые и дети точно знают: зачем они живут, что им делать. Уверенность и сила видна в движениях, голосах и походке. Никто не кричит, не спорит, никто никуда не торопиться, но все делается споро и быстро. Никто не стоит в небрежной позе зацепившись языками, все при деле! Эти мысли не имели ничего общего с ласковым и теплым морем, плавать не хотелось.

Вернулись ночью с трудом поймав попутку.

Вторник. Утро. Идти не хочется, но мы пошли снова. Нас поводили по территории лицея все показали, опять мы видели улыбающихся детей и кучу "гостей" внутри и "ходоков" снаружи. Было много родителей, чьи дети уже учатся. Родители радостно улыбались и чувствовали себя как дома. Опять нам очень вежливо объяснили, что сегодня ну никак нельзя увидеть Михаила Петровича - он занят с гостями. Мест нет и делать тут просто нечего. Мы развернулись и ушли!

Взяли рюкзаки и пошли опять на море. На сей раз в Пшаду. Пешком! По карте это 6 километров. Нам показалось все 12! В Пшаде мы выяснили, что до моря еще более 20 км, автобуса нет. Плюнули на все, купили арбуз и лаваш, договорились с милым молодым человеком. Он нас за 20 минут довез до моря в Бету! Ехал он все время на 100 -120км и скорости на поворотах не сбавлял, все время улыбался, а я перекатывался слева направо на заднем сиденье вместе с рюкзаком и дух захватывало!! Парень явно получал удовольствие от быстрой езды. Говорили о погоде и рыбалке.

Бета. Бета! Красивое имя, красивое море и вкусный арбуз. И маленькие рыбки, и пугливые крабы и медузы и длинные каменные полосы на дне, как будто стена гигантского здания, сложенная из плоских камней, а в щелях между ними "мох" это качаются прибоем подводные травы - водоросли. Красота! Очень жарко: кожа быстро нагревается и горит, плюхаемся в воду, остываем и снова на берег и потом опять в воду. Маску берем по очереди. Вместе с медузами увидели какие-то прозрачные "конвертики" с маленькими ресничками по бокам. Реснички опалесцируют и переливаются всеми цветами радуги. Очень красиво. Едим арбуз с лавашом и нам хорошо! Интересно, что арбуз прохладный, а вода в бутылке горячая. Ту явно разная физика нагревания у арбуза и пластиковой бутылки.

Возвращаемся в темноте на перекладных. От Беты до Пшады. От Пшады до Текоса.

Среда. Утро.

Ни малейшего желания идти не было. Но мои друзья ждали меня с отчетом о встрече со Щетининым. Мы задумали общественную организацию "Союз экопоселений России" и школа Щетинина у нас - это один из прототипов школы для экопоселений, для свободных граждан новой России.

Итак! Сын, пошли! Вспомнился наказ моего друга, Васудевы: "Там важно обуздать свое эго!". Я его обуздал и мы пошли, неизвестно зачем, без всякой надежды на успех. "А мы идем туда, где нас не звали" - вспомнились слова одной старой песни. Пришли к воротам. Картина та же. У ворот стоят ходоки - простые люди и честные труженики и все ждут, надеются на чудо. Сын окончательно сник и сдался: "Нам уже все сказали, зачем мы тут стоим?" У меня на душе скребут кошки: "Иди домой, и так тошно!" Сын понурился и ушел. Стало грустно. Сижу жду, чего жду не знаю сам. Напротив, через дорогу молодая женщина с кучей рюкзаков и сумок, рядом девочка: "Еще просители," - вяло подумал я.

В это время в проходе между зданиями медленно, как в замедленном кино, появляется Миша мой хороший знакомый и верный соратник по делам экопоселений. "Миша!" - зову и не верю своим глазам. Еще в Москве мы договаривались с ним попытаться встретиться в Текосе, но не было гарантии, что встреча вообще состоится, поскольку у меня была свободной всего одна неделя, из нее в дороге трое суток...

Молодая женщина напротив превращается в Катю - жену Миши, а девочка - в его дочку Настеньку. Миша знакомит меня со своей семьей поскольку мы знакомы заочно. "Через два часа нас ждут у Щетинина." - будничным голосом говорит Миша. Я не верю своим ушам. "Нужно привести себя в порядок, предупредили: одеть все чистое, а то некоторые ходят, как с помойки." "Это про нас!" - пояснил я Мише, вспомнив свои мокрые, рваные штаны и строгих дам.

Миша только что с поезда. Пока шли ко мне на квартиру Миша все объяснил. У него, совершенно случайно оказался родной дядя старый знакомый одной из сотрудниц Михаила Петровича и она обещала устроить встречу. Я нагрел воду, гости помылись. Мы все одели "самое, самое..." и пошли. Нас пять человек. Тот же предбанник у кабинета, я пропускаю Мишу с семьей вперед, мы с сыном скромно стоим за их спинами. Миша объясняет помощнице, что он племянник того самого Ш. "Ах! Проходите, проходите! Проходите пожалуйста, очень рады, сейчас, как раз Михаил Петрович освободится..."

Когда мы проявились перед очами строгой дамы рядом с которой мы на днях здесь же просидели почти три часа, ее круглое доброе лицо вытянулось в виде заглавной буквы "О". Я радостно и широко улыбался по типу: "Здрассте, давно не виделись!" Дама глядит на Мишу вопросительно, а пока деликатный Михаил подбирает слова, я гордо говорю: "Я его начальник!", что вполне соответствует действительности...

Через 10 минут мы чинно сидим в кабинете академика и слушаем, слушаем, слушаем...

Школа изнутри.

Школа изнутри началась немного раньше. Она состояла длинных бесед с дежурными у ворот, с девушкой-администратором. Хотя и чувствовалось, что им приходиться отвечать примерно на одни и те же вопросы о своей жизни, но в их голосах звучала гордость за то, что они делают значительное, большое дело, чувствовалось, что жизнь их наполнена до краев важным смыслом. Какой контраст с ленивыми и косноязычными разговорами молодежи, вперемешку с матом, которые слышишь на улице в Москве. Ставшие постоянными, спутниками современной молодежи, бутылки с пивом, без которых молодой человек чувствует себя не уютно и говорить не может.

Первая беседа. Михаил Петрович - маститый академик. Огромный красивый лоб, седая грива волос, прекрасно поставленный чистый и ясный голос, уверенный стиль поведения человека хорошо знающего свое дело и ценящий каждую свою минуту. Просительно вопросительные интонации посетителей. Кроме нас в кабинете еще три группы - все педагоги-новаторы. Разговор носит характер монолога. Мэтр произносит, дарит неоспоримые истины, а мы впитываем и почтительно молчим. Речь яркая и красивая, афоризмы, откровения, блистательные обороты речи. Задушевность тона завораживает, сердце стучит громко и веришь каждому слову. Ощущения самые возвышенные. Главная тема беседы: уникальный, поразительный опыт школы и проблемы его "тиражирования".

Лицей задуман, как новаторский, школа авторская, а опыт по стране не распространяется. В чем тут дело? Ни в чем. В нашей тупости и косности в не желании творчески работать. "Делайте, делайте и у вас все получиться! Что вы все ходите, ищете? Какой опыт? Все давно известно! Мы каждый день меняемся. Если я вам что-то сейчас передам, то этого завтра мы уже не будем делать. Мы в движении в развитии! Вы должны постоянно чувствовать себя победителями, делайте, делайте все сами. Копирование умерщвляет творчество!" В конце беседы МП согласился принять на стажировку весной несколько групп педагогов примерно по пять человек.

Меня не покидало ощущение огромной энергии и силы этого человека, уверенного в своем деле. В деле всей его богатой событиями жизни. Опытный педагог, опытный дипломат. Технолог и поэт одновременно. Чуткий и жесткий. Взрывной и вспыльчивый, добрый и мягкий одновременно. Удивительный человек. "Что вам дался наш опыт? - Все повторял и повторял он - "Вы все можете сами. Не надо говорить, надо делать. Все получиться. Человек может все. Дети - источники творчества. Сейчас в мире полно черноты. ТВ - это агрессия против живого человечества. Мы хотим жить по-другому!"

Запомнились такие образы. "Представьте себе триединое пространство-время: будущее светлое и ясное, божественное и чистое. Мы туда движемся из прошлого, через настоящее. Прошлое нашего народа дает нам силу через положительные образцы для подражания, через обряды и традиции, чистоту веры. В нашем "здесь и теперь" мы живем устремленные в будущее. Кольцо. Замкнутое кольцо. Из будущего через прошлое в настоящее, которое устремлено в будущее. Отсюда важность воссоздания живой истории государства Российского, народа, семьи, рода. В знании наших корней заложена огромная сила.

Хочу сразу оговориться - прямая речь МП передана по памяти с поправками на мое личное представление о главном и второстепенном в разговоре. Это скорее размышления на тему, чем прямой пересказ.

Во время беседы я обмолвился, что много лет проводил уникальные исследования клеток крови с использованием лазерной техники. МП сразу же предложил мне прочитать лекции директорам лицеев. Я с радостью согласился.

Выходили мы из кабинета радостные и возбужденные. Нужно было переварить новый опыт. На завтра у меня день был весь занят и семья Михаила предложила взять с собой сына на море. Так и решили.

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Окт >
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама