Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Артиллеристы
Отправить другу

Мужиков Анатолий Николаевич (капитан). Бои в Белоруссии. Часть II.

Пуск нами реактивных снарядов.

В конце марта 1944 года в Белоруссии после страшного снегопада (описанного мною в воспоминаниях "На безымянной высоте") наши части перебросили южнее на сто километров па другой участок прорыва. Снег быстро таял, и дороги автомашинами размесили в сплошную грязь. Наша машина, как я писал раньше, сгорела при обстреле немецким самолетом, и нам пришлось воспользоваться автомашиной из 210-го минометного полка, чтобы добраться до назначенного места. В автомашине находились: лейтенант Буштедт, капитан С. Лебедев - начальник арт. снабжения, старшина Всеволод Столяров, ст., лейтенант Ежик, мой разведчик Сапун Б. С., сержант Мясников и я.

Проселочная дорога проходила по лесу. Наша автомашина "Студебеккер" легко преодолевала дорожные ухабы и грязь, мы приближались к месту прорыва обороны немцев, все ближе слышалась стрельба и разрывы снарядов.

Наша группа неожиданно наткнулась на лесной поляне на позицию тяжелых реактивных снарядов, в спешке покинутых отступающими немецкими частями и готовых к пуску по нашим войскам. Осмотрев поляну со снарядами и оценив обстановку, мы решили отправить нашу находку обратно немцам и этим оказать помощь пехоте.

Это были снаряды реактивного действия, весом около 30 кг, имеющие "голову" и метровый трубчатый хвост. Снаряд запускается без всяких направляющих приспособлений от электрозажигания, т.е. к хвостовому взрывателю подведен провод от электробатарейки (карманного фонарика). Достаточно замкнуть электроцепь, как сработает взрыватель, и ракета - снаряд взлетит. Дальность полета его 1-1,5 км.

10 снарядов уже находились в готовности к пуску в сторону наших войск. Каждый из них размещался в деревянном реечном ящике в вырытом под 45° и глубиной 0,5м ровике, остальные 10 снарядов были в штабелях. До арт подготовки оставалось около часа, а нам предстояла большая работа: каждый ровик перекопать, развернуть снаряд с ящиком по направлению расположения противника каждый ящик привязать проволокой к кольям, чтобы он не улетел вместе со нарядом, подвести проволочки к хвосту снаряда – все это так нас заняло, что мы забыли о себе и не приготовили место для укрытия, Поляна была небольшая, с редкими соснами, к нашему счастью, до нас был подготовлен неглубокий, по грудь, ров, к которому нами были подтянуты от снарядов топкие проводя.

Время подготовки артиллерии к нанесению артиллерийского удара истекло, закончилась пристрелка по целям, в то же время противник начал обстрел отдельных участков расположения позиций артиллеристов, Мы только успели подготовить к пуску десять снарядов - "скрипух", так их называли наши солдаты из-за скрипа, издаваемого при пуске. Вблизи от нас на поляне, все чаще стали разрываться снаряды немцев, и особенно было опасно, когда взрывались при соприкосновении его взрывателя с ветками деревьев, при взрыве осколки разлетались сверху и с большой силой поражали цели на земле, в особенности страдала живая сила. При очередном артналете приходилось падать и укрываться от разрывов за стволами ближних деревьев.

Увлекшись своей работой, мы не заметили, как время истекло, и началась артподготовка. Справа от нас заработали "катюши", их звук и дым, поднявшийся над лесом, окончательно известил нас о начале прорыва обороны немцев.

Противник, не ожидавший артподготовки, в первые минуты затих, но, опомнившись и придя в себя, начал "огрызаться", стараясь подавить нашу артиллерию, чаще и чаще стали падать снаряды возле нас.

Из нашей группы капитан Лебедев и лейтенант Буштедт при сильном обстреле успели заскочить в ровик, который был единственным укрытием для всех нас. Кто-то кричал им: "Давай, пускай!", и они, подключив проводочки к электробатарейке, сделали пуск первого снаряда. Мы попадали на землю, как только с нашей площадки раздался оглушительный шум, поднялся столб порохового дыма, и послышался пронзительный скрипучий звук – это полетела в сторону немцев выпущенная нами первая ракета-снаряд. Мы услышали раздавшийся из-за леса глухой взрыв – это в районе переднего края немцев разорвался наш тридцатикилограммовый "гостинец".

Передний край от нас был в одном километре, так что мы слышали из-за леса разрывы снарядов, треск пулеметов, бой на переднем крае. Не успел рассеяться дым от первого пуска, как полетели второй и третий снаряды. За сплошным шумом, пороховым дымом, который поднимался выше леса, невозможно было вести счет пускаемых снарядов. Буштедт и лейтенант, находясь в ровике, четко работали, успевал подключать батарейку к проводкам очередных ракет. Мы бегали по площадке, несмотря на град осколков от разрывов немецких снарядов, то поправляя реактивные снаряды, то подсоединяя провода к ним. Немцы, заметив дым, поднявшийся над лесом, почувствовав силу взрывов «своих» снарядов на переднем крае и хорошо зная расположение этой батареи, открыли сильный артиллерийский огонь по нашей поляне, отдельные снаряды и мины противника, цепляясь за ветки деревьев, взрывались и обрушивали сверху на нас град осколков; снаряды взрывались на земле, срезая стволы деревьев, разнося в щепки ящики, разбрасывая по сторонам оставшиеся в штабелях реактивные снаряды.

В очередном массированном артиллерийском налете, я успел упасть под дерево, стараясь укрыться за его стволом, все было в пороховом дыму, голова кружилась, в ушах стоял звон, от запаха гари и сгоревшего пороха тошнило. Вот я с трудом сбросил с себя часть сосны, которая была срублена взрывом снаряда и упала на меня. Неподалеку лежал без движения мой разведчик солдат Сапун, его спину изрешетило осколками, мой полушубок на спине также был в нескольких местах разорван осколками, он, по-видимому, спас меня.

Старшину Столярова контузило. Капитан был тяжело ранен осколками в спину. Лейтенанту Буштедту срезало у правой руки большой палец, когда он подсоединял электробатарейку к проводам, сбило шапку, и на лбу образовалась здоровая шишка от небольшого осколка, который попал ему под кожу и застрял там, к счастью не повредив череп. Мы втроем вытащили капитана из ровика и оттащили в сторону от площадки в заброшенное небольшое укрытие, туда же отнесли тяжело раненого солдата. Кто-то из нас сбегал за автомашиной, которая стояла в укрытии, и, погрузив раненых, отправили их в санчасть. Нам слышно было, как артиллерия перенесла свой огонь вглубь обороны противника. Мы узнали, что наша пехота прорвала укрепленную оборону немцев!

При встрече с заместителем командира 131 минометного полка, мы узнали, что командир стрелкового полка, которого поддерживали минометным огнем два минометных полка 35-й гвардейской минометной бригады при прорыве обороны, поблагодарил нашу группу за находчивость и оказание помощи в прорыве обороны нашим частям путем пуска немецких реактивных снарядов.

Десять реактивных немецких снарядов, запущенных нами, поразили несколько целей в обороне немцев, нанесли значительный урон живой силе фашистов. После прорыва обороны немцев наши войска двинулись на запад, впереди предстояли новые тяжелые бои.

В лесах Белоруссии. Разгром группировки немцев в районе Бобруйска.

Летом 1944 года войска 1-го Белорусского фронта стремительно продвигались по Белорусской земле. Вводя крупные армейские соединения в прорванные участки обороны противника, создавая угрозу окружения немцев на отдельных участках наступления, как это случилось под городом Бобруйском, где в кольце окружения оказалось до 40 тысяч немецких вояк.

Немцы, не смотря ни на, что, стремились группами и крупными частями вырваться из окружения. В районе Бобруйского направления 131 минометный полк колоннами двигался к месту нового сосредоточения, преодолевая проселочными дорогами, белорусскую лесистую и болотистую местность.

Впереди движения колонн обстановка была неясная, часто угрожая непредвиденными встречами с прорывающимся из кольца группировками немцев. 28 июня 1944 года полк сделал кратковременную остановку. Подивизионно рассредоточившись по опушке леса, замаскировав автомашины и расположившись на отдых.

Замкомандира полка вызвал меня и поставил боевую задачу. Раскрыв топографические карты, мы внимательно изучили по ним местность. Перед нашей группой, состоящей из командира взвода управления Мужикова А. Н., разведчиков - Сапуна В. С. и Кобзева В. А. и двух разведчиков-радистов Мурзина Е.М, и второго, фамилию которого не помню, стояла задача: по проселочной дороге среди леса пройти 5-6 км и выйти на шоссе, связывающее Бобруйск с Минском. В районе выхода на шоссе предполагалось местонахождение командного пункта 115 стрелкового полка 23 сд, нам необходимо было отыскать командный пункт этого полка, уточнить его координаты и установить с ним связь по рации со штабом 131 минометного полка.

Вооружившись всем необходимым, мы на исходе дня вышли всей группой к назначенному пункту. Наш путь проходил по мало используемой для проезда дороге, проходившей среди леса и кустарников, которая была путанной и очень сложной. Нам часто приходилось останавливаться и сверять маршрут с картой. У всех было чувство настороженности, опасность могла появиться в любую минуту: лесная тишина скрывала неожиданные ситуации, и наше оружие было наготове.

Нужное нам шоссе появилось перед нами неожиданно - это автомагистраль Бобруйск-Минск. Уже смеркалось - темнота и лесу наступала быстро. Шоссе проходит среди густого соснового леса, стоит тишина, не слышно выстрелов и нет никакого движения по магистрали, эта обстановка нас еще больше насторожила. Вышла луна и осветила асфальт дороги.

Где искать пехоту ночью, кого спросить? Не будем же мы ходить до лесу и кричать: "Ау, где ты, пехота?" Обычно фронт боевых действий и передний край определяешь по звукам выстрелов, разрывам снарядов, осветительным ракетам, а здесь тишина и темнота. Сориентировавшись, мы направились по шоссе в сторону Минска, часто останавливались, вглядывались в темноту леса, прислушивались к звукам, ожидали, а может я брякнет где-то солдатский котелок, так как знали, что пехоту на переднем крае обычно кормят в темное время суток.

Продолжая двигаться, заметили в стороне в 150 метрах от дороги на фоне темного леса при лунном освещении какое-то деревянное сооружение, перед ним весь лес был вырублен, и сосны беспорядочно повалены. Мы определили, что это бревенчатое укрепление, немцы его сделали для охраны дороги при налетах партизан. От дороги к деревянному укреплению шла глубокая канава, и мне показалось, что в канаве, метрах в 100, замерли силуэты людей, которые на мой окрик оставались неподвижными. Так как было темно, то я решил, что мне все это показалось. Всеми овладело предчувствие близости немцев. Прошли с полкилометра, и перед нами на дороге появилось очертание автомашины: чья она, почему здесь стоит? Сразу усилилась тревога. Скрытно, с большой осторожностью вдоль дороги по канаве мы приблизились к автомашине; это была немецкая крытая специальная машина, оборудованная под связь, вполне исправная и загруженная имуществом связистов, как будто только что покинутая немцами.

В нескольких метрах от машины были три ямы, вырытые в рост человека. Такие ямы немцы делали часто по краю дорог. Они служили им укрытием от бомбежек и налетов партизан. Я приказал двум радистам сидеть в одной из ям с готовностью открыть огонь из автоматов, если приблизятся к машине немцы, а мы втроем направились по дороге искать нашу пехоту.

Через 10-20 минут мы встретили повозку, это старшина из одной стрелковой части вез в термосах для солдат еду. Такой встрече мы очень обрадовались, так как надеялись, что можем узнать, где размещается КП стрелкового полка, так как старшина сам искал пехоту, чтобы ее накормить.

Мы со старшиной направились к той канаве, где мне показались силуэты людей, в надежде встретиться с нашей пехотой, но как только подошли к краю дороги, так столкнулись с какими-то людьми. В темноте трудно было определить, кто это – а была это большая группа немцев, подошедших по канаве к дороге. Старшина узнал немцев, закричал: "Фрицы!" – и сразу же был сражен автоматной очередью. Я успел упасть и скатиться в придорожную канаву, мои разведчики были в это время в стороне и при выстрелах сразу скрылись тоже в канаве.

Лошади помчались по дороге, увозя убитого повозочного. С этого момента нарушилась окружающая лес тишина, поднялась автоматная и пулеметная стрельба, стреляли и со стороны немцев и с противоположной стороны дороги - мы очутились между двух огней на нейтральной полосе. Добежав по канаве до автомашины, где сидели в яме радисты, мы тоже заняли оборону в других ямах.

Всю ночь шел бой вдоль шоссе, при свете осветительных ракет можно было видеть, как немцы неоднократно бросались в контратаку, пытаясь прорваться через шоссе в лес и вырваться из кольца окружения, но встречали яростный огонь нашей пехоты, окопавшейся в лесу недалеко от дороги. Были попытки немцев овладеть и автомашиной, у которой мы спрятались. Вот одна из групп приблизилась к машине, но была встречена автоматным огнем, который мы открыли.

К утру на шоссе появились два танка Т-34, которые вступили в бой и своим огнем помогли отбросить группировку немцев, прорывающуюся из окружения. Немцы отступили, и в беспорядке рассеялись но лесу.

С рассветом мы увидели, что вдоль шоссе и в лесу лежит много убитых немцев, в нескольких метрах от нашей автомашины тоже было несколько мертвых фашистов - это уже наша работа. Ночью, пробегая по канаве, я оступился и подвернул ногу. К утру она распухла, я не мог на нее встать и идти без посторонней помощи.

С трудом мы нашли командира батальона той части, которую искали. Он нам указал на карте местонахождение КП полка. Мы по рации сообщили в наш штаб координаты КП стрелковой части, которую 131 минометный полк должен поддерживать огнем минометов.

Осмотрев автомашину, мы без труда ее завели, она была на ходу и исправна, только была прошита несколькими автоматными очередями. Так на трофейной автомашине мы вернулись в расположение нашего 131 минометного полка. Я доложил о случившемся с нами, командир полка поблагодарил нас за выполнение задания. Трофейная автомашина до конца войны была на службе взвода управления полка, перевозила разное имущество связистов.

До отправки меня в санчасть с моей распухшей ногой, и ночь провел в полку, расположенном в лесу и готовом к отражению атак прерывавшихся группировок немцев. Ночь прошла тревожно, но спокойно. На рассвете неожиданно раздалась команда: "Полк, к бою!!" Была вовремя замечена большая группа немцев, подошедшая близко к расположению нашей части пытавшаяся из леса внезапно напасть на полк. По тревоге все подразделения заняли подготовленные заранее боевые порядки, установили минометные батареи, часть солдат из боевых расчетов окопались и заняли круговую оборону со своим стрелковым оружием. Фашисты появились из леса внезапно, они бежали пьяные, орали, на ходу стреляя из автоматов. Этой пьяной психической атакой они хотели смять на пути прорыва нашу часть, но встретили дружный, организованный отпор, засевших в засаде наших солдат.

В лесу, в рядах прорывавшихся рвались мины, выпущенные из полковых минометов, в упор по фашистам вели огонь наши солдаты, с трудом сдерживающие одну волну наступающих рядов за другой. Но не смог бы сдержать эту обезумевшую пьяную атаку наш полк, если бы вовремя не подошла на выручку несколько 76 мм орудий и "катюш", которые прямой наводкой в упор расстреливали рвущихся вперед фашистов. Минут 30-40 продолжался этот бой. Немцы не выдержали, в одиночку и группами рассеялись по лесу. Сотни фашистских трупов усеяли полосу прорыва.

В этом бою отличился мой разведчик Исхаков. казах по национальности. Во время боя он углубился в лес для естественных надобностей, но не успел расположиться, как к нему из леса устремились 3 фрица. Он не растерялся и, держа одной рукой расстегнутые брюки, другой выхватил из подсумка гранату и закричал:"Руки вверх!"-по-немецки. Фашисты не ожидали такого неожиданного оборота, бросили оружие и подняли руки. И так разведчик Исхаков, держа одной рукой брюки, а другой гранату, привел в часть трех пленных, за что был удостоен медалью "За Отвагу".

Так закончился разгром еще одной многотысячной группировки немцев на одном из участков Бобруйского "котла".

Показать источник
Автор: Интервью и литературная обработка:
Баир Иринчеев
Просмотров: 903

Комментарии к статье (1)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня Янв >
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Сотрудничество
Реклама на сайте
Мы поддерживаем:

главный сайт ВМФ

Реклама