Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Статьи
Отправить другу

Посол её величества Тони Брентон о терактах в Лондоне и экстрадиции Ахмеда Закаева

Похоже, пророчества о Третьей мировой сбываются. Причем война эта не просто запрограммирована в далеком или близком будущем человечества, а уже началась. Формального объявления ее не было, но вызов брошен. Всему остальному миру его сделали международные террористы. Он ежедневно гремит взрывами и выстрелами в "горячих точках" планеты. И, судя по всему, это действительно главная битва в мировой истории. Ее ключевые сражения разворачиваются на наших глазах. Очередная знаковая атака экстремистов произведена 7 июля в Лондоне, а попытка ее повторения 21 июля, две недели спустя. О том, что может последовать дальше, шла речь на встрече посла Великобритании в России Тони Брентона с журналистами, среди которых был и корреспондент "ВПК".
- Я был в Лондоне, когда это произошло. Поэтому могу лично свидетельствовать, каким шоком стали теракты и для города, и для страны в целом. Должен также сказать, насколько мы были тронуты поддержкой, полученной со стороны международного сообщества и со стороны России, когда произошли эти ужасные события. Здесь, в Москве, когда я вернулся в посольство, нас просто завалили цветами, письмами и телефонными звонками со словами поддержки. Я был потрясен тем, что мы получили поддержку от людей, переживших теракт в театре на Дубровке. 14 июля, как раз перед минутой молчания, которую мы объявляли в память о жертвах террористических актов в Лондоне, мне позвонил министр иностранных дел Лавров... Все это свидетельствует об одном: и Британия, и Россия тесно сплотили свои ряды в попытке противостоять терроризму.

Теракты в Лондоне, теракты в Беслане - это нападения не просто на одну из наших стран. Это нападение на весь цивилизованный мир. И мы намерены работать вместе, чтобы искоренить ужасную угрозу, которая нависла над всеми нами.

- После терактов 11 сентября США атаковали те государства, откуда, как считают в Вашингтоне, исходила угроза национальной безопасности Америки. Можно ли ожидать чего-то подобного от Великобритании?

- Теракты были и до 11 сентября. Просто 11 сентября стало тем тревожным сигналом, тем звонком, который пробудил всех ото сна и наглядно продемонстрировал, насколько велика опасность. После 11 сентября мы ужесточили наши законы для того, чтобы бороться с терроризмом, и многие другие страны сделали это. В Европе был выработан ряд скоординированных мер, направленных на борьбу с терроризмом. Но когда что-то подобное происходит в твоем родном городе, это слишком явно свидетельствует о степени опасности. И, конечно, после того что произошло, мы еще раз тщательно проанализируем наше законодательство, все пункты посмотрим: не упустили ли мы что-нибудь и что можно еще улучшить. Из каждого инцидента извлекается урок, и то, что произошло в Лондоне, не исключение. Но сейчас мы находимся только на ранних этапах расследования и анализа этого события. Мы уже знаем, кто это совершил, но о том, какие уроки из этого можно извлечь, говорить пока еще рано.

- Могут ли теракты в Лондоне повлиять на сроки вывода британских войск из Ирака?

- Нет.

- Есть ли, на ваш взгляд, связь между объявлением Лондона столицей Олимпийских игр и терактами?

- Я уверен: связи никакой нет. Очевидно, что теракты были тщательно спланированы. И это планирование началось задолго до принятия решения относительно проведения Олимпиады. После того как Лондон был выбран столицей Олимпиады, люди ликовали, гордились собой и городом, думали, как наилучшим образом провести эти игры, чтобы получился фестиваль, на котором показали бы все самое лучшее, достигнутое человечеством. И тем сильнее был тот шок, который мы все испытали на следующий день. Он сбросил нас с высот, где мы парили в этом возвышенном духовном состоянии, в узкую и низкую лощину. И это было очень жестким напоминанием о темных сторонах человеческой натуры.

И в Лондоне, в Великобритании, и здесь, в России, мы помним, что в нашей жизни есть плохое, есть зло. Но тем сильнее стремление сделать Олимпиаду такой, чтобы она превалировала над злом, которое таят в себе эти теракты.

- Какие пути практического сотрудничества между Россией и Великобританией вы видите в борьбе с терроризмом? Планируется ли использовать опыт, накопленный российскими специалистами в этой сфере? Намерена ли Великобритания в связи с терактами в Лондоне ужесточить визовый режим?

- Что касается практических областей сотрудничества, то, наверное, большая часть этой работы останется невидимой, поскольку в основном она будет включать в себя сбор и обмен информацией по террористам, террористическим организациям. Нам хотелось бы наладить эффективный обмен такого рода сведениями между соответствующими службами.

Кроме того, мы планируем развивать сотрудничество по контролю над финансовыми потоками, по удержанию телефонных звонков, электронных писем. Недавно была встреча в Европе, где эти вопросы обсуждались и были достигнуты договоренности. Надеемся развивать подобное сотрудничество, направленное на борьбу с терроризмом, со многими странами, включая Россию.

Что касается визового режима, то пока что нет никаких планов изменять его. По крайней мере, в ближайшее время. У нас уже создана достаточно эффективная система, позволяющая препятствовать доступу в Великобританию террористов и лиц, подозреваемых в терроризме. Поэтому, думаю, для обычных законопослушных россиян здесь никаких изменений не будет.

- Можно рассказать более детально, как будет развиваться антитеррористическое сотрудничество между европейскими, британскими и российскими спецслужбами? Как совместными усилиями повысить безопасность на транспорте, в других местах массового скопления людей?

- Конкретные наработки у нас уже есть. И, кстати, это сотрудничество касается не только взаимодействия между спецслужбами. Оно налаживается и по линии Министерства финансов - в том, что касается контроля за финансовыми потоками, и по линии Министерства связи - что касается удержания телекоммуникационных данных, по другим направлениям.

С некоторыми странами у Великобритании эти связи уже наполнены конкретным содержанием. С Россией мы пока только учимся налаживать взаимодействие, обмен информацией о террористах и террористических группах. Теперь есть новый импульс для развития такого сотрудничества, выхода его на новый уровень и высокое качество.

- Как в Лондоне расценивают заявления российских политиков и военных о возможности нанесения превентивных ударов по террористам в любой точке мира, где они будут обнаружены?

- Что касается превентивных ударов, то мы, безусловно, хотим найти способы борьбы с международным терроризмом, которые, с одной стороны, соответствовали бы принципам международного права, а с другой - эффективно защищали бы наших граждан от событий, подобных тем, что произошли в Лондоне. Одна из кампаний, в которых участвует Британия - война в Афганистане, где мы свергли режим, бывший прибежищем для "Аль-Каиды" и способствовавший взращиванию международного терроризма. Такие операции, на мой взгляд, являются правильными и необходимыми, поскольку делают мир более безопасным.

- В последнее время в связи с присутствием в Британии Ахмеда Закаева вновь заговорили о двойных стандартах. Как вы прокомментируете эти заявления? При каких условиях Закаев может быть экстрадирован в Россию?

- Одна из целей, которую преследуют террористы, - нарушение и свержение западных ценностей, включая демократию и независимую судебную систему. Если мы пойдем у них на поводу и нарушим принципы верховенства права, это будет для террористов большой победой. Мы не намерены давать им возможности завоевать ее.

Господин Закаев защищен британским законодательством в той же мере, что и любой другой человек, живущий в Британии. Если российские власти предоставят нам достаточные доказательства того, что он участвовал в террористических актах, совершал их, он будет экстрадирован. Поэтому вопрос о двойных стандартах не стоит.

- Некоторые правозащитники, международные организации заявляют, что правительства ряда стран под маркой борьбы с терроризмом пытаются решить внутренние проблемы, нередко нарушая при этом права своих граждан. Как вы полагаете, имеют место подобные явления в Великобритании и России?

- Могу точно сказать, что мое правительство не использует теракты как предлоги для того, чтобы нарушать права человека. Я лично придерживаюсь той точки зрения, что если вы нарушаете права человека таким образом, то только способствуете террористам, а не боретесь с ними. С другой стороны, мы ужесточили законодательство после терактов 11 сентября и других. И сейчас мы снова будем заниматься ужесточением нашего законодательства. Чтобы те, кто использует данные им свободы для совершения терактов, не могли этого делать. Смысл в том, чтобы найти оптимальный баланс: с одной стороны, дать правоохранительным органам достаточно полномочий для защиты невинных граждан, с другой - чтобы они могли эффективно бороться с теми, кто эти права нарушает. В тех странах, где, по нашему мнению, этот баланс не выдерживается, мы озвучиваем свою позицию.

- Не сократился ли в последнее время приток российских туристов в Великобританию?

- Снижения, конечно же, нет. Я надеюсь, что российских туристов не отпугнут события, происшедшие в Лондоне. Число россиян, приезжающих в Великобританию, растет на 20 процентов каждый год. Это и туристы, и те, кто приезжает по делам, с образовательными целями. Мы приветствуем такой людской поток, потому что это способствует укреплению связей между нашими странами, облегчает взаимопонимание.

- Во многих государствах мира прошли акции в память о жертвах терактов в Лондоне. В частности, жители городов в разных частях света почтили память погибших граждан Великобритании минутами молчания. В России ничего подобного не было. Как вы реагируете на то, что Россия, скажем так, более спокойно отнеслась к трагедии в вашей стране?

- Я не думаю, что Россия отнеслась к этому более спокойно. Просто разные страны реагируют на такого рода события по-разному. Я точно знаю, что для России проблема терроризма крайне актуальна. И, судя по тому, что я видел в посольстве, россияне очень сильно нам сопереживали и сочувствовали. Вне зависимости от того, в каких странах прошли эти две минуты молчания, в каких нет, я знаю, что в глубине души мы едины, и у нас одинаковое отношение к этому ужасу.

- Как вы относитесь к высказываниям некоторых журналистов, что во всем, что сейчас происходит в Англии, виновато правительство Великобритании?

- Это достаточно любопытный подход. Британское общество является одним из наиболее открытых, цивилизованных, совершенных с точки зрения верховенства права. В нем существует среда, в которой люди могут реализовывать свои возможности. И мне очень сложно найти какую-то взаимосвязь между обществом, которое существует с такими высокими стандартами, и теми, которые убивают невинных людей.

- Великобритания входит в европейскую тройку по диалогу с Ираном. Как вам видятся перспективы решения иранской ядерной проблемы? Как Лондон относится к сотрудничеству Москвы и Тегерана в области ядерной энергетики?

- Во-первых, мы по-прежнему уверены в том, что Иран не будет приобретать ядерного оружия. И диалог направлен на то, чтобы обсудить с ним возможные пути выхода из этих ситуаций с тем, чтобы в государстве не было планов по наращиванию ядерных вооружений. Это очень сложный процесс, и то, что он продолжается, уже само по себе достижение, которое вселяет большой оптимизм.

Россия играет в этом процессе большую роль, потому что у Москвы очень тесные связи в ядерной сфере с Тегераном. И России понятнее не меньше, чем нам, что Иран не должен приобретать ядерного оружия. Думаю, что, работая в таком формате - Россия, три европейских страны и США, - мы найдем самый оптимальный способ решения этой сложной проблемы.

- Некоторые западные политики высказывают озабоченность в связи с укреплением вертикали власти в России, изменением избирательной системы в РФ. Им не нравится, например, что теперь губернаторы назначаются. Звучат заявления о сужении информационного поля в России, о "разгроме" компании "Юкос". Вас волнуют эти проблемы?

- Я согласен с мнением президента Путина по этим вопросам. Выступая со своим посланием в апреле, он говорил о потребности в независимости и верховенстве права для России, что СМИ должны быть более открытыми к оппозиционным партиям, что налоговые органы не должны терроризировать бизнес. Это его слово - "терроризировать". Он говорил также о такой системе, в которой при назначении губернаторов должно приниматься во внимание мнение местного населения. Мы с нетерпением ждем, когда российское государство решит все те проблемы, которые президент перечислил в своем послании.

- Готова Великобритания передать России председательство в "большой восьмерке?

- На саммите в Глениглсе, где наряду с проблемой терроризма были затронуты и другие важные вопросы, в частности касающиеся Африки, изменения климата, председательствовала Британия. В начале следующего года председательство переходит к России. Знаменательно, что президент Путин заявил о намерении продолжать ту работу и те начинания, которые были сделаны в Глениглсе, особенно в таких вопросах, как энергетика и энергетическая безопасность.

Мы же решили всемерно расширять наше содействие России с тем, чтобы оказать ей максимальную поддержку в период председательства в "большой восьмерке". Развитие сотрудничества между Евросоюзом и Россией будет одним из важнейших аспектов во время нашего председательства в ЕС. В особенности мы будем следить за тем, чтобы саммит ЕС - Россия, назначенный на 4 октября, прошел успешно. Предстоит огромная работа по подготовке к этому саммиту. Одно из основных направлений, которые мы планируем развивать, - энергетический диалог Россия - ЕС. Только что были выделены довольно большие деньги на реализацию восьми проектов на Северном Кавказе. Это проекты самого разного плана, в том числе и двусторонние с Британией. Надеемся, что это позволит открыть новый этап в решении проблемы в этом регионе России с помощью ЕС.

Кроме того, актуален вопрос о будущем договора о сотрудничестве между ЕС и Россией. Срок его действия скоро заканчивается, и нам нужно подумать, что будет дальше.

Показать источник
Автор: Егор Макаренко
Просмотров: 310

Комментарии к статье (5)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Фев >
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728     
Сотрудничество
Реклама на сайте




Реклама