Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Вопросы окупации Латвии
Отправить другу

«Навязанный пакт», или Когда и как в Латвии появились Советские войска

«разговор шел спокойно, без угроз»
(запись министра иностранных дел Латвии В.Мунтерса о переговорах в Москве 2 октября 1939 года)

«...пакт, как это обычно свойственно пактам Советского Союза, отличается своей ясностью и определенностью и обязательством соблюдения интересов второй стороны, являясь действительно взаимным»
(Из речи К.Ульманиса от 15 октября 1939 года)

В начатом на нашем портале цикле материалов под общим названием «мифы «оккупации» мы уже касались пресловутого «пакта Молотова-Риббентропа» – удачной пропагандистской спецоперации. После некоторого перерыва вернемся к историческим событиям 39-40 годов и продолжим рассказ о событиях, приведших к вступлению Латвии в состав СССР. Сегодня предмет нашего рассказа – пакт о взаимопомощи, заключенный между СССР и Латвией 5 октября 1939 года.

Этого пакта просто нельзя не коснуться, пытаясь связно и последовательно нарисовать картину событий, предшествовавших вхождению Латвии в состав СССР. Дело в том, что среди последователей официальной латвийской мифологии очень распространено представление о том. что 17 июня 1940 года в Латвию вошли части Красной Армии и оккупировали страну. При этом стараются особо не афишировать маленький, но очень важный факт. 17 июня 1940 года в Латвию вошли ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ части Красной армии. Дело в том, что к этому времени на территории Латвии УЖЕ находились советские войска. И находились на вполне законном основании.

...Осенью 1939 года в связи с германо-польской войной и быстрым разгромом Польши, которой не оказали практически никакой помощи ее союзники – Англия и Франция, резко изменилась обстановка в Европе вообще и в прибалтийском регионе в частности. Советский Союз предпринимал меры для обеспечения своей безопасности. 28 сентября 1939 года СССР и Эстония заключили пакт о взаимопомощи, в соответствии с которым Эстония предоставила Советскому Союзу возможность размещения на эстонской территории военных и военно-морских баз. Естественно, не бесплатно, а на арендных началах. Кроме того, Эстония получила возможность расширить выгодную торговлю с СССР, в частности, закупать необходимые для себя товары и гарантированно сбывать свою продукцию.

Латвийские власти лихорадочно пытались сориентироваться в менявшейся на глазах обстановке и решили не отставать от северных соседей. Латвийское руководство было очень заинтересовано в расширении экономических отношений СССР. Но оно понимало, что теперь условием заключения выгодного торгового соглашения с СССР является наличие пакта о взаимопомощи по эстонскому образцу. На заседании кабинета министров 1 октября 1939 года Президент государства, Президент министров и просто Вождь Нации Карлис Ульманис в срочном порядке поднял вопрос о необходимости послать делегата для переговоров в Москву. Министры решили направить в Москву для переговоров министра иностранных дел Латвии Вильгельма Мунтерса, снабдив его сердечным напутствием «всеми возможными средствами защищать интересы латышского народа и государства» (цитата из протокола заседания Кабинета министров). 2 октября 1939 года В.Мунтерс прилетел в Москву. В московском аэропорту Мунтерса, помимо полагающихся по протоколу представителей СССР, встретили послы Эстонии и Литвы в СССР. Вечером того же дня латвийская делегация во главе с Мунтерсом имела беседу со Сталиным и Молотовым. Беседа началась с того, что Молотов предложил упорядочить советско-латвийские отношения. Его поддержал Сталин, заявивший, что «если мы достигнем соглашения, то для торгово-экономических дел имеются очень хорошие предпосылки». Естественно, советские лидеры были конкретны и последовательны, четко определив, что они хотят – обеспечить интересы Советского Союза на балтийском побережье. В первый день переговоров сторонам не удалось достигнуть согласия, и беседу было решено продолжить вечером следующего дня, 3 октября.

В.Мунтерс сообщил правительству Латвии об условиях, предлагаемых СССР и ходе переговоров. Правительство Латвии, во главе с вождем нации К.Ульманисом вечером 3 октября собралось на чрезвычайное заседание. Заслушав присланный Мунтерсом отчет, кабинет министров решил выразить одобрение ведущимся в Москве переговорам и поручить латвийскому представителю подписать договор о взаимопомощи с СССР, предварительно постаравшись «если только возможно, добиться наивыгоднейших условий».

Здесь, по-моему, нужно немного отвлечься и упомянуть о том, что Мунтерс вел записи переговоров со Сталиным и Молотовым, которые позднее были опубликованы. Должен сказать, что эти записи очень интересны и сами по себе заслуживают отдельного рассказа как очень интересные свидетельства того, насколько нелегко шли переговоры о заключении пакта. Обе стороны старались соблюсти свои интересы, советские представители уговаривали, убеждали, приводили цифры и аргументы, латвийская сторона не оставалась в долгу. Единственное, чего не содержалось в этих записях – это каких-либо свидетельств об угрозах и давлении со стороны СССР. Первая фраза, помещенная в эпиграф к данной статье, взята именно из этих записей Мунтерса.

После достаточно тяжелых переговоров удалось согласовать основные моменты договора. 5 октября Пакт о взаимопомощи между СССР и Латвией был заключен. Подписи под ним поставили министры иностранных дел СССР и Латвии – В.Молотов и В.Мунтерс.

Приведем текст договора с небольшими сокращениями.

Пакт о взаимопомощи между Союзом Советских Социалистических Республик и Латвийской Республикой, заключенный 5 октября 1939 г.

Президиум Верховного Совета СССР, с одной стороны, и Президент Латвийской Республики, с другой стороны, в целях развития установленных мирным договором от 11 августа 1920 года дружественных отношений, основанных на признании независимой государственности и невмешательства во внутренние дела другой Стороны;

признавая, что мирный договор от 11 августа 1920 года и договор о ненападении и мирном разрешении конфликтов от 5 февраля 1932 года по-прежнему являются прочной основой их взаимных отношений и обязательств;

убежденные, что интересам обеих Договаривающихся Сторон соответствует определение точных условий обеспечения взаимной безопасности,

признали необходимым заключить между собой нижеследующий пакт о взаимопомощи...

С т а т ь я I

Обе Договаривающиеся Стороны обязуются оказывать друг другу всяческую помощь, в том числе и военную, в случае возникновения прямого нападения или угрозы нападения со стороны любой великой европейской державы по отношению морских границ Договаривающихся Сторон в Балтийском море или сухопутных их границ через территорию Эстонской или Литовской Республик, а равно и указанных в статье III баз.

С т а т ь я II

Советский Союз обязуется оказывать латвийской армии помощь на льготных условиях вооружением и прочими военными материалами.

С т а т ь я III

Латвийская Республика, в целях обеспечения безопасности СССР и укрепления своей собственной независимости, предоставляет Союзу право иметь в городах Лиепая (Либава) и Вентспилс (Виндава) базы военно-морского флота и несколько аэродромов для авиации, на правах аренды по сходной цене. Точные места для баз и аэродромов отводятся и их границы определяются по взаимному соглашению.

В целях охраны Ирбенского пролива Советскому Союзу предоставляется право, на тех же условиях, соорудить базу береговой артиллерии на побережье между Вентспилс и Питрагс.

В целях охраны морских баз, аэродромов и базы береговой артиллерии Советский Союз имеет право держать в участках, отведенных под базы и аэродромы, за свой счет строго ограниченное количество советских наземных и воздушных вооруженных сил, максимальная численность которых определяется особым соглашением.

С т а т ь я IV

Обе Договаривающиеся Стороны обязуются не заключать каких-либо союзов или участвовать в коалициях, направленных против одной из Договаривающихся Сторон.

С т а т ь я V

Проведение в жизнь настоящего пакта ни в какой мере не должно затрагивать суверенных прав Договаривающихся Сторон, в частности, их государственного устройства, экономической и социальной системы и военных мероприятий.

Участки, отводимые под базы и аэродромы (ст. III) остаются территорией Латвийской Республики.

С т а т ь я VI

Настоящий пакт вступает в силу с обменом актов о ратификации. Обмен актов будет произведен в городе Риге в течение шести дней со дня подписания настоящего пакта.

Срок действия настоящего пакта десять лет, причем, если одна из Договаривающихся Сторон не признает необходимым денонсировать настоящий пакт за год до истечения срока, последний автоматически продолжает свое действие на следующие десять лет.

В удостоверение чего поименованные выше уполномоченные подписали настоящий пакт и приложили к нему свои печати.

Учинено в г. Москве в двух оригиналах, на русском и латышском языках, 5 октября 1939 года.

В.Молотов В.Мунтерс

К пакту был приложен конфиденциальный протокол следующего содержания.


КОНФИДЕНЦИАЛЬНЫЙ ПРОТОКОЛ

I

Условлено, что в целях предупреждения и пресечения попыток втянуть Договаривающиеся Стороны в происходящую ныне в Европе войну СССР имеет право, на время этой войны, держать на отведенных под аэродромы и базы участках (ст.3 пакта) отдельными гарнизонами в общей сложности до двадцати пяти тысяч человек наземных и воздушных вооруженных сил.

II

Обусловленная в ст.1 Пакта помощь оказывается по изъявленному желанию другой стороны, причем с обоюдного согласия сторона, обязанная к оказанию помощи, может, в случае войны другой стороны с третьей державой, остаться нейтральной.

III

Для наблюдения за проведения в жизнь настоящего Пакта и разрешения возникающих при этом вопросов образуется Смешанная Комиссия на паритетных началах, которая выработает правила своего делопроизводства. В случае возникновения разногласий при определении мест и границ баз и аэродромов и вообще в работе Смешанной Паритетной Комиссии спорные вопросы разрешаются дипломатическим путем или непосредственными переговорами между Правительствами.

IV

Настоящий конфиденциальный протокол является приложением к Пакту о взаимопомощи между СССР и Латвией, заключенному 5 октября 1939 г.

Москва, 5 октября 1939 г.

В.Молотов В.Мунтерс

Особо комментировать содержание пакта, думается, не имеет смысла. Все ясно и четко – недаром Вождь Нации К.Ульманис в своей речи произнес слова, вынесенные в эпиграф. Международные договоры, как правило, подлежат ратификации. СССР, в отличие от некоторых других стран, был государством демократическим, посему обойтись без санкции органа народного представительства в таком вопросе никак не мог. 8 октября Президиум Верховного Совета СССР ратифицировал советско-латвийский пакт.

В Латвии пакт тоже был «ратифицирован». Поскольку, в отличие от СССР, у Латвии с органами народного представительства имелись определенные проблемы, ратификация выразилась в одобрении пакта кабинетом министров (10 октября). Присутствовавший на заседании правительства посол Латвии в СССР Коциньш позднее признался советскому послу в Риге Зотову, что «правительство детально обсуждало переговоры, причем особое внимание уделяли словам, репликам и выступлению тов. Сталина... Кабинет тепло принял результаты переговоров». 11 октября в Риге в министерстве иностранных дел ЛР состоялся обмен ратификационными документами. Пакт о взаимопомощи вступил в силу.

Разумеется, заключенный 5 октября 1939 года договор был оформлен по всем правилам, принятым в тогдашнем международном сообществе. В частности, тогда было принято регистрировать международные договоры в секретариате Лиги Наций. Логично было бы предположить, что с просьбой о регистрации договора обратится та сторона, которая была инициатором заключения договора или которой был особо выгоден заключенный договор.

«Так значит СССР и должен был просить о регистрации пакта о взаимопомощи в Лиге наций» – радостно воскликнет продвинутый читатель. «Совершенно очевидно, что пакт был навязан бедной Латвии силой, и, естественно, СССР должен был стремиться скорее закрепить результаты».

Разочарую продвинутого читателя. 6 ноября 1939 года советско-латвийский пакт был зарегистрирован в Лиге наций по просьбе латвийской стороны. Вот текст свидетельства о регистрации:

«Настоящим удостоверяется, что по просьбе министра иностранных дел Латвии Пакт о взаимопомощи между Союзом Советских Социалистических Республик и Латвийской Республикой, подписанный в Москве 5 октября 1939 г., зарегистрирован 6 ноября 1939 г. № 4656 в Официальном Регистре договоров Секретариата в соответствии со ст. 18 Устава Лиги наций».

Согласитесь, подобные обстоятельства регистрации пакта в Лиге наций вносят дополнительный пикантный штришок в рассуждения о силовом давлении и пакте как результате вынужденных уступок Латвии.

13 октября 1939 года в Ригу прибыла военно-морская комиссия СССР под руководством замнаркома ВМФ Исакова, а 14 октября – военная комиссия Красной армии под руководством комкора Болдина. Латвийскую комиссию по переговорам возглавил генерал Гартманис.

Во исполнение положений договора от 5 октября 1939 года в том же октябре в Риге прошли заседания советско-латвийских военных комиссий, разработавших целый ряд соглашений о границах, отводимых под военные и военно-морские базы территорий, о порядке передвижения по Латвии советских военнослужащих и т.д. В частности, 23 октября 1939 года был подписан протокол соглашения между представителями командования Красной армии и Латвийской армии о размещении войсковых частей Союза Советских Социалистических Республик на территории Латвийской Республики, в котором были оговорены места дислокации советских частей и время ввода войск. 12 ноября 1939 года подписаны соглашения между командованием корпуса Советских войск и соединений флота, базирующихся в Латвии, и штабом Латвийской армии о передвижении Советских войск и отдельных советских военнослужащих по латвийской территории и соглашение об использовании телеграфа, телефона, радио и почты вооруженными силами СССР на территории Латвийской Республики. Помимо перечисленных, были заключены еще около десятка соглашений, регулирующих самые различные вопросы нахождения советских частей в Латвии.

Сговорчивость латвийских властей в вопросах обеспечения безопасности СССР не осталась без вознаграждения. 18 октября 1939 года наркомом внешней торговли СССР А.Микояном и латвийским посланником в Москве Ф.Коциньшем было подисано соглашение о торговом обороте между СССР и Латвией на период с 1 ноября 1939 года по 31 декабря 1940 года. В конфиденциальном пртоколе к торговому соглашению были перечислены товары, закупаемые друг у друга Советским Союзом и Латвией. СССР гарантировал Латвии поставки сахара, хлопка, чугуна и стали, горюче-смазочных материалов, соли, сельхозмашин и других товаров. СССР закупал у Латвии свинину, масло, различную сельхозпродукцию, картон, бумагу, вагоны и проч.

В последние годы в различных источниках высказывались версии, объясняющие, почему латвийская верхушка так стремилась улучшить торговые отношения с СССР. Утверждалось, что поступающие из СССР товары не использовались для нужд Латвии, а перепродавались другим странам, при этом доходы от продаж присваивались узким кругом руководителей ЛР. Эта версия, если ее сопоставить с другой известной версией о работе многих латвийских руководителей на советскую разведку, достаточно логично объясняет, почему заключение пакта было настолько «тепло воспринято» латвийскими властями. Но справедливости ради отметим, что пока автор не встречал серьезных подтверждений этой версии, равно как и серьезных опровержений.

Вернемся к пакту о взаимопомощи. Осталось только отметить, что Советский Союз крайне серьезно и точно относился к его положениям и делал все, чтобы снять показать свое намерение строго соблюдать условия пакта. На нашем портале уже рассказывалось о том, какие строгие инструкции на этот счет давались входящим в Латвию войскам (материал «Кодекс поведения "советских оккупантов " http://www.russkie.lv/modules.php?name=News&file=article&sid=231&mode=&order=0&thold=0) Такую же позицию выражало и руководство СССР. Выступая 31 октября 1939 года на сессии Верховного Совета СССР, министр иностранных дел Союза ССР Молотов, со свойственной сталинским наркомам четкостью выразился: «особый характер указанных пактов взаимопомощи отнюдь не означает какого-либо вмешательства Советского Союза в дела Эстонии, Латвии и Литвы... Напротив, все эти пакты... оговаривают неприкосновенность суверенитета подписавших его государств и принцип невмешательства в дела другого государства... Мы стоим за честное и пунктуальное проведение в жизнь заключенных пактов на условиях полной взаимности и заявляем, что болтовня о «советизации» Прибалтийских стран выгодна только нашим общим врагам и всяким антисоветским провокаторам».

Такова, вкратце, история появления пакта о взаимопомощи. Естественно, наличие такого весомого аргумента, как Пакт, всегда серьезно путало все карты желающим порассуждать об «оккупации». Поэтому перед авторами и последователями офоицальной мифологии возникла серьезная проблема – как именно говорить о Пакте. Как объяснять его наличие и его правовое значение?

Выход был найден достаточно интересный. В официальных документах и декларациях пакт о взаимопомощи старались не упоминать. Например, о нем не упомянуто в декларации о независимости 4 мая 1990 года, положившей начало недолгому четырнадцатилетнему пути второй независимости ЛР. Декларация об оккупации, принятая в августе 1996 года, также промолчала о пакте, на основании которого, собственно, и появились в Латвии Советские войска. Поэтому у неподготовленного читателя после прочтения упомянутых документов может создасться впечатление, что за преступным сговором двух негодяев – Молотова и Риббентропа сразу последовал трагический июнь 1940-го, когда красные орды и наводнили Латвию.

Причины такой скромности, думаю, понятны всем, дочитавшим статью до этого места. Договор, заключенный с соблюдением всех юридических норм, причем формально – по инициативе самой Латвии, и по инициативе самой же Латвии зарегистрированный в Лиге наций, трудно каким-то образом пристегнуть к материалам пухлого пропагандистского дела под кодовым названием «преступная оккупация независимой ЛР коварными сталинскими опричниками». Посему лучше не упоминать его вообще.

Но это в официальных документах. В созданной же в последние годы официальной исторической мифологии совсем обойти существование пакта о взаимопомощи не представлялось возможным. Нужно было дать какое-то логическое объяснение его заключению. И объяснение дали самое простое – пакт был «навязан» Латвийской Республике. Дескать, усатый тиран пригрозил войной и правительство ЛР, обливаясь горькими слезами, вынуждено было согласиться.

Выше уже говорилось о ходе переговоров. Никаких свидетельств того, что Латвии кто-то угрожал, в опубликованных документах не содержится. Единственное, что смогли отыскать поборники официальной мифологии в подтверждение своей версии – это сделанная до начала советско-латвийских переговоров запись германского посланника в Москве Г.Хильгера о том, что ему Риббентроп сказал, что ему Сталин сказал, что если Латвия, дескать, не согласится на заключение пакта по эстонскому варианту, то Советская армия в кратчайшее время «расправится» с Латвией. (Сей убийственный по своей убедительности аргумент даже приведен во вводной статье к официозному сборнику “Latvijas okup?cija un aneksija: 1939 – 1940. Dokumenti un materi?li. R., 1995.)

Можно ли это считать серьезным доказательством? Разумеется, можно. Если содержимое этих записей, сделанных со слов другого лица о разговоре с третьим до рассматриваемых событий, подтверждается какими-либо другими документами, более серьезными. А с этим у последователей официальной мифологии, как всегда, туго. Ни в протоколах заседаний кабинета министров ЛР, ни в записях Мунтерса о переговорах в Москве, короче говоря, ни в одном документе, исходившем непосредственно от советской и латвийской сторон нет никаких свидетельств о давлении на Латвию. Скорее наоборот – см. эпиграф.

Так что проницательным читателям должно стать понятным, зачем в начале статьи с такими подробностями рассказывалось о предыстории пакта и ходе переговоров. Из публиковавшихся как в СССР, так и в Латвийской Республике документов можно сделть много выводов, и один из них однозначен – никаких сколько-нибудь серьезных доказательств оказания Советским Союзом силового давления на Латвию, чтобы принудить ее к заключению пакта, в опубликованных документах не содержится.

Ну и напоследок коснемся традиционной риторики о том, что пакт о взаимопомощи, якобы, явился прямым следствием и основывался на «преступном пакте Молотова-Риббентропа», и поэтому не может быть законным по определению. О том, чего стоит пропагандистская шумиха вокруг пакта Молотова-Риббентропа, мы уже писали на нашем портале и повторяться нет смысла. Отметим только для себя, что в любом случае в договоре о взаимопомощи от 5 октября 1939 года и в документах, сопутствующих его заключению и вытекающих из него, ни сном не духом не поминается никакой пакт Молотова-Риббентропа и вообще какие-либо советско-германские договоренности. Поэтому попытки «состыковать» эти два пакта можно смело отнести к проявлениям пропагандистского недержания последователей официальной мифологии.

Итак, подведем итоги. Первый и главный из них заключается в том, что советские войска на территории ЛР появились задолго до июня 1940 года, на основании договора между Латвией и СССР, заключенного 5 октября 1939 года. И не будет ничего удивительного, если у какого-нибудь любопытного читателя возникнет шальной вопрос: а почему, собственно, дата пресловутой «оккупации» считается у националов именно с 17 июня 1940 года, а не с октября 1939 года, когда в Латвию вошли первые советские части? Ведь и в октябре 1939-го, и в июне 1940-го советские войска вошли в Латвию с согласия международно признанных властей Латвии, на основании заключенного сторонами международного договора, и в том и в другом случае им не оказывалось никакого сопротивления. И в том и в другом случае войска не отстраняли и не подменяли власти Латвии, не препятствовали тем в осуществлении государственных функций.

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2018 Сегодня < Ноя >
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама