Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Небольшие рассказы
Отправить другу

Ночь под новый год

Калининский фронт, 3-я армия, 31 декабря 1942 года.
г. Белый - Сычёвка

Вот уже 10 дней на участке 101-й стрелковой бригады (позывной «Комар») очень «горячо». И хотя из сообщений Совинформбюро мы узнаем, что «на Калининском фронте без перемен», обстановка здесь меняется не по дням, а по часам. Окружающая местность на участке бригады холмистая, лесистая и болотистая - сплошное бездорожье. Противник здесь активизировался, соседи на флангах отошли, и бригада оказалась на значительном выступе. Зарывшись в землю, она пока держалась.

Командарму, как известно, всегда нужна устойчивая связь со своими частями, в подобной же ситуации - особенно. Но связи с «Комаром» практически нет ни по проводам, ни по радио. Только фельдъегерям удается проскочить туда и обратно, да и то лишь ночью. И пока НША уточняет обстановку согласно донесениям, она успевает существенно измениться.

Так вот... в этой обстановке и в это время мне, старшему радиотелеграфисту радиостанции РАФ, радисту первого класса старшине Орлову П.А., и моему фронтовому товарищу старшине В.Ф. Обраменко поручили обеспечить радиосвязь с этим самым «Комаром». Сидим на связи круглосуточно. Слушаем, зовем, передаем ему радиограммы «втемную», но «Комар» молчит. Замначсвязи по радио майор Поляк постоянно торчит за спиной, дает разные советы и сам иногда садится за ключ. «Комар» молчит. Но вдруг радость - вылез в эфир «Комар»! Он пропищал наши позывные, сразу же передал сигнал «ГУХОР» (вас не слышу) и, не спрашивая согласия, тиснул нам радиограмму групп на сто пятьдесят. Принимали вдвоем, слышимость очень плохая. Следовало бы кое-что уточнить, но «Комар», не требуя «квитанции», снова исчезает. Начальство сильно ругается... грозится всех повесить, но... «Комар» молчит.

В ночь с 30 на 31 - мое дежурство. Напялил наушники и жажду встречи с «Комаром» в эфире. И вот, примерно в 23 часа, прибегает майор Поляк.

- Собирайся, - говорит, - поедешь к «Комару». Фельдъегерь отправляется в бригаду и захватит тебя. Чтобы связь была! Иначе можешь не возвращаться. Здесь на связи с тобой будет Обраменко.

Вручил он мне документы: письмо начальнику связи бригады и пропуск - на случай обратного моего возвращения, если придется... Вот и все. Через полчаса я уже мчался на «виллисе» фельдъегеря к передовой. До наступления Нового 1943 года оставалось примерно 24 часа. Было очень холодно... резкие порывы северного ветра закручивали снежные вихри перед самым носом машины, сильно пуржило...

Завернувшись в тулуп, который фельдъегерь обычно брал с собой в дорогу для начальства и который теперь любезно предложил мне, я крепко уснул. Автомобиль несся по ухабам заснеженной фронтовой дороги, урчал, трясся, прыгал, а я спал. Проснулся только один раз, когда рядом бухнуло.

- Уже передовая? - спросил я.

- Здесь везде передовая, - ответил спокойно автоматчик, сопровождавший фельдъегеря.

«Ну, уж теперь-то я не усну», - подумал я и стал проваливаться в небытие, обдавшее меня теплом и крепким запахом свежевыделанной овчины.

Вставай, старшина, приехали! - встряхивая меня за плечо, произнес громко водитель. Связисты там, я провожу, - добавил он и указал рукой в сторону смутно видневшихся невысоких елочек.

Передний край здесь ощущался определенно и четко: почти рядом, за холмом, слышались редкие пулеметные очереди, потрескивали автоматы, где-то недалеко бухали взрывы. Вдруг вспыхивали и зависали в вышине осветительные ракеты. Был пятый час утра...

Что-то фрицы поутихли, - сказал мне водитель, когда мы шли к связистам.

- Шнапс, наверное, глушат гады, перед Новым годом. До Нового года оставалось примерно 19 часов.

- Здесь, - указал водитель на маленькое укрытие, вырытое на крутом склоне овражка и похожее на недостроенный блиндаж. Вход его был закрыт большим куском старого брезента и тщательно замаскирован небольшими срубленными елочками.

Протискиваюсь между елочками, отстраняю брезент... ну, так и есть! Стоит себе РСБушка в этакой теплой избушке - уют и красота! Открываю дверь радиостанции - там четыре человека: двое в наушниках слушают эфир. Значит, это и есть радисты «Комара».

- Привет труженикам эфира, - говорю, - где ваше начальство?

Оказывается, здесь начальство и есть - старший сержант Иващенко. Он пока и.о. начальника станции, тот, что был начальником , два дня назад погиб. Объясняю, кто я и зачем прибыл. Удивляются...

- Так вот почему не слышно «Комара», - говорю им, - вы же зарыли радиостанцию в землю вместе с антенной. Ну и дела!

Действительно, укороченная штыревая антенна, предназначенная для работы на ходу или на коротких остановках на марше, упиралась в покрытие, сработанное из жердей, брезента, земли и теперь засыпанное толстым слоем снега. Объясняю, что радиостанцию нужно выкатить из укрытия, развернуть антенну «наклонный луч с противовесом» и немедленно приступить к работе. На столике радиста лежала стопка радиограмм, предназначенных для передачи в штаб армии.

- Никак нельзя, - говорят, - мины и сюда часто залетают, а начальник связи бригады майор Абазадзе пообещал нас всех расстрелять, если со станцией что-нибудь случится...

- На войне как на войне! Разбирайте ели и выкатывайте станцию хотя бы на несколько метров, чтобы можно было развернуть нужную антенную систему. На этот раз сержант Иващенко не стал со мной спорить, но убежал искать майора. Отсутствовал он минут 25-30. За это время мы с ребятами вытащили весь хлам из сундуков, среди которого нашли то, что было нужно. Но вот пришел и сам начальник связи бригады майор В.Г. Абазадзе. Знакомясь со мной, он просто сказал: «Володя». Это был молодой человек лет 25-26, энергичный, высокий, с лихорадочно блестящими глазами. По-русски он говорил довольно хорошо, но с сильным грузинским акцентом. Я вручил ему свои документы и письмо, адресованное лично ему. В письме майор Поляк просил его оказывать мне всяческую помощь. Прочитав письмо, он, явно торопясь, произнес:

- Годится! Под твою ответственность... делай, что надо... только связь мне давай, старшина, связь!

Обращаясь к ребятам и указывая на меня, сказал:

- Это теперь ваш начальник. Все его указания выполнять! Ясно? - и, выпрыгнув из станции, куда-то умчался.

Для того чтобы выкатить из укрытия радиостанцию, собрать и развернуть антенну, которой, как оказалось, никогда ранее не пользовались, потребовалось не менее часа. Когда я, наконец-то, нажал на ключ, чтобы настроить передатчик, было уже около восьми часов утра. До наступления Нового года оставалось 16 часов. На связь вышел сразу же. Слышимость - на пятерку. По почерку узнал - работает Василь Обраменко. Обменялись приветствиями, и началась работа: две радиограммы подряд он передает мне, я подтверждаю, что принял, и тут же передаю две радиограммы ему. Поскольку я посадил рядом с собой второго радиста и прием шел параллельно, то запросов и повторений практически не было. Так проработали два часа, четыре, а радиограммы все несли и несли. Не забыли и о фронтовом обеде - его принесли в котелках прямо на радиостанцию. Пришел к нам и майор Абазадзе. Казалось, он был возбужден до предела.

- Так держать, радисты! - сказал он бодро. - Комбриг очень доволен связью... я вам новогодние подарки готовлю. А «Фрицы» совсем обнаглели... в батальонах большие потери. Командующий просит продержаться до ночи, потом он выведет нас из боя и... на отдых. Теперь уже скоро.

Он вышел из станции, но спустя минуту вернулся и, приоткрыв дверь, сказал: «Я приду поздравить вас с Новым годом, обязательно!»

К 16 часам бой достиг, очевидно, максимального накала. Слышимые утром пулеметные и автоматные очереди да отдельные взрывы мин и снарядов превратились теперь в сплошной гул. И среди этого хаоса звуков вдруг слышится такое близкое и родное: «Ура-а-а!». Значит, еще живы, значит, еще держимся...

Сюда, в ложбину, где работает радиостанция, все чаще залетают мины. Они разрываются с каким-то отвратительным хрюкающим звуком: «Хрясь! Хрусь! Чвак!». И на снегу остаются черно-бурые пятна-следы: здесь прошла смерть. Но вот снова: - хрясь!!! Это уже совсем близко от радиостанции. Осколками пересекло противовес антенны. Повреждение быстро устранили, и станция продолжает работать. Механик радиостанции сержант Яицкий, он же водитель, он же часовой, если понадобится, человек уже пожилой, ходит возле своего движка и бормочет: «Господи! Хоть бы магнето не вышло из строя... хоть бы мины сюда не летели... Господи!»

Но часам к 20 накал боя стал резко спадать. Радиограммы также кончились, кажется, всем все стало ясно. Я передал своим сигнал АС-M (минутная передышка), посадил за приемник второго радиста и вышел подышать. До Нового года оставалось не более четырех часов.

У медиков тоже был тяжелый день. Но теперь, когда бой затих и наступило темное время суток, для них настала самая тяжелая пора - подготовка и отправка в тыл раненых. Сейчас здесь все ожило, задвигалось, заговорило, и стало в этом овражке тесно.

Зашли на станцию на огонек две телефонистки - Саша и Оля, совсем еще девчонки, но на фронте быстро взрослеют.

- Где же елка? - обратились они к ребятам. - Скоро Новый год, а елки нет?!

- Да елок здесь кругом полно валяется, - отшучивались те, - берите любую.

- Нет-нет! У вас тут так хорошо, уютно, должна быть и елка. Мы придем к вам встречать Новый год. Вы не против?

Мы все, конечно, были не против. Механик бережно укрыл свой движок, чтобы тот не остыл и быстро заводился, когда возникнет необходимость, затем срезал ножом у маленькой елочки верхушку и занес в станцию. Сразу запахло домом, детством, миром. Елочку укрепили на столике возле передатчика, Вместо шариков подвесили несколько пачек махорки. Ну, чем же еще ее украсить? Кто-то предложил разобрать конденсатор. Но прибежал посыльный и принес радиограмму... «срочную». Снова заработал движок, застучал телеграфный ключ, шифровка понеслась в эфир.

До Нового года оставалось минут 35, когда открылась дверь и в помещение втиснулись майор Абазадзе, Оля и Шура. Девчата принесли горсть карамели «Му-Му» для украшения елки.

- Вот это хорошо! - произнес майор. - У вас настоящий праздник. Я встречаю Новый год с вами, - и он вытащил из полевой сумки бутылку водки, запечатанную белым сургучом.

- А вот и новогодний подарок тебе, старшина, - сказал он, вынимая из планшетки заполненный наградной лист на орден «Красная Звезда». - Осталось только подписать комбригу. Но все будет в порядке, ручаюсь! Вам тоже будут подарки, за мной не пропадет... - обратился он к остальным.

По кружкам разлили водку - всем поровну. Ну, вот праздник и наступил...

- С Новым годом! Скорой победы, счастья вам всем, долгих лет... провозгласил торжественным тоном майор. Чокнулись, выпили, закусили.

- Ну, ребятки, мне пора, - сказал он, вставая со скамейки. - Через час начнется замена. Без команды станцию не сворачивать, - он ушел, махнув рукой на прощание. Между нами завязался оживленный дружеский разговор. Жизнь продолжалась, а рядом и вокруг бродила смерть, свистела, выла, чавкала, плюясь свинцом и разбрасывая стальные осколки. До конца войны было еще очень далеко, и она сожрет еще немало жизней, разрушая любовь, обрывая мечты и надежды. А пока...

Вскоре звякнул телефон, - начальника станции требовали немедленно в штаб. Сержант Иващенко молча взял шапку, выпрыгнул из станции на скрипучий снег и, закрывая дверь, сказал:

- Я сейчас, друзья, еще поговорим маленько.

Вернулся он минут через сорок, медленно влез в станцию и, глядя на нас широко раскрытыми глазами, выпалил:

- Майор Абазадзе погиб!

- Где? Когда? Не может быть! - вырвалось у всех нас почти одновременно.

- Полчаса тому назад... пошел в батальоны, и по пути туда его накрыло миной... сразу насмерть. Начальник штаба приказал сворачивать станцию.

Началась замена измотанных частей бригады на свежие резервные силы. Так после многодневных ожесточенных боев, в ночь наступившего Нового 1943 года помятый, израненный и обессиленный, но непобежденный «Комар» уползал на отдых.

Я проводил ребят, с которыми успел подружиться. Мы тепло попрощались и пообещали поддерживать связь друг с другом и в дальнейшем. Пути войны неисповедимы, и каждый из нас пошел своей дорогой навстречу судьбе...

Показать источник
Автор: П.А. ОРЛОВ, подполковник в отставке
Просмотров: 1150

Комментарии к статье (0)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Окт >
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама