Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Летчики
Отправить другу

Рыбалко Виталий Викторович (капитан). Интервью.

Рыбалко Виталий Викторович

- Миг-3 мой любимый истребитель. У меня с ним связаны все мои несчастья и беды. Я на нем свою боевую молодость, да можно сказать, свою молодость на провел. А когда твердо окреп я пересел на Як. Возможно он лучше был, но было уже легче воевать, и опыт был, да и условия другие были.

- А.Д. До какого года вы летали на МиГе?
- С 41го до лета 43-го.

- А.Д. МиГ-3 сложная машина?

- Он своеобразный. У него стоял очень мощный мотор с наддувом, 105-й. Самолет доставлял много неприятностей на взлетах. На нем можно было при взлете развернуться на 180 градусов если вовремя не удержать. Это был нормальный высотный самолет. Он готовился для ПВО. А на малой высоте он был как утюг. Скорость небольшая, тяжелый в управлении. На первых самолетах были предкрылки - это беда страшная, чуть потянул - выскакивает, хлопок. Было неприятно. Во время боя все время хлопки, хлопки, мы их просто заклеивали. На высоте он был бравым. Случился со мной такой эпизод. Взлетали с Раменского на сопровождение Пе-2. Весна 42г, раскисло все. Короче говоря, вырулить было очень трудно. Так вот сопровождать должны были девятку пешек. Командир эскадрильи Романенко не взлетел. Пока выруливали, Миша Коробков перегрел свой мотор, взлетел - масло вдоль борта, он тоже сел, я остался один. Подошли "Пешки", подстроился к ним, пошли, на краю Раменского встретили четыре Хенкеля-113, который, на мой взгляд был лучшим немецким истребителем, беда была его в том, что у него мотор было водяного охлаждения, и все радиаторы охлаждения были в плоскостях. И достаточно было спичечной головки попасть, радиатор пробит. Но по пилотажу это был блестящий самолет. Я один с девяткой. Высота около тысячи. Мы летали без кислородного оборудования, снимали напрочь за ненадобностью. Передатчиков нет. Были только приемники. Ну, с первого раза они меня не убили. Но заставили ввязаться. Пешки ушли. Не могу сказать, что я был ассистый асс, но я их завел наверх, без кислорода, на 7 тысяч. Я парень был крепкий, да и лет мне было всего 19…А там МиГ-3 - это уже был самолет и мне эти "хенкеля" были уже не страшны, я уже господствовал. Видимо они далеко забрели, а это буквально чуть ли не над самой Москвой, они со мной не справились и смотались. Я конечно, не кого не убил, но если бы они не смотались может быть, было и по другому. Это подчеркивает качество этого самолета. На высоте он был прекрасен.

- В нашем 122ом полку оставалось пять летчиков оставалась, а машин было штук 80 - выбирай на чем хочешь летать. Там были "За родину" "За Сталина" и "За партию большевиков". Так вот я говорил, что "За партию большевиков" я летать не буду, поскольку он был очень тяжелый. Хорошо что НКВДэшника не было. Тогда перевооружение проходило и нам со всех полков пригнали самолеты.
Рыбалко В.В. в кабине МиГ-3

- В 1942 году наш полк вошел в состав 5 ШАК. Командовал которым Каманин, Герой Советского Союза. И основной нашей задачей, начиная с середины 42 года было сопровождение штурмовиков и бомбардировщиков. Я могу сказать, что после войны мы встречались, и никто не упрекнул меня в том, что мы плохо воевали или бросили кого-то. Потерь в сопровождаемых у меня не было! Вот почему у нас сохранились и хорошие отношения со штурмовиками. Но ГСС в нашем полку был только один и в соседнем один, а у штурмовиков - 160. Не потому что плохо воевали, мы воевали хорошо. Истребители оценивались - сбил не сбил, а нас нужно оценивать - как сопровождаемые выполнили свою работу. Они выполнили свой долг, значит, и я свой долг вместе с ними выполнил. Мы с ними были в одном соединении, на одном аэродроме. Они взлетают на задание, а мы следом. Пришли домой, вышли покурили, поругались, или похвалились. Но они отбомбили, а мы вроде не причем.
Вот если взять тактику боя. Мы связаны позиционно. Скорость небольшая. Идешь выше, зазевался - потерял группу, а ведь ее не сразу найдешь - они же камуфлированные. А превышение у меня должно быть, ведь если к ним кто-то начнет подползать я же его должен атаковать. Приходилось применять маневр "ножницы" - это кода мы над группой проходим из стороны в сторону. Группа идет по-прямой, а мы за счет длины пути увеличиваем скорость.
Хорошо когда есть возможность хоть такого маневра, а иногда, когда далеко вести, присосешься и висишь, что бы только долететь. Очень не любили далеко в тыл летать.

- А.Д. Какого цвета у него консоли?
- Только зеленые, никаких красных у него не может. А носы красили, это да, и красной и желтой краской.

Если мы видели самолеты противника в стороне, мы мечтали, чтобы они к нам не подошли. Ну их к чертовой матери! При прикрытии я должен был броситься туда, если я отважный пилот, я должен был гнаться за ним, я должен был убивать, а при сопровождении я только должен быть готовым, что они могут нас атаковать. Вот ведь какая психология вырабатывалась! Я не мог бросить группу, даже отражая атаку немецкого самолета по своей группе, даже по себе, я только мог увернуться, причем так, что бы он не смог продолжить атаку на группу и уходить из-под атаки я не мог далеко - ему этого и надо. Вот так.

- А.Д. Су-2 приходилось сопровождать?

- Нет. Я их и не видел не разу. Только Ил-2 и Пе-2.

- А.Д. Сколько самолетов выделялось на сопровождение?

- Все зависело от того, какая обстановка на данном направлении, какая группа и куда идет. Если большая группа - большое сопровождение. Как правило, не меньше четверки. Истребителям ставиться задача - прикрыть группу, если удается быть на одном аэродроме могли встретиться и участвовать в совместной подготовке к полету. С нами часто так бывало - мы же входили в состав смешанного авиакорпуса. Как правило, если штурмовики или бомбардировщики вылетали с другого аэродрома, они заходили за истребителями сопровождения. Мы сидели в готовности номер один - кнопку нажал и взлетай. Помню случай, сидели, ждали группу, а ведь у ЯК-1 хвост был легкий, и при рулении можно было задеть винтом землю. Как правило, механики сидели на стабилизаторе. Вдруг появляется группа, я сидел в готовности на старте, а две пары еще не подрулили ко мне, чтобы в ожидании встать. Я даю команду на взлет, и они взлетают практически со стоянки. Только со мной поравнялись, смотрю - на стабилизаторе механик летит. Он пытался перелезть, что бы верхом сесть, но сорвался и упал метров с пятидесяти.

Слева направо: летчик Ярко, Леня Андреев, Виталий Рыбалко, Миша Пугель, Игорь Кусков, Ярошенко, с этими до конца дошел. 1944 год

Я участвовал несколько раз в весьма серьезных и больших ударах. В 1943-м году в течении нескольких дней - 5, 6, 7 июля накануне Курской битвы наш Западной фронт наносил удары по немецким аэродромам. Так вот Миша Бондаренко, дважды Герой Советского Союза вел 24 Ила, большую группу. И мы истребители 122-го полка тремя эскадрильями прикрывали его атаку на аэродром Сеща. Это было 5-го, а 6-го - на Боровской летали. К этому полету собирались, это был фундаментальный полет. Группа была настолько большая, из двух полков. Сборная была группа. 24 самолета. Мы тогда собирались, не помню, кто готовил, получали задачу, кто где. Готовились к этому полету на месте.
Тут уже мы выделяли группу истребителей непосредственного перекрытия и ударную группу. Так вот впереди шел командир эскадрильи майор Цебойко с двумя ведомыми, а я шел в хвостовой части этого боевого порядка. Надо сказать, что в задачи группы сопровождения входило подавление зенитных средств, если конечно не было истребителей противника. И когда Миша Бондаренко перевел группу в атаку - сходу атаковали, наш Цебойко и его ведомый пошли на зенитки и их тут же сняли. Цебойко через год вернулся. А ведомый так и сгинул.
Вот еще пример. Лет двадцать назад мне пришло письмо из Казани, я этого парня, Казакова, даже и не помню. Вот он пишет: "Товарищ, генерал-лейтенант, вспоминаю боевой вылет в марте 1944 г. на г. Проскуров. Получил я задание в составе шести самолетов ИЛ-2 штурмовать западную сторону города, меня должны были сопровождать четыре Яка, ко мне подстроился только один твой самолет, а три Яка ушли с другой группой, которую вел герой Советского Союза 809 полка Герасимов. Я вел группу и думал: "куда ты, дорогой, идешь на съедение, ну, ладно, мы - смертники." Не доходя 20 км до города, нас взяли в перекрестный огонь восемь крупнокалиберных пулеметов. Подходя к западной части города я увидел аэродром, где производили посадку Ю-87 под прикрытием Фокке-Вульфов, их было около 20, я принял решение идти на аэродром и влез в это пекло, отбивался, обстановка была сложной особенно для тебя. Взял курс на свой аэродром и тут началась катавасия, я только услышал тебя по радио: "Казаков, не снижайся ниже 300" и тут-то ты проявил настоящее мужество, атакуя Фокеров, резко делал переворот, уходил под группу под пулеметы стрелков, и снова уходил в атаку на истребителей. Домой мы вернулись без потерь."

- Это уникальный случай для сопровождения. Это было очень долго, потому что забрались штурмовики далеко, куда-то под Львов, от линии фронта километров на 100, штурмовали эшелоны. Нас атаковали всю дорогу, мы огрызались. Но это не всегда. Но такой бой - один-два и все.


- А.Д. Соблюдался ли приказ в случае потерь у сопровождаемых боевой вылет не засчитывать?

- У меня потерь сопровождаемых не было! У нас сразу становилось известно, если кто-то кого-то бросил. Был эпизод, когда командир группы сопровождения, возвращаясь с задания, сообщил командиру группы штурмовиков, что тот идет не правильным курсом. Штурмовик не согласился, и тогда командир группы сопровождения решил идти своим курсом. Его судили. Он позднее ГСС получил.

- А.Д. Сильно ли было противодействие немецкой артиллерии?

- Смотря, где и когда. На Сандомирском плацдарме в один из дней, на моих глазах были сбиты три командира эскадрильи штурмовиков. Это было неожиданно, похоже немцы применили что-то новое, что - мы не разгадали. Подходишь - "пух-пух" и больше не стреляет. Тогда погиб Гамаюн Вася ГСС, он уже был представлен на дважды героя. Немцы всегда стреляли при перелете линии фронта независимо от этапа операции. Много было у них зенитных средств. Все свои проблемы я имел только от них. Я был сбит зениткой в 1941 г. под Москвой, второй раз - в 43-м г. в районе Можайска. Один раз как уж я прилетел домой не знаю. Сел, рулю, все смотрят, а я не могу понять, выяснилось - у меня киля нет и в фюзеляже дырка сантиметров 30. Тоже зенитки. В воздушных боях мне не попадало. Один раз только сложно было, но выкрутился.

- А.Д. Как обстояло дело с радиосвязью?

- В 1941-м, 42-м радио не было. Даже если и было, им не очень пользовались. Командование ввело даже звания: "Мастер радиосвязи" I, II-го класса. Мы должны были знать азбуку Морзе, сдать экзамен. Внедряли именно таким способом, за это платили денежки.

- А.Д.Закрывали ли Вы фонарь кабины?

- Нет. Особенно первое время.

- А.Д. Каков МиГ-3 в отношении обслуживания?

- Не знаю. Я знаю, что наши механики были виртуозами, в любое время мой любимый самолет, был готов. Если только серьезное повреждение, тогда пересаживался, а если все нормально - быстренько подготовили. Я говорил, что в 42ом у меня было три самолета.

- А.Д. Сколько у Вас побед?

- Всего четырнадцать. Для тех, кто работал на сопровождении это не мало.

- А.Д. А какой самый опасный нем.самолет, истребитель?

- Они все одинаковые.

- А.Д. Каое вооружение стояло на МиГ-3?

- На МиГе стояли - ШКАСы, потом УБТ-16.

- А.Д. Применялись подвески с крупнокалиберными пулеметами Березена?

- Нет. Наружные подвески никогда не делали. РС-82 подвешивали. Я один раз командира своего выручились. Это было в феврале 1942 г под Малоярославцем. Шли с разведки, мы еще звеньями летали: Миша Коробков, я - слева, Бажнов - справа. Развесили уши, успокоились - дом рядом, сомкнулись, веселенькие, чуть не с песней. Я голову повернул, а сзади в 15 метрах 110й ("Мессершмидт-110")! Их было два, а нас трое, они были уверены, что собьют. Но на мгновение я опередил их взглядом, отвернул в сторону. Миша был опытный пилот - тоже в вираж, а Сережу Бажнова они сбили, сходу. Все! Прозевали! Разворачиваюсь, смотрю, они этого сбили, и за ведущим погнались и вот сейчас огонь откроют, а у меня четыре РСа было. Я их и туда, не прицеливаясь ничего ахнул. Там все равно еще мгновение и его бы сожрали. Смотрю они сразу отклонились. Горючего было - только до дома дотянуть, не до боя. С РСами мы на штурмовку ходили. Весь 41-й на штурмовку летали и на разведку. Несколько раз летали мы на прикрытие, но это не отложилось. При этом нам штурмовки и разведки не засчитывались

Показать источник
Автор: Запись и литературная обработка:
Артем Драбкин
Просмотров: 1246

Комментарии к статье (0)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Апр >
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Сотрудничество
Реклама на сайте




Реклама