Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Статьи
Отправить другу

Расклад сил и баланс интересов

В отношении России американская администрация ставит целью обеспечить себе В марте 2008 г. прошли выборы президента Российской Федерации. Осенью аналогичные мероприятия ждут избирателей в США. Меняется руководство двух великих государств, которые в значительной степени влияют на ход мировой истории и на развитие военно-политической обстановки в мире. Именно о том, какая она в настоящий момент, возможных перспективах ее развития и как она влияет на безопасность России пойдет речь в предлагаемом ниже читателям журнала материале.

В целом большинство политиков характеризуют военно-политическую обстановку в мире как стабильную, с сохранением очагов напряженности на Ближнем Востоке (прежде всего вокруг иранской ядерной программы и Афганистане), Закавказье и Балканах. Существенное влияние на развитие военно-политической обстановки оказывает уже не столько решение, а навязчивое стремление США к размещению элементов противоракетной обороны (ПРО) на территории Польши и Чехии, а также развертывание передовых военных баз в Болгарии и Румынии.

Соединенные Штаты продолжают курс на сохранение доминирующей роли в мире. Основные усилия военно-политического руководства США сосредоточены на продвижении своих интересов на постсоветском пространстве, возвращении утраченных позиций лидерства в Латинской Америке. Особое внимание также уделяется разрешению иранского кризиса, стабилизации обстановки в Ираке и Афганистане.

При этом внутри США усиливаются противоречия между Белым домом и демократическим большинством в конгрессе. В основном это связано с проводимой президентом Д. Бушем и его командой внешней политики. На этом фоне растет волна недовольства американского общества, вызванная в первую очередь затянувшимися кампаниями в Ираке и Афганистане.

Одной из главных задач внешнеполитического курса администрации Д. Буша остается "продвижение демократии по американскому образцу". В рамках ее осуществления американцы намерены не только поддерживать различные оппозиционные партии и политические силы в "недемократических" странах, но и предполагают в перспективе расширение роли военной составляющей и прямого применения силы. Особое значение придается расширению трансатлантического сообщества на всю Восточную Европу, Балканы и Южный Кавказ. Так, Грузии предполагается оказывать помощь в укреплении охраны границ, Украине - инвестиции в "развитие сотрудничества в сфере безопасности".

Ввиду явного провала политики Белого дома на Ближнем востоке, задача создания мирно сосуществующих друг с другом двух государств - израильского и палестинского, отошла на второй план. Главной задачей Вашингтона на Ближнем Востоке является наращивание международного давления на Тегеран с целью заставить его отказаться от ядерных амбиций и поддержки экстремистских группировок в Ираке, Ливане и на палестинских территориях.

В вопросах обеспечения энергобезопасности военно-политическое руководство США добивается увеличения объемов производства нефти и газа в мире за счет укрепления позиций ведущих американских компаний в государствах, располагающих солидными запасами углеводородов. В ранг приоритетной задачи возведена диверсификация маршрутов доставки энергосырья из Прикаспийского региона и Средней Азии в Европу и на мировые рынки в обход России.

Соединенные Штаты продолжают реформирование сухопутных войск экспедиционного типа, способных к быстрой переброске и развертыванию на удаленных ТВД, а также к немедленному началу боевых действий и ведению их в течение длительного времени без дополнительного усиления и обеспечения. Фото: US DEPARTMENT OF DEFENSE В отношении России американская администрация ставит целью обеспечить себе "недосягаемое" военное превосходство. Массированное наращивание военного потенциала дает Вашингтону основание в недалеком будущем для перехода к доктрине "сдерживания России", а впоследствии от доктрины "сдерживания" к доктрине "принуждения".

Ее сущность состоит в том, чтобы, опираясь на непреодолимую военную мощь, заставить Россию и другие государства, "не вписавшиеся" в политику США, подчиниться американскому господству. Задача ставится по недопущению возрождения России, что, по мнению американского руководства, несет угрозу реализации планов США по установлению безраздельного мирового господства.

Заметно активизировалась критика внутренней и внешней политики российского руководства. Россию обвиняют в отходе от демократического пути, ущемлении свободы слова, нарушении прав человека в России, использовании энергетического шантажа, проведении имперской политики по отношению к государствам постсоветского пространства, коррупции на всех уровнях государственной власти, антигуманности военных операций в Чечне, а также поставках российских вооружений в Иран и Сирию. На постсоветском пространстве Россию обвиняют во вмешательстве во внутренние дела Грузии и других государств бывшего СССР путем оказания на них экономического давления.

С целью изоляции России руководством США и их ближайших союзников определенные надежды возлагаются на возрождение санитарного кордона в лице прибалтийских государств, а также Украины, Грузии, Польши. При этом также учитывается неопределенность в создании союзного государства Россия - Белоруссия и возникающие противоречия между ними.

Белый дом рассматривает формирование региональных систем безопасности на территории СНГ как важную составляющую проводимого им курса на установление контроля над добычей и транспортировкой углеводородного сырья, предотвращение создания региональных систем безопасности под эгидой России, освоение потенциального театра военных действий в преддверии прогнозируемого обострения борьбы за энергоресурсы, подготовку контингентов национальных вооруженных сил стран СНГ для возможного проведения совместных операций в зонах конфликтов.

Предполагается, что активное участие США в формировании региональных систем безопасности и многонациональных миротворческих сил позволит Вашингтону достигнуть политического, экономического и военного доминирования в приграничных с нашей страной регионах в целях реализации своих интересов. В рамках создания региональных систем безопасности без участия России предполагается подключение к ним отдельных стран дальнего зарубежья, в том числе членов НАТО.

Основная ставка в создании этих региональных систем делается на Украину, Грузию, Азербайджан и Казахстан, претендующих на роль региональных лидеров. В Черноморско-Каспийском регионе в целом завершается процесс формирования (при содействии Вашингтона) региональной системы безопасности и многонациональных миротворческих сил на базе Организации за демократию и экономическое развитие - ГУАМ (Грузия, Украина, Азербайджан, Молдавия).

Предпринимаются попытки привлечь к деятельности данной структуры Казахстан. В Закавказье практически оформилась региональная система безопасности в рамках так называемого Пакта стабильности на Кавказе (Грузия, Азербайджан, Турция).

В Прикаспийском регионе Азербайджан и Казахстан все более активно втягиваются Вашингтоном в реализацию американской инициативы "Каспийская охрана", основной целью которой является создание региональной системы безопасности в районе Каспийского моря.

Возможные основные направления деятельности иностранных государств по недопущению возрождения России В Центрально-Азиатском регионе (ЦАР) США планируют опираться на Казахстан, неудовлетворенный отведенной ему ролью в интеграционных процессах на территории СНГ, который инициировал создание Союза центрально- азиатских государств (Казахстан, Узбекистан, Киргизия, Таджикистан).

Инициативу Казахстана активно поощряют США. Вашингтон рассчитывает, что в будущем удастся вовлечь участников проекта в реализацию американской концепции создания "Большой Центральной Азии" (страны ЦАР, Афганистан, Пакистан, Турция, а в перспективе и Иран), вывести центрально-азиатские государства из сложившейся системы политических, экономических и военных связей в рамках СНГ и создать на ее базе новую региональную систему безопасности у южных границ России.

С целью ослабления экономического потенциала и влияния России на страны ближнего зарубежья и снижения энергетической зависимости Европы от российских энергоресурсов оказывается противодействие в сфере получения Россией доступа к передовым технологиям (поправка Джексона-Вэника), ограничивается ее участие в мировом интеграционном процессе (непрямое противодействие вступлению в ВТО, через поощрение переговорных позиций марионеточных проамериканских государств), вводятся дискриминационные меры против российских компаний, в первую очередь производителей высокотехнологичной и конкурентоспособной продукции на мировом рынке.

Так, против создания Россией и Алжиром (при поддержке Ирана и Венесуэлы) мощного "газового картеля" используются меры давления с целью удержания от самостоятельных действий на мировом рынке энергоносителей. В рамках экономической изоляции Российской Федерации американцами осуществляются мероприятия по поиску альтернативных российским источникам энергоносителей, прежде всего природного газа, и маршрутов их транспортировки на Запад к основным потребителям в обход России.

Запад оказывает противодействие России в отношении прокладки дополнительного газопровода для увеличения объемов российского газа, поставляемого в Турцию по "Голубому потоку", а также в реализации проектов поставки в Европу туркменского и казахского газа через территорию России (подписание Россией и Италией протоколов о намерениях в строительстве газопровода "Южный поток").

При этом (при поддержке США) наиболее активное противодействие оказывается со стороны восточноевропейских "новичков" (особенно Польши) в реализации проекта строительства Североевропейского газопровода.

С целью нарушения сложившегося баланса взаимного стратегического ядерного сдерживания в свою пользу, Пентагон продолжает работу над проектом развертывания элементов ПРО в Восточной Европе. По замыслам Пентагона третий позиционный район американской системы ПРО на территории Европы (ТПР) должен быть введен в боевой состав к 2011 г. В перспективе ТПР может быть усилен за счет расширения возможностей уже созданных и строительства новых баз противоракет и новых РЛС в других странах.

Среди возможных кандидатов на размещение компонентов ПРО США Пентагоном рассматриваются такие европейские государства как Великобритания, Болгария, Венгрия, Норвегия, Румыния, Словакия. Среди азиатских государств (по мнению иностранных военных специалистов) такими кандидатами являются Азербайджан, Турция, Япония.

Также рассматривается возможность развертывания средств ПРО морского базирования в окружающих Россию морях (Черное, Средиземное, Японское, Берингово).

Следует отметить, что несмотря на проблемы в испытаниях стратегической ПРО наземного базирования, в разработке морского эшелона американского противоракетного щита наблюдается определенный прогресс. Успешно испытана ракета-перехватчик с корабля, поразившая баллистическую мишень. Кроме того, был апробирован радар мобильной системы THAAD, развернутой поблизости от пусковой установки ракеты-мишени и полученные им данные передавались на корабельные командные пункты ПРО.

Основными достоинствами морских систем ПРО являются их высокая мобильность и возможность оперативной дислокации в международных водах вблизи от источника угрозы. Тем самым снимается вопрос (зачастую весьма чувствительный) о развертывании американских противоракетных площадок на территории иностранных государств.

Вероятно, что на данном этапе развития глобальной противоракетной архитектуры Пентагон сделает ставку на наращивание морской компоненты ПРО, что в отличии от наземных перехватчиков встречает двухпартийную поддержку и в конгрессе.

Другим немаловажным фактом в стремлении США нарушить сложившийся баланс сил является невыполнение американской стороной взятых на себя обязательств по различным договорам в области сокращения или ограничения вооружений.

Так, в разрез с Договором СНВ часть шахтных пусковых установок МБР переоборудуется в пусковые установки противоракет системы ПРО. В ВМС США (на подводных лодках типа "Огайо") пусковые установки БРПЛ "Трайдент-1" переоборудуются в пусковые установки КРМБ.

В нарушении Договора о РСМД с целью отработки системы ПРО, США продолжают летные испытания новых баллистических ракет-мишеней, по существу являющихся баллистическими ракетами средней дальности наземного базирования; создаются и используются ударные БЛА ("Предатор", "Хантер", Х-45, -46, -47), что аналогично созданию крылатых ракет средней дальности.

Военно-морские силы Соединенных Штатов по боевому и численному составу превосходят флоты всех остальных государств мира, взятых вместе. Фото: US DEPARTMENT OF DEFENSE В нарушении Конвенции о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду, Соединенные Штаты осуществляют работы по исследованию воздействия электромагнитного излучения на геофизические процессы. Проводятся работы по исследованию влияния высокочастотного излучения на свойства ионосферы в интересах подавления радиоэлектронных средств и линий связи противника, на окружающую среду в целях воздействия на метеорологические условия, а также разработке новых принципов противоракетной обороны, основанных на создании в ионосфере высокоэнергетических плазменных областей, перекрывающих ракетоопасные направления.

США продолжают навязывать государствам-членам НАТО свою точку зрения на решение важнейших вопросов международной безопасности, в том числе в отношении адаптированного ДОВСЕ. Сохранение режима ограничений вооруженных сил в Европе объективно отвечает интересам государств Европы. Для США ДОВСЕ не имеет такого значения, так как является сдерживающим фактором реконфигурации их военного присутствия на континенте.

В целом США не намерены укреплять столь необходимый Европе режим контроля над обычными вооружениями, и используют международно-договорную систему и вооруженные силы исключительно в качестве инструмента для достижения своих геополитических целей.

США целеустремленно продолжают политику, направленную на расширение НАТО в сторону российских границ. Практически решен вопрос о вступлении в этом году Албании, Македонии (против нее выступила только Греция, так как имеет область с аналогичным названием) и Хорватии. Несмотря на то, что Вашингтон усиленно проталкивал "грузинскую и украинскую темы", постоянный совет НАТО окончательного решения об их вступлении пока не принял.

Следует отметить, что в готовой в военно-техническом отношении к вступлению в НАТО Хорватии, более 60 процентов ее населения против вступления страны в блок. Устремление Албании и Македонии в НАТО не подкреплены реформами в области государственных институтов, оборонных ведомств, а также технического оснащения вооруженных сил. Что касается Украины, там за вступление в НАТО ратует не более 10% населения.

Одним из подходов к достижению своих целей в военной составляющей, при проведении политики давления на Россию, Вашингтон рассматривает также и усиление роли сил общего назначения.

Продолжается реформирование сухопутных войск "экспедиционного" типа, способных к быстрой переброске и развертыванию на удаленных ТВД, а также к немедленному началу боевых действий и ведению их в течение длительного времени без дополнительного усиления и обеспечения.

Параллельно продолжается реализация программы по реконфигурации американского военного присутствия за рубежом с учетом планов оперативного наращивания войск (сил) в стратегически важных районах, а также дополнительных возможностей, появившихся в результате расширения НАТО на Восток.

Активно проходят работы по оснащению вооруженных сил США высокотехнологичными средствами вооруженной борьбы нового поколения. Большая часть средств, выделенных на разработку и приобретение вооружения и военной техники, ориентирована на автоматизированные системы и высокотехнологичные образцы ВВТ новых поколений.

НАТО проводит ряд мероприятий по дальнейшей трансформации ОВС блока для решения задач по урегулированию обстановки в "кризисных регионах мира" с применением национальных и многонациональных воинских формирований (для обеспечения своих экономических интересов, в том числе и энергетической безопасности).

Продолжается разработка новой стратегической концепции альянса, которая должна четко определить стратегические цели НАТО в новых условиях. Первостепенная роль отводится проведению операции в Афганистане, так как это первая полномасштабная военная операция вне зоны ответственности НАТО, результат которой должен во многом определить способность альянса к применению военной силы в любой регион мира и место НАТО в мировой политике.

Однако в настоящее время на передний план встал вопрос о размещении элементов американской ПРО на территории Европы. На данный момент внутри блока укрепляются расхождения во взглядах между союзниками по осуществлению этого проекта, поскольку руководство некоторых государств блока осознает, что укрепление безопасности США будет вестись при одновременном ее понижении для европейских союзников.

Целый ряд стран высказывается за формирование третьего позиционного района ПРО США только при согласовании этого вопроса с российской стороной. Наиболее реальным вариантом европейцы видят создание натовской системы ПРО при конфигурации более приемлемой для России. Сторонниками этой идеи выступают Германия, Франция и ряд малых стран НАТО. Другая группа, состоящая из государств Восточной Европы (Польша, Румыния, Болгария, прибалтийские государства), целиком и полностью поддерживают позицию США.

Европейский Союз не отстает от НАТО в вопросе наращивания военного потенциала. Особое внимание уделяется разработке новой концепции применения сил реагирования Евросоюза в рамках мероприятий по обеспечению энергетической безопасности.

Предпринимаются практические шаги по диверсификации источников и маршрутов поставок углеводородов в Европу с одновременным проведением линии на минимизацию возможностей России участвовать в реализации перспективных проектов строительства объектов нефтегазовой транспортной инфраструктуры в Юго-Восточной Европе.

Это связано с обострением международной конкуренции за доступ к источникам углеводородов, жесткой зависимостью Евросоюза от одного поставщика (до 50 процентов природного газа импортируется из России), а также наличием конфликтных ситуаций по транзиту российского газа через территорию Украины и Белоруссии.

Кроме того, Евросоюзом учитывается нестабильная политическая ситуация на Ближнем Востоке и Северной Африке. Для реализации своих планов, страны Евросоюза намерены вдвое увеличить целевую финансовую помощь центральноазиатским государствам на развитие энергодобывающих отраслей промышленности и транспортной инфраструктуры.

При этом просматривается явная направленность Евросоюза на обеспечение долгосрочного доступа европейских стран к сырьевым ресурсам Центральной Азии в интересах диверсификации их поставок в Европу. В ближайшей перспективе следует ожидать повышение активности европейских миссий по получению данных в сфере энергетики в России и государствах СНГ.

Кроме того, в рамках Евросоюза разработан план строительства газопровода "Набуко", который будет обеспечивать доставку природного газа из Центральной Азии в Европу в обход Черного моря, через территории Азербайджана, Грузии, Турции, Болгарии, Румынии и Венгрии.

Остановимся более подробно на складывающейся военно-политической обстановке в регионах, влияющих непосредственно на безопасность Российской Федерации.

Основным источником ущемления российских интересов на Северо-Западе остается руководство прибалтийских государств. Поощряемое США и странами Запада, руководство этих государств по-прежнему стремится добиться от России уступок в области энергетической безопасности, транзита грузов, а также в закрытии проблем нарушения прав русскоязычного населения и жизнеобеспечения Калининградской области.

Кроме того, вновь не исключается постановка на повестку дня территориальных проблем и вопросов, связанных с "оккупацией и геноцидом" в отношении народов Прибалтики. Прикрываясь так называемой "угрозой наращивания российского военного присутствия на Балтике", руководители прибалтийских республик инициируют милитаризацию региона.

Одним из возможных вариантов рассматривается строительство на территории бывшего советского учебного центра в г. Палдиски (Эстония) военно-морской базы НАТО. В этот сценарий вписываются участившиеся визиты военных кораблей стран НАТО в Эстонию. С минимальным разрывом по времени сюда совершили заходы авианосец Великобритании, фрегат Германии, крупная плавбаза и крейсер ВМС США.

Продолжаются попытки некоторых стран Евросоюза блокировать строительство Североевропейского газопровода. Для противодействия планам строительства Североевропейского газопровода страны Северного совета Европы (Дания, Исландия, Норвегия, Финляндия, Швеция), а также Польша (в обход которой ведется строительство газопровода), приводя разного рода надуманные предлоги (вероятность разрыва газопровода и причинение значительного вреда экологии Балтийского моря, опасность подрыва на минах времен Второй мировой войны) пытаются скомпрометировать действия России и Германии, ведущих экономически выгодное для них строительство.

Проводятся попытки давления на компании, ведущих строительство газопровода, с помощью активистов различных правительственных, общественных организаций и средств массовой информации, которым позволено высказывание негативных тенденций строительства для "обойденных" государств, как в экономическом, так и политическом аспектах.

Не урегулированы противоречия в отношениях между Россией и Норвегией, связанные тем или иным образом вокруг статуса архипелага Шпицберген. Свидетельством тому являются факты задержания российских рыбопромысловых судов в рыбоохранной зоне вокруг архипелага Шпицберген, самостоятельно установленной Норвегией.

Анализ нынешней политики Норвегии в отношении архипелага Шпицберген позволяет сделать вывод о наличии у Осло конкретных задач: размывание демилитаризованного статуса архипелага и прилегающих к нему акваторий; создание условий для включения архипелага в состав страны как целостной единицы без каких-либо изъятий суверенитета.

Это связано с тем, что архипелаг и прилегающие к нему морские пространства рассматриваются Норвегией и НАТО в качестве важнейшего форпоста для обеспечения действий Североатлантического альянса. Стремясь укрепить юридическую базу своей оборонной составляющей на Шпицбергене, норвежцы активизировали координацию с США и другими странами НАТО в области научных исследований военно-прикладного характера и строительства объектов двойного назначения. В частности, развивается сотрудничество между Норвежским космическим центром и НАСА, в том числе по каналам Европейского космического агентства.

Подобные шаги непосредственно затрагивают российские интересы и способны ограничить возможности России по ведению хозяйственной, научно-исследовательской и иной деятельности на Шпицбергене и в регионе в целом.

На Западе, в противодействии России, прилагаются усилия по формированию коалиции антироссийски настроенных стран Центральной и Восточной Европы. Восточноевропейские "новички", среди которых особенно выделяются Польша, Чехия, Эстония, Литва и Румыния, в свою очередь, все активнее подталкивают НАТО и Евросоюз к проведению конфронтации с Россией.

Они усматривают появление дополнительных возможностей на российском направлении вследствие наращивания военного сотрудничества с США, особенно в сфере стратегической ПРО, полагая в этом для себя гарантию поддержки со стороны Вашингтона на случай трений с Россией или оппонентами из числа государств Евросоюза. Варшава, Прага, Таллин, Вильнюс и Бухарест полагают необходимым перейти от нажима на Москву по отдельным открытым вопросам (типа "мясного эмбарго" в отношении Польши, возобновление поставок нефти в Литву, "исторические споры" и др.) к комплексному и согласованному "наступлению" на российском направлении.

По их мнению, это позволит ближайшим восточноевропейским союзникам США играть ключевую роль в определении политики НАТО и Евросоюза в отношении России, существенно повысить свой вес внутри альянса и "единой Европы". Они активно продвигают в европейских структурах идею выработки "стратегии сдерживания России" (ранее с подачи США озвученную нынешним украинским премьер-министром Юлией Тимошенко).

Восточноевропейские радикалы не только используют блоковую солидарность как щит от ответных действий России, но и фактически заставляют первых лиц альянса и "единой Европы" занимать все более твердую позицию в отношении России. Это усиливает уже имеющиеся трения России с НАТО и Евросоюзом.

Показать источник
Автор: Анатолий Куликов
Просмотров: 1653

Комментарии к статье (0)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Апр >
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Сотрудничество
Реклама на сайте




Реклама