Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Статьи
Отправить другу

Превентивная политика и военная сила

Военные доктрины многих государств не исключают превентивных ударов. Как заявил в ноябре 2005 г. глава российского военного ведомства Сергей Иванов, "Минобороны выступает за реализацию принципа превентивности в деятельности по обеспечению обороны и безопасности страны". При этом было подчеркнуто, что превентивность включает в себя "не только нанесение ударов по бандформированиям и группировкам террористов, но и другие действия упреждающего характера, имеющие целью предотвращение возникновения различных угроз до того, как возникнет необходимость в принятии крайних мер для их нейтрализации".

К сожалению, как таковая полемика о превентивности в политике вообще и о превентивных ударах в частности отсутствует. Реально обсуждаются лишь военно-технические аспекты проблемы (с точки зрения оценки возможностей отечественного вооружения). Между тем, как представляется, первичной в проблеме превентивности является именно политическая сторона, поскольку речь идет о готовности и способности субъектов политики действовать упреждающе, да и прерогатива принятия решения о применении военной силы принадлежит власти.

Вместе с тем заслуживающих внимания источников по данной проблематике насчитывается не так уж и много, а беглого ознакомления с источниковой базой достаточно для уяснения факта, что в изучении проблемы превентивности преобладают исследования зарубежных авторов.

Рассмотрение действий субъектов политики по предотвращению, заблаговременной нейтрализации угроз требует определения пределов легитимных действий, чтобы безудержное стремление обеспечить собственную безопасность не превратилось в эгоистичную реализацию собственных интересов за счет других. То есть решение проблемы превентивности в немалой степени определяется балансом легитимности и легальности. Вообще следует разобраться, что такое превентивная политика и как превентивность может быть реализована посредством использования военной силы.

Не доходить до крайних мер

Анализ военно-доктринальных документов ряда государств, документов международных организаций, лексикона ученых и политических деятелей показывает, что когда говорят о превентивности, то речь чаще всего идет о действиях комплексного характера, так или иначе направленных на предотвращение войн, политических конфликтов и кризисов.

Вопрос о том, как следует предотвращать и избегать войн и крупномасштабных вооруженных конфликтов, традиционно относится к центральным проблемам политики и политической науки. Несомненно, наличие сильной и боеспособной армии является важным (а порой и решающим, хотя и не единственным) сдерживающим фактором, позволяющим предотвратить политический шантаж и развязывание агрессии. Вместе с тем взгляды на применение военной силы, ее роль в обороне и предотвращении войны за последние годы претерпели значительную эволюцию. Впрочем, реалии заставили подвергнуть серьезной трансформации и само понятие обороны.

Так, в ФРГ закреплено самое широкое видение обороны. Авторы "Директивы по оборонной политике" вполне резонно утверждают, что современная оборона не может быть сведена лишь к отпору вооруженных сил агрессора по периметру границ страны или блока НАТО, оборона же "включает в себя предотвращение конфликтов и кризисов, преодоление кризисов совместными международными усилиями". При этом оборона должна обеспечивать адекватное отражение угроз, в том числе и террористического и асимметричного характера, которые могут возникнуть в любое время, в любой точке мира и могут быть направлены против каждого. Вывод в связи с этим сделан небезынтересный и весьма категоричный: безопасность Германии в современных условиях должна обеспечиваться и защищаться в любой точке планеты, в том числе и посредством применения бундесвера, и оборону неправомерно стеснять какими-либо географическими ограничениями.

Э. Картер и У. Перри, стоявшие ранее во главе оборонного ведомства США, в книге "Превентивная оборона" утверждают, что "превентивная оборона - это оборонная стратегия Соединенных Штатов в двадцать первом веке, ориентированная на опасности, которые при недостаточном внимании к ним могут перерасти в реальные угрозы выживанию США. Эти опасности пока не являются угрозами, которые нужно сдерживать или с которыми нужно бороться; пока эти опасности могут быть предотвращены". При этом превентивность, отмечается в этой работе, достигается за счет предотвращения появления опасных тенденций "прежде, чем возникнет необходимость в крайних мерах. Эта стратегия рассматривает факторы, представляющие угрозу безопасности США, и возможность их предотвращения". Такой подход к предотвращению опасностей предусматривает использование для решения задач превентивной обороны как собственно политических, так и экономических и военных средств.

"Неблагодарное занятие"

Защита территории постепенно утрачивает для Запада приоритет среди спектра задач обороны, все более сосредоточивающейся на защите иных величин, материальная природа которых выражена в меньшей степени. То есть в процессе организации обороны при определении баланса между материальной и духовной субстанциями предпочтение все в большей степени отдается в пользу последней.

Если же проанализировать все более утверждающиеся сегодня за рубежом взгляды на функциональное предназначение вооруженных сил, то также нельзя не увидеть выраженную тенденцию тяготения к ценностной сфере. По крайней мере именно продвижение идей демократии и укрепление доверия между народами определены в большинстве стран НАТО в качестве важнейшей функции вооруженных сил.

При этом вооруженные силы все активнее используются для решения проблем самого широкого спектра, нередко весьма далеких от классических функций армии. Так, в последние годы получила развитие концепция "операций невоенного типа", проводимых при самом активном участии вооруженных сил.

Цель этих операций состоит вовсе не в военной победе и физическом уничтожении противника - действия армии направлены на реализацию в конкретном регионе национальных интересов того или иного государства (или интересов коалиции государств), которые заключаются в предупреждении и локализации кризисов и конфликтов, в утверждении или сохранении своего влияния.

При этом поставленные цели достигаются преимущественно посредством формирования у конфликтующих сторон - объекта воздействия заданного алгоритма - поведения и изменения мировоззренческих установок.

Нередко высказывается мнение, что превентивность как деятельность остается неблагодарным занятием. Действительно, если такие действия увенчались успехом, это далеко не всегда может быть должным образом оценено, поскольку крайне редко можно однозначно установить прямую зависимость достигнутого результата от принятых мер, которые предотвратили эскалацию насилия. Если же превентивность не увенчалась успехом, то анализа причин неудач, как правило, не происходит. Обычно имеют место лишь выводы наиболее общего характера (вроде того, что меры были предприняты слишком поздно или были недостаточно энергичными).

Звучат и ссылки на наличие у конфликтов непознаваемой имманентной динамики протекания, что ограничивает возможности воздействия извне. В итоге превентивность с большими трудностями формируется как целостная и последовательная концепция.

Очевидно, что превентивность сама по себе не является самостоятельной сферой действий, скорее, она представляется как производная величина, образующаяся на стыке других направлений политики (внешней, оборонной, экономической, экологической, социальной и т.д.), которые должны дополнять друг друга для получения требуемого (упреждающего) результата.

Рассматривая инструменты и ресурсы превентивной политики, пытаясь понять, в какой мере можно отождествлять превентивность с применением военной силы в экстренных случаях, следует учитывать, что политический, военный и гражданский компоненты кризисного менеджмента должны идти рука об руку. Иначе говоря, для предотвращения современных конфликтов, недопущения разгорания пламени из искры требуется, говоря словами отечественного военного мыслителя А. Свечина, "интегральный полководец", способный и уполномоченный свести воедино все усилия превентивной политики.

Новый потенциал угроз

Изучение практики разрешения международных конфликтов позволяет выделить ряд условий успешной превентивной деятельности. Во-первых, превентивные меры должны предприниматься во многих сферах (а не только в военной). При этом может осуществляться давление на лиц, принимающих политические и военные решения, а также воздействие на референтные группы общества. Во-вторых, для предупреждения негативного развития событий требуются согласованные действия различных государств, международных и неправительственных организаций. В-третьих, военный компонент в урегулировании продолжает играть важную роль, и такое положение, по всей видимости, сохранится еще длительное время. При этом сложилась достаточно парадоксальная ситуация: государства и международные институты безопасности для предотвращения эскалации насилия в том или ином регионе все же предпочитают прибегать к использованию военной силы (или же демонстрируют решимость ее применить).

Все более широкое распространение получают сегодня внутригосударственные конфликты, в которых нет традиционного противостояния двух руководимых государствами армий. Происходит смешение военных и криминальных действий, размывается грань между внутренней и внешней безопасностью, при этом конфликтующие стороны предпочитают прибегать к асимметричным действиям.

Распространение оружия массового уничтожения, стремление экстремистских групп получить доступ к нему, революция в военном деле, основанная на высоких технологиях, высокая уязвимость современных обществ в своей совокупности образуют относительно новый потенциал угроз. Все эти обстоятельства размывают сложившуюся в новое время и тщательно оберегаемую государством монополию на ведение войны и применение силы. Притязание государства на использование военной силы, приводившее ранее к многочисленным войнам, все же оказало в целом стабилизирующее влияние на исторический процесс вследствие соблюдения всеобщего запрета на применение силы. Приватизация же насилия и войны, "возврат в средневековье" ведут к разрушению достигнутой стабильности, а процесс протекания войн и конфликтов становится при этом все менее прогнозируемым.

Все более многоликими становятся и причины конфликтов. Попытки добиться самоопределения преимущественно посредством применения насилия, фундаментализм, идеологический и религиозный экстремизм, терроризм, классические региональные конфликты и борьба за власть, разрушение окружающей среды и истощение ресурсов и многое другое формируют потенциал конфликтов будущего, которые рано или поздно могут вылиться в открытое применение силы. Немалые опасности таит в себе и неравномерность в развитии тех или иных регионов. Как показывает действительность, благодатную питательную почву для развития политики, способной прибегнуть к насилию, создают именно те государства, в которых власть слаба и существует масса нерешенных проблем социально-экономического характера. Нередко на их территории ведутся боевые действия, а оттуда насилие легко распространяется по всей стране и за ее пределами. По крайней мере можно с уверенностью говорить, что наибольшим конфликтным потенциалом обладают именно те регионы нашей страны, где наиболее остро стоят социально-экономические и иные проблемы. Недавние трагические события в Нальчике лишний раз подтверждают, что эксперты не зря бьют тревогу о ситуации, складывающейся в республиках Северного Кавказа, а их мрачные прогнозы, к сожалению, нередко сбываются.

Как не допустить конфликтов

Ознакомление с некоторыми источниками показывает, что сложился - по крайней мере за рубежом - ряд подходов к пониманию сущности и классификации превентивной политики применительно к недопущению и разрешению прежде всего международных конфликтов:

1. Превентивность представляет собой последовательные и заблаговременные усилия государств и их коалиций, международных институтов безопасности по предотвращению кризисов с выраженной тенденцией к эскалации насилия, а также по трансформации тех конфликтов, которые уже ведутся с применением насилия, в более мирные, менее ожесточенные формы. Существо же превентивности состоит не в избегании, а в устранении причин конфликта, в воздействии на процессы, ведущие к применению насилия и его эскалации.

2. Конкретные механизмы и инструменты превентивной политики, применяемые на различных этапах конфликта, могут существенно отличаться друг от друга. Ведь нельзя отрицать, что на этапе зарождения конфликта применяемые инструменты и способы урегулирования будут совершенно отличны от тех, которые могут быть использованы в ходе активной фазы конфликта или же в процессе налаживания мирной жизни.

3. В зависимости от глубины воздействия на причины конфликтов и быстроты получения результатов зарубежные исследователи выделяют оперативную и структурную превентивность. Под оперативной превентивностью подразумевается комплекс краткосрочных мероприятий, которые имеют целью немедленное прекращение (предотвращение) эскалации конфликта или отказ сторон от участия в нем. Для этого предусмотрены мероприятия гражданского характера (например, посредничество в урегулировании конфликта, применение санкций, стимулирование определенных действий и т.д.) или так называемого военного кризисного менеджмента, которые можно использовать на различных этапах конфликта. В свою очередь, структурная превентивность предполагает среднесрочные и длительные по времени мероприятия, направленные на глубинные причины кризисов и конфликтов. Применяемый в этом случае инструментарий отличается исключительно широким спектром мер, которые включают в себя и преодоление социально-экономической отсталости, и экологическую политику, и контроль над распространением вооружений, и содействие региональной интеграции. Сюда же могут быть отнесены использование мер по устрашению наиболее агрессивных участников конфликта, достижение баланса сил, формирование систем коллективной безопасности, обеспечение монопольного права ООН на установление порядка легитимного использования силы.

В то же время прецеденты ведения военных операций НАТО без санкции ООН (например, против Югославии), по мнению некоторых западных политологов, неизбежно ведут к "эрозии запрета на использование силы", ставшего одним из важнейших завоеваний человечества в ХХ веке.

Опасный рубеж

Зарубежные исследователи отмечают, что успех превентивности в значительной степени обусловлен наличием у политического субъекта воли и стремления повлиять на ситуацию. На принятие политических решений существенное воздействие могут оказать реализация интересов тех или иных групп, результаты анализа соотношения расходов и ожидаемых результатов, а также степень поддержки обществом превентивных действий. Как утверждается, эффективность превентивности может быть стеснена суверенитетом государства, наличием запрета на вмешательство в его внутренние дела.

Вместе с тем такая позиция далеко не бесспорна и чревата самыми непредсказуемыми последствиями. Переход грани, за которой лежит нарушение сложившихся норм международного права, является весьма опасным, ведущим в конечном итоге к тому, что Гоббс назвал "войной всех против всех" - bellum omnium contra omnes.

Превентивность в ряде случаев может оказаться лишь предлогом для достижения эгоистических целей в ущерб интересам других. Наглядным примером может послужить достаточно свободное толкование приоритета принципа защиты прав человека перед, например, принципом территориальной целостности и суверенитета государства. Более того, все еще имеют место случаи сознательного поощрения национализма и сепаратизма. По крайней мере распад Югославии являет собой наглядный пример действия механизма, как особое выделение принципа самоопределения среди других принципов международных отношений, предоставляет возможность "легитимно крушить многонациональные государства". Не следует также забывать, что в современных условиях, благодаря беспрецедентным возможностям СМИ, необходимая поддержка со стороны общественного мнения может быть достигнута достаточно легко.

Важной проблемой превентивной политики - в ее структурном либо оперативном измерении - является разрыв между наличием информации о кризисных явлениях и заблаговременными действиями по их предотвращению. Вместе с тем сведения о причинах конфликта и факторах, благодаря которым конфликт перерастает в кризис, а затем, возможно, и в силовое противоборство, могут быть самыми разнообразными. В сборе же и анализе информации, предоставлении ее в том или ином виде общественности участвует самый широкий круг экспертов. Как весьма метко выразился германский исследователь Йоханнес Фарвик, "это, скорее, исключение, когда кризисы или войны "вспыхивают" внезапно". "Как правило, у них длительный период предварительного развития, который поддается анализу и реально ему подвергается, - продолжает Фарвик. - Широкая общественность (а иногда и политические группировки, не прибегающие к консультациям экспертов и отвергающие их) при наступлении кризиса или войны оказывается словно пораженной молнией, экспертов же, специализирующихся по тому или иному региону или по определенной проблематике, редко можно ошеломить".

Действительно, прогнозы многих представителей экспертного сообщества относительно кризисного развития того или иного региона отличаются высокой точностью и основаны на глубоком знании обстановки и умении делать верные выводы. Ведь не было "секретом полишинеля", что превращение Афганистана под властью талибов или Чечни в лагерь сбора для экстремистов и террористов окажет дестабилизирующее воздействие на соседние регионы. Зоны возможных конфликтов, как правило, всесторонне проанализированы специалистами, потенциал их угрозы описан достаточно подробно, однако надлежащие меры предупредительного характера предпринимаются далеко не всегда.

Не упустить момент

Давно отмечена тенденция, что в процессе предотвращения и преодоления конфликтов сегодня все чаще происходит смешение традиционных ролей военнослужащих в направлении интеграции военных, полицейских и гражданских административных функций (а также функций социального работника). И если для устранения причин конфликтов востребованы в основном невоенные ресурсы, то в процессе преодоления конкретных кризисов военные средства по-прежнему играют важную роль, по-прежнему оставаясь крайним средством политики. Видимо, представлениям о возможности погасить конфликт, прибегая лишь к невоенным средствам, пока суждено оставаться иллюзией.

Важным условием эффективного применения военной силы для предотвращения кризисов выступает определение наиболее благоприятного момента ее применения. Условиями наиболее благоприятного момента для вмешательства армии в конфликт могут быть относительно невысокая затрата средств; создание - по возможности - убедительной угрозы; достижение максимального политического эффекта. При этом наиболее подходящий момент для вмешательства вооруженных сил в конфликт может не совпадать с моментом достижения наибольшей поддержки такого вмешательства общественностью. Внимание общества и власти к очагу кризиса чаще всего возникает уже после эскалации конфликта. То есть может сложиться ситуация, когда общественное мнение будет поддерживать применение вооруженных сил именно тогда, когда благоприятный момент для вмешательства уже позади.

Большинство зарубежных исследователей сходятся во мнении, что военная сила - скорее, не крайнее, а чрезвычайное средство превентивности. Аргументированное мнение о функциональном предназначении военной силы в превентивной политике высказано бывшим председателем военного комитета НАТО К. Науманном. По его мнению, роль военных средств в ходе кризисного реагирования состоит в сдерживании процесса взращивания из кризисов вооруженных конфликтов. Вместе с тем все еще требуют своего разрешения вопросы относительно того, кто принимает решения о допустимых пределах превентивного применения военной силы и на основе каких норм международного права следует ее применять.

Когда бить первым

Попробуем составить представление, какое место в превентивной политике и в соответствующих действиях вооруженных сил могут занимать превентивные удары. По всей видимости, возможности превентивных ударов имеют свои пределы, и круг задач, которые можно решить с их помощью, весьма конкретен и довольно ограничен.

Вместе с тем в военном деле превентивная война (также как и превентивные удары) - далеко не новация. В свое время нашим военным классиком А. Свечиным была высказана интересная мысль, что Генеральный штаб должен заблаговременно разработать различные варианты применения армии, чтобы страна была готова отреагировать на любое угрожающее развитие обстановки. Такой подход можно считать одним из способов практической реализации принципа превентивности с применением военной силы. Превентивными же войнами, по мнению Свечина, "являются войны, провоцируемые одним государством ввиду того, что усиление соседа угрожает ему в будущем войной, которую придется вести в условиях худших, чем те, которые складываются в настоящий момент". Превентивная война (от лат. praevenio - опережаю, предупреждаю) ведется для упреждения противника ввиду явной угрозы нападения с его стороны. "Термин широко используется буржуазной пропагандой для маскировки и оправдания империалистической агрессии", - считалось в советское время. За последнее время появились "исследования", в которых утверждается, что нападение Германии на Советский Союз как раз и было превентивным ударом против "большевистской опасности".

Различные аспекты превентивной войны рассматривались многими теоретиками, ее развязывание предусматривалось и предусматривается военными доктринами многих государств. В США доктрина превентивных ядерных ударов (против СССР) имела хождение в годы президентства Г. Трумэна. В наши дни там серьезно рассматривается возможность нанесения ядерных ударов по террористам. Теория превентивной войны была распространена и в нашей стране. Как известно, убежденным сторонником превентивной войны Советской России против империалистических держав был Л.Д. Троцкий.

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Май >
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
Сотрудничество
Реклама на сайте




Реклама