Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Архив статей за 2004-2006гг.
Отправить другу

Национальная словесность: 1941–1945 годы

Вышедший 29 ноября в "Вести Сегодня" материал "Гений и злодейство. Латышская творческая интеллигенция на фоне холокоста" угодил в десятку. Рецензируемый труд Яниса Калнача "Жизнь изобразительного искусства в оккупированной Германией Латвии" получил высшую награду Фонда культуры — приз Спидолы. Тем самым тема признана крайне актуальной. Что ж, продолжим наши изыскания — на сей раз о мастерах изящной словесности…

"И мы опять европейцы"

Небольшая заметка в газете Tevija от 7 августа 1941 года называлась "Избранный концерт в Верманском парке": "Вновь свободно дышит грудь, свободно льются песни, свободно звучит музыка. Как злой бред, ушел год красного террора, и мы благодаря Богу опять европейцы…" "Европейцы" с надписями "Gott mit uns" тем временем организуют "расово пригодное" местное население на "зачистку". В программе Рижской оперы в эти дни — "Цыганский барон", а цыган уже расстреливают сотнями по всей Латвии.

Редактором Tevija был известный в годы Улманиса публицист Артурс Кродерс — руководитель армейской газеты Tevijas sargs в 1919–1920 и 1934–1937 годах. А вот его однофамилец Робертс Кродерс попал в реестр запрещенной литературы, так как его книги были признаны антинемецкими. В черный список были внесены также все писатели, эвакуированные в СССР, — Андрейс Упитс, Янис Судрабкалнс, Арвидс Григулис. Попал под запрет роман Карлиса Зариньша "Каугуриеши" — о крестьянском восстании.

В то же время известный левак Александр Чакс репрессиям не подвергался, спокойно жил в Риге. Правда, в антологию латышской поэзии "Судьбы" его не включили, творить ему пришлось под… женским псевдонимом. Как отмечает историк Хейнрихс Стродс в исследовании "Преследование активистов первой советской оккупации" ("Труды комиссии историков Латвии", 16–й том), стихотворение Чакса в посвященном легионерам сборнике "Папка–солдат", вышло за подписью Милды Гринфелде. Что знают двое — знает и свинья, поэтому после 1945 года Чаксу пришлось замаливать грехи стихотворением "Сталину": "Ты рядом с токарем стоишь незримо/ И направляешь острие сверла" (перевод Бориса Пастернака!).

Цукурсы пера

Активным пропагандистом холокоста был писатель Теодорс Зелтиньш. В газете Zemgale он подводил под уничтожение евреев идейную базу в статье "Древнелатышский антисемитизм". Для этого он применял… дайны! "Дайны показывали, что и древние евреи не работали, использовали латышских женщин, воровали и т. д." (Каспарс Зеллис, "Пропаганда национал–социалистической Германии в оккупированной Латвии", из сборника "Труды комиссии историков Латвии"). Зелтиньш прямо призывал к террору: "Если нашим предкам не было возможно освободиться от жидов, то сейчас, когда нам эта возможность дана, не замедлим ею воспользоваться".

"Вершиной" литературного творчества Т. Зелтиньша стал роман "Ястреб бури" (1943). Вот как характеризует его том 2–й "Истории латышской литературы" (Zvaigzne ABC, 1999): "Его центральный герой, сельский рабочий Валдис Варпа, уже в годы латвийского свободного государства своим идеалом считает Германию Гитлера. За эту убежденность Валдис Варпа даже год провел в тюрьме Латвийской Республики.

Он… любого еврея рассматривает как порождение, которое незамедлительно должно быть уничтожено. Коммунизм в понимании Валдиса Варпы — еврейское измышление, дабы обмануть народы и подчинить власти евреев весь мир. День, когда началось нападение немцев на Советский Союз, для Валдиса Варпы и его друзей как большой праздник — победят немцы, и в конце концов в Латвии будет порядок".

В конце 20–х литератор Янис Сартс дружил с Чаксом, вместе они издавали модернистский журнал Zaļa Varna. В 1942 году он выпускает роман "Обманутые". В нем, по оценке "Истории латышской литературы", фигурирует "критика поступков активистов и сторонников советской власти". Ну и антисемитизм, разумеется: "Он считает евреев причиной всех зол". Из той же чаксовской "Зеленой вороны" вышел беллетрист Ионас Миесниекс. В романе "Меж двух берегов" (1942) он прославляет "небо, на котором восходит рассвет дня Европы". "Я верю, что один индоевропейский народ вернет малым народам новую жизнь". Интересно, к этому ли они шли в "Зеленой вороне" в "золотые двадцатые"?!

"Национальная манифестация"… в 1943 году

Если верить "Истории латышской литературы", то похороны вдовы Райниса Аспазии в ноябре 1943 года "вылились в национальную манифестацию". Судя по всему, немецкое начальство было к этому благосклонно, точно так же, как и к празднованию 75–летия поэтессы 16 марта 1943 года.

"Возрождение лирической активности в обстоятельствах немецкой оккупации началось очень обнадеживающе и даже преувеличенно помпезно. Смену одной оккупации другой часть латышских поэтов восприняла как освобождение Латвии, будучи убежденной, что нацисты дадут Латвии если не суверенитет, то по меньшей мере автономию. Также немецкие солдаты и немецкая номенклатура воспринимались как освободители. В газетах появлялись чувственные стихотворения, высказывавшие восхищение освобождением Риги от большевиков, и даже наивные восхваления немецким вооруженным силам — освободителям латышского народа".

В общем–то, служителям Пегаса при гитлеровцах жилось неплохо. "Книжные издательства во время немецкой оккупации являлись самыми прибыльными и выгодными предприятиями, когда–либо бывшими в Латвии", — с ностальгией вспоминал в эмиграции Жанис Унамс, директор департамента культуры и общественных дел при марионеточном латышском "самоуправлении". После Сталинграда даже "была дозированно разрешена публикация национал–патриотической лирики". А в 1944 году "тиски немецкой цензуры почти полностью ослабли". "Поэты и читатели это однозначно восприняли как возможность возрождения суверенной Латвии".

Шедевры корреспондента при 19-й дивизии

Классик латышской литературы Аншлавс Эглитис (1906–1993) в газете Tevija на соседних страницах с портретами Гитлера и победными реляциями с Остфронта выпускал роман "Homo novus". Именно так назван популярный театральный фестиваль в сегодняшней Латвии! Главные персонажи романа — представители художественной богемы. "Наш художественный мир был действительно красочен и разнообразен", — говорил Эглитис уже в "независимом" 1991 году. ЛР–2 признала Аншлава Эглитиса: во 2–м томе "Истории латышской литературы" он упоминается втрое чаще, чем "красный" Вилис Лацис…

А его более молодой однофамилец Андрейс Эглитис прожил за границей 53 года, зато, прибыв в Ригу, получил орден Трех Звезд и в собственность — квартиру в центре Риги. А начинал он военным корреспондентом при 19–й дивизии Waffen SS. "История латышской литературы" пишет о "новаторстве" его сборника "Презрение" и кантаты "Боже, Твоя земля горит".

Ее исполнили на музыку Луции Гаруты 15 марта 1944 года: в церкви Старой Гертруды собрался цвет рижской богемы, как положено, разбавленный офицерами СС и гестапо. За выдающиеся заслуги на ниве изящной словесности А. Эглитис получил приз Фонда культуры, восстановленного в нацио-нал–социалистический праздник День труда — 1 мая 1943 года. Членом совета ФК был не кто иной, как классик латышской музыки Язепс Витолс.

Несмотря на деятельность в патронируемом нацистами учреждении, репрессиям в послевоенное время он не подвергался, а в 1958 году его именем была названа Латвийская государственная консерватория.

Сгодились в годы нацизма и проверенные улманисовские кадры. Карлис Скалбе, чья строка "Tevzemei un Brшvшbai" высечена на памятнике Свободы, руководил литературным журналом Latviju menesraksts. Уже в первом номере он публикует стихотворение "У моря", героиня коего, прекрасная латышская дева, печалится об украденном у нее венке и с надеждой смотрит в морскую даль. На Запад, естественно… "Латышский ежемесячник" был способом заработать и для другого мэтра — Лудолфа Либертса, ведь мастер кисти тогда руководил Государственной типографией ценных бумаг. Поэтому журнал выпускался в "высококачественном полиграфическом и художественном исполнении, с репродукциями известных художников и с изображенными портретистами лицами творческих работников". Также "богато иллюстрирован" был журнал Laikmets, где печатались романы Илзе Калнаре "Снежная роза" и Петериса Айгарса "Хлеб насущный". Речь, повторим, идет о периоде 1942–1944 годов. Времени Освенцима, Бабьего Яра, блокады Ленинграда, Румбулы и Саласпилса.

"История латышской литературы" совершенно верно пишет, что Latviju menesraksts был "объективным отражением литературного процесса". Просто в той литературе, которая была в Латвии в 1941–1944 годы (а в Курляндском котле — и до 1945-го!), нет НИКАКОГО протеста против массовых убийств в родной стране. А ведь Анна Ахматова написала "Реквием" в 1937 году, а парой лет раньше Осип Мандельштам — "Мы живем, под собою не чуя страны…" Но к чему было писать "в стол", если пайку они получали в газете Tevija?

Показать источник
Автор: Николай КАБАНОВ
Просмотров: 1239

Комментарии к статье (1)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2019 Сегодня < Фев >
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама