Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Выступления Президента - 2004 год
Отправить другу

Ответы Президента Беларуси А.Лукашенко на вопросы представителей СМИ регионов России

Часть 1


Ответы Президента Республики Беларусь
А.Г.Лукашенко на вопросы представителей
средств массовой информации регионов России

13 октября 2004 г.

Уважаемые товарищи!

В прошлый раз, а это вторая наша встреча с вами, мы договорились, что встречи в Беларуси журналистов региональных средств массовой информации станут традиционными.

И я буду делать все для того, чтобы найти место в своем графике, и, как бы ни складывалась политическая, экономическая ситуация, всегда находить время для того, чтобы ответить на те вопросы, которые вас волнуют.

Во–первых, я вам очень благодарен, что вы побывали у нас в самых проблемных регионах Гомельской области, подвергшейся радиоактивному загрязнению после катастрофы на Чернобыльской атомной станции. Практически 80 процентов радиоактивных осадков выпали именно там.

Для нас это беда, это тяжелая ноша, которую мы тянем в одиночку уже не один десяток лет. В первые годы после катастрофы во времена Советского Союза кое–что начали делать, а потом развалился Советский Союз, и это бремя легло на плечи одного государства, ни в чем, кстати, не повинного государства — мы эту станцию не строили, ее не эксплуатировали, и мы ее не взрывали. То есть мы не являемся причиной этой катастрофы.

Очень рад, что вы посетили недавно введенный в строй Гомельский центр радиационной медицины. Это один из примеров, когда объект, стоимостью более 100 миллионов долларов, во времена Советского Союза был начат, фундамент только заложен, а затем брошен. Мы его построили в одиночку, но приняли решение, что ”беда на всех одна“, и мы там обслуживаем людей и из Российской Федерации, и из Украины, людей, которые пострадали от катастрофы на Чернобыльской станции.

Я в курсе дела, что вы побывали и на Мозырском нефтеперерабатывающем заводе. Это не лучший наш завод, он занимает второе место, самый мощный и самый эффективный завод у нас в Новополоцке. Но символично то, что это белорусско–российское предприятие. Оно первым было акционировано вместе с россиянами, это первенец белорусско–российского сотрудничества, который родился после того как мы подписали соглашение о Союзе Беларуси и России, а потом — Договор о Союзе Беларуси и России.

Вы увидели, что собой представляет современное нефтеперерабатывающее предприятие. Сегодня глубина переработки, наверное, уже около 80 процентов. Это уровень практически европейский, и завод хорошо конкурирует сегодня в Европе. Мы поставляем оттуда нефтепродукты не только по всей Беларуси, в Россию, но и в Украину, Европу. Это конкурентоспособный завод.

Хорошо, что вы побывали в Турове — месте, откуда мы все с вами ”пошли“, это центр православия. У нас принята Программа развития малых городов и поселков городского типа. Мы планируем за пять лет все наши города и поселки городского типа привести в такое примерно состояние, может, чуть лучше, поскольку все–таки технологии развиваются. Мы активно этим занимаемся, и мы приведем их в порядок.

Почему мы взялись за малые города и поселки? Там живет больше 30 процентов нашего населения. Это действительно основа государства. Там добрый консерватизм — они всегда спасают наш менталитет. Так же, как и в Российской Федерации. Там очень добрые и хорошие люди. Но самое главное, ведь многие поселки городского типа, примерно такие, как Туров, в советские времена являлись спутниками каких–то крупных производств. Строился комбинат по производству того или иного вида продукции, и вокруг него — 5–6 тысяч населения. Развивался этот городок, развивалось производство. После развала Советского Союза у нас в Беларуси они практически пришли в упадок, потому что продукция этих производств не выдерживала конкуренции, или была не нужна. Особенно в сфере ВПК.

И за десять лет мы подняли эти городки и производство в них. Практически все предприятия в таких городах, процентов 95, восстановлены и модернизированы. И у нас теперь есть возможность поднять эти города и поселки на новый уровень.

Конечно, их надо газифицировать. За пять лет мы закончим газификацию. Мы сегодня очень эффективно работаем над экономией энергоресурсов, потому что это недешево нам стоит. С газом проблем никогда не будет. Российская Федерация заинтересована в расширении рынков сбыта своего газа, но, конечно, — вопрос цены. Цена на газ все время будет расти. И мы к этому в Беларуси готовы, вплоть до мировой цены.

Поэтому мы газифицируем города и поселки, зная, что всегда купим газ. Но для того, чтобы выдержать мировую цену, надо модернизировать производство, в том числе и жилой сектор. Хотя жилой сектор у нас занимает всего чуть больше 10 процентов в объеме потребления газа, тем не менее мы и там ведем работу. Мы ничего сейчас не строим до тех пор, пока не будут установлены соответствующие счетчики для того, чтобы люди видели, сколько потребляют, чтобы стремились экономить. И это дает свои результаты.

Вам рассказали о развитии Беларуси. Не хочу повторяться, скажу только одно — три года тому назад мы достигли в промышленности уровня Советского Союза, спустя год мы вышли по ВВП на уровень советских времен. В прошлом году у нас уже был прирост к уровню Советского Союза 8 процентов. В этом году рост ВВП составляет более 10 процентов.

Это все–таки очень высокий уровень, и нам расти очень сложно. Почему мы смогли это сделать? Причина одна: мы знали, что рано или поздно наступит период, когда наша продукция будет нужна. И как бы нам ни было трудно, мы, уцепившись за свои предприятия, сохраняли их, развивали и модернизировали. И основные предприятия мы модернизировали. Как пример — Мозырский нефтеперерабатывающий. У нас есть БелАЗ, который сегодня держит 30 процентов мировых рынков тяжелых автомобилей. В каждую точку планеты мы поставляем эти большегрузные автомобили. Но он был лет семь тому назад полностью остановлен. Сегодня БелАЗ не успевает делать под заказ автомобили. Это благо для нашей страны.

Но это не только БелАЗ, это и МАЗ (Минский автозавод), МТЗ и так далее — много таких предприятий. Методика была одна: как бы ни было трудно — не продавать, не раздавать, а модернизировать. Можно было и продать. Но во что бы превратился этот завод, никто не мог сказать. Но я чувствую, что это был бы цех. Если мы продали, допустим, какому–то российскому предприятию, например, Волгоградскому — они предлагали нам акционироваться — что толку? В Волгограде выпускают сегодня две или четыре тысячи, может, чуть больше тракторов старых марок. Какой толк от этой модернизации? Превратить и этот завод в цех?

Поэтому мы отказались от такого акционирования, имея в виду, что могли свой завод поднять самостоятельно, что мы и сделали. Сегодня россияне нас просят, чтобы мы, наоборот, открывали такое производство в разных регионах нашей страны, что мы и делаем. Недавно открыли производство тракторов в Татарстане. Мы будем это делать, потому что в России наши тракторы востребованы.

Это один из примеров. В таком направлении действуют все крупные предприятия нашего государства.

Это предупреждая вопрос, как все–таки Беларуси удалось спасти экономику и производство. Шли ”от земли“, ничего не выдумывали. Мы слушали и слышали многие рыночные предложения, вплоть до полной приватизации, раздачи за деньги, за ваучеры или без денег. Мы всё это знаем, всё опробовали. Но мы экспериментировали. Если были какие–то новые веяния, мы сначала на отдельном предприятии проводили эксперименты и отслеживали ситуацию: во что это превращалось? Мы видели, что это не может дать нам такую скорость, которая нам нужна в модернизации. Поэтому мы не шли на приватизацию там, где она не приносила результаты.

И вообще мы не проводили и не проводим приватизацию огулом. Мы очень точечно ведем приватизацию. Если какой–то интерес у инвестора есть к какому–то предприятию, мы рассматриваем этот вопрос. Если инвестор готов соблюдать 20–25 условий, которые мы ставим при приватизации предприятия, — пожалуйста, приходите. Если вы не готовы соблюдать эти условия — до свидания. Нам не нужна приватизация, чтобы возник один олигарх и небольшие олигархи вокруг него. Нам такие предприятия не нужны. Это народное предприятие, как бы это не нравилось кому–то, это создавал весь народ после войны, и не только белорусский народ, а вместе с россиянами мы их восстанавливали, и это не принадлежит, не может принадлежать какому–то одному человеку. Тем более вы знаете, как шла эта приватизация: предприятия вели к банкротству, останавливали и говорят, ”вот, пожалуйста, хотите, мы вот тут вот это возьмем, а это нам не надо“, и из многих зол приходилось выбирать наименьшее. И этим путем шли, особенно в Российской Федерации. Мы этим путем идти отказались.

Это одна из причин нападок на Беларусь, и на меня, в том числе и со стороны сильных российских предпринимателей и бизнесменов. ”Вот не отдает, и всё“. Я, действительно, ничего никому не отдаю. А продать — пожалуйста, за хорошую цену, просто так никто ничего отдавать не будет. Да и в России просто так сегодня никто ничего не отдает.

Это к вопросу споров вокруг ”Белтрансгаза“, который бы хотел ”Газпром“ ”прихватить“, иначе не скажу, практически за бесценок. За то, что стоит 5 миллиардов долларов, нам предлагают 600 миллионов. Но это государственная собственность, и раз мы не хотим, с этим надо согласиться.

Я еще раз хочу подчеркнуть, что хотел бы, прежде всего, в ваших вопросах почувствовать ваше отношение к Беларуси и ответить на все волнующие вас вопросы. И я готов к искреннему, откровенному разговору.

Радиогазета ”Слово“ (г. Санкт–Петербург): Александр Григорьевич, мне, прежде всего, хотелось бы высказать слова поддержки в Ваш адрес от народно–патриотических организаций Санкт–Петербурга и от наших радиослушателей.

Мой вопрос: Белоруссия — это, видимо, единственное государство на славянском пространстве, которое проводит независимую и национально ориентированную политику. Внешний долг Беларуси составляет с долгами хозяйствующих субъектов порядка 65 миллионов долларов, прямой долг государства — 315 млн. долларов. В то время как долг Российской Федерации, долг правительства, составляет более 110 миллиардов долларов. И таким образом, на каждого белоруса внешний долг в десятки раз меньше, чем на одного россиянина.

При слиянии наших финансовых систем и слиянии наших государств колоссальные долги России тяжким бременем ложатся на Беларусь и на каждого белоруса. Каковы решения данной проблемы?

Лукашенко А.Г. Если честно говорить, если бы вдруг произошло сегодня это объединение, нас проблема долгов Российской Федерации не беспокоит. По двум причинам. Я думаю, мы бы ”разрулили“, как говорят, эту ситуацию. Мы бы могли, я к примеру говорю, договориться так, что кто брал в долг, тот и будет платить. Это, во–первых. Во–вторых, сегодня ситуация такова, что и России нечего беспокоиться за эти 110 миллиардов долларов. Я думаю, не проблема для Российской Федерации вернуть эти долги.

Что касается нашего долга 300 миллионов — это относительный долг. Это МВФ перечислил нам в первый год моего президентства. Не знали еще, какой будет Лукашенко. Я так полагаю, что это был такой шаг вперед для того, чтобы Лукашенко все–таки следовал курсу Международного Валютного фонда, курсу, который этот фонд активно проводил в Российской Федерации. И когда они увидели, что я не пойду на такой обвальный путь, который уничтожает экономику страны, — а мы сейчас уже поумнели, видим, как в Латинской Америке, Бразилии, других странах политика МВФ просто обрушила экономику и эти государства. Да и что бы было в России, если бы не всплеск цен на энергоносители — вы тоже можете себе представить. Вот, пожалуйста, — путь МВФ.

Мы этим путем не пошли. Непросто было. Были времена и годы, когда я просто в одиночку был. Признаюсь честно, что когда весь мир ”гудит“, что надо так, а ты делаешь иначе, порой было страшно. И меня спасало только одно: когда мне было очень тяжело и то, что мне рекомендовали и в Правительстве нашем, и специалисты, и Россию в пример приводили, когда я уже начал беспокоиться, я ехал к людям, на Полесье, и я мог долго, неделями жить у людей, смотреть, как они живут, и меня это останавливало. Я видел: то, что мне предлагают, не ложится на нашу грешную землю и не воспринимается нашими людьми.

И я отказался идти путем МВФ. И когда они меня начали упрекать и ”давить“, я отдал распоряжение не трогать ни цента, ни доллара, чтобы не упрекали, что мы за их счет живем. Сегодня эти деньги — до цента! — размещены в иностранных банках. Мы ни копейки оттуда не взяли.

А что касается субъектов хозяйствования, может, даже и не совсем точные цифры, может быть там и больше, потому что где–то берут, возвращают и так далее, но это, наверное, естественный путь. На Западе сегодня средств очень много, излишки денег огромнейшие в валюте, и кредиты можно получать под нормальный процент, даже лучше, чем в Беларуси. И субъекты хозяйствования этим пользуются.

Поэтому, действительно, мы взяли курс, чтобы не одолжать. Потому что наши дети не должны платить за нашу счастливую жизнь сейчас. Мы, конечно, могли бы набрать долгов, но кому–то же их надо возвращать.

Мы считаем, что инвесторы и прочие кредиты — это хорошо, но надо смотреть, на каких условиях. Нас условия не устраивали, и мы жили за свой счет.

Телерадиокомпания ”Т–7“ (г. Пермь). Добрый день, Александр Григорьевич. Спасибо огромное за предоставленную возможность посетить Белоруссию, это было очень поучительно и здорово.

Александр Григорьевич, у нас в России начался активно процесс интеграции. Первая ласточка — это Пермская область, объединяющаяся сейчас с Коми–Пермятским автономным округом, и создаются единые субъекты Российской Федерации. Скажите, пожалуйста, у вас в Беларуси происходят ли подобные процессы? Вообще, нужны ли они вам? Как Вы относитесь к подобному?

Лукашенко А.Г. Мне не хотелось бы втягиваться в процесс оценки тех или иных ”телодвижений“ в Российской Федерации, реформирование — будь то территориальное, властное и так далее. Хочу только сказать: всё, что вы делаете, допустим, сейчас по ”вертикали“ власти и прочее, мы уже это прошли.

Что касается территориального объединения, устройства, переустройства, я бы в данном случае исходил из интересов людей. Только людей! В противном случае будем иметь обратный эффект, особенно в такой большой стране, как Российская Федерация.

И второе. Я вам приведу жизненный пример. Мы не собираемся здесь ничего объединять, разъединять, у нас территориальное устройство идеальное с советских времен. Мы несколько раз подходили к этому вопросу, крутили–вертели, но не стали ломать привычную схему, которая уже устоялась, и люди к ней привыкли. Мы не будем этим заниматься.

Главное — не надо делать непродуманно и схематично. Вот посидели, подумали где–то в Минске, в резиденции: а, давай так сделаем. Надо там походить, потоптаться, особенно тем, кто принимает это решение, изучить все, посмотреть, как люди воспримут или убедить людей, только тогда на это идти.

Газета ”Советская Россия“. Сейчас прошел второй этап расширения НАТО. В некоторых кругах в России утверждается, что расширение НАТО — это естественный и чуть ли ни позитивный процесс. Какова точка зрения руководства Беларуси на процесс движения НАТО на Восток, на экспансию?

Лукашенко А.Г. Если мы, допустим, в 1995, 1996 годах спокойно реагировали на это, хотя и критиковали, говорили о том, что мы распустили Варшавский Договор, зачем расширять НАТО и так далее, то в феврале 1996 или 1997 года я в открытую, с расчетом на поддержку России, заявил о том, что нам надо всячески противостоять расширению НАТО на Восток. Тогда ни Ельцин, ни руководство России не прислушались к этому и не поддержали такую позицию. Сегодня я бы уже не сказал, что Россия заявляет о том, что расширение НАТО на восток — это чуть ли не благо или ничего страшного, будем сотрудничать.

Даже в центральных средствах массовой информации у вас все чаще и чаще говорят о том, что самолеты летают в Прибалтике, контролируют территорию. В следующий раз мы вам покажем: прямо у границы с нашей территорией, считай, нашего общего Отечества — Беларуси и России, в последнее время построены вышки электронного слежения. Ну а как современные самолеты и другие радиолокационные средства это всё отслеживают — это не секрет.

И имейте в виду, что мы ведь защищаем в Беларуси не только себя — мы защищаем и вас. И как бы нам трудно ни было, мы будем всегда вас защищать, даже если вы нам сегодня не помогаете создавать оборону здесь, военную оборону, мы будем вас защищать. Ну, во–первых, — это морально. И было бы аморально, если бы мы вас не защищали. Мы же танки не пропустим, грубо говоря, через Беларусь, чтобы они спокойно двигались в направлении Москвы. Так никогда не было в истории. И так никогда не будет. В этом вы должны быть уверены. Но желательно, чтобы Россия обратила внимание, что Беларусь — это форпост здесь.. И мы, конечно, будем делать всё для того, чтобы защищать Российскую Федерацию.

Но сегодня Россия увидела, что территория — повторяю уже в который раз — сопредельных с нами государств (Польша — это НАТО, Прибалтика — это НАТО) ”простреливается“ до Кремля электронными средствами.

Вот последний пример. Мы проводим учение. Я дал поручение нашей электронной разведке включить все свои средства и отследить сопредельную территорию, вплоть до Ла–Манша. Мы создали такую систему. И как только наступила активная фаза учений, мне показали карту — там ”живого“ места нет, где не были бы включены электронные системы на территории Западной Европы, от Польши до Ла–Манша. Здесь и аэродромы были включены, и средства ПВО, и так далее.

Это столько нацелено! Против кого?! Думаете, только против Беларуси? Да не столько против Беларуси, сколько против России.

Сегодня уже идет новый этап: американцы базы из Германии перемещают в Польшу! Переводят ВВС, ПВО в Польшу, самые современные. Зачем?! Мы же не собираемся ни на кого нападать, воевать — ни Россия, ни Беларусь. Может, у них есть какой–то интерес к нашей территории — Беларуси и России? Думайте сами.

Поэтому мы в свое время, оказавшись опять же в одиночку, категорически были против продвижения НАТО на Восток, читай, к нашим белорусским границам. Сегодня и в России поняли это. Но эту борьбу, если можно так сказать, мы проиграли. Тогда можно было этому противостоять. А мы, то есть вы, все время уходили от западных границ, из Беларуси: сначала обычное оружие вывозили, сокращали еще до моего президентства. Я, когда стал Президентом, первое, что сделал, — приостановил этот вывод. Единственное, что я не сделал и не мог сделать — уже последнее ядерное оружие выводили из Беларуси, это было при мне, но я его не мог остановить.

Газета ”Тверская жизнь“: У вас доктрина на то, чтобы каждый регион, каждая территория должна быть самоокупаемой, самодостаточной, к этому стремиться. А вот на уровне государственной межбюджетной политики как вы этому способствуете? Какие налоги за регионами закреплены, как выстраиваются межбюджетные отношения для того, чтобы поддерживать территории?

Лукашенко А.Г. У нас нет такой проблемы. Коммунальная собственность, предприятия коммунальной собственности, работают на определенной территории. Но есть и огромный удельный вес предприятий республиканской собственности. Часть бюджета мы передаем в территории. Во–первых, у нас система такая. Правительство разрабатывает проект бюджета вместе с территориями, губернаторами. Затем этот проект поступает Президенту. До тех пор пока губернаторы не завизируют проект бюджета, он не может быть положен на стол Президенту. Каждый губернатор должен получить то, что он считает нужным. Идет притирка, где–то какие–то уступки и так далее. Затем они все приходят к Президенту с этим проектом. И если там есть какие–то нюансы, конечно, губернатор мне об этом скажет. Они знают, что для меня губернатор — центральная фигура в государстве. Хорошо в наших областях — и в стране будет хорошо. И потом, мне какая разница, куда пойдет рубль — в Гомельскую или Могилевскую область, если губернаторы согласовали этот проект. Я же не буду передергивать этот бюджет. Пришли, мы обсудили, и тогда я даю ”добро“ для того, чтобы проект бюджета был направлен в Парламент. И уже Парламент — там нет таких драк, дележки, кто, кому, потому что в регионах документ уже проработан и завизирован губернаторами. А откуда у нас депутаты? Из регионов. У нас нет пропорциональной системы выборов. У нас мажоритарная система выборов.

Я вообще не приемлю в данный момент никакой пропорциональной системы в Беларуси. Мы от этого отказались. Сто процентов депутатов — от народа, от людей. Он в округе избирается. Говорят, деньги большие вращаются. Если государственные верховные органы не хотят, чтобы на выборах деньги главную роль играли, они и не будут играть.

Вы знаете, мне кажется, если какой–то предприниматель баллотируется на выборах, и свои деньги тратит на то, чтобы подкупить избирателей, то я не говорю, что его надо посадить. Наоборот, говорю: вам дают деньги — берите, а в кабине решайте так, как вы считаете нужным. И ни один предприниматель — ни один, я уверен — не пройдет сейчас в наш Парламент. Потому что я публично несколько раз и обращался, и просил: власть не надо путать с ”мешком денег“ — или ты предприниматель, или ты политик. Политика не может быть перепутана с бизнесом. Как только это получается, будет пример как с Юкосом. Поэтому я категорически против. Я увидел, как ведут себя предприниматели в нынешнем Парламенте, там их несколько есть: это решение своих шкурных вопросов. Я видел, как используется депутатский мандат для того, чтобы какому–то члену Правительства стать ”на горло“ и выдавить для себя какие–то условия. Хорошо, если до меня дойдет — я быстро это отрегулирую. Но иногда и я этого не вижу. И вижу, как они себя ведут в Парламенте. Они фактически не работают. Поэтому я просто просил людей: не надо нам больше бизнесменов и толстосумов в Парламенте. Или власть (политика), или же бизнес. И после этого бизнесмены вообще отказались идти в Парламент. Но есть несколько оппозиционных, которые все–таки решили пройти в Парламент. Я просто убежден, что их люди не поддержат, я просто убежден, без всякого административного ресурса, они меня послушают.

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Окт >
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама