Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Статьи
Отправить другу

Почему вымирают русские

Недавно издательством “Эксмо” в серии “Горячая линия” был издан сборник статей ученых-демографов под названием “Почему вымирают русские”. Посвящен он, как нетрудно догадаться, демографической ситуации в России.

Среди этих материалов, внушающих мало оптимизма, особое внимание привлекает статья доктора медицинских наук И.А. Гундарова “Демографическая катастрофа в России: причины и пути преодоления”. Соображения руководителя лаборатории системных исследований здоровья Государственного научно-исследовательского центра профилактической медицины им. Манзурова показались достаточно интересными, чтобы кратко изложить их читателям “Росбалта”.

За годы перестройки и последующей эпохи Ельцина — Путина депопуляция российского населения приняла угрожающие масштабы. Ни наука, ни медицина не смогли предложить эффективных мер преодоления демографической катастрофы. Ни от правительства, ни от парламента не поступило адекватных программ возрождения количества и качества населения — основное внимание приковано к достижению экономического благосостояния. Однако, для того, чтобы решить проблему депопуляции экономическими путями, требуется увеличить ВВП страны до 3-5 триллионов долларов, а при планируемых темпах экономического роста такой уровень недостижим в ближайшие 50 лет.

Следовательно, считает автор статьи, необходимо найти прорывные неэкономические технологии для выхода из практически безвыходной ситуации. Согласно приведенным в статье цифрам, Россия переживает не нормальный демографический переход, а деградацию, напоминающую по скорости и масштабам эпидемию. Эта эпидемия – «сверхсмертность».

Уровень смертности в 90-е годы поднялся в 1,5 раза по сравнению с серединой 80-х годов. За 90-е годы от фактора “сверхсмертности” Россия потеряла более 5 млн. человек. При этом отсутствие широкого обсуждения истинного положения дел указывает на стремление скрыть эпидемический характер вымирания населения.

Вместо этого внимание общества отвлекается на другие проблемы, имеющие гораздо меньшее значение — например, борьбу со СПИДом, на рекламу которой выделяются огромные средства, притом, что по данным Российского центра по профилактике и борьбе со СПИДом в 2002 г. официально зарегистрированных больных взрослых было всего 600 человек. Количество же взрослых людей, умерших в 90-е годы от сердечно-сосудистых заболеваний, исчисляется несколькими миллионами.

Излишне говорить, какие последствия несёт депопуляция для будущего страны. На данном этапе величина ежегодного уменьшения населения сохраняется на уровне 0,6-0,7% от общей численности ≈ каждый год население России сокращается на 800-900 тысяч. Это значит, что через 80 лет страна потеряет 50% населения, а освободившиеся территории займут мигранты из соседних, более благополучных в демографическом плане, регионов мира.

Кроме этой глобальной “перспективы”, Россию ждут два мощнейших удара в недалеком будущем — в 2013 и 2033 годах. Дело в том, что в период 1990-93 гг. произошло двукратное снижение числа родившихся. В начале 2010-х годов придет время идти в армию парням, родившимся в 1992-93 гг. Но их число окажется в два раза меньше, чем родившихся в 1989-90 гг. Возникнет острый недобор в армии, начнут закрываться вузы и предприятия из-за недостатка рабочих рук. В это же время в фертильный возраст вступят девушки, родившиеся в начале 90-х — и их также будет в два раза меньше, и потомства они дадут, соответственно, вдвое меньше, чем их сверстницы в начале 90-х.

Согласно расчетам демографов, через следующие 20 лет, в начале 30-х годов XXI века, в армию, вузы и на производство пойдет всего 20% от числа молодежи, которой располагала Россия в 90-х годах XX века. Следовательно, придется “укомплектовывать” российское общество иммигрантами, на 80% поставив себя в зависимость от чужих народов и культур.

Каковы же причины российской “сверхсмертности” и упадка рождаемости в 1990-е годы? Значимость основных общепризнанных причин — алкоголизации населения, табакокурения, избыточного потребления жиров, плохой экологической обстановки, ухудшения экономического положения и резкого падения уровня жизни — И. Гундаров ставит под сомнение.

По статистике, Россия даже сейчас не является самой курящей страной: согласно исследованиям, распространенность курильщиков среди взрослого населения не выросла. В экологическом аспекте Россия 90-х имела более благоприятные показатели, чем страны Запада. Падение промышленного производства, снижение выбросов вредных веществ, уменьшение химизации сельского хозяйства — всё это сыграло положительную роль в улучшении экологии.

Согласно исследованиям, к 1994-95 гг. россияне стали потреблять меньше жиросодержащих продуктов, во время реформ суточная калорийность питания населения уменьшилась на 11-15%.Экономическое положение россиян ухудшилось за годы реформ до уровня 1960-х годов ≈ однако, в 60-е смертность в СССР была самой низкой среди развитых государств мира. Достигнутый тогда уровень в 6,9 промилле (случаев на 1000 человек) до сих пор не превзойден ни одной страной мира. Следовательно, делает вывод Гундаров, Россия пока не опустилась до такого состояния бедности, которое могло бы явиться прямой причиной сверхсмертности.

Каковы же тогда основные причины российской демографической катастрофы? Автор статьи видит их, в первую очередь, в “духовном неблагополучии” населения России. “Эпидемия сверхсмертности” имеет следующие признаки: огромная скорость распространения; синхронное действие на огромных территориях; нераспространение на детей и стариков; преимущественное влияние на мужчин; неспецифический характер влияния. Остается предположить, что физическая жизнеспособность населения зависит не только от условий существования, но и от нравственной атмосферы и эмоционального состояния общества.

Начало эпохи реформ в России характеризовалось активной ломкой существующего мировоззрения, сменой критериев добра и зла, внедрением новых нравственных ценностей. Идеология индивидуализма и стяжательства, чуждая российскому внутреннему мироощущению, послужила причиной сильнейшего стресса, глубинной реакции отторжения, сопровождавшейся ростом смертности. При этом максимально высокий рост смертности — и такое же большое неприятие либеральных реформ — отмечен в 1990 годы в регионах вокруг Великого Новгорода, Пскова, Ярославля, Владимира. То есть в тех районах Центральной России, где у населения имелись самые древние национальные корни.

“Болезнь и смерть возникают не только от влияния сильных повреждающих воздействий, но и от неспособности организма противостоять им... Такие эмоциональные состояния, как уныние, безысходность, гнев, ведут к снижению жизненной устойчивости и увеличению риска смерти”, — пишет И. Гундаров.
Помимо этого, “негативная духовность” прямо отразилась и на возросшем количестве убийств и самоубийств, которые отражают, первые — агрессию и озлобленность, вторые — безысходность и потерю смысла жизни. Только с 1986 по 1995 годы число убийств в России выросло в 4 раза.

Проанализировав множество факторов, влиявших на жизнь российского общества в 90-е годы, автор делает вывод о существовании “закона духовно-демографической детерминации” — связи между психическим состоянием общества и сверхсмертностью. Отсутствие жизненных перспектив перед индивидуумом и всем обществом, потеря своих нравственных ориентиров и неприятие навязанных извне — вот основные причины “смертной тоски”, овладевшей большей частью населения России.

Выходом из сложившейся ситуации может быть только нахождение населением и властью чётких жизненных ориентиров, необходимость мобилизовать психическую энергию для демографического возрождения. “Структура оздоровительных мер должна состоять на 20% из усилий по повышению экономического уровня жизни и на 80% — психологического благополучия. В первую очередь — это достижение социальной справедливости в обществе и нахождение смысла жизни”, — пишет И. Гундаров.

Либерализация экономики и навязывание рыночной модели развития не явились тем самым “русским проектом”, о необходимости которого неоднократно высказывались видные ученые, политологи, общественные деятели. Население России, увы, “проголосовало” вымиранием в ответ на вызовы “нового порядка”.
В том случае, если не будет найдена адекватная, устраивающая большинство населения модель существования страны, никакие удвоения ВВП и стабильно высокие цены на нефть не спасут Россию от попадания в “Красную книгу” истории.

Автор статьи “Демографическая катастрофа в России: причины и пути преодоления” видит выход в сочетании конвергентного социализма (соединения частно-капиталистической модели хозяйствования с государственной социальной системой) в экономике с демократическим характером политической власти. Возможно, и это не является панацеей...

Однако, если обществу не будет предложен приемлемый и понятный большинству населения путь развития, то цифры нашей демографической катастрофы молчаливо обрисуют мрачную перспективу российского государства.

Показать источник
Автор: Павел Житнюк
Просмотров: 1401

Комментарии к статье (1)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2019 Сегодня < Мар >
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама