Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Рассказы и статьи
Отправить другу

Розовые пряники

Пер­вый день я пом­ню хо­ро­шо.

Мы еха­ли с са­мо­го ут­ра и до са­мой но­чи. C рас­све­том вы­шли из Моз­до­ка и по­шли в Чеч­ню. Но не той до­ро­гой, ко­то­рой ме­ня во­зи­ли в де­вя­но­сто шес­том, не че­рез Воз­не­сен­скую, Мал­го­бек и Ка­ра­бу­лак, а дру­гим пу­тем - че­рез Ищер­скую и Го­ра­горск, в ко­то­ром пря­мо по­сре­ди по­сел­ка стоя­ла раз­би­тая шко­ла - рас­стре­ли­ва­ли её тан­ка­ми с до­ро­ги - и во­круг этой шко­лы де­ти иг­ра­ли то ли в фут­бол, то ли еще во что.

Ро­зо­вые пря­ни­ки мы ку­пи­ли у тор­гов­ки на обо­чи­не - на по­во­ро­те наш бэ­тэ­эр за­не­сло, тре­мя ко­ле­са­ми он за­вис над про­па­стью, как раз с мое­го бор­та (при­коль­ное ощу­ще­ние, ко­гда си­дишь на бро­не, а под зад­ни­цей у те­бя че­ты­ре­ста мет­ров сво­бод­но­го по­ле­та), брат­ва дри­ста­ну­ла на про­ти­во­по­лож­ный борт, а я впал в сту­пор - па­то­ло­ги­че­ски бо­юсь вы­со­ты, лишь вце­пил­ся в по­ру­чень и смот­рел вниз. Но бэ­тэ­эр вы­ров­нял­ся, и мы по слу­чаю ос­та­нов­ки ре­ши­ли за­то­ва­рить­ся жрач­кой.

Из всей жрач­ки бы­ли толь­ко сла­до­сти. Ку­пи­ли лит­ров пят­на­дцать ли­мо­на­да и все пря­ни­ки, ко­то­рые толь­ко бы­ли у тор­гов­ки, ог­ром­ный па­кет.

Эти пря­ни­ки, ко­то­рые мы ели гряз­но-се­ры­ми ру­ка­ми, бы­ли са­мы­ми вкус­ны­ми в мо­ей жиз­ни.

К по­луд­ню в на­шем КШМном бэ­тэ­эре что-то гик­ну­лось, нас от­тол­ка­ли в ка­на­ву, и око­ло ча­са мы стоя­ли на обо­чи­не, ре­мон­ти­ру­ясь и гля­дя, как ми­мо не­скон­чае­мым по­то­ком идет ко­лон­на на­ше­го пол­ка. Ко­лон­на бы­ла про­сто ог­ром­ная, ки­ло­мет­ров де­сять, на­вер­ное.

За ле­со­по­сад­кой све­ти­лись оцин­ко­ван­ные кры­ши ка­ко­го-то се­ла. Взвод­ный при­ка­зал по­гля­ды­вать в ту сто­ро­ну. Ни­кто из ко­лон­ны не ос­та­но­вил­ся.

По­лом­ка ока­за­лась пус­тя­ко­вой, по­чи­ни­лись мы лег­ко и бы­ст­ро на­гна­ли сво­их. Но то, что нас бро­си­ли, за­се­ло в пе­чен­ках на­все­гда.

По­том к нам под­сел ка­кой-то офи­цер в боль­ших оч­ках. Лин­зы ему за­би­ва­ло гря­зью, он их сни­мал, про­ти­рал плат­ком, но че­рез две ми­ну­ты они сно­ва ста­но­ви­лись гряз­ны­ми. В кон­це кон­цов чис­тить оч­ки ему на­дое­ло, и он про­сто чер­тил паль­ца­ми две го­ри­зон­таль­ных чер­ты и смот­рел сквозь них, как сквозь три­п­лек­сы.

В тот день мы про­шли поч­ти всю рав­нин­ную Чеч­ню - бо­ев здесь уже не бы­ло, ар­мия стоя­ла на под­сту­пах к Гроз­но­му, а наш полк шел вто­рым эше­ло­ном - и с тем­но­той ос­та­но­ви­лись пе­ред дву­мя ка­ки­ми-то гор­ка­ми, воз­вы­шаю­щи­ми­ся ус­ту­па­ми пря­мо над до­ро­гой, ко­то­рая вхо­ди­ла в них, как ре­ка в уще­лье. Очень не­ха­рак­тер­ное для рав­нин­ной Чеч­ни ме­сто, к сло­ву. Где это бы­ло, не знаю до сих пор. Нам ни­кто ни­ко­гда ни­че­го не го­во­рил: ку­да едем, за­чем; ни­кто не ста­вил бое­вых за­дач и во­об­ще ни о чем не ин­фор­ми­ро­вал - про­сто са­жа­ли на бро­ню и вез­ли.

Ту­чи к это­му вре­ме­ни ра­зо­шлись, све­ти­ла лу­на. По все­му по­лю го­ре­ли ко­ст­ры, стоя­ли раз­бро­сан­ная тех­ни­ка, тол­пы сол­дат. По вер­ши­не од­ной из го­рок дол­би­ли СА­Уш­ки. Это хо­ло­ди­ло, вы­зы­ва­ло тре­во­гу, но ощу­ще­ния вой­ны, ощу­ще­ния то­го, что ты пе­ре­сек чер­ту, еще не бы­ло. Да и по­след­ст­вий вой­ны мы еще, соб­ст­вен­но, и не ви­де­ли, ес­ли не счи­тать по­тре­пан­но­го Го­ра­гор­ско­го.

К это­му мо­мен­ту я ше­ве­лил­ся уже с тру­дом. Ехать весь день зи­мой на бро­не под по­сто­ян­ной из­мо­ро­сью ока­за­лось ка­та­ст­ро­фи­че­ски тя­же­ло. Пря­мо-та­ки му­чи­тель­но.

Эта ночь сто­ит до сих пор пе­ред гла­за­ми, как фо­то­гра­фия. Лу­на. Две не­вы­со­ких, но кру­тых гор­ки, со­всем ря­дом. Раз­ры­вы на вер­ши­не од­ной из них. Гро­хот САУ­шек. Грязь, не грязь да­же, а жи­жа.

Ко­ст­ры. Тех­ни­ка. До­ро­га. Сол­да­ты. Не­оп­ре­де­лен­ность. Си­деть не­где. Ле­жать не­где. Толь­ко сто­ять. Стоя­ли дол­го. Не­сколь­ко ча­сов. Ни­кто ни­че­го не го­во­рил. Ни­че­го не при­ка­зы­вал. Не разъ­яс­нял, не кор­мил, не да­вал ука­за­ний и не знал.

По­том вы­яс­ни­лось, что нам сю­да не на­до, а на­до со­всем ря­дом, но - за ту сто­ро­ну этих го­рок. А «че­хи» за­се­ли там плот­но и не ухо­дят. Дол­бят их там уже дня три, что ли. И по­ка не до­дол­бят, ехать нель­зя, по­то­му что в во­ро­та эти не прой­ти ни­как, а до­ро­га од­на.

Да­же не­смот­ря на арт­об­ст­рел под бо­ком - СА­Уш­кам, ка­жет­ся, да­же кто-то от­ве­чал с го­ры, я то­гда не раз­би­рал­ся, не мог раз­ли­чать ору­жие, на­прав­ле­ние и рас­стоя­ние до стре­ляю­ще­го по зву­ку - не­смот­ря на эту пе­ре­стрел­ку, ощу­ще­ния вой­ны все еще не бы­ло. Не до вой­ны ка­к-то. Хо­те­лось толь­ко од­но­го - лечь или сесть, или хоть при­сло­нить­ся к че­му-ни­будь.

На­ко­нец объ­я­ви­ли но­чев­ку. Пе­хо­та бы­ст­ро ста­щи­ла со сво­их бэ­тэ­эров и ус­та­но­ви­ла па­лат­ки. А связь - вот же блин! - связь веч­но в ж… по­че­му-то ока­зы­ва­ет­ся! У свя­зи бы­ло толь­ко два бэ­тэ­эра: один из них - КШМ ком­ба­та, ко­то­рый по­сто­ян­но на де­жур­ст­ве, а вто­рой - нач­шта­ба, ко­то­рый на под­хва­те, по­это­му все на­ши на­ры, печ­ка, па­лат­ка, ко­лья, ло­па­ты бы­ли хрен зна­ет где в обо­зе, и хрен зна­ет, в ка­ком «Ура­ле».

Сна­ча­ла ис­ка­ли обоз. По­том ис­ка­ли на­чаль­ни­ка обо­за. По­том с на­чаль­ни­ком обо­за ис­ка­ли хоть ко­го-то, кто зна­ет, ка­кой из «Ура­лов» наш. По­том ис­ка­ли сам «Урал». На­шли. Вся­ко­го ба­рах­ла на не­го бы­ло на­ва­ле­но столь­ко, сколь­ко ара­бы на рын­ках на свои те­леж­ки не гру­зят - про­сто го­ра из кое-как по­на­ки­дан­ных бре­вен, до­сок, щи­тов, нар, па­ла­ток, коль­ев, бре­зен­та, пе­чек и про­че­го.

И иму­ще­ст­во взво­да свя­зи, ес­те­ст­вен­но, бы­ло в са­мом ни­зу. Гру­зи­лись-то пер­вы­ми. Очень дол­го от­ка­пы­ва­ли па­лат­ку. По­том вы­тас­ки­ва­ли ко­лья. По­том за­би­ли на все хрен и на­ры с печ­кой вы­гре­бать уже не ста­ли - это бы­ло про­сто не­ре­аль­но.

Ар­мей­скую па­лат­ку до это­го ни­кто из нас не ста­вил. По­ка ра­зо­бра­лись, что к че­му, про­ко­лу­па­лись еще час. Ус­та­но­ви­ли кое-как: пря­мо в разъ­ез­жен­ную жи­жу, кри­во и ко­со, с про­ви­са­ми, ко­то­рые тут же ста­ли про­те­кать. Все мок­рые, гряз­ные. Во­ды, кро­ме луж под но­га­ми, нет, те­п­ла нет, жрат­вы нет, ни­че­го нет. И си­деть опять не­где.

К то­му мо­мен­ту у ме­ня в го­ло­ве ос­та­лись толь­ко две мыс­ли. Пер­вая - на хре­на я сю­да прие­хал? И вто­рая - а ведь ТАК те­перь бу­дет все­гда!

Где-то спер­ли две две­ри. По­ло­жи­ли их на цин­ки с па­тро­на­ми. На од­ну лег взвод­ный. На вто­рую ут­рам­бо­ва­лось еще че­ло­ве­ка три. Ос­таль­ные лег­ли пря­мо в лу­жи. Ки­ну­ли спаль­ни­ки в жи­жу и по­за­ле­за­ли в них, не сни­мая са­пог. Я то­же лег в во­ду.

По­сре­ди цен­траль­ной лу­жи но­га­ми на­греб­ли куч­ку гли­ны и раз­ве­ли на ней кос­тер. Опи­сы­вать ночь, я ду­маю, уже не име­ет смыс­ла.

Са­мое смеш­ное, что так дей­ст­ви­тель­но бы­ло по­том все­гда. Толь­ко мы по­ум­не­ли. На «Урал» уже ни­че­го не гру­зи­ли - все толь­ко на свои бэ­тэ­эры. Точ­нее, на бэ­тэ­эр НШ. На­ры рас­пи­ли­ли и вто­рой этаж со­жгли. Из пер­во­го эта­жа де­ла­ли сплош­ной щит и ста­ви­ли его на ящи­ки с зап­ча­стя­ми. Во­ро­ван­ные две­ри бе­рег­ли как зе­ни­цу ока. Печ­ку нау­чи­лись то­пить мис­кой со­ля­ры с пла­ваю­щей в ней тряп­кой, ес­ли не уда­ва­лось взять у ар­тил­ле­ри­стов сна­ряд­ные ящи­ки. В обо­зе ук­ра­ли вто­рой ка­ло­ри­фер. Все ос­таль­ное вы­ки­ну­ли. Па­лат­ку ста­ви­ли за два­дцать ми­нут.

Но­чью во­рвал­ся на­чаль­ник шта­ба. На­чал ду­ба­сить всех под­ряд, вы­са­дил в по­то­лок пол­ный ма­га­зин од­ной оче­ре­дью и швыр­нул гра­на­ту. Швыр­нул, ка­жет­ся, все-та­ки за па­лат­ку, не­пом­ню - вы­ско­чил я очень бы­ст­ро и ос­та­но­вил­ся, толь­ко ко­гда она ба­бах­ну­ла. НШ орал на взвод­но­го: «Где связь, су­ка? Где эта дол­ба­ная связь?» Свя­зи не бы­ло. Бэ­тэ­эр сто­ял хо­лод­ный. Ра­ции от­клю­че­ны. На­уш­ни­ки втоп­та­ны в грязь на дни­ще.

За­бы­ли мы ка­к-то про связь.

Саб­бит, наш мо­ло­дой, зай­цем по­ска­кал в КШМку. Ут­ром его вы­та­щи­ли из этой ме­тал­ли­че­ской пе­ще­ры си­не­го, со сту­ча­щи­ми зу­ба­ми.

Ни­кто его не сме­нял.

Стран­но, но в тот раз мне не дос­та­лось. По­мое­му, это един­ст­вен­ный слу­чай. Я по шта­ту во­об­ще-то на­вод­чи­к-ра­дио­те­ле­гра­фист, и де­жу­рить мне не обя­за­тель­но (хо­тя и де­жу­рил по­том). Мо­жет, по­это­му и не дос­та­лось. Хо­тя нач­шта­ба осо­бо не раз­би­рал­ся.

Вер­нул­ся в спаль­ник. Пря­мо над го­ло­вой че­рез три­дцать ак­ку­рат­ных ды­ро­чек по­лу­кру­гом све­ти­лись звез­ды. Из них ка­па­ло.

А ут­ром мы уз­на­ли, что в на­шем пол­ку поя­вил­ся пер­вый «двух­со­тый». Мо­ло­дой, от­ку­да-то из пе­хо­ты, за­стре­лил­ся но­чью в ка­рау­ле. Не вы­дер­жал это­го дня - на­ше­го пер­во­го дня на вой­не.

А ведь ни­че­го еще не бы­ло. Ни вой­ны, ни об­стре­лов, ни Гроз­но­го, ни гор, ни смер­тей. Во­об­ще ни­че­го. Мы про­сто еха­ли, а по­том про­сто ле­жа­ли в жи­же - сном это на­звать нель­зя. Но ему ока­за­лось дос­та­точ­но и это­го.

То­гда эта смерть вы­зва­ла од­но­един­ст­вен­ное чув­ст­во - злоб­ное раз­дра­же­ние. Ду­рак, ду­рак, за­чем ты это сде­лал? За­чем? Да­же не­смот­ря на от­сут­ст­вие вой­ны, ин­стинкт жиз­ни к то­му мо­мен­ту уже про­снул­ся, и мы не мог­ли по­нять это­го, не мог­ли про­стить, по­то­му что это бы­ло пре­да­тель­ст­вом: пре­да­тель­ст­вом по от­но­ше­нию к нам, слег­ка уже оту­пев­шим, но все же ко­лу­паю­щим­ся в этой ле­дя­ной жи­же. Пре­да­тель­ст­вом по от­но­ше­нию к тем, кто по­гиб до нас. И пре­да­тель­ст­вом по от­но­ше­нию к тем, кто еще по­гиб­нет - они мог­ли жить, они хо­те­ли жить, но у них не ока­за­лось та­кой воз­мож­но­сти, а у те­бя та­кая воз­мож­ность бы­ла, но ты, ду­рак, за­стре­лил­ся!

Впро­чем, зло­ба бы­ла все же сме­ша­на с жа­ло­стью. То­гда его еще бы­ло жал­ко. Да, еще бы­ло. По­том это чув­ст­во уш­ло, и смер­ти на­ших - да­же слу­чай­ные и не­ле­пые - вы­зы­ва­ли уже толь­ко ярость.

Смер­ти же чу­жих не вы­зы­ва­ли во­об­ще ни­че­го.

Но эта пер­вая смерть при­нес­ла нам по­ни­ма­ние цен­но­сти жиз­ни. Хре­на лы­со­го, я все вы­тер­п­лю, все смо­гу, но сам не за­стре­люсь ни за что. Все мы пе­ре­ме­ни­лись тем ут­ром. Ут­ром дня, став­ше­го для нас вто­рым на вой­не.

То ли «че­хи» уш­ли, то ли их до­би­ли, но стрель­бы боль­ше не бы­ло. Стран­но, но но­чью эта близ­кая ка­но­на­да ме­ня со­всем не бес­по­кои­ла, хо­тя при­выч­ки к ней быть еще не мог­ло. Мы мог­ли вы­дви­гать­ся, но по­гиб­ший за­дер­жал от­прав­ле­ние ко­лон­ны на ка­кое-то вре­мя. Это­го хва­ти­ло как раз, что­бы ус­петь на­ки­пя­тить чаю в кот­лах.

Се­ли по­жрать су­ха­рей. И то­гда кто-то вы­та­щил ро­зо­вые пря­ни­ки. Те са­мые, из-под Го­ра­гор­ска. Как из про­шло­го ты­ся­че­ле­тия.

Ка­ки­ми длин­ны­ми, ока­зы­ва­ет­ся, мо­гут быть су­тки.

Хо­тя сей­час я знаю, что тот не­скон­чае­мый день на са­мо­м-то де­ле был са­мым ко­рот­ким из всех дней мо­ей вой­ны.

Показать источник
Автор: Аркадий Бабченко
Фото Максима Мармура
Просмотров: 640

Комментарии к статье (0)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2018 Сегодня < Дек
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама