Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Небольшие рассказы
Отправить другу

Первые залпы войны

Как уже мы сообщили, 25 декабря исполнилось 99 лет старейшему читателю «Красной звезды» генерал-лейтенанту артиллерии Степану Ефимовичу Попову. Предлагаем вашему вниманию отрывок из его воспоминаний.

В начале 1941 года я командовал 576-м артиллерийским полком 167-й стрелковой дивизии и оканчивал первый курс Военной академии имени Дзержинского. С 5 мая полк находился в лагерях в 25 километрах восточнее Саратова. Это был обжитой военный постой: ослепительно-белые палатки, цветники, красно-желтые линейки. Мы настойчиво занимались боевой подготовкой - учили бойцов стрелять из карабина, пользоваться ручными гранатами, рыть окопы, сооружать убежища, читать карты, ориентироваться ночью, ходить по компасу при заданном азимуте... А еще - ездить верхом на лошади, выполнять обязанности орудийного номера, выдвигать двухтонную гаубицу на позицию, буквально за пять минут готовить ее к бою, добиваясь большой точности и эффективности стрельбы, особенно по бронированным и высокоманевренным целям. Тренировались непрерывно, до полного автоматизма. Занятия проводились круглые сутки...

День 22 июня запомнился мне на всю жизнь. У нас проходили конно-спортивные соревнования. Скачки на полевом ипподроме были в самом разгаре, как вдруг и зрители, и всадники как по команде бросились к воротам, застыли у репродуктора, прикрепленного к телеграфному столбу. Подойдя, я услышал знакомый голос Молотова... Так в нашу жизнь вошла война.

23 июня полк, поднятый по тревоге, погрузил в железнодорожные вагоны вооружение, лошадей и амуницию и несколькими эшелонами отправился на запад. Везли нас почти без остановок - сплошная «зеленая улица». А навстречу уже двигались поезда, до отказа набитые беженцами; поражала сутолока на станциях. В небе стали появляться самолеты противника, и я приказал привести счетверенные зенитно-пулеметные установки в готовность номер один, подготовить для стрельбы по снижающимся воздушным целям ручные и станковые пулеметы. Организовали также противопожарную команду, установили сигналы воздушной тревоги...

Ждать налетчиков пришлось недолго. Утром 27 июня, как раз перед Жлобиным, где нам предстояло выгружаться, в воздухе появилось звено истребителей «Мессершмитт-109». Загремел дробный пулеметный стук. Эхом отозвались оглушительные разрывы бомб, все заволокло густым дымом, запахло гарью. Командиры и красноармейцы бросились к платформам, скатывали с них орудия, снимали имущество, выводили из вагонов лошадей. Появились первые раненые...

Бойцы открыли по самолетам залповый огонь из карабинов, в дело вступили пулеметные расчеты - стервятники тут же стали набирать высоту, а вскоре вообще скрылись. В батареях потом только об этом и было разговору - мол, не так страшен черт, как его малюют... Однако вечером, когда разгружался последний наш эшелон, «мессеры» появились вновь, обстреляли вагоны. Были ранены три солдата, я получил контузию.

Я приказал собрать командиров и комиссаров на короткое совещание. Тут же на опушке соснового леса мы подвели итоги марша, обсудили первые потери, а в заключение я сказал:

- Товарищи, особенно берегите лошадей! Без крепкого коня мы боевую задачу не выполним - объясните это каждому бойцу.

Шутка ли сказать, в полку у меня было восемьсот лошадей!

Воздушные налеты продолжались, но вскоре мы перестали их считать.

Войска нашей 21-й армии, которой командовал генерал-лейтенант Василий Филиппович Герасименко, создавали оборонительную линию по левому берегу Днепра. Развертывание велось в чрезвычайно неблагоприятных условиях. Сроки прибытия эшелонов нарушались из-за перегрузки железных дорог; эшелоны часто направлялись кружным путем, а порой обстановка складывалась так, что выгрузка частей производилась далеко от станции назначения и они следовали на позиции пешим порядком.

Командир 63-го корпуса комкор Леонид Григорьевич Петровский поставил мне задачу занять огневые позиции северо-западнее деревни Ходасевичи и во взаимодействии с 520-м и 615-м стрелковыми полками не допустить форсирования противником Днепра на участке Зборов - Жлобин.

Я неплохо знал западный театр военных действий - многолесье, обилие рек, речушек и ручейков с заболоченными берегами, сливавшихся в огромные болота. Все это привязывало войска к дорогам и проселкам... Подготовленных рубежей не было, как не было ни отсечных позиций, ни ходов сообщения. Отсутствовали также минные поля, проволочные заграждения и противотанковые препятствия. В общем, все нужно было делать самим, а времени оставалось в обрез. На левый берег Днепра перешли войска 4-й армии и, пройдя через боевые порядки нашей дивизии, ушли в тыл, оставляя нас лицом к лицу с врагом. При отходе они взорвали Рогачевский мост...

Первая фронтовая ночь оказалась тревожной. Враг то и дело освещал ракетами голубую хребтину Днепра, пулеметные очереди и разрывы снарядов держали нас в напряжении. К утру 1 июля немцы скопились в двух прибрежных деревнях - Зборово и Озерище, готовясь форсировать реку с ходу.

Наши разведчики замерли у приборов.

- Товарищ командир! - не отрываясь от стереотрубы, пробасил лейтенант Прокопенко, начальник разведки полка. - Немцы плывут к нашему берегу!

Но я уже и сам вижу плывущих на надувных лодках фашистов. Не без волнения уточняю задачи командирам дивизионов... Тут звонит командир дивизии Раковский:

- Попов, вы все видите?

- Вижу, товарищ первый!

- Фашисты совсем близко, не допустите их высадки!

Тем временем вражеская «флотилия» совсем приблизилась к нашему берегу, и солдаты уже готовились прыгать на твердую почву. Что ж, пора...

- По врагу - огонь! - кричу я.

Громовой орудийный залп разорвал утреннюю тишину. Немцы - в замешательстве. Одни лодки поплыли вниз по течению, другие - вверх, а некоторые повернули обратно, превратившись в мишень для наших пулеметчиков. Все же небольшой группе гитлеровцев удалось высадиться, они стали закрепляться на берегу, однако были атакованы и уничтожены нашей пехотой.

Но другие группы, зацепившиеся за левобережную сушу, протаранили нашу оборону и даже вышли на рубеж наблюдательных пунктов артиллеристов, но дальше продвинуться не смогли. На помощь воинам стрелковых рот подоспели бойцы и командиры нашего артполка, вступили в рукопашную. Помню, что разведчик штабной батареи Плешаков сумел завладеть в бою немецким автоматом и уложил из него трех гитлеровцев...

На некоторое время установилась тишина. Днепр стала затягивать густая дымка. Под ее прикрытием противник вторично попытался форсировать Днепр, но опять неудачно. Вражеский десант был накрыт несколькими пушечными залпами и целиком пошел на дно... После этого на наши позиции налетела авиация.

Вечером я распорядился переместить батареи на запасные огневые позиции, оставив на старых натянутые маскировочные сети и пустые снарядные ящики.

Поутру над рекой висел густой туман, который рассеялся только к девяти часам... Тут же открыла огонь немецкая артиллерия, налетели самолеты, и на оставленные нами позиции посыпались бомбы и снаряды. Под этим прикрытием противник вновь начал переправу, однако на пути десанта встал наш заградительный огонь. Были разбиты паром и три лодки, но им на смену появились новые переправочные средства...

Особенно тяжело пришлось бойцам участка обороны 520-го полка, где все же высадился десант гитлеровцев. Но пехотинцы, поддерживаемые пушечным огнем, отбивали атаку за атакой.

Бои шли непрерывно, мы не спали уже несколько суток. Люди почернели, осунулись, но даже раненые не покидали поля боя.

...Позднее генерал Л. Рендулич, командир 52-й немецкой пехотной дивизии, так напишет в своей книге «Управление войсками» (ее перевод вышел в Воениздате в 1974 г.) про этот бой: «Не успели мы расположиться в Озерище, как какая-то русская батарея открыла по этому населенному пункту огонь. Один за другим стали загораться деревянные дома, и нам пришлось его оставить». Генерал умолчал о потерях, понесенных его дивизией. А они оказались непустячными: половина живой силы отправилась на дно - кормить днепровских щук...

Утром 5 июлЯ, после артподготовки и ударов авиации, гитлеровцы опять форсировали Днепр. На этот раз вслед за пехотой по паромной переправе двигались танки. Нашу дивизию, понесшую большие потери в личном составе и боевой технике, атаковали свыше пехотного полка и десяти танков. Сопротивляясь вражескому напору, подразделения 520-го стрелкового полка все же оставили первую траншею. Продвижение противника создавало угрозу обороне всего 63-го корпуса.

Комдив Раковский решил уничтожить вклинившегося противника сильной контратакой. Он снял с Жлобинского направления 465-й полк, усилил пехоту нашим 576-м артполком и отдельным противотанковым дивизионом. Командовать этой артиллерийской группой поддержки было поручено мне.

В 12 часов, после короткого артиллерийского удара, наши подразделения перешли в контратаку. Артиллеристы действовали в тесном контакте с пехотой, а когда требовала обстановка, сами брали в руки карабины, отражали атаки врага в одной цепи со стрелками. Приходилось им драться и без пехотного прикрытия.

Орудийный расчет, которым командовал сержант Виноградов, находясь на открытой позиции у деревни Труски, поддерживал огнем стрелковую роту. Когда пехота, понеся большие потери, отошла, то артиллеристы оказались один на один с наступающими немцами. Подпустив противника как можно ближе, сержант скомандовал:

- Картечью, четыре снаряда, беглым... Огонь!

Перед орудием мгновенно образовалась сорокаметровая выжженная полоса. Отважный расчет отразил все атаки гитлеровцев, уничтожив до взвода пехоты и два пулемета.

Бой продолжался до вечера, и враг был отброшен за Днепр.

Между тем перед войсками 21-й армии уже была поставлена новая боевая задача: 63-му и

66-му корпусам нанести сходящиеся удары на Бобруйск, а

67-му - наступать на север, вдоль правого берега Днепра, с целью ликвидации неприятельской группировки, прорвавшейся в районе Быхова на левый берег. Начало наступления было намечено на 15.00 13-го июля.

Об этом приказе я узнал ровно за три часа до начала наступления. Было понятно, что эта задача вызывалась общей неблагоприятной оперативной обстановкой, складывающейся на Смоленском направлении. Я понимал, что невозможно за такое короткое время собрать все подразделения в единый кулак и вывести их на главное направление. Полк занимал боевой порядок на широком фронте, большая часть батарей находилась на переднем крае, в противотанковой обороне, откуда вытащить их в дневное время было особенно сложно... Но выбора нет, понимал я, и враг будет еще не раз ставить нам непреодолимые, казалось бы, задачи. Значит, нужно учиться преодолевать себя, действовать «через не могу», передавая свою уверенность подчиненным.

Прямо с пункта управления я позвонил в свой штаб, сказал, чтобы собрали командиров дивизионов и начальников служб... Вскоре уже батареи по тревоге снимались с позиций и на галопе, где проселками, где по их сторонам, мчались в назначенный район.

Ровно в 15 часов начальник артиллерии дивизии полковник Иван Денисович Рудзит передал мне по полевому телефону:

- Зарядить орудия и натянуть шнуры! - затем, сделав паузу. - Залпом! Огонь!

Разом грянули орудия трех артиллерийских полков 21-й армии. Артподготовка продолжалась двадцать минут, но только лишь она началась, как от левого берега Днепра отчалили лодки, наспех сколоченные плотики со штурмовыми отрядами. Тем временем красноармейцы сооружали штурмовые мостики, паромы, крепили их к сваям разрушенного Рогачевского моста.

Фашисты, никак не ожидавшие нашего наступления, прятались от жары в домах и хозяйственных постройках, многие из них были без обмундирования. Достигнув правого берега Днепра, роты первого эшелона без потерь захватили плацдарм и стали продвигаться в западном направлении. Тем временем саперы завершили сборку штурмового моста, подтянули его к противоположному берегу. Связисты уже прокладывали через Днепр кабель...

Вскоре, однако, противник опомнился, и на переправу обрушился шквал артиллерийского и минометного огня, налетели бомбардировщики.

Вдруг вижу, старший сержант Кудашев командует бойцам:

- По самолету! Залпом! Цель на одну фигуру вперед! Огня не жалеть!

Красноармейцы начинают стрелять - и действительно сбивают немецкий самолет! Невозможно передать восторг наших бойцов! О Кудашеве сразу заговорила вся дивизия, люди стали ему подражать, а потому в последующих напряженных боях красноармейцы смогли сбить сосредоточенным огнем винтовок и пулеметов порядка десяти вражеских самолетов.

К сожалению, многие подвиги 1941 года сейчас оказались забыты...

Неизвестным осталось имя солдата, который уже на том берегу Днепра, когда наши орудия были установлены на прямую наводку и отражали танки, бросился навстречу бронированной машине врага с бутылкой зажигательной смеси в руках. Шальная пуля попала в этот «снаряд», и боец превратился в пылающий живой факел. Объятый пламенем, советский солдат бросился на гитлеровский танк и сгорел с ним вместе...

...Выйдя на заданный рубеж, мы сражались на нем почти до самого конца августа 1941 года...

Показать источник
Автор: Генерал-лейтенант артиллерии в отставке Степан Попов
Просмотров: 1311

Комментарии к статье (0)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Мар >
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Сотрудничество
Реклама на сайте




Реклама