Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Военно-Промышленный Комплекс
Отправить другу

Министерство обороны должно взять на себя ответственность за модернизацию и развитие ОПК

Происшедшие на рубеже 1980-1990-х гг. глобальные изменения военно-политического и экономического характера, вызвавшие нарастание кризисных явлений в оборонной промышленности России, а также ведущих стран Запада и Китая, с особой остротой поставили вопрос о необходимости глубокого реформирования оборонных комплексов. В условиях значительного сокращения внутренних и внешних заказов на первый план вышли проблемы повышения эффективности управления военным производством и приведения оборонно-промышленной базы в соответствие с реальными потребностями государства.

История вопроса

С учетом национальной специфики в разных странах процессы реформирования оборонно-промышленных комплексов (ОПК) протекают по-разному: в разные сроки, с большим или меньшим, хотя и обязательным участием государства, с разными акцентами на те или иные направления преобразований. Однако во всех без исключения случаях государство, в лице национальных министерств обороны, не снимает с себя ответственности за состояние и развитие оборонно-промышленной базы, финансируя закупки производственного, технологического и испытательного оборудования, необходимого для реализации национальных программ приобретения вооружения и военной техники (ВВТ), и нигде приватизация не используется для пополнения госбюджетов. Стремясь обеспечить финансово-экономическую устойчивость ОПК как основы обеспечения национальной безопасности, правительства ведущих стран Запада, не говоря уже о Китае, осуществляют активную государственную поддержку военно-промышленных компаний, необходимым условием которой является выделение военного производства в специализированные подразделения, функционирующие в особых условиях и льготном налоговом режиме.

Важным направлением реформирования оборонных комплексов стран Запада является совершенствование систем приобретения ВВТ, являющихся, наряду с системой ППБ (планирование - программирование - разработка бюджета) основными механизмами управления ОПК. Администрация и Министерство обороны США рассматривают вопрос о повышении эффективности управления ОПК в качестве одного из приоритетов национальной политики.

ОПК России вошел в полосу затяжного системного кризиса в начале 1990-х гг. Сказались разрушение централизованной системы управления и нарушение кооперационных связей оказавшихся на территории разных стран СНГ оборонных ОКБ и предприятий. Отсутствие внутренних заказов и нарушение связей с традиционными партнерами по военно-техническому сотрудничеству (ВТС) повлекли за собой свертывание серийного производства ВВТ на подавляющем большинстве предприятий. Поспешная непродуманная приватизация фактически привела к ликвидации крупных научно-производственных объединений, еще большей дезинтеграции производства и нарастанию конкуренции отдельных российских разработчиков и производителей ВВТ на внешних рынках. Пожалуй, лишь благодаря крупным заказам Китая и Индии, в конце 1990-х гг. в России возобновилось серийное производство тяжелых истребителей, зенитных ракетных систем, боевых кораблей и некоторых других систем вооружения.

Сложность ситуации в ОПК, обусловленной болезненными процессами адаптации к рыночным условиям, наличием явно избыточных, к тому же физически и морально устаревших мощностей, в совокупности с чрезвычайно низким уровнем внутренних заказов, предопределила необходимость принятия эффективных мер по приведению оборонно-промышленной базы в соответствие с реальными потребностями государства и возможностями экономики. С началом реформирования оборонного комплекса Россия опоздала как минимум на 10 лет. Надежды отцов либеральных российских реформ на то, что государству достаточно определить "правила игры" и рынок сам по себе решит все проблемы, явно не оправдались. Принятые в 2002 г. "Основы политики Российской Федерации в области развития оборонно-промышленного комплекса на период до 2010 г. и дальнейшую перспективу" и федеральная целевая программа "Реформирование и развитие ОПК на 2002-2006 гг.", провозглашающие создание государственных холдингов в качестве основного направления реформирования отрасли, обозначили лишь самые общие подходы к проведению реформ. Однако система управления оборонным комплексом в рыночных условиях, равно как и механизмы создания и обеспечения условий эффективного функционирования формируемых интегрированных структур и ОПК в целом все еще находятся в стадии разработки. Процессы реформирования системы государственного оборонного заказа и формирования государственных оборонных холдингов протекают в сложных условиях и существенно осложнены целым рядом обстоятельств объективного и субъективного характера.

Система госуправления ОПК

Прежде всего, сказывается отсутствие четкой вертикали государственного управления: вопросы строительства и технического оснащения Вооруженных Сил, напрямую подчиняющихся Верховному главнокомандующему - президенту России, находятся фактически в полной зависимости от решений правительства в лице Министерства экономического развития и торговли, отвечающего за формирование оборонного заказа, и Министерства финансов, ответственного за финансирование ГОЗ. Фактическими хозяевами оборонно-промышленной базы и результатов оборонных НИОКР являются Министерство имущественных отношений, Министерство юстиции и ФАПРИД, не несущие ответственности за обеспечение обороноспособности страны. И, наконец, административное управление оборонными предприятиями, малая эффективность которого в условиях рыночной экономики очевидна, осуществляют Министерство промышленности и науки и оборонные агентства. Существенное влияние на развитие предприятий отрасли оказывают региональные власти. В тоже время основной потребитель продукции ОПК - Минобороны России, лишенное в условиях ограниченного финансирования эффективных механизмов управления, занимается формированием тактико-технических требований к разрабатываемым образцам ВВТ, расписывает бюджетные средства по сотням НИР, только и способным сохранить на плаву научно-исследовательские учреждения Минобороны и промышленности, и контролирует качество вооружений, поставляемых на экспорт.

Для примера, в США управление ОПК - функция Министерства обороны, администрации президента и конгресса. Основным механизмом управления ОПК со стороны Министерства обороны является система ППБ, центральное место в которой занимает программирование. Оборонный заказ формализуется в виде конкретных программ приобретения ВВТ, объединяющих НИОКР, закупки вооружения и строительство объектов инфраструктуры. Административное управление ОПК осуществляется в рамках программ приобретения командованием видов Вооруженных Сил через офицеров - руководителей соответствующих программ. После утверждения конгрессом программам приобретения присваивается соответствующий приоритет и общенациональный статус. Ход реализации программ приобретения становится предметом постоянного контроля со стороны министра обороны, президента и конгресса США. Упрощенные схемы государственного управления ОПК России и США представлены на схеме 1.

Созданная на Западе система управления военным производством удивительным образом напоминает советскую модель, отличавшуюся максимальной концентрацией властных полномочий и ответственности, равно как и финансовых, интеллектуальных и материальных ресурсов, необходимых для реализации утвержденных программ создания ВВТ. Адаптировать эту модель к новым реалиям мы так и не сумели. В целом же очевидно, что выстраивание четкой вертикали управления оборонным комплексом России должно стать одним из важнейших направлений административной реформы. Создание в рамках Министерства обороны РФ замыкающихся на президента Комитетов по военно-техническому сотрудничеству с зарубежными странами и государственному оборонному заказу - шаг в правильном направлении. В конечном счете, именно Министерство обороны России должно взять на себя ответственность за модернизацию и дальнейшее развитие оборонно-промышленного потенциала страны.

Наряду с "размытостью" системы государственного управления негативное влияние на развитие ситуации в ОПК оказывает отсутствие ясной перспективы по части оборонного заказа. Начало массовых закупок современного вооружения переносится из года в год на более поздние сроки. Не финансируются в полном объеме ни объявленные приоритетными программы модернизации эксплуатируемых в войсках вооружений, ни закупки современных образцов ВВТ, ни НИОКР по созданию систем оружия новых поколений. Мало того, объемы заказов на современные и перспективные вооружения не ясны ни руководителям промышленности, ни Генеральному штабу, ни командованию видов Вооруженных Сил. Имеющиеся оценки стоимостных и натуральных объемов программ приобретения ВВТ на ближайшую и среднесрочную перспективу основываются не столько на учете реальных потребностей (для обеспечения адекватной реакции на существующие и перспективные угрозы безопасности России), сколько на макроэкономических прогнозах Минэкономразвития, что свидетельствует в лучшем случае об остаточном принципе финансирования национальной обороны.

Реформирование "оборонки"

Все чаще звучащие в правительстве призывы к дальнейшему ограничению присутствия государства в ОПК не могут не вызывать сожаления. Как может быть в оборонном комплексе слишком много государства? С учетом того, что в общих объемах производства ведущих предприятий ОПК доля ГОЗ не превышает 5-10% - куда уж меньше? Основная специфика рынка вооружения в том и состоит, что и покупателем, и продавцом конечной военной продукции является государство. Даже в США, где 90% ОПК находятся в частном секторе, фактическим хозяином оборудования, задействованного в производстве конечной военной продукции, критических технологий и результатов военных НИОКР является государство в лице Министерства обороны.

Негативно сказываются на ситуации в российском оборонном комплексе отсутствие четко сформулированных целей реформирования (какой ОПК мы хотим иметь), недостаток политической воли и последовательности в проведении реформ. Если "Основы политики Российской Федерации в области развития оборонно-промышленного комплекса на период до 2010 г. и дальнейшую перспективу" провозглашают "создание интегрированных корпоративных структур с закреплением контрольного пакета акций за государством в качестве основы формирования организационно-функционального ядра ОПК", то разрабатываемая сегодня рядом правительственных структур Концепция создания Объединенной авиастроительной компании" (ОАК) предполагает закрепление за государством лишь блокирующего пакета акций (25,5%). Если в 2001 г. правительство РФ одобрило вариант создания двух авиастроительных холдингов, то сегодня речь идет только об одном. Как это положение согласуется с антимонопольным законодательством? Кстати, Китай уже пытался ограничиться одной компанией, созданной на базе предприятий авиационной промышленности, однако вскоре был вынужден расчленить монополиста на две авиастроительные группы. Отсутствие конкурентной среды существенным образом сдерживало дальнейшее развитие отрасли.

Предлагаемая схема реформирования авиационной отрасли посредством создания частной авиастроительной компании мало чем отличается, по существу и духу, от печально памятных залоговых аукционов середины 1990-х гг. Речь вновь идет о практически безвозмездной передаче в частный сектор государственной собственности, только на этот раз - предприятий ОПК, составляющих основу оборонно-промышленного потенциала страны.

Анализ ситуации, сложившейся в нефтяном секторе России, со всей очевидностью свидетельствует об опасности преждевременной приватизации располагающей высоким научно-производственным и кадровым потенциалом и сохраняющей высокую конкурентоспособность на внешних рынках авиационной промышленности России. Приватизация отрасли, проведенная до окончательного завершения процессов реформирования, может лишь осложнить положение, в лучшем случае, привести к превращению в поставщика комплектующих изделий для западных производителей авиационной техники в лице корпораций Boeing, Lockheed Martin и EADS.

Цена вопроса с преждевременной приватизацией оборонных отраслей промышленности даже не в десятках миллиардов долларов (только оценочная стоимость материальных и нематериальных активов предприятий авиационной промышленности РФ - 20-25 млрд. долл.). Цена вопроса намного выше - сохранение Россией способности обеспечивать потребности национальной обороны и запросы союзников и партнеров по ВТС в современных вооружениях. Не слишком ли дорогое удовольствие передать в частный сектор 75% активов ведущей отрасли ОПК (на сумму порядка 15-20 млрд. долл.) в обмен на иллюзорную возможность привлечь к управлению отраслью "кадры и технологии, необходимые для организации сложных бизнесов", которыми государство, якобы не обладает. Заявление разработчиков концепции создания ОАК об имеющихся у частного бизнеса (в отличие от государства) реальных "возможностях по привлечению необходимых инвестиций" связано с надеждами на повышение рыночной капитализации отрасли. Однако такое решение проблемы представляется не только преждевременным, но и достаточно опасным. Алгоритм дальнейшего развития событий легко предсказуем. В силу несовершенства российских фондовых рынков и отсутствия на них стратегических инвесторов (по крайней мере, до получения Россией высоких инвестиционных рейтингов) неизбежна игра на понижение, что неминуемо приведет к спекулятивной скупке акций, отнюдь не по рыночным ценам. В последующем велика вероятность перепродажи акций стратегических предприятий ОПК западным конкурентам. Опасность такого развития ситуации имеется и на более развитых рынках. Не случайно, перед началом приватизации ОПК в Италии был принят закон "О недобросовестных инвесторах". Кстати, активно пропагандируемая сторонниками либеральной экономики англо-американская модель финансирования промышленности за счет выпуска ценных бумаг не столь широко распространена. В Европе, например, до сих пор предпочтение отдается практике банковского кредитования промышленного производства.

Необходима поддержка государства

Как представляется, и управленцев высокого уровня, и идей, способных переломить ситуацию и в отрасли, и в ОПК, заметно усилить позиции России на внешних рынках, в государственных оборонных компаниях достаточно. Основная проблема - в откровенно слабой государственной поддержке и очевидно недостаточных инвестиционных ресурсах, привнести которые в отрасль частный сектор не в состоянии, о чем свидетельствует весь опыт российских экономических реформ. Если государственные корпорации на протяжении нескольких лет добивались права вкладывать собственные средства в работы, выполняемые по ГОЗ, и наконец-то добились своего, то частные компании вели и будут вести переговоры о возможности вложения свободных средств в обанкротившиеся самолетостроительные компании типа Fokker или Fairchild-Dornier.

Для крупного бизнеса в ОПК имеется непаханное поле деятельности. Что делать с сотнями предприятий, не имеющих перспектив получения оборонного заказа и экспортных контрактов? У государства нет средств на проведение конверсии этих предприятий. Почему бы за решение этой проблемы не взяться частному бизнесу? Помнится, в начале 1990-х гг. в Германии на территории новых восточных земель был продан крупный химический комбинат вместе с несколькими гектарами земли. Стоимость сделки - одна марка. При этом, правда, инвестиционные обязательства покупателя, взявшегося создать фактически новое производство, составили несколько миллиардов марок. Кроме того, инвестор обязался сохранить не менее 80-85% рабочих мест. Естественно, новый комбинат построен в согласованные сроки. Отказаться от принятых на себя обязательств инвестор не в состоянии - слишком жесткий государственный контроль и велики размеры неустойки.

По большому счету Министерству обороны РФ и командованию Вооруженных Сил не столь уж важно, каким образом осуществляется интеграция предприятий ОПК, и какие корпорации определяются в качестве ядра интеграционных процессов. Важнее понимание того, что проблемы отрасли и Вооруженных Сил тесно переплетены и что без совместных усилий Минобороны России, ОПК и нового состава Федерального собрания по существенному наращиванию финансирования технического оснащения войск кардинально изменить ситуацию ни в армии, ни в оборонной промышленности не удастся. Дальнейший перенос сроков начала полномасштабной разработки ВВТ новых поколений и перевооружения на новую боевую технику, обусловленный явно недостаточным финансированием оборонного заказа, чреват необратимыми последствиями, прежде всего неизбежным снижением обороноспособности страны и недопустимой деградацией ОПК. Очевидно, что без всестороннего согласования ГПВ с мобилизационными планами и экспортными программами невозможны поставки в войска новых вооружений по доступным ценам, поскольку содержание избыточных производственных мощностей и дорогостоящее мелкосерийное, по сути штучное, производство ВВТ экономически неэффективны.

Учитывая тот факт, что срок готовности новой ГПВ (на период 2006-2015 гг.) не за горами - 2005 г., такие фундаментальные вопросы, как оценка реальных потребностей Вооруженных Сил в новых ВВТ и финансовых ресурсах, необходимых для их приобретения, следовало бы детально рассмотреть уже в первой половине 2004 г. Пора, наконец, вернуться к нормальному процессу военного планирования. Прежде всего, определяются потребности обороны, на следующем этапе - финансовые возможности государства и ОПК по их реализации. Если в США Министерство обороны формирует запрос по бюджетному финансированию Вооруженных Сил на очередной финансовый год и только конгресс и президент могут скорректировать объемы выделяемых на оборону ассигнований, то у нас по сути Минэкономразвития и Минфин решают, сколько денег выделить российскому военному ведомству. Федеральное собрание утверждает решения правительства. Так кто же при таком подходе возьмет на себя ответственность за состояние национальной обороны?

Как ни велико значение военного экспорта для сохранения научно-производственного потенциала оборонных отраслей, основа функционирования ОПК любого государства - оборонный заказ, поскольку и экспортный потенциал определяется, в конечном счете, наличием внутреннего заказа. Весь опыт мировой торговли таким специфическим товаром, как оружие, свидетельствует о малой эффективности маркетинговых усилий, направленных на продвижение на внешний рынок ВВТ, не закупаемых для своих Вооруженных Сил. Отсутствие ясной перспективы по программам создания вооружений новых поколений в интересах Минобороны России, способных стать мощным катализатором интеграционных процессов, ощутимо сдерживает реформирование ОПК. Существенно снижается мотивация поддержки интеграционных процессов на региональном уровне, поскольку возможность реального сокращения налогооблагаемой базы регионов не компенсируется наращиванием объемов производства.

Реализация национальных программ приобретения в интересах Минобороны России ВВТ новых поколений создаст оптимальные условия для становления мощных российских оборонных холдингов и существенно облегчит им процесс выстраивания отношений долгосрочного, равноправного сотрудничества с корпорациями зарубежных стран, в том числе Запада. Оценка и внесение в уставные капиталы создающихся холдингов принадлежащей государству интеллектуальной собственности увеличат как минимум на порядок, а то и на несколько порядков капитализацию оборонных отраслей промышленности, создав условия для привлечения необходимых для запуска в серийное производство ВВТ новых поколений инвестиционных ресурсов. Так, только инвестиционный потенциал авиационной промышленности оценивается в 2,5-4,5 млрд. долл. (суммарная стоимость 10-15-процентных пакетов акций государственных авиастроительных холдингов, безболезненно передающихся стратегическим партнерам). Однако решение этих проблем без приведения системы госзаказов и нормативно-правовой базы взаимодействия ОПК с Министерством обороны в рамках ГОЗ и экспортных программ в соответствие с новыми условиями нереально. Многие годы обсуждаются проблемы внедрения в Минобороны России программно-целевых методов планирования ГПВ (по сути, системы ППБ - "планирование - программирование - разработка бюджета"). Давно пора решить вопросы с выдачей головным исполнителям работ по долгосрочным программам создания ВВТ бюджетных полномочий на проведение работ по ГОЗ на срок не менее 2-3 лет и переходом к практике подписания единого контракта на НИОКР и поставку.

Существенно осложняет интеграционные процессы несовершенство законодательной базы функционирования интегрированных структур ОПК. О чем говорить, если для лицензирования деятельности оборонных холдингов создающиеся управляющие компании вынуждены в соответствии с существующим законодательством арендовать производственные площади на включаемых в их состав предприятиях. Необходимо обеспечить передачу в формируемые интегрированные структуры оборонного заказа с предоставлением головным (управляющим) компаниям права самостоятельно распределять заказы между предприятиями, обеспечивая их оптимальную загрузку с учетом наличия экспортных контрактов и планов по диверсификации производства. С целью оптимизации производства и снижения издержек следовало бы перейти к практике формирования единых мобилизационных планов для создающихся холдингов с предоставлением головным (управляющим) компаниям права маневра мощностями при реализации крупномасштабных программ диверсификации производства.

Давно назревшая потребность в качественном обновлении научно-производственной базы в условиях очевидного недостатка финансовых ресурсов у государства и предприятий с особой остротой ставит вопрос о необходимости выделения приоритетных программ разработки новой техники, тем более, что экспортный потенциал находящихся сегодня в производстве образцов ВВТ к 2008-2010 гг. будет практически полностью исчерпан. В малой эффективности практики "распыления" бюджетных средств по сотням направлений Государственной программы вооружений (ГПВ) и федеральных целевых программ сомневаться не приходятся. Что касается авиационной промышленности, пришло время выбрать ряд ключевых направлений создания новой техники в интересах ВВС, авиации ВМФ и гражданских авиационных компаний. Одно-два в области боевой авиации, два-три - в области гражданской авиации. И, сконцентрировав финансовые ресурсы государства, интеллектуальные, материальные и финансовые ресурсы предприятий отрасли, в кратчайшие сроки завершить разработку техники новых поколений.

Бесспорно, что для создания условий эффективного функционирования оборонных холдингов требуется обеспечить возможность выстраивания четкой вертикали управления. Прежде всего, речь идет о передаче в создающиеся интегрированные структуры контрольных пакетов акций включаемых в их состав предприятий с последующим переходом на единую акцию. Пришло время определиться, наконец, со стратегически важными предприятиями, контроль государства над которыми утрачен.

Фактическим завершением процесса формирования государственного оборонного холдинга объективно может считаться переход на единую акцию. До этого момента очевидна необходимость введения моратория на приватизацию интегрированных структур и тем более включаемых в их состав предприятий. По завершении процесса формирования государственных оборонных холдингов могла бы быть разрешена продажа пакетов акций стратегическим партнерам и инвесторам с целью привлечения крупных инвестиций в НИОКР и производство, в том числе для приобретения передовых западных технологий.

Выводы

В целом, без разработки государственной оборонно-промышленной политики, направленной на приоритетное развитие высокотехнологичных отраслей, обеспечить поддержание обороноспособности государства и устойчивый экономический рост России в долгосрочной перспективе практически невозможно. Как представляется, реформированию российского ОПК следовало бы придать более системный характер, в частности, теснее увязать с проводимой административной реформой и реформой Вооруженных Сил. В принципе, ОПК, сосредоточивший в себе мощный научно-производственный и интеллектуальный потенциал, обеспечивший практически в условиях самофинансирования создание научно-технических заделов, позволяющих создать ВВТ новых поколений, мог бы стать точкой интенсивного роста российской экономики. Несмотря на промахи и ошибки, допущенные в ходе адаптации ОПК к рыночным условиям, научно-производственный и кадровый потенциал отрасли сохранен. России удалось восстановить свои позиции на мировом рынке оружия. Главное, в чем сегодня остро нуждается ОПК, - это эффективное государственное управление и адресная государственная поддержка, в том числе посредством предоставления налоговых льгот.

Показать источник
Автор: Дмитрий Константинович Веретенников - независимый эксперт в области военной экономики
Просмотров: 492

Комментарии к статье (0)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Июн >
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Сотрудничество
Реклама на сайте




Реклама