Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама
См พนันออนไลน์ тут.

Статьи
Отправить другу

Маневр как генеральное направление развития воздушно-космической обороны

На сегодняшний день маневр является единственным способом достижения устойчивости и активности ВКО и ПВО, перехвата инициативы в обороне, компенсации недостаточного общего соотношения сил перехода к контрнаступательным и наступательным действиям против воздушно-космического противника.
Анализ опыта Великой Отечественной войны, локальных войн и вооруженных конфликтов показывает, что должны быть выполнены два основных условия, чтобы операция, сражение, боевые действия, удар, бой были реализованы как высокоорганизованные формы действий по плану.

Маневр должен стать органическим и осознанно необходимым элементом борьбы с воздушно-космическим противником на всех уровнях - от тактического до стратегического включительно. Фото: Георгий ДАНИЛОВ

Первое (обязательное) условие можно сформулировать следующим образом. Для того, чтобы организованные действия в борьбе с противником развивались по плану необходимо иметь превосходство в силах. Это позволит силой заставить противника выполнять каждый пункт разработанного плана. В противном случае противник заставит своей силой выполнять каждый пункт своего плана.

Однако превосходство в силах является лишь обязательным, но недостаточным условием реализации плана действий против противника. Необходимо выполнение второго условия.

Второе (достаточное) условие можно сформулировать следующим образом. При наличии превосходства в силах, для того, чтобы реализовать план действий против противника, необходимо и достаточно владеть инициативой в действиях. Это заставит действовать противника в порядке ответной реакции и, тем самым, позволит выполнять свой план, а не план противника. Надо к этому добавить, что владение инициативой позволяет, в определенных условиях и только на время владения инициативой, компенсировать недостаток сил.

Этот же анализ показывает также и то, что ни одна оборона на всех уровнях управления и во всех масштабах (от тактического до стратегического) как вид военных и боевых действий не была успешной (т.е. не выполнила своих задач) при отсутствии, хотя бы, равенства в силах с противником и без перехода к контрнаступательным и наступательным действиям. Иными словами, главные задачи обороны в конечном итоге решались на основе, как минимум, равенства в силах контрнаступательными и наступательными действиями войск или в том месте и объеме пространства, где велась оборона, или в другом, но смежном (взаимосвязанном) с обороной месте и объеме пространства.

Результаты исследований ученых ВА ВКО им. Маршала Советского Союза Г. К. Жукова показывают, что противовоздушная оборона и воздушно-космическая оборона не являются исключением по отношению к указанным условиям.

Представленное выше последнее положение позволяет сделать важный для практики вывод. Суть его заключается в том, что от создаваемой воздушно-космической обороны и от противовоздушной обороны, даже при наличии необходимого соотношения сил, нельзя ожидать, а тем более требовать успешного исчерпывающего выполнения своих задач, если не предусмотрены контрнаступательные или наступательные действия в этой сфере или в другой сфере этих же или других сил.

И, наконец, к указанному выше следует добавить, что ВА ВКО им. Маршала Советского Союза Г. К. Жукова обладает результатами исследований доктора технических наук профессора Ю. В.Богданова.

Профессор Ю. В. Богданов, оптимизируя процессы управления, получил ряд строгих математических соотношений, которые позволяют графически следующим образом представить зависимость предельно достижимой эффективности боевых действий по противовоздушной обороне от соотношения сил сторон (рис. 1).

Представленная зависимость позволяет сделать следующие выводы.

Первое. Слева от области равенства в силах, предельно достижимая эффективность противовоздушной обороны против разумного противника в конкретном месте, на конкретном объекте, на конкретном направлении (от стратегического направления до направления по ориентирам на местности) численно строго равна созданному (сложившемуся) соотношению сил. В данной области эффективности боевых действий по противовоздушной обороне выше соотношения сил в природе не существует. Это, как в физике, скорости перемещения материальных объектов больше, чем скорость света не существует. Справа от этой области предельно достижимая эффективность боевых действий по противовоздушной обороне равна единице.

Второе. Наибольший вклад командиры и командующие, как управленцы (вместе со своими органами, пунктами и средствами управления), вносят своими управленческими действиями только при равенстве в силах.

При этом в левой области от равенства в силах, если управленческие действия не приводят к изменению соотношения сил в нашу пользу, они никак не могут изменить эффективность боевых действий в положительную сторону. А при трехкратном проигрыше в силах вклад управленческих действий ничтожен. Войска самостоятельно будут воевать не хуже.

В правой области от равенства в силах, если не утрачено соотношение сил в пользу ПВО, неграмотные управленческие действия не приводят к неприемлемым результатам. При этом двойного (а тем более тройного) превосходства в силах достаточно для эффективного выполнения задач противовоздушной обороны.

Таким образом, и в области воздушно-космической и противовоздушной обороны, в конечном счете, как утверждал Карл Клаузевиц: "Число - предрешает победу", а до него еще Наполеон жаловался своему адъютанту накануне Бородинского сражения: "До чего же скучное занятие война, все искусство которого состоит в том, чтобы быть сильнее противника в нужное время, в нужном месте".

Массогабаритные характеристики перспективного вооружения должны позволять осуществлять маневр по проселочным и полевым дорогам. На снимке - многофункциональный радиолокатор ЗРС С-400 в транспортном положении. Фото: Леонид ЯКУТИН

Отсюда следует, что и воздушно-космическая, и противовоздушная оборона должны обладать, помимо других свойств, ключевым свойством: создавать нужное "число" "в нужное время и в нужном месте", опирающееся на предусмотренные заранее контрнаступательные и наступательные действия против воздушно-космического противника.

Каким образом этого можно достичь? Анализ имеющегося опыта и ожидаемых перспектив показывает, что этого можно достичь двумя путями.

Первый путь предполагает заблаговременное создание ненарушаемого превосходства в силах везде, где ожидаются действия воздушно-космического противника. По этому пути, вплоть до развала СССР, шли Войска ПВО ВС СССР. При этом такое необходимое соотношение сил (от 1:1 до 2:1) было достигнуто на стратегическом и оперативном уровнях управления противовоздушной обороны СССР. Однако данный путь являлся для СССР крайне затратным, а для РФ будет просто разорительным.

Второй путь заключается в придании и ВКО, и ПВО адекватных маневренных свойств.

Сравнение первого и второго путей показывает, что второй путь является в современных условиях единственно реализуемым и наиболее перспективным для того, чтобы быть сильнее воздушно-космического противника в нужное время и в нужном месте.

Реализация второго пути позволит сделать маневр в войсках и силах ВКО органической составной частью операций и боевых действий, а не эпизодической, как это имеет место сейчас, зачастую просто вынужденной мерой.

На сегодняшний день маневр является единственным способом достижения устойчивости и активности и ВКО, и ПВО, перехвата инициативы в обороне, компенсации недостаточного общего соотношения сил и перехода к контрнаступательным и наступательным действиям против воздушно-космического противника. Более того, в современных условиях отсутствие маневра ведет, как минимум, к нереалистичности, а то и просто к разрушению оперативных и стратегических способов борьбы с воздушно-космическим противником. При этом следует так же учитывать и то, что в такой высокоманевренной сфере, как воздушно-космическая сфера против высокоманевренного воздушно-космического противника, изначально владеющего инициативой, противопоставление неманевренной ВКО и ПВО является нонсенсом.

Таким образом, маневр является генеральным направлением развития средств и способов воздушно-космической обороны. Но для этого маневр должен быть обеспечен и научно, и материально.

Исторически маневр в войсках ПВО развивался сначала для решения тактических задач стрельбы ЗА и воздушных атак ИА, затем для обороны новых объектов по мере попадания их в зону досягаемости бомбардировочной авиации противника и, впоследствии, для повышения живучести тактических подразделений, особенно после локальных войн и вооруженных конфликтов во Вьетнаме и на Ближнем Востоке в 1970-е гг.

Однако во всех этих случаях маневр не был и не явился (за исключением стрельбы ЗА, ЗРВ и атак ИА) органическим, обязательно необходимым, элементом боевых действий, особенно на оперативном и стратегическом уровнях управления противовоздушной обороной.

В современной истории (после Великой Отечественной войны) военная наука в области маневра войсками и силами ПВО прошла три этапа.

На первом этапе (1960-1970 гг.) был обобщен опыт Великой Отечественной войны, войны в Корее и доведены до совершенства способы маневра огнем ЗА и ИА при ведении воздушного боя, способы выбора и занятия позиций ЗА, а затем и ЗРВ.

На втором этапе (1970-1980 гг.) была разработана необходимая научная и рекомендательная база по созданию и применению системы запасных и ложных позиций, аэродромов и КП, а также по маневру параметрами и свойствами вооружения (режимами, частотами). На этом же этапе маневр ИА с полкового уровня стал перемещаться на уровень соединения и объединения ПВО.

На третьем этапе (1980-1990 гг.) была разработана мобильная зенитная ракетная оборона и концепция маневренной противовоздушной обороны. Маневр в теории и, частично, на практике уже переместился на оперативный уровень управления и стал осознаваться на стратегическом уровне управления ПВО.

В настоящее время наступил четвертый этап, на котором требуется довести до уровня практической реализации концепцию маневренной ПВО, распространить ее на ПВО всей страны и на ВКО РФ.

Кроме того, на этом же этапе следует маневр сделать органическим и осознанно необходимым элементом борьбы с воздушно-космическим противником на всех уровнях управления, от тактического до стратегического включительно.

Здесь же на данном этапе надо дать ответы на ряд принципиальных вопросов.

Первая группа вопросов. Следует ли по-прежнему оборонять только наиболее важные объекты, для которых сил просто нет (и не будет)? Следует ли оборонять только г. Москву от воздушно-космического противника, а что делать с остальными налогоплательщиками? Оборонять надо одновременно все сразу объекты или как-то по-другому?

Вторая группа вопросов. Строить ли ВКО и ПВО, идя от стационарных объектов к подвижному противнику, или наоборот надо идти от высокоманевренного противника через его систему целей и задач к стационарным объектам обороны? И как идти, по правительственному перечню наиболее важных объектов или по составу объектов, определяемых, вытекающих из содержания целей и задач ожидаемых, прогнозируемых действий воздушного противника?

Третья группа вопросов. Сохранить ли принцип построения равнопрочной круговой противовоздушной обороны или его поменять? Ведь данный принцип является одним из главных препятствий на пути внедрения мобильной ЗРО и маневренной ПВО, и оправдал он себя только лишь один раз при противовоздушной обороне г. Москва в 1941-1943 гг.

ПВО столицы имела (в разное время) 1,5-2 кратное превосходство в силах только по ИА. Помимо всего прочего, войска западных фронтов перешли в декабре 1941 г. в контрнаступление. Иными словами, задача противовоздушной обороны г. Москва была решена наступлением других сил в другой сфере борьбы. Это заставило противника переключить силы воздушного нападения на решение других задач, а не для нанесения ударов по Москве. Во всех остальных случаях круговая равнопрочная оборона всего лишь сбивала в ограниченном количестве воздушные цели около и над обороняемыми объектами, но их так и не сохранила.

А может, принцип построения равнопрочной круговой обороны сохранить, но поменять способ его реализации. Например, оборону организовывать и готовить вкруговую, а занимать ее элементы войсками по обстановке и лишь там, где надо, с последующим упреждающим маневром?

Кроме того, на этом этапе надо довести миропонимание и осознание природы борьбы с воздушно-космическим противником до такого уровня, когда будет считаться не просто неприемлемым, а неприличным принимать решения и планировать боевые действия, в которых нет маневра.

Научное обеспечение маневра должно быть осуществлено путем постановки самостоятельного научного направления военной науки, как минимум, в области воздушно-космической и противовоздушной обороны.

Материальное обеспечение маневра должно состоять в разработке, принятии на вооружение и оснащении войск мобильным вооружением. Стационарное вооружение против высокомобильного противника везде и во все времена было крупнейшей ошибкой, граничащей с бездарностью. При этом под мобильным вооружением следует понимать не только вооружение, способное к перемещению в пространстве, но и вооружение, способное менять зоны и области своего воздействия в пространстве, а также обеспечивающее маневр режимами и параметрами видов воздействий по воздушно-космическому противнику.

Кроме того, материальное обеспечение маневра должно заключаться в развитии инфраструктуры районов предстоящих операций и боевых действий (дороги, аэродромная сеть, система связи, система навигации и топогеодезическое обеспечение и т.д.) по государственным планам, а не только по планам оперативного оборудования территории ожидаемых боевых действий.

Понятно, что сразу ничего не делается. Но есть вещи, к которым офицер должен быть идеологически приучен с курсантских погон. А именно - воевать придется в поле, где нет комфортных условий ни для людей, ни для вооружения. Исходя из этого, ни один военный человек, а тем более военные руководители, не должны заказывать военно-промышленному комплексу такое "мобильное" вооружение, для которого (по массогабаритным характеристикам) не годятся даже московские и подмосковные магистрали, а про проселочные и полевые дороги и говорить нечего.

И последнее. Наша страна в обозримой перспективе не в состоянии создать ни равнопрочную круговую ПВО, ни равнопрочную круговую ВКО РФ. Нужно асимметричное решение либо в области стратегических ядерных сил и в целом стратегического сдерживания, либо в области ПВО РФ за счет придания ее вооружению противоракетных и противокосмических свойств, либо в области самой создаваемой ВКО РФ.

Скорее всего, решение должно быть комплексным во всех указанных областях. Однако и в области ПВО, и в области ВКО такое асимметричное решение должно базироваться на маневре и на переходе в ПВО РФ к маневренной противовоздушной обороне, а в ВКО РФ - к маневренной воздушно-космической обороне. Иная система борьбы с высокоманевренным воздушно-космическим противником, по нашему глубокому убеждению, России не нужна.

Показать источник
Автор: Анатолий Корабельников, доктор военных наук, профессор
Просмотров: 1637

Комментарии к статье (4)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2018 Сегодня < Сен >
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама