Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Артиллеристы
Отправить другу

Олимпиев Всеволод Иванович (старший сержант). Взгляд на войну из окопа 1941 - 1945. 1942 год.

1. ВЕСЕННЕЕ ЗАТИШЬЕ

После полученного в ноябре 1941 года ранения я попал в госпиталь, расположенный в здании школы на окраине города Вязники. Залечил рану и свои до этого не заживавшие чирьи, отдохнул и, несмотря на скудное питание, поправился. После крови, холода, голода и грязи в окопах любой госпиталь кажется фронтовику раем, особенно, когда за окнами сорокаградусный мороз. Но все кончается, и уже через полтора месяца я снова в Москве, в батальоне выздоравливающих. Здесь долго не задерживаюсь и через пару дней попадаю в команду, направлявшуюся на формировку очередного кавалерийского корпуса в Крылатское, которое в то время было большой деревней вблизи Москвы. На войне не спрашивают, куда ты хотел бы пойти, интересуются, и то не всегда, лишь твоей военной специальностью, а она у меня ѕ телефонист, с которой можно служить в любом роде войск. Пехотинцам я себя не мог считать, так как командовал стрелковым отделением всего месяц. И вот мне, исконному городскому жителю, пришлось осваивать премудрости кавалерийской жизни. Когда в свое первое дежурство на конюшне я повел на водопой 16 коней, они у меня разбежались, собрать их без посторонней помощи под всеобщий смех мне не удалось. Но я довольно быстро научился всему, что было нужно, и в первую очередь азам верховой езды. Надо было привыкнуть приподниматься и опускаться на стременах в такт ходу коня таким образом, чтобы не натереть себе мягкое место ниже пояса, а карабин или автомат не набил синяков на твоей спине. Важно было правильно заседлать коня и подтянуть подпругу, в противном случае на его спине возникали кровавые намины, надолго выводившие лошадь из строя. Очень много времени требовала чистка лошадей и уход за ними, но зато никаких пеших переходов и маршей.

В конце февраля 1942 года наш 4-й отдельный конно-артиллерийский дивизион (4-й ОКАД) без лошадей и оружия передали в состав 1-го Гвардейского кавалерийского корпуса, который формировался в районе станции "Тихонова Пустынь" Калужской железной дороги. Это были места, где проходил один из путей отступления немецкой армии после поражения под Москвой только что закончившейся зимой, которое более правильно назвать разгромом. Корпус был одним из тех немногих соединений, которым присвоили Гвардейское звание еще в первый период войны. Он пользовался заслуженной славой, о нем много писали в газетах. Был у него даже собственный гимн, припев которого начинался словами: "Первый конный корпус, легендарный корпус, сталинская гвардия смело в бой идет". Но в марте 1942 г. он начал формироваться фактически заново. Большие потери в прошедшую осенне-зимнюю компанию привели к тому, что в кавполках почти не оставалось людей, лошадей, матчасти.

До середины мая наш 4-й ОКАД располагался в деревне, личный состав занимался рутинной учебой и бытом. С наступлением тепла мы перебрались в лес, где жили в шалашах из лапника. Вскоре получили лошадей, амуницию, оружие, стали осваивать верховую езду и даже элементы вольтажировки.

В середине июня 1-й Гв.Кавкорпус начали перебрасывать на участок Юго-Западного фронта между притоками Жиздры ѕ Вытебеть и Рессета. Конные полки шли только по ночам, днем отсыпались в лесах или населенных пунктах. Неописуема была красота здешней природы и особенно плесов реки Жиздры. Странно и не совсем понятно звучали древние славянские названия речушек и деревень. В конце этого похода наш артдивизион занял противотанковою оборону на открытом пространстве километрах в пятнадцати от передовой. Выкопав капониры и поставив в них свои двенадцать 76-миллиметровых орудий образца 1939 года, дивизион целый месяц вел почти что мирную воинскую жизнь. На нашем участке фронта было тихо, немцы особой активности не проявляли, чего нельзя сказать об их пропагандистской деятельности. Весь июль почти постоянно висевший над нами двухфюзеляжный самолет-разведчик противника, окрещенный бойцами "рамой", разбрасывал бесчисленное количество листовок с рекламой Русской освободительной армии (РОА) Власова. Все они кончались призывом переходить на сторону РОА, назывался пароль "штык в землю". Возможно, это было во многом блефом. Генерал Власов сдался в плен под Ленинградом, как я узнал после войны, в середине июня 1942 года. Трудно поверить, что он мог за две-три недели создать и организовать для серьезных военных действий такой огромный и сложный механизм как армия.

76-мм дивизионная пушка Ф-22 УСВ, принадлежащая 368 СД 17А

По-видимому, в июле 1942 года это были отдельные подразделения типа батальонов или полков. Но факт таков, что в конце июля противник на нашем участке перешел в наступление без артподготовки и быстро прорвал оборону. Прошел слух, что переодетая в красноармейское обмундирование большая группа власовцев просочилась в наш тыл и вырезала державший оборону батальон, открыв дорогу для прохода немецких танков. Так начались августовские бои 1942 года на Жиздре.

2. АВГУСТОВСКОЕ СРАЖЕНИЕ НА ЖИЗДРЕ.
ПРИКАЗ "НИ ШАГУ НАЗАД"

Немцы ввели в бой большое количество танков и пехоты, нанося удар на север к Жиздре с явным стремлением двигаться в направлении Калуга-Москва. Было очевидно, что это отвлекающий маневр, цель которого не допустить переброску наших резервов к Сталинграду, где уже завязались бои на улицах города.

Лето 1942 года было не похоже на лето 1941-го, но также по-своему трагично. Южный фланг огромного фронта от Черного до Баренцева моря оказался разгромлен. Потеря Сталинграда неизбежно повлекла бы полную утрату
Украины и Кавказа со всеми тяжелейшими стратегическими последствиями. По-прежнему ощущалась острая нехватка танков, самолетов, орудий. Перестройка эвакуированной на Урал и в Сибирь военной промышленности еще не была завершена. Народ фактически голодал, даже во фронтовых частях чувствовалась нехватка продовольствия. Во время боев на Жиздре наша еда временами состояла из сухарей да конины без соли (благо убитых лошадей хватало). В стране и армии распространилось ощущение неопределенности - что же дальше?

В первых числах августа 1942 года, когда 1-й Гв.Кавкорпус уже ввязался в тяжелые бои с наступающим противником, в частях зачитали приказ Верховного Главнокомандующего № 227, который бойцы окрестили приказом "ни шагу назад". Это был, безусловно, исторический документ, появившийся в нужное время с целью создать в армии психологический перелом. В необычном по содержанию приказе впервые многие вещи назывались своими именами, от чего наш народ давно был отучен. Уже первая фраза ѕ "Войска Южного фронта покрыли позором свои знамена, оставив без боя Ростов и Новочеркасск..." вводила в шок. Далее говорилось, что армия отступает, бросая на произвол своих матерей и отцов, братьев и сестер, в ней господствуют настроения, что Россия велика, и отступать можно еще далеко. Сталин приказывал железной рукой навести порядок, создать заградотряды и штрафные роты с целью не допускать неконтролируемого отхода войск. Необычным было и то, что методом наведения порядка он призывал учиться у Гитлера, который сумел предотвратить полный разгром немецкой армии под Москвой зимой 1941-42 года. После выхода приказа № 227 мы почти физически начали ощущать, как в армии заворачиваются гайки.

Сталин был безусловно палачом, пролившем море крови своего народа, диктатором, привыкшем действовать по старым азиатским канонам. Но, обладая незаурядным умом и организаторскими способностями, он умел жестко управлять огромным государством. Хотя ошибочные оценки Сталиным возможностей и намерений Гитлера дорого обошлись стране в 1941 году, трудно себе представить нашу победу в Отечественной войне, если бы в Советском Союзе у власти тогда стоял другой человек, более либеральный и демократичный. В этой связи нельзя согласиться с господствующей в современной печати абсолютно негативной оценкой пакта Молотова-Риббентропа, заключенного в 1939 году. Отодвигая границы СССР на 500 километров на запад, этот пакт действительно игнорировал интересы Польши и Прибалтийских республик, но в тех конкретных исторических условиях он оказался спасительным для России. Стоит только поставить вопрос, как протекала бы война с Германией, если бы вермахт начал наступление не с линии Молотова-Риббентропа, а со старой границы СССР. Москва и Ленинград, скорее всего, попали бы в руки немцев уже к началу осени 1941 года, а в конечном итоге СССР превратился бы во второстепенное государство в лучшем случае за Волгой, а то и за Уралом. В этом смысле пакт Молотова-Риббентропа можно считать исторической ошибкой Гитлера.

Весь август 1942 года немцы продолжали рваться к Жиздре. Почти беспрерывными стали налеты пикирующих бомбардировщиков Ю-87, в тактике которых по-прежнему была значительная доля психологического фактора. Выбрав цель, группа пикировщиков делала над ней несколько кругов. Затем, включив для испуга специальные сирены, самолеты по очереди пикировали в центр круга, повторяя такие заходы по нескольку раз. При этом они себя чувствовали в полной безопасности, так как специализированное зенитное прикрытие наших боевых порядков, как правило, отсутствовало. Вместе с тем в воздухе начали появляться наши истребители, но не старые тупорылые И-16, а новые остроносые машины типа "Як" или "Ла". В небе регулярно завязывались воздушные бои. Особенно запомнился один из них, развернувшийся прямо над нашими головами. На барражировавшую пару наших самолетов напал внезапно вынырнувший из облака "Ме-109", второй "мессер" прикрывал его с хвоста. В действиях немца чувствовался профессионал высокого класса. Первой же очередью он подбил наш истребитель, который камнем пошел к земле. Выпрыгнувший из кабины летчик раскрыл парашют и стал медленно снижаться. Но здесь немецкая пара повела себя не по-джентельменски, пытаясь расстрелять его из пулеметов. Напарник нашего летчика действовал достойно. Кружась вокруг парашютиста он короткими очередями отгонял вражеские самолеты пока тот не приземлился. Потом я прочитал в газетах, что в августовских боях на Жиздре действовала берлинская школа ассов.
От больших потерь при отступлении нас спасали густые леса по берегам Жиздры, но не всегда. Как-то командир одной из батарей дивизиона (несмотря на свои девятнадцать лет он уже был старшим лейтенантом) взял меня в качестве коновода на передовую. Оседлав лошадей, мы быстро добрались до занявшего оборону эскадрона и провели там в окопах беспокойную ночь. Почти беспрерывно раздавались пулеметные очереди, огненные трассы пуль проносились среди сосен над нашими головами. Но оказалось, что нам повезло. Как раз в эту ночь противник нанес мощный артиллерийско-минометный удар по огневым позициям нашего дивизиона. Вернувшись, мы не узнали знакомого места: сплошные воронки от снарядов и бомб, поваленные деревья, разбитые и перевернутые пушки.

Полки 1-го Гв.Кавкорпуса в течение августа отошли всего на 30-40 километров и остановились на Жиздре. Батареи дивизиона ночью заняли огневые позиции на северном берегу реки, тщательно замаскировав орудия в лесу. Сверху пришел строгий приказ: открывать огонь только по танкам. Утром на противоположном берегу Жиздры из опушки леса появилась пехота противника и начала атаку на прижатых к берегу кавалеристов. Орудийным расчетам хорошо было видно, как немецкие солдаты с засученными рукавами мундиров шли в полный рост не стреляя и не ложась. Эскадрон не выдержал психической атаки и начал отходить. Командир одной из батарей дивизиона, нарушив приказ, открыл двумя орудиями огонь прямой наводкой через реку, быстро заставив атакующих залечь. Ободренные поддержкой кавалеристы поднялись в контратаку и на плечах противника ворвались в лес. Через полчаса звено пикирующих бомбардировщиков Ю-87 разбомбило огневые позиции этой батареи, нанеся ей немалые потери.

В начале сентября части вермахта форсировали Жиздру и создали небольшой плацдарм на ее северном берегу. На этом их наступательный порыв иссяк, фронт стабилизировался.
Наш корпус снова был отведен на формировку.

В середине сентября части корпуса разместились в глухих лесах вблизи города Сухиничи. Здесь мы вырыли землянки для жилья, построили конюшни для лошадей и с началом зимы стали заниматься обычной для кавалеристов работой ѕ переходом с колесного транспорта на санный. Сани-розвальни пришлось делать самостоятельно. Поразительно было виртуозное умение бывших владимирских и ивановских колхозников с помощью одного топора изготовить любое, даже самое сложное изделие из дерева.

В дальнейшем зимние будни были заполнены уходом за лошадьми (не менее трех часов в день) и матчастью, учебой.

После окружения группировки Паулюса в Сталинграде (ноябрь 1943 года) настроение в армии поднялось, чувствовалась близость больших перемен. Да и с питанием стало получше, начали поступать американские продукты, в основном консервы в виде свиной тушенки и сухой яичный порошок. Запомнился приезд руководителя Монголии маршала Чойболсана, который подарил нашему корпусу эшелон монгольских полушубков розового дубления и отличных меховых рукавиц, а также несколько эшелонов диковатых низкорослых монгольских лошадок. Маршалу дали возможность выпустить очередь из 37-миллиметровой зенитной полуавтоматической пушки, чем он остался очень доволен.

В конце года пошли слухи о новом вооружении, поступающем с Урала, в частности о тяжелых самоходных артиллерийских установках, сокрушающих любой танк, противотанковых так называемых подкалиберных снарядах, прошивающих любую броню.

Но и вермахт перевооружался. В январе 1943 года под Ленинградом был подбит супертяжелый танк "Тигр" с броней небывалой толщины. Листовка, быстро составленная и распространенная нашим командованием, давала описание танка с указанием его слабых мест. Почти одновременно появилась листовка, обобщающая Сталинградский опыт борьбы штурмовых групп с противником в условиях большого города.

Все это способствовало росту боевого духа армии, увидевшей наконец реальные признаки приближения перелома в ходе войны.

Показать источник
Автор: Олимпиев Всеволод Иванович
Просмотров: 1256

Комментарии к статье (0)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Сен >
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
Сотрудничество
Реклама на сайте




Реклама