Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Методы и приемы иностранных разведовательных органов
Отправить другу

О подрывной деятельности фашистских разведок в СССР и задачах борьбы с нею (сборник, 1937 год)

За последнее время советская разведка разоблачила ряд шпионов, диверсантов, вредителей - агентов фашистских разведок. Следствие и суд над бандитами раскрыли чудовищные преступления фашистских наемников, злейших врагов народа - троцкистов, бухаринцев, тухачевских, гамарников, якиров и прочих. Вся эта предательская падаль получила по заслугам.

Сталинский призыв к бдительности и беспощадной борьбе с фашистскими шпионами нашел горячий отклик в самых широких массах советского народа. Выкуривая шпионов из их нор и щелей, трудящиеся нашей великой социалистической родины знакомятся с подлыми средствами и способами подрывной деятельности фашистских разведок, учатся распознавать, разоблачать врага, под какой бы маской он ни скрывался.


I.
Готовя нападение на СССР, фашизм задается коварной целью - заранее, до открытого удара, подорвать оборонную мощь нашей страны подпольной, тайной войной. Для этой гнусной и подлой тайной войны враги Советского Союза располагают специальными учреждениями - разведками. Прямая задача фашистских разведок состоит в том, чтобы выведать наши государственные и военные тайны, взрывать наши фабрики, заводы, электростанции, железные дороги, из-за угла убивать трудящихся и их руководителей, вредить Советскому Союзу любыми способами, не брезгуя ничем. Засылая своих агентов друг к другу, фашистские государства засылают к нам, в тылы Советского Союза, как говорил товарищ Сталин,

"...вдвое и втрое больше вредителей, шпионов, диверсантов и убийц, чем в тылы любого буржуазного государства"1.

Разведки капиталистических стран - эти штабы тайной войны против СССР - служат фашизму. Они являются злейшим врагом демократии, врагом политики мира. Внутри своих стран буржуазия использует разведку для борьбы с нарастающим революционным движением трудящихся масс. С помощью шпионажа и провокаций фашисты расправляются с народом - с рабочим классом, крестьянством, интеллигенцией. Но кто же осуществляет задания разведывательных органов капиталистических государств? Кого используют разведки для того, чтобы выкрадывать военные тайны Советского Союза, проводить вредительство на наших предприятиях, совершать диверсии, взрывы, поджоги, убийства трудящихся?

Фашистские разведки не могут рассчитывать на то, чтобы привлечь в ряды своих агентов трудящихся - рабочих, крестьян, интеллигенцию своих стран. Разведки капиталистических государств хорошо знают, что симпатии трудящихся масс всего честного человечества - на стороне Советского Союза. Да и как может фашистская разведка предложить трудящемуся идти поджигать советские заводы, убивать рабочих СССР, шпионить, подрывать мощь первого в мире социалистического государства! Каждый честный человек во всем мире с негодованием отбросит это гнусное предложение.

Только грязные руки могут делать грязное дело.

На службе иностранных разведок состоят человеческие отбросы. Капиталистические разведки набирают себе работников из мира уголовных преступников, проституток, авантюристов, деклассированных элементов. Мерзавцы, для которых нет ни идей, ни принципов, ничего священного, провокаторы, предатели, готовые пойти на все ради денег, грабители, наемные убийцы, мошенники, белоэмигрантская падаль, выброшенная Великой Октябрьской социалистической революцией за пределы нашей страны, - весь этот человеческий мусор поставляет сотрудников разведкам капиталистических государств.

Разведки капиталистических стран строят свою работу на использовании самых низменных побуждений и свойств. Корысть и грязные пороки, звериная ненависть к народу и безыдейность - вот на чем зиждется их деятельность.

Ярким примером может служить заявление на имя прокурора Союза ССР т. Вышинского, написанное после ареста крупным диверсантом, орудовавшим в нашей стране.

"Перед тем, как предстать перед судом СССР, я хочу Вам объяснить причины, толкнувшие меня на преступление. Я сознаю, что, занимаясь разведывательной деятельностью, готовя разрушительные акты, нанес большой ущерб интересам той страны, которая дала мне приют и работу. За всю свою жизнь я никогда не интересовался политикой, она мне чужда. Вся моя жизнь состояла из кутежей, женщин и карт. Я вел разгульную жизнь и не обращал внимания на то, что творилось в той стране, в которой я жил. Поэтому, когда мне предложили заняться шпионажем, я не стад раздумывать и согласился на преступление. Почему? Я отвечаю на это просто - мне нужны были деньги, а мне их предложили. Если бы кто-либо другой предложил мне заниматься шпионажем для разведки любой страны, я также бы согласился, лишь бы платили деньги. К шпионажу я привлекал людей, которые вели такую же жизнь, как и я.

Из всех привлеченных мною к шпионажу Вы не найдете ни одного честного человека. Все любили широкий разгул и деньги и поэтому легко шли на преступление".

Так говорят сами о себе агенты иностранных разведок.

В СССР разведки иностранных государств имеют свою агентуру в лице остатков враждебных нам классов, разгромленных антисоветских партий и группировок, в особенности - троцкистов и правых предателей. Разведки охотно вербуют агентов из бывших кулаков, белогвардейских офицеров, остатков контрреволюционных партий, меньшевиков, эсеров, анархистов, буржуазных националистов: дашнаков, муссаватистов, национал-демократов, борьбистов, боротьбистов, алашордынцев.

Но особенно пригодными для роли агентов фашистских разведок оказались злейшие враги народа - троцкисты и правые предатели.

Троцкистско-зиновьевские и бухаринско-рыковские бандиты - преданные холопы фашистских разведок, потому что они не брезгуют самыми гнусными, самыми отвратительными средствами борьбы против своей родины. Прикажет иностранная разведка устроить крушение на железной дороге, взорвать мост, отравить рабочих, убить партийного или советского работника - троцкистская мразь и правые предатели готовы на все, пойдут на любое злодеяние. Ведь вся эта контрреволюционная падаль злобно ненавидит социалистический строй и жаждет восстановления капитализма.

Троцкистские и правые выродки пригодны для роли фашистских агентов главным образом потому, что они - опытные двурушники, хорошо замаскированные лазутчики, прошедшие большую "школу" тайной подрывной борьбы против партии и советской власти.

Троцкисты и правые предатели недаром старались использовать партийный билет как средство маскировки своей гнусной деятельности.

"...Имея партийные билеты и прикидываясь друзьями советской власти, они, - говорил товарищ Сталин, - обманывали наших людей политически, злоупотребляли доверием, вредили втихомолку и открывали наши государственные секреты врагам Советского Союза. "Преимущество" сомнительное по своей политической и моральной ценности, но все же "преимущество". Этим "преимуществом" и объясняется, собственно, то обстоятельство, что троцкистские вредители, как люди с партбилетом, имеющие доступ во все места наших учреждений и организаций, оказались прямой находкой для разведывательных органов иностранных государств"2.

Товарищ Сталин показал также, из кого состоят резервы троцкистских вредителей, шпионов, диверсантов - агентов иностранных разведок в СССР, а также за рубежом. В СССР - это остатки разбитых эксплуататорских классов - помещиков, буржуазии, кулачества.

За пределами СССР резервы троцкизма состоят из целого ряда групп и организаций, враждебных Советскому Союзу. Такие предатели, как Шефло в Норвегии, Суварин во Франции, Рут Фишер, Маслов, Урбанс в Германии, Истмен в Америке, троцкистские группки в Испании, троцкистский контрреволюционный IV интернационал, "состоящий, - как указал товарищ Сталин, - на две трети из шпионов и диверсантов", - все это резервы разведок капиталистических государств.


II.
Фашистские разведки проводят специальную подготовку агентов, намечаемых ими для переброски в СССР. На особых курсах будущие шпионы, диверсанты и вредители изучают технику диверсий, фотографию, радиодело, тайнопись. Для того чтобы шпион, будучи в СССР, мог лучше маскироваться, он изучает советскую литературу, читает советские газеты. Обращается внимание на то, чтобы шпион изучал быт советского народа, знал наши песни, усвоил язык, новые выражения, слова.

После такой подготовки разведки осуществляют переброску агента в СССР. Для переброски шпионов применяются самые разнообразные способы. В одних случаях разведка помогает своему агенту тайно перейти границу. В других случаях разведка создает свои организации, действующие под "коммунистическим" флагом. В эти организации насаждаются матерые шпионы. Затем инсценируется "провал" "коммунистической" организации и "побег" ее работников в СССР.

Так действовала, например, польская разведка, насадившая своих агентов, провокаторов, шпионов в организации коммунистической партии Западной Украины, в "Белорусскую Громаду".

Недаром кадры польской разведки воспитаны Пилсудским, который, как известно, еще в 1904-1905 гг. был связан с японской разведкой.

Наряду с польской разведкой можно назвать японскую, создавшую шпионские организации в Корее под видом "левых" групп и партий.

Один шпион соседней страны был переброшен на территорию СССР следующим образом:

По заданию разведки этот шпион - назовем его Ц. - напился в одном из ресторанов провинциального городка, где он проживал, и учинил пьяный дебош. В пьяном виде Ц. пел "Интернационал". На следующий день в местной газете появилась заметка, подробно излагавшая случай с Ц. как выходку скрытого большевика.

С вырезкой из газеты в кармане Ц. был нелегально переправлен разведкой на нашу сторону. Он сам явился к пограничной охране и в качестве "рекомендации" предъявил заметку из газеты.

Нередко перебежавший границу шпион является к советским пограничникам и заявляет, что он дезертировал из армии соседнего государства. Расписывая свое "желание" жить и работать в СССР, такой шпион рассчитывает остаться в Советской стране, устроиться на работу и затем начать шпионско-диверсионную деятельность. Иногда шпион, перейдя границу, "разоблачает" себя перед пограничной охраной. Он "рассказывает" о полученных им от иностранной разведки заданиях. Таким путем шпион пытается отвести от себя какое бы то ни было подозрение. В этом случае фальшивое "саморазоблачение" используется для лучшей маскировки действительной шпионской работы.

Немало шпионов перебрасывается в СССР под видом иностранных специалистов. Так, например, фашист, германский подданный инженер Штиклинг использовал свое положение "специалиста" на Кемеровских рудниках для вредительства и подрывной деятельности вместе со своими троцкистскими наймитами. На суде Штиклинг признал, что он прибыл в СССР с целью нанести вред Советскому государству, для вредительской работы и диверсий. Осужденный по деду антисоветского троцкистского центра, предатель и диверсант, германский шпион троцкист Шестов рассказал на суде, что в Западной Сибири орудовала целая шайка немецких диверсантов, пробравшихся на предприятия в качестве иностранных специалистов.

Шпионы были в составе группы японских специалистов, работавших в 1930 г. в СССР на транспорте.

Шпионы перебрасываются в СССР также под видом "интуристов".

Разведки прилагают большие старания для того, чтобы заманить в свои сети советских граждан, приезжающих за границу по делам службы.

Так, японская разведка развила широкую вербовку своих агентов среди сотрудников Китайско-Восточной железной дороги, проживающих в течение ряда лет в Харбине.

Возвращение советских граждан - служащих КВЖД - в СССР после продажи КВЖД Японии японская разведка использовала для переброски завербованных ею шпионов и диверсантов.

Перебрасываемый в СССР шпион-диверсант получает от своего начальства явки к шпионам, уже действующим на советской территории, а также задания по шпионажу, диверсиям, вредительству.

Зачастую шпиону не дают никаких явок, а за получением материалов и с инструкциями присылают в дальнейшем специального агента - связника.

Для подрывной деятельности своих агентов иностранные разведки намечают основные узлы народного хозяйства СССР - транспорт, крупные заводы, предприятия оборонного значения, военные склады, электростанции, водопровод и т.д. Агенты иностранных разведок стараются выполнить то, о чем писал своим приспешникам главарь шпионской банды - Иуда Троцкий: "наносить чувствительные удары в самые чувствительные места".

В целях лучшей маскировки шпиону предлагают сначала "пустить корни" на советской почве, прочно обосноваться и лишь потом развертывать подрывную деятельность. Шпион старается поэтому войти в доверие окружающих, завоевать авторитет, продвинуться по службе.

Особые старания прилагаются для того, чтобы добыть партийный билет. Шпион стремится зарекомендовать себя "своим" человеком, преданным советской власти и партии. Он надевает на себя личину честного советского гражданина, иногда и личину коммуниста, чтобы скрыть свою подлую работу.

Пробравшись в наши предприятия, учреждения, в партию, в комсомол, эти враги народа прячут свое истинное лицо - агентов иностранных разведок - шпионов, диверсантов, вредителей, троцкистских, правых и иных двурушников.

В своем докладе на пленуме ЦК ВКП(б) 3 марта 1937 г. товарищ Сталин показал, что методом работы этих мерзавцев является

"...маскировка своих взглядов, подобострастное и подхалимское восхваление взглядов своих противников, фарисейское и фальшивое втаптывание в грязь своих собственных взглядов".

Например, польский шпион Ч., переброшенный еще в 1925 году в СССР, выполняя задание польской разведки, принял советское гражданство, пробрался в ряды партии, окончил технический вуз и поступил на крупное предприятие в качестве инженера. Только тогда, т.е. спустя десять лет после переброски в СССР, Ч. приступил к выполнению диверсионных заданий польской разведки. Маска молодого советского инженера, окончившего советский вуз, члена партии, прикрывала его гнусную деятельность. На предприятии, где он работал, Ч. создал диверсионную группу из троцкистов и бывших белогвардейских офицеров. Ч. и его приспешники были схвачены во время подготовки поджога предприятия.


III.
Перебрасывая своих агентов на территорию СССР из-за рубежа, разведки капиталистических стран одновременно прилагают особые усилия к тому, чтобы завербовать шпионов, диверсантов, вредителей в самом СССР, среди местного населения. У завербованных таким образом шпионов - наиболее надежное прикрытие. Они лучше других знают людей, местность, язык, быт, нравы нашей страны, которой они изменили. Им лучше, чем перебрасываемым из-за рубежа шпионам, известны наша внутренняя жизнь, средства нашей работы и борьбы.

Иностранной разведке выгоднее иметь в качестве агентов людей, которые занимают определенное положение в стране, пользуются доверием и поэтому могут наиболее ловко маскировать свою подлую деятельность.

Способы вербовки агентов иностранными разведками в среде советских граждан, едущих за границу, уже описывались в нашей печати. Следует остановиться на том, как вербуют своих агентов иностранные разведки на территории Советского Союза. Эти способы разнообразны. Фашистские разведки заранее внимательно изучают намеченных ими людей, выискивают их слабости, с тем чтобы действовать наверняка.

Это изучение ведется продолжительное время. Наметив человека, вербовщик иностранной разведки детально выясняет его биографию, узнает его политические настроения, людей, с которыми он встречается, дружит или находится в родстве.

Особенное внимание обращается на склонности того или другого гражданина, которого фашистская разведка рассчитывает завербовать, - жадность к деньгам, приверженность к вину, наклонность к легким связям с женщинами, страсть к нарядам.

В зависимости от результатов такого изучения агент иностранной разведки выбирает способы обработки облюбованного им человека для того, чтобы завлечь его в свои сети. Вот, например, история одной измены. Крупный специалист одной из отраслей народного хозяйства инженер Ф. когда-то, в 1918 году, будучи на Украине, участвовал в гайдамацком отряде петлюровцев. После разгрома Петлюры и окончания гражданской войны Ф. уехал с Украины и поселился в одном из крупных индустриальных центров. Руководя цехом на большом заводе, Ф. неплохо работал, продвигался вперед. За 15 лет работы он проявил себя как знающий и растущий специалист.

Но Ф. допустил крупнейшую ошибку: он скрыл свое участие в гайдамацком отряде в 1918 году. Этим обстоятельством и воспользовалась разведка одного иностранного государства. Однажды вечером в квартире Ф. зазвонил телефон. Ф. снял трубку. Иностранный специалист, с недавнего времени работавший на том же предприятии, что и Ф., просил свидания по чрезвычайно важному вопросу. Ф. согласился.

В назначенное время иностранный специалист был в служебном кабинете Ф. Он напомнил Ф., что знает его с 1918 года по Украине и видел его там в петлюровском отряде. После этого напоминания "специалист" (оказавшийся потом крупным шпионом) попросил Ф. дать для иностранного государства информацию о новых конструкциях моделей, изготовлявшихся в цехе, которым Ф. руководил. "Специалист" обещал щедрое вознаграждение. Ф. возмутился и готов был выгнать собеседника. Но "специалист" с наглым хладнокровием заявил, что если Ф. не согласится стать шпионом, то факт его участия в гайдамацком отряде, им утаенный, станет завтра же известным. Кроме того, в случае, если Ф. сообщит правительственным органам об их беседе, то "специалист" заявит, что Ф. еще в 1918 году был связан с иностранной разведкой и поэтому скрывает свое участие в петлюровском отряде.

Вместо того чтобы чистосердечно рассказать советским органам о своем прошлом и разоблачить наглый шантаж, Ф. - человек неустойчивый - скрыл свой разговор со шпионом. Вскоре Ф. стал выполнять все более настойчивые и наглые требования шпиона, а затем стал активным диверсантом - изменником родины.

Наиболее выгодными для иностранных разведок агентами являются троцкисты и правые предатели. Их по существу и не приходится вербовать для шпионской, вредительской и диверсионной работы. Иностранные разведки только "оформляют" свою связь с троцкистскими и бухаринскими изменниками. Так было, например, с троцкистскими, бандитами - японскими шпионами, осужденными по делу антисоветского троцкистского центра. Мерзавцы Лившиц, Князев, Турок просто связывались с японской разведкой. И матерые троцкисты и японская разведка знали, что у них одни и те же цели и средства борьбы с советским народом.

Заслуживает внимания следующий случай. Некто М., принадлежавший к троцкистской оппозиции в 1925-1927 годах и затем подавший заявление об отходе от нее, был в 1932 году послан наркоматом в служебную командировку за границу. Двурушнически выступая на собраниях и в печати за генеральную линию партии, М. на деле не порывал с троцкизмом.

Встретившись за границей с местными троцкистами, М. сразу же вошел в троцкистскую организацию. Через некоторое время М. был вызван в гестапо. Принявший М. чиновник гестапо заявил ему, что германской тайной полиции известно, что он, М., является троцкистом и что поэтому М. отныне будет вести шпионскую и диверсионно-вредительскую работу в СССР по заданиям германской разведки. В доказательство тесной связи германской разведки с троцкистами чиновник показал М. ряд расписок знакомых ему троцкистов, получавших деньги за выполнение заданий германской разведки.

Чиновник предложил М. сразу же по возвращении в СССР активно включиться в работу подпольной троцкистской организации.

Вскоре М. выехал обратно в Советский Союз. При проезде через Польшу в вагон, где ехал М., вошел неизвестный, отрекомендовавшийся "журналистом", и завел с М. беседу на тему о жизни в СССР. Из беседы М. понял, что его политическая физиономия так же хорошо известна польскому "журналисту", как и чиновнику гестапо в Берлине. "Журналист" сообщил М., что он осведомлен о том, что М. состоит в троцкистской организации. М. подтвердил это. Тогда "журналист" заявил, что он является представителем польской разведки и уполномочен предложить М. вести шпионскую и диверсионную работу по заданиям польской разведки. М., зная о троцкистских установках на "работу" в пользу и Германии и Польши, согласился.

Так троцкист оформился в качестве шпиона, служащего одновременно даже не одной, а двум фашистским разведкам.

Иностранные разведки легко вербуют людей, утаивших от партии свою принадлежность к троцкизму или к правым в прошлом и сохранивших связи с троцкистами или правыми предателями. Так, например, был завербован инженер З., член партии, скрывший от партии свою связь с правой оппозицией. Самый факт обмана партии не был случайным для З. Он не был твердым коммунистом с большой внутренней убежденностью. Наоборот, З. не раз колебался в важнейших политических вопросах. Изучавшие З. шпионы выяснили, что З. может быть без труда завербован вследствие своей политической неустойчивости. Однажды в служебный кабинет З. явился секретарь иностранного консульства и, ссылаясь на связь З. с правыми предателями, прямо потребовал выдачи секретных сведений. З. сначала отказался от роли шпиона и хотел сообщить о визите "дипломата" органам государственной безопасности. Тогда секретарь консульства предупредил З., что в этом случае он разоблачит З., как участника контрреволюционной организации правых. З. заколебался. Этого только и ждал "дипломат". Он усилил нажим на З., и вскоре последний стал агентом германской разведки.

Если в приведенном случае иностранная разведка ухватилась за то, что неустойчивый коммунист скрыл от партии факт своей политической биографии, то в других случаях шпион вербует для своих целей "обиженного". Так, например, некто С., работник одного из оборонных предприятий, был перемещен на низшую должность, как не справляющийся с порученным ему делом, плохо выполняющий задания. Вместо того чтобы принять перемещение как должный урок и постараться исправиться, С. обиделся. Он обвинял руководство в "несправедливости", стал еще хуже работать. Вскоре С. был приглашен для беседы сотрудником другого отдела того же предприятия, неким В. В беседе В. стал распространяться о том, что С. на предприятии "не оценили", и затем предложил ему работу в своем отделе. Зная, что С. любит выпить и играть в карты, В. - впоследствии оказавшийся шпионом - стал одалживать С. деньги. Затем В. потребовал у С. выполнения шпионских заданий. "Обязанный" В. своей новой работой, задолжавший ему порядочную сумму денег, С. запутался в сетях шпиона и стал его пособником.

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Фев >
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728     
Сотрудничество
Реклама на сайте




Реклама