Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Статьи
Отправить другу

Серые дьяволы из отряда "Факел"

В начале 90-х по тюрьмам и колониям прокатилась волна стихийных выступлений. Все чаще и чаще захватывали заложников. Одной группы «Альфа» уже не стало хватать для утихомиривания заключенных. Поэтому в 1990 году было принято решение о создании по всей стране отрядов специального назначения в системе Главного управления исполнения наказаний МВД. Вскоре таких отрядов образовалось восемьдесят два. Днем рождения отряда специального назначения УИН ГУВД Московской области считается 31 мая 1991 года. Именно в этот день у существовавшего пока только на бумаге подразделения появился командир — Владимир Штаненко. Естественно, первой задачей было укомплектоваться. Штатная численность хоть и небольшая, но решили набирать только лучших из лучших.

— Из органов внутренних дел к нам пришли единицы, — рассказывает Владимир Штаненко. — Зарплата у нас и тогда была очень невысокая, а сейчас прямо-таки издевательская. Рядовой сотрудник сегодня получает всего 700 тысяч. Поэтому вся надежда была на фанатов спецназа. В милиции сотрудники, скажем так, более избалованные, и мы обратились к армии и внутренним войскам, что, как показало время, себя полностью оправдало.

На сегодняшний момент отряд до конца еще не укомплектован. Не так много достойных кандидатов, да и зарплата — не для слабонервных. Отбор очень жесткий. Как правило, потенциального кандидата приводит кто-то из спецназовцев и ручается за него. Потом претендент «обкатывается»: сдает «физо», рукопашный бой, проходит тестирование на интеллект и спецпроверку. В результате — бойцы в отряде как на подбор: высокие, широкоплечие, развитые во всех отношениях. Вообще приятно смотреть на людей, весь облик которых выражает уверенность, надежность. Это вам не желторотые мальчишки в погонах, тонкие, как «демократизаторы».

В то время, когда отряд создавался, сотрудникам выдали новейшее спецназовское оружие, спецсредства и средства связи. Вскоре появилось и первое задание государственной важности. После известных августовских событий 1991 года в «Матросской тишине» оказалась группа так называемых «гэкачепистов». Их охрану доверили спецназу ГУИНа, в том числе и подчиненным Штаненко. Справились.

Два последующих года отряд занимался выполнением своих непосредственных задач в системе ИТУ — освобождением заложников, пресечением массовых беспорядков, розыском и задержанием бежавших преступников, укреплением режима содержания лиц, заключенных под стражу.

— Тогда совершалось много побегов, — вспоминает Штаненко. — Сейчас уже столько не бегут. На мой взгляд, создание гуиновских отрядов спецназа стабилизировало обстановку в местах лишения свободы. Резко уменьшилось количество побегов, захвата заложников, тюремных бунтов. Но это произошло не сразу.

Поначалу зеки проверяли нас. Приходилось и применять против них силу. Как только они поняли, что против спецназа у них кишка тонка, зауважали. Сейчас мы редко заглядываем в камеры. Как только приезжаем на плановую проверку в какую-нибудь колонию, там заключенные ведут себя суперспокойно. Хотя не обошлось и без потерь: при освобождении четырех человек, которых зеки взяли в заложники в санчасти колонии, геройски погиб командир Пензенского отряда спецназа майор Александр Сергеев. Ему посмертно присвоили звание Героя России.

Привлекался отряд и к мероприятиям по борьбе с преступностью, проводимым в городе и области. Например, работали по «зачистке» гостиницы «Москва», гоняли преступников в других злачных местах. В ходе этой работы выработали железное правило: грамотно разработанная операция — залог жизни и здоровья людей. А это — главное. Как-то проводили операцию совместно с РУОПом. Нужно было взять в одном из кафе торговцев оружием. Руоповцы клялись, что план разработан на все сто — не сомневайтесь, ребята.

Подскочили к зданию, ворвались внутрь, людей перепугали. Оказалось, что это кафетерий, а нужное кафе — в двадцати шагах. Преступников, естественно, там и след простыл. После этого, участвуя в совместных операциях, каждый раз требовали от коллег подробного плана.

В 1993 году спецназовцы решили, что пора бы придумать отряду какое-нибудь звучное название. Тем более, что гордиться уже было чем: на соревнованиях по рукопашному бою хоть и проиграли «Витязю» со счетом 3:4, но выглядели достойно. Подобный турнир с ОМОНом вообще выиграли всухую. Над названием думали недолго, зверей, всяких там тигров и барсов, оставили в покое. Выбрали «Факел»: отряд базируется в одной из промышленных зон Подмосковья, совсем рядом горит огромный факел — это и стало отправной точкой. Хотя совсем без живности не обошлось. Завели настоящую сову. Птица эта — официальная эмблема спецназа ГУИНа.

Тот год снова переполошил всю Россию: в октябре президентская коса нашла на камень Верховного Совета. Политика политикой, но когда раздались выстрелы и отряду поставили задачу задержать чересчур активного Александра Баркашова, никто из спецназовцев не сомневался. Они не горели желанием вникать в перипетии борьбы одной группировки власти с другой, но понимали, что России нужны спокойствие и порядок.  

1994 год поначалу казался поспокойнее предыдущих. «Факел» выполнял все поставленные задачи и планомерно занимался повышением профессионального мастерства. Тогда упор в основном делался на рукопашный бой и огневую подготовку. И продолжалось это вплоть до 29 декабря.

— Поступила команда срочно собраться в Домодедово, — вспоминает командир отряда. — Приказ был прибыть с палками и со щитами. Как на разгон демонстрации. Приехали, встретились с нашими братишками из других отрядов. Потом к самолетам подвезли оружие. Но все равно мы еще считали предстоящую поездку легкой прогулкой, ведь в реальную обстановку нас никто не ввел. Кое-что поняли уже в Моздоке, когда подвезли «Мухи» и «Шмели», которых большинство из нас и в глаза не видели. Причем выдавали все прямо с машин, без всякой расписки: бери, сколько унесешь на себе. 31-го вышли из Моздока колонной. Где-то около Толстой-юрта притормозили — потерялась машина с рязанскими бойцами. Позывные еще были открытыми, и я вышел по рации: «Рязань»! Ответь «Факелу!» В ответ: «Мы ваш «Факел»... Всэх перерэжим». «Духи» уже слушали эфир. Потом как начали по нам долбить из минометов. Хорошо, что ребята не растерялись, быстро боевиков отогнали.

Последние сомнения в серьезности ситуации улетучились, когда уже под Грозным встретили танк. Из люка вылез пьяный лейтенант. Его спросили: «Земляк, как там Грозный?» Тот ответил: «В люк посмотрите...» Внутри оказалось несколько окровавленных тел.

— Когда прибыли на место, на северную окраину города, — продолжает рассказ Штаненко, — там уже находилось несколько «крутых» спецподразделений. Не буду их называть, но они просто перепились и в честь Нового года выпустили весь боекомплект в воздух. Не захотели идти в город. Генерал Воробьев, царство ему небесное, вызвал нашего начальника генерал-лейтенанта Юрия Ивановича Калинина и спрашивает: «Твои-то хоть пойдут?» Мы пошли.

Майора Владимира Штаненко назначили командиром сводного отряда спецназа ГУИНа. Подогнали 10 «коробочек» с экипажами калачевской бригады внутренних войск. На каждую — по шесть человек десанта. 12 человек было от «Факела», остальные — туляки, москвичи, калужане. Вообще-то они должны были идти за разведбатом на «зачистку». Но в той неразберихе, которая царила в новогоднюю ночь в Грозном, разведчики куда-то подевались. Предположили, что они уже в городе. Двинулись вперед.

— Мы шли по Маяковской, потом свернули на Лермонтова, а основные силы боевиков сосредоточились на параллельной улице — Первомайской. Вошли спокойно, а потом — началось. Били по нам плотно со всех сторон. Один «дух» даже умудрился пулемет затащить на башенный кран, но его оттуда наши снайперы быстро сняли. В конце концов нам все-таки удалось расставить на улице свои посты. В ту страшную ночь, наверное, только у нас в городе не было ни одной потери. А разведбат зашел после нас через четыре часа и на одном из перекрестков у них в течение пяти минут боя погибло 15 человек. А ведь рядом с нами находились, наших никого не зацепило, а их... Молодые, горячие... На следующий день к нам должна была прийти смена, но уже не прорвалась. Через день «Градом» накрыло шестерых туляков из нашего отряда, все получили тяжелые ранения. А троих солдат, которые в бэтээре находились, насмерть долбануло.

Они сменяли друг друга на самых горячих направлениях в течение пятнадцати дней. Кто бился в Грозном в начале января 95-го, поймет, что это значит: пятнадцать дней в огне.

Именно бойцы «Факела» 13 января вывезли из горящего города членов семьи генерал-полковника Анатолия Шкирко, проживавших в Грозном.

— Их нашли в подвале полуразрушенного дома, — рассказывает Владимир Игоревич. — А у нас из машин была только бортовая, да и то там пленные на полу лежали. Но выхода не было, пришлось так и везти с «духами». Трудно представить, под каким прессом находился Шкирко, переживая за родственников. Наверняка, боевики искали их.

Спецназовцы «Факела» пробыли в Чечне до 20 февраля. За это время они успели зарекомендовать себя с самой лучшей стороны, о чем свидетельствует прозвище, которое им дали боевики — «Серые дьяволы» (серые — по цвету формы). Оценку боевым подвигам «Факела» дал Герой России Сергей Лысюк, после командировки вручивший 11 спецназовцам краповые береты за храбрость.

Следующая командировка в составе всего отряда продолжалась с 7 октября по 5 декабря 1995 года. В тот период в основном занимались охраной и сопровождением высокопоставленных чиновников из Москвы. Кроме того, пока существовал грозненский фильтропункт, небольшие группы из «Факела» постоянно на своем транспорте подвозили туда из Подмосковья боеприпасы, продовольствие и другую утварь. За всю войну у спецназа ГУИНа один погибший — сержант Толкунов из Новосибирского отряда. Он сопровождал машину, которая в центре Грозного попала в засаду. Бился до конца. Положил 9 «духов», а когда его нашли, на теле оказалось 12 ран.

После окончания чеченской эпопеи «Факел» полностью переключился на выполнение боевых задач в условиях мирной жизни. Совместно с «Альфой» участвовал в знаменитой операции по захвату сходки «воров в законе» в одной из центральных тюрем. Именно бойцы «Факела» привезли в Москву двух чеченских террористок, взорвавших вокзал в Пятигорске. Задача эта кажется элементарной лишь для непосвященных. Имелась информация, что их попытаются отбить. Поэтому везли, соблюдая все меры предосторожности: женщины не знали куда летят, зачем, даже то, что находятся в одном самолете.

Большое внимание уделяют в отряде и боевой учебе. В период войны жизнь заставила больше изучать тактику, а сейчас снова — рукопашка и спецупражнения. Хотя старые навыки тоже не забывают — кто знает, куда через месяц судьба забросит. О войне напоминает и БТР-80 — единственный в стране экспериментальный образец с нависным оборудованием для защиты от камулятивных выстрелов.

Несколько раз проводились квалификационные испытания на право ношения крапового берета. Они мало чем отличаются от тех, что сдают во внутренних войсках.

— Мы советовались с Сергеем Ивановичем Лысюком, — рассказывает Штаненко. — И он сказал, что можно вносить в экзамен некоторые изменения с учетом специфики службы. Только с одним условием: изменения эти должны быть в сторону усложнения.

Сейчас в отряде 37 «краповых», почти столько, сколько награжденных боевыми наградами — 38 человек. Правда, больше двадцати сотрудников имеют по две-три награды.

— ГУИН в настоящее время передают в систему Министерства юстиции, и нам придется переодеваться в васильковые цвета, — с грустью в голосе говорит командир. — Краповые береты будем надевать лишь по праздникам. Во всем же остальном, возможно, это и неплохо. Если зарплату прибавят, то людей сохраним и сможем наконец полностью укомплектоваться. А так, есть уже первые потери, кое-кто в СОБР засобирался, где платят намного больше...

Сейчас стало модно рассуждать о криминальной революции, беспределе, творящемся в России. Многие винят в бездеятельности правоохранительные органы. И мало кто задумывается, каково это полунищим бойцам правопорядка ежедневно подставляться под бандитские пули. Победить преступность можно. Но при одном условии: на государственном уровне, как бы это ни было тяжело при нынешней экономической ситуации, создать нормальные условия (материальные, технические, юридические) для людей, стоящих на защите законности. Иначе — время фанатов спецназа скоро пройдет, уйдут самые преданные, самые лучшие...

P.S. Когда материал был уже готов к печати, пришла информация, что в следственном изоляторе Тулы заключенные захватили заложника. Работал местный гуиновский спецназ. Один из зеков убит, второй ранен. Заложник не пострадал.

Показать источник
Автор: Андрей Роднов, фото Владимира Николайчука и Юрия Перепонова
Просмотров: 1533

Комментарии к статье (0)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Мар >
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Сотрудничество
Реклама на сайте




Реклама