Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Рассказы и статьи
Отправить другу

Олег Терешкин - герой двух отрядов

Олега Терешкина справедливо называют своим два отряда спецназа. В «Витязе» он служил срочную, здесь проходило его спецназовское становление, здесь он заслужил свой краповый берет. В «Росиче» стал прапорщиком, за подвиг, совершенный в бою под Бамутом 18 апреля 1995 года, был удостоен звания Героя России (посмертно).

Жизнь

С ветераном войскового спецназа майором Евгением Петрушиным они земляки. В закрытом городе Свердловске-45 оба занимались лыжным спортом. Занимались вполне серьезно, вплотную подступив к мастерскому рубежу. Лыжные гонки — прекрасное средство закалки спецназовского характера, тот вид спорта, где сходятся лед и пламень, где мускул, дыхание и тело тренируются, по образному выражению поэта, с пользой для военного дела.
Уральцы Петрушин и Терешкин разъехались из родных мест, когда позвала походная труба: Евгений — в военное училище, Олег — на срочную в дивизию им. Ф.Дзержинского внутренних войск...

В 91-м встретились они на учебных сборах войскового спецназа в Москве. Евгений был командиром группы в калачевской бригаде оперативного назначения, Олег — солдатом «Витязя». Именно тогда младший по возрасту и званию земляк давал офицерам первые уроки высотной подготовки. Петрушин глянул вниз с пятого этажа. Даже испугаться не успел, как услышал: «Головой вниз — вперед». Не показав испуга, выполнил команду и... полетел. Тормознули его в полутора метрах от земли. Похлопали по взмокшей спине: «Нормально, командир! Дело пойдет». И ведь пошло... Истинные спецназовцы никогда не стесняются перенимать опыт у младших своих братишек. Для них главное — чтобы на пользу общему делу...

Однажды мы встретились с ними в Москве, когда знакомцы мои направлялись со своего Урала на свой Кавказ. Петрушин как раз «умыкнул» молодого своего товарища из пожарной части, куда Олег Терешкин устроился после срочной. Теперь вез его в свой отряд, радуясь, что будет в «Росиче» классный высотник, специалист по штурму зданий. Жена моя встретила гостей фразой, которая помнится до сих пор: «Вы что, братья?» Женщина, сама того не подозревая, уловила спецназовскую суть — сочла братьями двух совершенно не похожих внешне военных. И не одинаковая форма, не их краповые береты были причиной сходства, но родство душ, похожесть жизненных устремлений, которые так и сквозили в их поведении, разговоре.

Провожая их на Казанском вокзале, обнимая у вагона с табличкой «Москва — Грозный», разве мог я подумать, что едут мои братишки навстречу скорой войне? Разве мог подумать тогда Евгений, что будет хоронить Олега, своего подчиненного, земляка, товарища, в апреле 95-го. Разве думал Олег о своей посмертной Золотой Звезде?

Бой

Отголоски того боя слышались в сбивчивом рассказе двух солдат, Берца и Большого, которые были на Лысой горе 18 апреля 95-го. Тогда эти парни, рискуя собственными молодыми жизнями, еще надеялись спасти прапорщика Терешкина.

—...Пацаны наши сели, прикрывают и кричат: «Тяни его, оттаскивай сюда!» Я его тяну, дотянул до них. Поворачиваюсь — встает Зозуля. Хватается за ноги: «А-а, сволочи!» И идет так же, как прапорщик Терешкин шел. Пырса к нему подбегает: «Товарищ лейтенант, что с вами, помочь, промедол дать?». — «Нет, все в порядке». Только Пырса падает, начинает стрелять... А Зозуле прямо в щеку, в голову струя, пулемет или автомат... И он мне на ноги сзади упал. Я его откинул, даже не узнал — лицо какое-то изменившееся, кровь хлещет. И тут же старшина наш, Старичок, к нему: «Андрюха!!!» Я еще подумал про старшину — чего кинулся, стоял бы себе за деревом, мы бы оттянули сами. И тут же старшину нашего ранило в руку...

Я говорю:»Давайте старшину вниз». А он не хотел спускаться. Ну, Зозулю оттянули немножко, потом прапорщика Терешкина вытащил. Бой продолжался, я не видел, как других убивало. Я видел, как Кубата убило — когда он полз, его очередь по спине чирканула, прямо через «броник». Так: «Чух-чух-чух...» Разрывы такие. У меня в голове... Я уже ничего не соображал.

Вытянул Терешкина метров на двадцать. Подбежал начмед, весь уже замученный. Мы Терешкину «броник» срезали, смотрим — у него сквозное ранение прямо в живот. Давай его перевязывать. Не получается в этом кипеже, в спешке. Кое-как накладку сделали и побежали вниз. Наполовину спустились — и там стреляют, снизу. Ну, мы попадали... Спускал я его с Железякой, с сержантом еще одним и с контрактником. Попадали все и лежим. Там тоже наши оборону заняли. Короче, такое ощущение было, что некуда бежать. Лежишь такой...

Я уже гранату достал, чеку вытащил. Лежу, думаю, все — буду гранатами откидываться. Лежал, лежал, потом думаю, чего лежать? Гранату запихал обратно и побежал наверх. Смотрю — Горелый сидит и орет. Подбегаю, смотрю, Шульгов рядом лежит, из нашей группы. Ему в спину попали, входное отверстие маленькое, а спереди... вывалилась вся требуха. Сложили аккуратно, олимпийку натянули, говорю: «Подай мне на спину». И побежал с ним вниз. Добегаю, где лежал прапорщик Терешкин, рядом Шульгова положил. Хотел назад идти, смотрю — снизу «витязей» отряд поднимается. Мы сначала думали — чеченцы, приготовились бой вести. Они стали кричать: «Братаны! Москва! Все нормально!». Спрашивают: «Где бой?». Мы: «Там, выше». Они как туда ломанулись. А мы взяли прапорщика Терешкина на палатку и побежали вниз.

Засунули в БТР его, потом принесли раненного в живот из четвертой группы и старшину нашего, Старичка, его уже перевязали, но он белый весь. Засунули и их. Я вместе с ними поехал — держал Терешкина. У него еще был пульс, когда тащили в БТР, а когда привезли, сказали — все, нет ничего...

Бессмертие

Генерал Романов потом скажет командиру отряда «Росич»: «Если бы вы не продержались на Лысой, наша бригада в Бамуте была бы уничтожена...»

«Росич» продержался ценою жизни десяти своих парней. Четверо стали Героями России посмертно:
старший лейтенант Михаил Немыткин,
лейтенант Андрей Зозуля,
прапорщик Олег Терешкин,
рядовой Рафик Кадырбулатов.

Они сковали силы боевиков, отвлекли их от самого Бамута, где, зажатые в межгорье, сражались подразделения бригады оперативного назначения. Втянутые в бамутский треугольник войска оказались под огнем с господствующих высот, среди которых гора Лысая — важнейшая. Не выигранный бой — еще не значит проигранный. Наверное, в таких случаях и говорят: цену жизни спроси у мертвых... 
В отряде «Росич» никто из тех, кто был в бою на Лысой, не спросил: «Ради чего мы это делали?» В спецназе привыкли выполнять даже невыполнимый приказ. А в войсках давно уже сложилось мнение, что спецназ все может. Тот же генерал Романов, любимый войсками командующий, умница и прозорливец, когда будет подводить с командиром отряда итоги того боевого дня, задаст горький риторический вопрос: «А кого бы я послал?»

18 апреля 95-го нашли подтверждение, подтверждение на крови, непреложные суворовские заповеди «Сам погибай, а товарища выручай», «Нет уз святее товарищества». «Росичи» не сделали в том бою ни одной ошибки. А потери понесли только потому, что не хотели оставить на поле боя своих раненых и убитых братишек. И погибали геройски сами...

Да, ввязались в бой с превосходящими силами противника, пытаясь выручить солдат. Миша Немыткин сказал первым: «Отходить не буду, у меня нет солдата!» Отдал свою станцию Олегу Терешкину и пополз влево вверх по высотке. Там выстрелы. Старичок вызывает: «Миша! Миша!» Нет ответа. Снизу: «Отходите!» А как отойдешь, когда кругом бой, когда людей нет? Старичок с Терешкиным пошли влево вверх. И пошла карусель!.. Подскочил капитан Виталий Цымановский: «Где ребята?» А хрен поймешь! Вон поволокли Зозулю... Цымановский — Терешкину: «Олег, за мной! Вперед!» Старичок только и успел крикнуть: «Виталя, смотри, везде прострел...» Еще увидел, как откатился Олег, а Цыма застыл на месте...

Унсовец, украинский наемник, воевавший на стороне дудаевских боевиков, в своих мемуарах, опубликованных журналом «Солдат удачи», вспоминает-бредит по поводу бамутских дел: «В батальоне (чеченском. — Б.К.) имелись и две радиостанции «Кобра». Они были захвачены в ходе успешного боя с «Витязем». Это элитное подразделение поразило всех совершенно «киношной» тактикой. Шли, как каппелевцы в психическую атаку: в полный рост, клином, с боков бронетехника. Потом на поле боя я насчитал до 20 убитых и тяжелораненых».

Тут только и сказать, что в огороде бузина, в Киеве дядька, да к тому же дядька этот шибко пьян, с больным воображением, да еще врун изрядный... Ну его к лешему! Да вот обидно, что бредни его растиражированы, крик «диких гусей» украинско-чеченской породы разнесся, оскорбляя память истинных солдат России.

Да, и лейтенант Зозуля, и прапорщик Терешкин поднимались в полный рост и шли в свою последнюю атаку с отвагой. Они сознавали, что настал их срок «чужие гасить амбразуры». Потому — Герои.
Бамутские боевики сами признали во всеуслышание — против них на Лысой горе бились настоящие воины, настоящие мужчины. Похвала врага — не истина в последней инстанции, но такие слова вряд ли говорятся из лести...

Старшина Старичок, Ромка Пьянков и другие бойцы, раненные в том бою, попали в свердловский госпиталь. Майор Петрушин после похорон Олега Терешкина заехал навестить боевых друзей. Рассказал, как прощались с земляком в Свердловске-45. Был в этом городе один-единственный Герой Советского Союза — Сиротин, за ту войну Золотую Звезду получил, за Великую Отечественную. Теперь вот и Герой России покоится в уральской земле. В пожарной части, где Олег служил после срочной, сделали мемориал в его честь. В боевом расчете при выезде на пожар место Терешкина никто не занимает — будто в отпуске сегодня Олег, будто на днях выйдет... Приказом министра внутренних дел России прапорщик Олег Викторович Терешкин навечно зачислен в списки своего отряда. И в отряде «Витязь» он навсегда свой. «Витязи», участники того легендарного боя, когда вспоминают, сокрушаются об одном — не смогли вытащить из того пекла всех своих братишек...

Бамут. Вид с лысой горы

Показать источник
Автор: Борис Карпов, фото Олега Смирнова
Просмотров: 1276

Комментарии к статье (0)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня Янв >
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Сотрудничество
Реклама на сайте
Мы поддерживаем:

главный сайт ВМФ

Реклама