Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама
http://bk63.ru/ стандарт iso 9001.

Вопросы окупации Латвии
Отправить другу

«Преступный сговор» или о пользе внимательного чтения пропагандистских шедевров

В планах редакции Народного Портала давно было намечено подробно осветить не только события конца восьмидесятых – начала девяностых годов, в результате которых мы сейчас имеем то, что имеем, но и более давнюю историю – обстоятельства вхождения Латвии в состав СССР в 1940 году. Власть предержащие сделали все от них зависящее, чтобы те давние события представляли интерес не только для историков – ведь на постулатах об «агрессии» СССР против Латвии и «оккупации» последней держится все чахлое правовое обоснование внутренней политики нынешней ЛР.

Не станем попусту интриговать читателя, и сразу откроем ему то, что не является особым секретом. Официальная мифология ЛР относительно событий тридцатых-сороковых годов столь же неадекватна, как и относящаяся к периоду 1988-1991 годов. Для того, чтобы верить ей нужно очень сильно захотеть ей поверить.

А теперь к делу. В силу особенностей официальной истории ЛР рассказ о событиях лета 1940 года нельзя не предварить рассказом о более ранних событиях, а именно о событии, имевшем место 23 августа 1939 года – пресловутом «Пакте Молотова-Риббентропа».

Тем, кто застал времена Атмоды, нет нужды напоминать о значении даты 23 августа для борцов за национальное возрождение. Этот день имел поистине сакральный смысл – в этот день толпы стремительно пробуждающегося народа торжественно пели, плакали, рыдали и скорбели о растоптанной коваными сапогами свободе и независимости. К этой знаменательной дате были приурочены самые, как сказали бы сейчас, продвинутые рекламные акции, разработанные бесспорными мастерами своего дела из соответствующих зарубежных структур. Надо сказать, что и сейчас энтузиасты нет-нет, да и попытаются приурочить к этой знаменательной дате какое-нибудь мероприятие. Но уже нет былого порыва, и все тусовки у памятника "Отечеству и свободе" смотрятся лишь как жалкие отголоски былого величия...

Именно в августе 1939-го, согласно официальной исторической мифологии, и начались все беды первой республики. Утверждается примерно следующее: 23 августа 1939 года был заключен договор о ненападении между СССР и Германией, сам по себе являвшийся преступным сговором двух диктаторов. К договору был приложен секретный дополнительный протокол, согласно которому два агрессора – СССР и Германия - договорились о разделе и совместной оккупации территорий восточной Европы. На основании и во исполнение этих договоренностей СССР и совершил агрессию против Латвии, окупировав и аннексировав ее территорию. Естественно, что акт подобного содержания (договоренность о разделе территории и оккупации третьих стран) не может иметь никакой юридической силы, и должен быть признан изначально незаконным. А признание его незаконным автоматически делает незаконным и вступление Латвии в состав СССР.

Вот, например, цитата из «Декларации об оккупации», принятой Сеймом ЛР 22 августа 1996 года: «Развитие Латвии как независимого государства прервал заключенный двумя тоталитарными державами – национал-социалистической Германией и коммунистическим СССР - 23 августа 1939 года договор о ненападении (пакт Риббентропа-Молотова), целью которого было разделить Европу на сферы влияния».

Лебер в своем исследовании «Юридические последствия пакта Молотова-Риббентропа для балтийских государств» решительно утверждает: «Наконец, действия Советского Союза надо расценивать в свете пакта Молотова-Риббентропа, в результате которого Балтийские страны были включены в сферу интересов Советского Союза. В Секретных протоколах пакта были раскрыты агрессивные намерения Советского Союза и Германии ... Соответствие целей между пактом Молотова-Риббентропа 1939 г. и присоединением Балтийских стран к СССР годом позже документально подтверждают архивные материалы Германии, которые стали доступны с 1945 г.». Об «архивных материалах Германии» мы еще скажем отдельно, а пока попробуем сами выяснить, насколько вышеприведенные трактоваки соответствуют действительности.

Прежде всего отметим, что сам по себе договор о ненападении между Германией и СССР, подписанный 23 августа 1939 года в Москве (собственно «пакт Молотова-Риббентропа») никакого отношения к статусу Прибалтики вообще не имеет, как говорится, по определению. Таким образом, вопрос о собственно договоре можно сразу считать закрытым.

Однако, по существу, дело не в самом пакте, а в секретном дополнительном протоколе к нему, содержащем обязательства Германии по невмешательству в прибалтийские дела. Именно на нем делала акцент пропагандистская кампания в исполнении НФЛ под руководством соответствующих организаций нынешних хозяев земли латвийской. Именно этот протокол азартно требовали признать не имеющим силы с момента подписания от Съезда народных депутатов СССР. Съезд, в конце концов, согласился с этим, правда, никакого значения для правового статуса Латвийской ССР это согласие не имело, и вообще, статус секретного протокола мало кого в Латвии мог заинтересовать с юридической точки зрения (почему – расскажем чуть позднее). С этим протоколом связано много достаточно интересных моментов, которые мы оставим за рамками настоящей статьи. Главное – оригинальный текст этого протокола до сих пор не найден (появившиеся в последние годы сообщения о якобы находке оригиналов протокола не подтверждаются – смотри, например интернет сайты http://www.hrono.ru/dokum/pakt1939.html или http://www.whoiswho.ru/russian/Password/journals/12000/secret.htm ,или книгу Ю.Мухина «Антироссийская подлость». М., 2003., стр. 134-138). Имеются только копии этого документа, в отношении которых у многих имеются достаточно серьезные основания предполагать если не подделку, то, по крайней мере, искажение первоначального текста. Однако мы пойдем самым простым путем – для целей нашего исследования предположим, что текст протокола в том виде, в котором он был запущен в пропагандистский оборот на западе, и в котором фигурирует сейчас, подлинный. Доставим такую радость последователям официальной мифологии.

Боюсь, правда, что эта радость при чтении статьи будет для них последней. Потому как прямые доказательства того, что секретные договоренности СССР и Германии не предусматривают никаких противоречащих международному праву агрессивных действий СССР в Прибалтике, содержатся даже в том тексте секретного протокола, что фигурирует сейчас в историко-пропагандистском обороте. Приведем этот текст полностью. Прочитайте его внимательно, вчитываясь в каждое слово и вникая в смысл.

«СЕКРЕТНЫЙ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ПРОТОКОЛ

При подписании договора о ненападении между Германией и Союзом Советских Социалистических Республик нижеподписавшиеся уполномоченные обеих сторон обсудили в строго конфиденциальном порядке вопрос о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе. Это обсуждение привело к нижеследующему результату:

1. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Прибалтийских государств (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва), северная граница Литвы одновременно является границей сфер интересов Германии и СССР. При этом интересы Литвы по отношению Виленской области признаются обеими сторонами.

2. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского Государства, граница сфер интересов Германии и СССР будет приблизительно проходить по линии рек Нарева, Вислы и Сана.

Вопрос, является ли в обоюдных интересах желательным сохранение независимого Польского государства и каковы будут границы этого государства, может быть окончательно выяснен только в течение дальнейшего политического развития.

Во всяком случае оба правительства будут решать этот вопрос в порядке дружественного обоюдного согласия.

3. Касательно юго-востока Европы с советской стороны подчеркивается интерес СССР к Бессарабии. С германской стороны заявляется о ее полной политической незаинтересованности в этих областях.

4. Этот протокол будет сохраняться обеими сторонами в строгом секрете.

Москва, 23 августа 1939 года»

(Документ опубликован в книге "Документы внешней политики, 1939 г., ч. 2", издание Министерства иностранных дел Российской федерации. Москва 1992., здесь приведен по изданию «Год кризиса. 1938-1939». Сборник документов в 2-х томах. М., 1990.)

Прочитали? Самое время задать себе некоторые вопросы и сделать некоторые выводы.

Думаю, что многие читатели, прочитавшие текст протокола впервые, сейчас крайне удивляются – а где же в этом тексте запрятан пресловутый «противоречащий международному праву сговор агрессоров о разделе и оккупации третьих стран»? Где и как в этом тексте юридически сформулированы агрессивные намерения сторон по насильственному переделу европейской политической карты? Оказывается, ничего подобного в тексте нет.

Больше того, оказывается, что все пункты секретного протокола гипотетичны, и их действие предполагается только «в случае». Если случится территориально-политическое переустройство упомянутых государств, то договоренность действует. Не случится – не действует. И все! И ни слова о том, что какая-то из сторон собирается осуществить это самое «территориально-политическое переустройство». В протоколе нет никаких взаимных обязательств СССР и Германии насильно или по их согласию реформировать, перестроить, аннексировать и т.п. прибалтийские государства. Ни о чем подобном СССР и Германия не договариваются, следовательно никаких международно-правовых норм не нарушают.

Впрочем, отдельными яркими представителями такого неблагодарного ремесла, как латвийская юриспруденция (например, небезызвестным профессором Боярсом) утверждается, что этот протокол нарушал имевшиеся договоры между Латвией и СССР, даже говорится, что СССР вступил во враждебную Латвии коалицию с Германией. Но даже очень уважающий Боярса человек не сможет не задать робкий вопрос: а где в секретном протоколе что-то подобное записано? Где в четырех пунктах протокола затаилось обязательство или намерение СССР напасть на Латвию либо помочь тому, кто на нее нападет либо еще каким-то образом оказать на нее воздействие? Желающие могут поискать, а мы пойдем дальше.

Нужно четко понимать одно. Раздел сфер интересов – это не раздел стран, и не договоренность о захвате стран. Это не более чем взаимное самоустранение двух держав от политической активности за пределами определенной совместно установленной линии. И не более того. Именно этого «самоустранения» Германии от вмешательства в ход событий в Прибалтике и не могут простить подлецу Риббентропу. Правящая верхушка прибалтийских лимитрофов так расчитывала на заступничество идейно близкого им Гитлера перед лицом диких азиатских орд, а тот взял, и умыл руки, отказавшись от не имеет.

Предвижу некоторые возражения. Те из сторонников официальной мифологии, у которых тринадцатилетнее процветание в независимой Латвии еще не вышибло из головы остатки советского образования, могут напрячь все отпущенную им Всевышним логику и возразить примерно следующее: СССР и Германия безусловно имели ярко выраженные агрессивные намерения, но по соображениям особой деликатности не хотели слишком явно такие намерения выражать, поэтому вынуждены были изъясняться туманными формулировками, полунамеками и эзоповым языком.

Позволю себе не согласиться с подобной логикой. Протокол был секретным, к публикации не предназначался, и Молотову с Риббентропом не было никакого смысла выражаться иносказательно. Так что всем скептикам придется смириться с крайне прискорбной для них реальностью – секретный протокол выражал всю договоренность сторон, выражал именно то, о чем стороны договорились, и никакого подтекста не имел.

Зная об упорстве последователей официальной мифологии, я не рискну вот так просто взять и закончить обсуждение содержания секретного протокола. Плетью буквального, грамматического толкования текста не перешибешь обух глубокой национальной веры. Посему рассмотрим еще одно доказательство того, что договоренности, достигнутые между СССР и Германией в августе 1939 года не предусматривали никаких агрессий, оккупаций и т.п. Для этого нам могут послужить последующие официальные мнения сторон (письма, ноты, документы и т.п.). В правовой науке есть такой термин – аутентичное толкование документа, то есть толкование документа стороной, составившей документ или участовавшей в его составлении. Вполне естественно, что стороны, составившие секретный протокол, должны были лучше, чем кто бы то ни было понимать его содержание. Соответственно, нам стоит поинтересоваться официальными мнениями сторон – СССР и Германии. И нам, к счастью, есть где искать.

Сделаем небольшое лирическое отступление.

Году в 88-м – 89-м, когда прибалтийские Народные фронты активно клеймили пресловутый пакт, как в корне противоречащий высоким принципам ленинской национальной политики (да-да, уважаемые молодые читатели, мотивировки были именно такие), в стране стали издаваться различные сборники внешнеполитических документов предвоенного периода. Причем не только официозные советские издания. Творческая интеллигенция, высвобождаясь из удушающих пут советской цензуры, подобно неразумным детям, тащила в рот все, что попадало под руки. При этом те, кого принято именовать прибалтийской интеллигенцией (не будем отступать от общепринятого определения), подхватили родовой недуг российской демшизы – клиническую неспособность вникнуть в смысл написанного и напечатаного (даже самим собой, не говоря уже о других). Скажем, в 1989 году в Литве был перепечатан изданный еще в 1983 году в Нью-Йорке двухтомный сборник документов из немецких дипломатических архивов. Сборник, естественно, касался советско-германских отношений. Составитель сборника, бывалый борец за свободу Ю.Фельштинский, ничтоже сумняшеся, разбавил опубликованные после войны в США немецкие документы вырезками из «Правды» и «Известий», набросал небольшое предисловие и выпустил сборник в свет. Ю.Фельштинский, как достойный представитель заслуженной российской демшизы, и литовцы, перепечатавшие сие творение, очевидно, не нашли в себе сил вникнуть в содержание многих из приведенных в книге документов. Как и большинство их братьев по разуму – российских и прибалтийских демократических интеллигентов, они удовлетворялись наличием в предисловии кодовых слов типа «преступный сговор», «аннексия и оккупация», «кровавый тиран Сталин». После такого солидной пропагандистской инъекции демшизе отказывали последние остатки разума. И мы должны быть ей за это чрезвычайно признательны. Ведь многие документы из этого сборника при их внимательном изучении ясно и четко показывают полное отсутствие юридической связи между «пактом» и событиями 1940 года в Прибалтике, и некоторые из них мы еще упомянем в данной статье в качестве доказательств нашей позиции. Так что в данном случае кретинизм борцов за демократию оказал нам добрую услугу.

Впрочем, мы отвлеклись. Не только в зарубежных сборниках можно найти интересующие нас сведения. В 1991 году «Военно-исторический журнал» опубликовал текст немецкой ноты от 22 июня 1941 года о начале войны, которая сразу после нападения на СССР, послу СССР в Берлине. Так вот в этой ноте немцы сами подробно и обстоятельно разъяснили, в чем состоял смысл «разграничения интересов»: «суть этих договоров состояла ... в разграничении сфер интересов путем отказа германского рейха от любого влияния в ... Латвии, Эстонии и Литве». Вообще, немцы обвиняли СССР именно в НАРУШЕНИИ секретных московских договоренностей. Приведем обширную цитату из этой ноты: «В Москве во время разграничения сфер влияния правительство Советской России заявило министру иностранных дел рейха, что оно не намеревается (выделено мной – С.М.) занимать, большевизировать или аннексировать входящие в сферу его влияния государства... Таким образом, вся Прибалтика вопреки категорическим заявлениям Москвы (выделено мной – С.М.) была большевизирована... Оккупация и большевизация Советским правительством территории Восточной Европы и Балкан, переданных Советскому Союзу правительством рейха в Москве в качестве сферы влияния, полностью противоречат московским договоренностям» (выделено мной – С.М.).

Вот такие пироги. И сам имеющийся текст секретного протокола, и его официальное толкование германской стороной, четко и ясно показывает – никаких противоправных договоренностей о разделе и захвате третьих стран он не содержал. Больше того, события лета 1940 года не только юридически никак не связаны с пресловутым «секретным сговором», но и происходили ВОПРЕКИ ему!

В принципе, вышеприведенных сведений должно вполне хватить для того, чтобы любой здравомыслящий человек составил окончательное мнение о характере советско-германских договоренностей августа 1939 года и о том, насколько они «способствовали» вхождению Латвии в состав СССР. Однако предвижу скепсис некоторых заслуженных участников атмоды, которые могут усомниться: «Нельзя всерьез воспринимать немецкую ноту от 22 июня 1941 года, как это пытается делать недобросовестный автор! Немцы в этот момент не были беспристрастны – они искали оправдания для нападения на СССР и им любое лыко было в строку – они вполне могли извратить смысл секретных договоренностей в сиюминутных целях! Этот источник некорректен!».

Заслуженных деятелей надо уважать. Исключительно ради них мы еще раз попробуем выяснить, как же все-таки Германия и СССР понимали положения секретного протокола, и для этого обратимся к другому периоду советско-германских отношений, а именно к лету 1940 года, когда советско-германские отношения были еще вполне нормальными (насколько вообще могут быть нормальными отношения двух диаметрально противоположных систем). В уже упомянутом сборнике «СССР-Германия. 1939-1941» опубликована советско-германская дипломатическая переписка по «бессарабскому вопросу» – в связи с возвращением СССР Бессарабии, оккупированной Румынией в 1918 году.

Вспомните текст протокола по данному предмету. «С советской стороны подчеркивается интерес СССР к Бессарабии. С германской стороны заявляется о ее полной политической незаинтересованности в этих областях». Если принять точку зрения, что раздел сфер интересов равнозначен договоренности о разделе и оккупации, то для СССР все должно было быть не просто, а очень просто. Занять Бессарабию войсками, и, либо вообще не извещать об этом Германию, либо в рабочем порядке сообщить – мол, во исполнение наших договоренностей мы заняли Бессарабию, примите и прочее. Логично? Ведь если уже есть договоренность о разделе и оккупации, то к чему лишние церемонии?

А теперь обратимся к дипломатической переписке. 23 июня Молотов сообщает послу Германии в Москве Шуленбургу, что «разрешение бессарабского вопроса не терпит дальнейших отлагательств... и что советское правительство... намерено использовать силу, если румынское правительство отвергнет мирное соглашение». Если, подобно фанатам официальной мифологии, считать, что секретный протокол 1939 года представлял собой договоренность о разделе и оккупации территорий, то вполне логичен был бы ответ Шуленбурга в духе: «Да ради бога, мы же уже с вами обо всем договорились».

Но Шуленбург, равно как и Молотов, прекрасно знал, в чем суть договоренностей августа 1939 года, и поэтому с удивлением ответил Молотову: «Такое решение советского правительства является для меня неожиданным... Я считал, что советское правительство будет настаивать на своих претензиях к Бессарабии... но не предпримет самостоятельных действий для их реализации...» Позже Шуленбург писал в Берлин: «Я... попросил не предпринимать никаких решительных шагов, пока германское правительство не выработает определенную позицию по отношению к намерениям советского правительства». И далее еще десять страниц о том, как СССР уламывал Германию не мешать ему возвращать украденное. Уламывал, несмотря на все пакты и протоколы... Кстати, то, что нарком Молотова не возмущался позицией Германии и не выступал с наездами в стиле: «Я не понял!», а терпеливо уговаривал Германию не мешать действиям Советского Союза, попутно доказывает, что не только Германия, но и СССР точно понимал положения секретного протокола – никаких прав и полномочий Советском союзу занимать какие бы то ни было территории договоренности 1939 года не давали, и, следовательно, ссылаться на них бессмысленно. Именно поэтому во всех своих действиях летом 1940 года в Прибалтике СССР никогда не ссылался ни на какие пакты и протоколы – и юридические, и фактические основания действий СССР были совершенно другими, не имеющими никакого отношения к «пакту».

Прекратим, наконец, убеждать закоренелых скептиков и вернемся к обычному читателю. Его вполне может охватить некоторое смятение: за последние годы ему прожужжали все уши, что пресловутый «преступный пакт Молотова-Риббентропа» – это циничный и беззаконный сговор о разделе Европы и оккупации суверенных стран, но из текста этого договора и из его трактовки немцами следует, что не только ни о какой оккупации, но даже и о занятии части территории или о военных базах речи не шло. А ведь на вопли о том, что именно этот пакт якобы дал Советскому Сюзу право на «оккупацию и аннексию» Латвии, и что только этот преступный пакт и являлся основанием для действий СССР летом 1940 года, было истрачено столько бумаги и стараний, что если бы удалось обратить их в полезное русло, то латышская культура вплне могла бы сейчас достичь такого же расцвета, как в брежневские времена. У читателя поневоле возникнет вопрос: так что же, неужели все эти крикуны не понимали бредовости своих криков? Они ведь давно размахивали текстом секретного протокола – неужели у них не хватало ума этот самый текст хотя бы прочесть и вникнуть в его смысл?

Отвечу просто. Есть, дорогие товарищи, такое слово – пропаганда. Не могу сказать за представителей титульной нации (последние годы приучили нас к тому, что тут можно ожидать самых блистательных проявлений интеллекта – поэтому я готов поверить в то, что многие из них просто неспособны вникнуть в достаточно простой текст), но в отношении их западных кураторов уверен – они все это прекрасно знали и понимали, что к праву их действия никакого отношения не имеют. Также, как и в случае с нацистскими преступниками – легионерами. Также, как и во время агрессии против Югославии. Также, как и при развязывании агрессивной войны против суверенного государства Ирак. Также, как и во многих других случаях. И нам следует четко осознавать – вся шумиха и истерика вокруг «пакта», все попытки связать его с вхождением Латвии в состав СССР – не более чем достаточно хорошо проведенная пропагандистская операция. Причины, по которым для акцентированной пропаганды был избран именно этот пакт, сами по себе крайне интересны, но их изложение потребовало бы написания отдельной статьи, поэтому, с позволения читателей, мы этой темы касаться не будем. Для нас хватит вывода о том, что попытки юридически обосновать связь «пакта Молотова-Риббентропа» и вхождения Латвии в состав СССР не стоят бумаги, на которой печатаются. Пропаганда – да, право... извините.

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2018 Сегодня < Июл >
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама